Шестаков В.П. Мифология XX века: Критика теории и практики буржуазной «массовой культуры»

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава V. Секс и коммерция: индустрия «сексплуатации»

Секс и порнография составляют существенный элемент буржуазной «массовой культуры». Во многих капиталистических странах они проникают во все поры буржуазной культуры: кинематограф, театр, литературу, а за последнее время в телевидение и видео. Порнография имеет длительную историю. Как правило, она порождалась литературой, стремящейся возбудить эротическое воображение. Известно, что расцвет порнографии всегда был связан с разложением общественных и политических культур, как это происходило, например, в Древнем Риме.
Сегодня порнография представляет собой самую настоящую индустрию, которая приносит колоссальные доходы. Например, в США ежегодный доход от порнографии превышает восемь млрд. долларов. Широко известно, что эта индустрия контролируется и патронируется организованной преступностью, мафией. Здесь, таким образом, смыкается воедино секс, преступность и коммерция.
Представляет интерес то, как менялось отношение к порнографии в США. Америка — страна с давними пуританистскими традициями, которые живы еще и сегодня. Поэтому порнография здесь долгое время была под строгим запретом. Первый запрет на порнографию был принят в 1842 году, когда специальным законом ограничивался ввоз в США непристойных картинок. В последующем в запретах и ограничениях не было недостатка. Дело дошло даже до того, что в 20-х годах XX столетия в список запрещенных книг попали такие книги, как «Улисс» Джеймса Джойса, а роман Д. Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей» был разрешен только в 1959 году.
Однако в последующем в США произошел так называемый сексуальный взрыв, который смел с пути порнографии все препятствия. Уже в 1966 году

Верховный суд США под председательством Уоррена дал совершенно неотчетливое и туманное определение непристойности как того, что «крайне принижает социальные ценности». А постановление Верховного суда 1973 года передало местным судам право самим решать, что оскорбляет вкус и не соответствует «местным стандартам». Фактически сегодня в США не существует почти никаких ограничений для порнографии. Как пишет журнал «Тайм», «Америка решительно вступила в эпоху порно. Старый пуританизм завершился, и мало кто скорбит о нем. Но чувство облегчения смешано с растущим сомнением. Даже те, кто протестуют против цензуры и доказывают, что порнография никому не приносит ущерба, начинают бояться, что чума порнографии вторгается в частную жизнь даже тех, кто не хочет иметь с ней ничего общего».
Пионером порноиндустрии в США является журнал «Плейбой». Характерно, что первый номер этого журнала был издан в количестве 70 тыс. экземпляров. Но уже через год его тираж вырос до 5,5 млн. экземпляров.
Наряду с «Плейбоем» в США издаются сотни порнографических газет и журналов, среди которых «Плейбой» может показаться достаточно скромным и даже стыдливым. Сегодня в стране насчитывается около 900 кинотеатров, демонстрирующих только порнографические ленты. Двадцать тысяч книжных магазинов торгуют порнографической литературой. Огромные возможности для порнографии предоставила видеокассетная запись. Один из служащих видеоцентра в Нью-Йорке свидетельствует: «Мы продаем порнокас-

104

сет в 50 раз больше, чем других записей». Как вынуждена была признать газета «Нью-Йорк тайме», «порнография проникает во многие дома американцев с помощью видеокассетных магнитофонов»2.
Во многих городах возникают «сексшопы», в которых можно приобрести товары на самый извращенный вкус, организуются «центры сексуальных встреч». Для порнографии используются все новые технические изобретения. Да и старая, примитивная техника «машин для подсматривания» все еще бойко эксплуатируется. Словом, порнография распространяется с помощью всех средств массовой коммуникации. Но особое место среди них занимает, конечно, кинематограф.
Первые порнографические фильмы появились в США еще в тридцатых годах. Однако широкому про-
Time". Apr. 5, 1976. 3 ., New York Times", Apr. 5, 1979.

105

никновению порнографии на экран препятствовал «Производственный кодекс» Хейса, содержащий правила и ограничения для всех кинопромышленников. Правда, кодекс был выдержан в духе ханжеской буржуазной морали и по своей строгости мог сравниться с постановлениями средневековых церковных соборов. В частности, в кодексе говорилось: «Необходимо неустанно подчеркивать святость семьи и брака. В фильмах не должны содержаться даже намеки на то, что половые отношения между мужчиной и женщиной являются естественными.
1. Адюльтер и сожительство не должны открыто изображаться, оправдываться или вызывать симпатию.
2. Страсть и похоть: а) их изображение допустимо лишь в том случае, если это диктуется симпатией и необходимостью; б) запрещено изображение чрезмерных и похотливых поцелуев, объятий, непристойных поз и жестов; в) страсти должны изображаться так, чтобы не будить низкие и вульгарные эмоции зрителей.
3. Соблазнение и насилие: а) допустимы только как намек; б) никогда не могут быть объектом для кинокомедии»3.
«Производственный кодекс» долгое время был сводом правил, нарушение которого каралось штрафами и моральным остракизмом. Однако индустрия развлечений требовала проникновения порнографии на экран. Тогда в обход кодекса стали производить и показывать подпольные фильмы, в которых изображение секса никак не ограничива-
3 Цнт. но кн.: Film. An Antology. Ed. by D. Talbot. N. Y.. 1959, p. 175—176.

лось. И хотя эти фильмы показывались нелегально, они приносили доходы, и поэтому количество их постоянно росло. Некоторое время пуританизм и порнография еще как-то уживались друг с другом, пока дельцам от кино не стало ясным, что кодекс со всеми своими ограничениями стал полным анахронизмом.
В результате в 1966 году был принят «Кодекс самоуправления ассоциации американских кинопромышленников», а устаревший кодекс Хейса бы отменен. Теперь в американском прокате действует более чем либеральная система, которая лишь ограничивается классификацией всех фильмов на следующие четыре категории: G — для всякой аудитории, QR — дети допускаются, R — детям разрешается смотреть фильмы только в сопровождении родителей, Х — только для взрослых. Под категорией X, как правило, фигурируют и порнографические фильмы.
Поскольку не существует четких и объективных критериев для отнесения фильмов к той или иной категории, эта классификация носит условный, чтобы не сказать произвольный, характер. Чаще всего она оказывается не помехой для демонстрации фильмов с сомнительным содержанием, а, скорее, рекламной приманкой. Статистика показывает, что фильмы с индексом X, а еще лучше с двумя или тремя X, посещаются гораздо лучше, чем все остальные. Но, очевидно, эта система классификации вполне устраивает американских кинопромышленников. По случаю завершения первого десятилетия функционирования этой системы президент «Американской ассоциации кино» Джек Валенти заявил, что эта система классификации ока-

106

залась вполне удачной и будет использоваться и в дальнейшем4.
С отменой «Производственного кодекса» мутная волна откровенно порнографических фильмов затопила экраны американских кинотеатров. По данным Американского института кино, треть картин, производимых в США, относится к категории порнографических. Сегодня в Америке проводятся фестивали порнографических фильмов, появились и «звезды» порнокино, в числе которых Тина Рассел, Мерилин Чамберс, Линда Лавлейс. Популярность этих «звезд» ничуть не меньше, чем у голливудских. Во всяком случае, когда в 1978 году из печати вышли мемуары Линды Лавлейс, они тут же оказались бестселлером и, очевидно, отнюдь не за их литературные достоинства. На фоне стандартной, примитивной продукции появились и порнобоевики. В 1970 году вышла картина «Мона, девственная нимфа», за ней последовала «Глубокая глотка» с участием бывшей профессиональной киноактрисы Линды Лавлейс. Кстати сказать, этот фильм обошелся в 24 тыс. долларов, а уже к 1973 году он принес 5 млн. дохода. До сих пор не сходят с проката и такие порнофильмы, как «Дьявол в мисс Джонс», «За зеленой дверью» и др.
В США создана специальная «Ассоциация фильмов для взрослых», которая объединяет всех дельцов, создающих порноленты. Ее президентом является Дэвид Фридман, сам автор нескольких порнокартин и владелец сети порнотеатров. Ассоциация проводит фестивали порнокартин, а главное, опираясь на мафию, отстаивает общие интересы, отбивает редкие и несмелые атаки тех, кто справедливо обвиняет пор-
"Thr Waschington Post", Nov. 2(>. 147S.

ноиндустрию в отрицательном воздействии на мораль.
В западной критике принято деление порнофильмов на «мягкий» (softcore) и «жесткий» (hardcore) секс. К категории «мягкого» секса относятся фильмы, где изображение секса хоть как-то романтизируется, как это делается во французском фильме «Эммануэль» (1974), в котором играет актриса Сильвия Кристель. Кстати, она же играет и в недавней, не очень удачной экранизации романа Д. Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей». В категории «hardcore» допустимы изображения всевозможных извращений, насилия, мазохизма.
Многие защитники порнографии пытаются разделить порнографию и эротику. Но еще никто не выдвинул каких-то прочных критериев в такого рода разграничения, и известно, что довольно часто под флагом эротики демонстрируется самая вульгарная порнография. Известно, что в некоторых фильмах, представляющих собой протест против конформистской и ханжеской буржуазной морали, часто включаются открыто порнографические сцены. Так, фильм Б. Бертолуччи «Последнее танго в Париже», в котором ставятся серьезные философские и психологические проблемы, серьезно проигрывает, когда в некоторых сценах опускается до обыкновенной >> порнографии.
Сегодня порнография часто вкрапливается во многие серьезные фильмы для того, чтобы разбудить пресыщенное обывательское сознание. Порнография широко эксплуатирует и другие популярные жанры. Так, появился фильм «Ранчо кошечек» — первый, как значится в рекламе, порновестерн, «первый нудистский мюзикл». В 1978 году

107

выходит на экран фильм «Пальцы» (режиссер Джеймс Тобако) — сексуально-мистический триллер с извращенной эротической фантазией, изнасилованиями и убийствами.
Порнография проникает и на театральные подмостки. На Бродвее до сих пор идет спектакль «0'Калькутта», в котором все актеры играют голыми. В свое время этот спектакль должен был эпатировать буржуазного зрителя, сейчас он воспринимается как банальное нудистское зрелище.
Все чаще порнография появляется и на телевидении. Как свидетельствует журнал «Ньюсуик», несмотря на все ограничения, телевидение, ретранслируя фильмы, демонстрирует секс и на экранах домашних приемников5. Порнография проникла и в рекламу, сегодня даже торговля мылом сдабривается изрядной долей секса.
Довольно часто западные авторы объясняют распространение порнографии в США «сексуальной революцией», произошедшей в 60-х годах. Действительно, идеологи левого радикализма В. Рейх, Г. Маркузе, Н. Браун, обращаясь к фрейдистской психологии, доказывали, что человеческая цивилизация носит репрессивный характер, что она основана на подавлении естественных человеческих инстинктов и влечений. Поэтому подлинная политическая революция должна снять все человеческие запреты, уничтожить все репрессивные нормы и ограничения, в частности и в области секса. «Сексуальная революция» оказывается необходимой основой социального и политического освобождения человечества.
Вильгельм Рейх утверждал, что
5 Sex and TV. — In: -Newswcek", Feb. 20. 197S.

в основе человеческой деятельности лежит «яибидозная энергия», которая подавлена в условиях буржуазной авторитарной морали и моногамной семьи. В этих условиях подавления первичных сексуальных наклонностей возникает тот тип личности, который испытывает мазохистскую жажду подчинения общественному авторитету. В своей книге «Массовая психология фашизма» Рейх доказывал, что именно сексуальное подавление явилось причиной возникновения фашизма, Рейх не ограничивался только теорией, но и пытался реализовать свои идеи на практике. Он создал организацию «Секспол», члены которой обсуждали вопросы политики и секса. Умер Рейх в американской тюрьме, куда он попал за нарушение законов о лекарствах. Но идеи Рейха стали возрождаться в связи с «сексуальной революцией». Его книги постоянно переиздаются, о жизни Рейха вышел фильм В. Маковеева «Тайны организма», содержащий и открыто антисоветские мотивы.
Идеи Рейха развивал и Герберт Маркузе, который в своей книге «Эрос и цивилизация» доказывал необходимость «тотальной эротизации» всех человеческих отношений. Также и Норман Браун в своей книге «Тело любви» отождествлял политическое освобождение с освобождением сексуальным.
«Массовая культура», как известно, многое позаимствовала из теории и практики движения протеста, сделав его предметом коммерции. Так же как и отказ молодежи от «буржуазной» одежды породил моду на рубища, которые стали производить индустриально и продавать во всех магазинах, так и идеи «сексуальной революции» были исполь-

108

зованы для обоснования порноиндустрии. Развитие порнографии в США и других капиталистических странах объясняется не сексуальной свободой, которую якобы принесла «сексуальная революция». Реальные причины «сексуального взрыва» прежде всего экономические и политические. Порноиндустрия приносит огромные, баснословные прибыли, поэтому в нее вкладываются все большие капиталы. Но наряду с коммерческими есть и социальные причины: кризис буржуазной идеологии порождает стремление отвлечь зрителя от серьезных проблем действительности, дать выход социальному и психологическому напряжению. В арсенал буржуазной «массовой культуры» секс и порнография входят не как средство «освобождения», а как средство закабаления масс, снижения их социальной активности.
Буржуазная социология поведения подспудно оправдывает порнографию. При университете Индианы долгое время работала комиссия Кинси, которая собрала огромный материал по теме «Исследование секса», насчитывающий 54 тома. Но вывод, к которому пришла комиссия, самый благодатный. По ее мнению, изображение секса и порнографии не оказывает отрицательного влияния на общественную мораль и поведение.
По-другому думают некоторые представители западной общественности. Все чаще в американских городах проходят демонстрации, требующие изгнать порнографию из кинематографа и телевидения. Против порнографии выступают представители женского движения, которые не без основания называют порнографию «женоненавистничеством», так как в ней женщина уни-
жается, сводится до средства развлечения.
М. Хэскелл, автор книги «От поклонения к насилию» 6, посвященной роли женщины в кинематографе, обвиняет голливудский кинематограф в создании мифа о женской неполноценности, в создании стереотипов, изображающих женщину в качестве богинь любви, вампирш, шлюх, сексуальных кошечек и т. д. В 1979 году в США вышел фильм режиссера Пола Шредера «Жесткий секс» (hard core) с участием известного актера Джорджа Скотта. В нем рассказывается о том, как отец неожиданно узнает, что его дочь снимается в порнографических картинах. Чтобы понять дочь, отец проникает за кулисы порнобизнеса, но обнаруживает там только наркотики и проституцию. Фильм обращает внимание публики на влияние порнографии на эрозию моральных ценностей.
Похоже, что, выпустив джина порнографии из бутылки, американцы не в состоянии загнать его обратно. Помощник генерального прокурора США Ларри Пэриш неоднократно пытался обвинить некоторых прокатчиков порнофильмов в пропаганде непристойностей, но столкнулся с упорным сопротивлением, и в частности с угрозами со стороны мафии.
Сегодня американцы даже поговаривают о необходимости цензуры, чтобы как-то потеснить порнографию. Как пишет журнал «Тайм», «открытое обсуждение проблем пола является признаком свободы, но оно может дойти до той точки, когда секс становится разрушительным и обязательным, и потому не-
Haskell М. From Reverance to Rape. The Treatment of Women in the Movies, N. Y.-Baltimore, 1975.

109

свободным. В США, где порновзрыв разрушил многие традиционные ценности, это уже случилось. В 1966 году профессор Колумбийского университета С. Маркус назвал порно «ненасытным импульсом». Если это так, то порноиндустрия не имеет никаких границ и для нее необходимо введение цензуры. Она будет не меньшей опасностью, чем бубонная чума, так как она приводит к брутализации американского общества»7.
Однако сегодня не существует никаких симптомов того, что порнография будет как-то ограничена или вообще изжита. «Массовая культура» широко эксплуатирует секс, соединяя его с насилием и жестокостью.
В буржуазной «массовой культуре» секс стал новой мифологией: новым божеством, на алтарь которого приносятся бесчисленные жертвоприношения в виде все новых и новых капиталовложений. В антич-

ном театре, для того чтобы разрешить спор богов или героев, часто прибегали к тому типу развязки, который получил название «deux ex machina», то есть посредством вмешательства одного из богов, изображение которого с помощью машины опускалось на сцену театра. И тогда разрешались все споры, все проблемы, как бы сложны и запутанны они ни были.
Нечто подобное происходит и с современной «массовой культурой». Здесь также на экранах кино и телевидения, театральных подмостках и в популярных изданиях появляется бог, новое уродливое божество «массовой культуры». Имя ему — секс. И если античный театр, когда он не в силах был разрешить конфликт, прибегал к традиционному приему «deux ex machina», то «массовая культура» все чаще обращается к приему, который можно назвать «sex ex machina». Индустрия этой культуры основана на эксплуатации секса.
7 "Time". Apr. 5, 197ft.