Арас Дж. Терроризм вчера, сегодня и навеки

ОГЛАВЛЕНИЕ

Блок 2. Третья мировая война: формирование современных предпосылок

Эпизод второй: Ирландская республиканская армия (этнически мотивированный терроризм; западный вариант)

Проблема Северной Ирландии – Ольстера являет собой уникальный пример 8-вековой истории повстанческого движения и терроризма, мотивированного неудовлетворенными национальными амбициями. В 1154 г. Папа Римский Адриан IV, - единственный за всю историю папства понтифик английского происхождения, - своей буллой даровал остров королю Генри II Английскому. Последний не преминул воспользоваться санкцией Святого престола, и высадился в 1171 г. в Ирландии, положив начало продолжительному и кровопролитному покорению «Зеленого острова». Только во второй половине XVI века (в период Реформации) в Ирландии произошло три мощных восстания населения, придерживавшегося католического обряда. В первой половине XVI века, в попытке изменить демографический и конфессиональный состав, британская корона начала заселение острова шотландцами - протестантами, предоставив в их распоряжение лучшие земли и различные привилегии. Встречное «десятилетнее восстание» 1641 г. было огнем и мечом подавлено Оливером Кромвелем, войска которого убили более 600.000 ирландцев. Тем не менее, социально-экономическое ущемление, усугубляемое этно-конфессиональными противоречиями, продолжало конвертироваться во вспышки народного гнева в форме кровопролитных восстаний – в 1798, 1803, 1848, 1867 годах. Состояние перманентной войны, вкупе с «Великим голодом» 1845 – 52 г.г., во время которого погиб 1 млн. человек, не только положили начало исходу населения с острова и знаменитой ирландской диаспоре, но фактически придали стимул для создания первого в Европе массового политического движения с национально ориентированной программой.

В ноябре 1913 г. в Дублине была создана группа Oglaigh-na-Eireann (Ирландские добровольцы), практически сразу переименованная в Ирландскую республиканскую армию – боевую организацию, прикрытием которой стала партия Sinn Fein (Мы Вместе). Основным инструментом достижения цели ИРА стал террор против государственных служащих британской короны и тех, кто рассматривался в качестве ее местных коллаборационистов. Апогеем деятельности ИРА на первом этапе ее истории стало знаменитое и кровавое «Пасхальное восстание» 1916 г., побочным результатом которого явилось крупнейшее в мировой истории Ютландское морское сражение между британским Гранд-флитом и кайзеровским Флотом открытого моря, который предположительно вышел с баз для поддержки восставших.

По итогам Первой мировой войны корона даровала Ирландии независимость, оставив тем не менее за собой 6 северных графств со значительным процентом протестантского населения (известных под общим наименованием Ольстер). Этот факт, превращенный идеологами ирландского национализма в идефикс «неполной победы», способствовал консервации проблемы, сохранению перманентной напряженности и насилия низкого уровня. К концу 60-х г.г. сформулированные ими требования равноправного участия католической общины в политических и социально-экономических процессах, были выведены в практическую плоскость. Массовые акции протеста, усугубленные радикальными лозунгами, столкновениями с силами охраны порядка и провокациями боевиков, обозначили начало вялотекущей гражданской войны. В августе 1969 г. пролилась первая кровь, что способствовало стремительному росту вооруженного насилия.

К этому времени Ирландская республиканская армия, расколовшаяся из-за политических разногласий на два компонента – «Официальную ИРА» и «Временную ИРА», практически полноценно перешла на идеологические позиции марксизма. Не удивительно, что боевики радикального крыла – «Временная ИРА» (Provisional IRA), известные как Provos , прибегли к реализации тактики революционного насилия. Выстрелы из-за угла, гранатометание, подрывы самодельных взрывных устройств, пожоги, уже к весне 1974 г. унесли жизни более чем 1.000 человек, ранили, покалечили еще 14.000, и нанесли материальный ущерб на сумму не менее 200 млн. долл.

Меры упреждения и пресечения со стороны британского правительства были весьма жесткими. В короткие сроки группировка войск в Ольстере была доведена до 20.000 военнослужащих, переброшенных с территории метрополии, и даже из состава Британской Рейнской армии, входившей в систему военного сдерживания Организации Варшавского договора. Были расширены полномочия полиции и спецслужб, введена временная практика ограничения гражданских прав, задержания без суда на продолжительные сроки, и даже эксклюзивное применение внесудебных убийств в отношении выявленных боевиков, представляющих явную опасность (именно так бойцы британских сил специальных операций SAS уничтожили 3 боевиков ИРА в Гибралтаре).

Предпринятыми мерами к середине 70-х удалось практически целиком обезвредить руководящий эшелон ИРА. Однако это не только не разрядило, а наоборот, усложнило ситуацию. Организация перешла к тактике действий в составе изолированных конспиративных звеньев численностью не более 4 – 5 человек. 15 – 16-летние сироты, пополнившие боевой состав, способствовали еще большей радикализации Provos , росту решимости и жестокости в оперативной практике. В 1972 г. появились признаки переноса активности ИРА за пределы острова, когда был взорван офицерский клуб в Олдершоте (7 человек убито, 9 ранено). 17 июня 1974 г. 10-килограммовый заряд тротила был подорван у здания парламента в Лондоне, вписав яркую страницу в непростую 900-летнюю историю почтенного учреждения. В 1979 г. боевиком ИРА был застрелен прославленный флотоводец Второй мировой войны лорд сэр Луис Маунтбэттен. В октябре 1984 г. взрыв на съезде правящей консервативной партии убил 5 человек; присутствовавшая «железная леди» Маргарет Тэтчер не пострадала только по счастливой случайности. 7 февраля 1991 г. боевики ИРА нанесли сенсационный минометный удар по резиденции премьер-министра Мэйджора на Даунинг-стрит, 10. Всего за период с 1980 по 1993 год группировкой были осуществлены 120 терактов и операций на территории Британии, и еще 53 – в других регионах мира – от США до Заира.

В самом Ольстере ИРА комбинировала активную политическую и информационно-пропагандистскую работу (hearts & minds policy – «война за сердца и умы») с партизанскими операциями низкой интенсивности. Впрочем, отдельные боевые эпизоды характеризовались особым драматизмом, например, когда в засаде в графстве Даун в августе 1979 г. были убиты 18 британских солдат. Особо напряженной оставалась ситуация в южном графстве Амарах, неформально именовавшейся в британских военных кругах «бандитской страной». Потенциал ИРА, первоначально состоявший из пистолетов, обрезов и незначительного количества автоматов Калашникова, был существенно усилен контрабандными поставками, организованными по личным указаниям ливийского руководителя Муаммара Каддафи и палестинского лидера Я. Арафата (все та же знакомая логика «холодной войны»). В начале 80-х в распоряжении боевиков появились снайперские винтовки Драгунова, крупнокалиберные пулеметы ДШК, переносные зенитно-ракетные комплексы «Стрела-2», взрывчатка чешского производства С4 Semtex (более известная под названием пластид). В кустарных условиях техниками ИРА (ряд из которых являлся бывшими военнослужащими британской армии), из обрезков труб были изготовлены крупнокалиберные минометы, стреляющие минами на основе газовых баллонов, снаряженных пластидом.

Насилие, реализуемое ИРА, практически сразу спровоцировало встречную активность со стороны радикальной части протестантской общины. Уже в начале 70-х началось дрожжевое почкование различных протестантских военизированных группировок самообороны, крупнейшими из которых явились Ассоциация обороны Ольстера и Добровольческие силы Ольстера. Замкнутый цикл террора и контртеррора, и растущий список жертв, поставили Лондон перед ситуацией, в которой требовалась комбинация переговорного процесса, внешнего посредничества, взаимных политических уступок и компромиссов. Такие благоприятные условия сложились только после завершения «холодной войны», которое существенно изменило контекст Ольстерской проблемы, и существенно сместило причинно-следственные связи и стимуляцию вовлеченных сторон конфликта.

31 августа 1994 г. ИРА заявила об одностороннем прекращении огня. Это решение было продублировано аналогичными встречными действиями со стороны протестантских группировок и закреплено соглашением «Доброй Пятницы» (Good Friday Agreement) от 10 апреля 1998 г., формально поставившим точку в 400-летней ирландской войне.

К сожалению, спираль Истории вскоре совершила свой очередной виток. Практическая реализация соглашения об урегулировании забуксовала, как во многих других случаях, в основном из-за политических амбиций лидеров. Тем временем, наиболее непримиримые боевики распущенной структуры ИРА перешли на нелегальное положение, заявив о создании новых групп – «Настоящей ИРА», «ИРА Продолжения» и других. Многим еще нет и 40 лет, они полны сил, боевого опыта и ненависти. Взрыв 15 августа 1998 г. в супермаркете городка Омах, убивший 25 человек, показал, насколько непрочен мир в Ольстере и как далека перспектива окончательного разрешения проблемы.