Артемов Г. Политическая социология

ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел 2. Социокультурные детерминанты политической жизни

Глава 5. Социальная стратификация и политика

5.1. Теории социальной стратификации

Социальная стратификация представляет собой процесс и ре зультат деления людей на неравнозначные группы, образующие иерархическую (упорядоченную по принципу: низшие — высшие) последовательность на основе одного или множества признаков [Гидденс (№ 9), 112—119; Сорокин, 1992, 302; Трансформация со циальной структуры..., 8]. Такими признаками обычно являются собственность (размер имущества, доход), власть (административное положение, политическая принадлежность), социальный статус (род занятий, квалификация, образование и др.). На этой основе социологи обычно дифференцируют все население на низшие, средние и высшие классы. К высшему классу относят владельцев значительных состояний, имеющих высокие доходы, максимальный доступ к социальным благам, власти, элитному образованию и престижным профессиям. Это в основном крупные предприни матели и руководители высокого ранга. Средний класс образуют представители мелкого и среднего бизнеса (старый средний класс), управленческий персонал, специалисты, работники сферы образо вания, торговли, медицинского обслуживания, фермеры (новый средний класс). К низшему классу относят лиц физического труда и неквалифицированных наемных работников, занятых во всех сферах. Внутри каждого из этих классов выделяют высшие, средние и низшие слои.

[94]

Понятие «класс», в отличие от понятия «слой» ( strata ), исполь зуется для обозначения не просто отличающихся друг от друга, а конфликтующих групп населения. Слои бывают внутриклассовыми и межклассовыми. Социальная стратификация вообще и клас совое деление в частности возникают из-за ограниченности мате риальных ресурсов и обусловленного этой ограниченностью общественного неравенства. В борьбе за распределение и перерас пределение ресурсов население той или иной страны само себя структурирует в зависимости от степени доступа к ним. В разные периоды истории и в разных странах современного мира можно обнаружить различные системы стратификации населения: рабо владельческую, кастовую, сословную и классовую [Гиденс (№ 9), 113—114]. К этому перечню можно добавить еще и корпоративную систему, которая, по мнению Э. Дюркгейма, должна прийти на смену классовой.

В настоящее время в социологии преобладает многомерный подход к изучению социальной стратификации [Трансформация социальной структуры..., 6]. Каждая социальная группа выделяется среди населения на основе агрегирования (объединения) значительного числа признаков, которые могут быть присущи конкретным людям в различной степени и в различных сочетаниях. Гид- денс, например, делит все население современных индустриальных западных стран на высший, средний и рабочий классы. Отсутствие градации «низший класс» объясняется тем, что многие не хотят относить себя к этому классу, к рабочему классу относят себя без колебаний [Гидденс (№ 11), 107]. Здесь мы сталкиваемся с проблемой соотношения двух способов социального структурирования: объективного (общественное положение людей) и субъективного (идентификация людей с этим положением).

Социальная идентификация (от лат. identicus — тождественный) представляет собой процесс отождествления с определенной ста тусной группой и одновременно дистанцирования от других. Первые попытки американских социологов изучить стратификацию населения США на основе «чистой» трехуровневой модели (выс ший—средний—низший класс), привели к абсурдному результату: 80% опрошенных отнесли себя к среднему классу [Гидденс, (№ 11), 107]. При изучении стратификации необходимо сочетать объективный и субъективный методы: анализ социальных позиций и анализ социальной идентификации.

Среди теорий социальной стратификации заслуживают внимания прежде всего классические теории К. Маркса и М. Вебера. Маркс считал классами реально существующие группы людей с антагонистическими интересами. Основу деления людей на такие группы он видел в разделении человеческой деятельности на труд

[95]

и управление в условиях господства частной формы присвоения результатов труда. Во всех существовавших в истории обществах Маркс выделял [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 424] две такие противоборствующие группы: свободных (рабовладельцев) и рабов, помещиков и крепостных, буржуа (собственники предпри ятий) и пролетариев (наемные рабочие). По его мнению, классовая система — это система доминирования одних людей над другими, позволяющая эксплуатировать чужой неоплаченный труд, т.е. превращать в свою частную собственность блага, созданные другими людьми [Там же, 3, 433]. Всякое улучшение условий жизни одного класса возможно только на основе ухудшения условий жизни другого. Это служит причиной непрекращающейся классовой борьбы. Так будет до тех пор, пока частный способ присвоения благ, по рождающий классовые противоположности, не будет заменен об щественным, при котором эти противоположности исчезнут [Там же, 4, 447]. Основой классового неравенства у Маркса служат такие объективные условия производства материальных благ, при которых одни люди могут обогащаться за счет других. Поэтому с точки зрения марксизма при изучении социальной стратификации необходимо в первую очередь учитывать такие характеристики, как положение в производстве, отношение к средствам производ ства, род занятий, роль в управлении производством, источники и уровень доходов.

Теория стратификации Вебера основана на учете не только объ ективных (экономический интерес), но и субъективных (престиж и власть) факторов. Если на основе экономического интереса люди делятся на классы, то в зависимости от престижности занимаемых социальных позиций они структурируются на статусные группы (профессиональные, квалификационные, образовательные), а на основе отношения к власти — на партии. Причем эти два вида стратификации могут не совпадать [Вебер, 149—156]. Например, в современной России наиболее престижны профессии юристов и экономистов, хотя по уровню доходов их опережают работники торговли. А 40 лет назад у нас наиболее престижной была профес сия инженера, хотя по уровню реальных доходов на первом месте были номенклатурные работники партийного и государственного аппарата. Здесь основным структурирующим фактором является отношение людей к объективно существующим в обществе соци альным различиям.

Партии представляют собой группировки людей, мобилизован ные для борьбы за власть. Они возникают не только на классовой, но и на профессиональной, этнической, религиозной основе и могут включать представителей различных классов и статусных

[96]

групп, объединенных совпадающими политическими интересами. Партии занимают определенные позиции по отношению друг к другу, точно так же как и статусные группы. Вступление в ту или иную партию и выход из нее — результат добровольного решения людей на основе субъективной оценки ими политических разли чий, существующих в обществе из-за неравного доступа людей к государственной власти.

Дополнение объективных параметров социальной стратифика ции субъективными является особенностью веберовского подхода, способствовавшего выработке преобладающего в настоящее время представления о многомерности социального пространства. Осо бую роль в формировании этого представления сыграли труды российского, а с 1930 г. — американского социолога Питирима Алек сандровича Сорокина.

П. А. Сорокин (1889—1968) разработал систему, состоящую из множества признаков, обладание которыми «вызывает притяжение в группировку сходных в отношении этих признаков индиви дов» [Сорокин, 1993, 87]. Он структурировал людей на следующие важнейшие группы: 1) расовую, 2) половую, 3) возрастную, 4) се мейную, 5) государственную, 6) языковую, 7) профессиональную, 8) имущественную, 9) правовую, 10) территориальную, 11) религи озную, 12) партийную, 13) психоидеологическую [Сорокин, 1992, 88]. Элементарной группой П.А. Сорокин называл «реальную, а не мнимую совокупность лиц, объединенных в единое взаимодейст вующее целое каким-либо одним признаком, достаточно ясным и не сводимым к другим признакам». Группы, объединенные в единое целое на основе нескольких признаков, он называл кумулятивными [Сорокин, 1993, 65]. Такие группы можно выделять на осно ве интегральных критериев, например профессионально-партийно- расовых и других комбинаций вышеперечисленных элементарных социальных признаков. Класс, с этой точки зрения, представляет собой разновидность кумулятивной социальной группы, объеди ненной на основе таких элементарных признаков, как имущест венный, профессиональный, правовой [Там же, 88]. Нация также относится к кумулятивным группам. Сорокин не исключал возможности дальнейшего дробления элементарных признаков. Его подход предоставляет широкие возможности структурирования на селения с целью выделения внутренне однородных «совокупностей лиц» и имеет большое значение для изучения механизмов соци альной обусловленности политического поведения людей. Сорокин ввел в научный оборот множество понятий, которые используются социологами: «социальное пространство», «социальная дистанция», «социальная позиция» и др.

[97]

Оригинальную теорию стратификации разработал французский социолог Пьер Бурдье. Он определяет класс как «совокупность агентов, занимающих сходную позицию» [Бурдье, 59] в социаль ном пространстве — многомерном ансамбле автономных полей (экономического, политического, социального, культурного), в ко торых осуществляется взаимодействие этих агентов [Там же, 40; 82]. Поля, в свою очередь, образуются соответствующими видами капиталов. «Отдельные виды капитала... являются властью, которая определяет шансы на выигрыш в данном поле (действительно, каждому полю... соответствует особый вид капитала, имеющий хождение в данном поле как власть или ставка в игре)». Бурдье выделяет экономический, политический, социальный, культурный капиталы. Специфические сочетания этих капиталов образуют определенные позиции в социальном пространстве, которые могут занимать различные социальные агенты (индивидуальные и кол лективные).

Таким образом, социальная позиция конкретного агента в этом пространстве «может определяться по его позициям в различных полях» [Там же, 57]. Каждая такая позиция характеризуется набо ром диспозиций (от лат. dispono — размещаю, располагаю). Диспозиции характеризуют взаиморасположение позиций, т.е. их отношение друг к другу. Применительно к конкретному социальному агенту диспозиция означает его предрасположенность (склонность) к определенному типу восприятия и оценки других позиций, а также к соответствующему типу поведения. Совокупность прису щих социальному агенту диспозиций Бурдье называет габитусом. Габитус «определяет отношение к занимаемой в настоящее время позиции и, тем самым, выработку практической или эксплицитной позиции по отношению к социальному миру» [Бурдье, 127]. Он представляет собой результат освоения или «опривычивания» (от франц. habitude — привычка, навык, обычай) социальным агентом определенной позиции в процессе его социализации. В этом плане габитус можно назвать «инкорпорированным (включенным в структуру агента. — Г.А.) классом» [Там же, 126].

Габитус — это присущий каждому классу особый принцип кон струирования социального пространства, который отличает его от других классов. ЮлГС. Качалов трактует габитус как ансамбль схем классификации, позволяющий социальному агенту найти сходных с ним и отличающихся от него агентов, как чувство своей и чужой социальной позиции, позволяющее людям ориентироваться в со циальной действительности [Качанов Ю.Л. Политическая топология: структурирование политической действительности. М, 1995. С. 62—73; 90—91]. В то же время габитус как система усвоенных

[98]

индивидуальными и коллективными агентами динамических стереотипов мышления и действия способствует освоению и преобра зованию определенной социальной позиции. Бурдье называет га битус «системой предрасположенностей» и «порождающей способ ностью» к производству схем восприятия, мышления и действия [Бурдье 77. Структуры. Habitus . Практики. // Современная социаль ная теория: Бурдье. Гидденс. Хабермас. М, 1995. С. 16, 20].

Можно утверждать, что класс формируется благодаря образова нию габитуса — сближению схем восприятия, оценки и действия у различных социальных агентов, занимающих сходную позицию в социальном пространстве на основе сходных условий жизни. Далее, габитус способствует превращению совокупности социаль ных агентов из потенциального в реальный класс. Для того чтобы близкие по условиям жизни агенты смогли образовать реальный класс, они должны не просто занять соответствующую позицию, но и мобилизоваться для борьбы за свои групповые интересы на основе определенной стратегии коллективного поведения. Мобилизация группы людей, объективно занимающих определенную позицию в социальном пространстве, зависит от степени их иден тификации с этой позицией.

Бурдье отмечает, что «в социологии идентичными считаются все индивиды, которые, будучи продуктами одних и тех же объек тивных условий, имеют одинаковый habitus » [Там же, 25]. Теоре тически сконструированный (возможный) класс нельзя отождест влять с реально существующим классом. Для выяснения реальной стратификации населения необходимо изучить не только совокуп ность социальных условий, объективно детерминирующих классовую структуру, но и совокупность социальных практик агентов, субъективно конструирующих эту структуру. Недостаточно постро ить теоретическую (претендующую на объективность) классифика цию действующих социальных агентов, нужно сопоставить ее с «классификацией, которую сами агенты производят беспрерывно в их будничном существовании, с помощью чего они стремятся изменить свою позицию в объективной классификации или даже заменить сами принципы, согласно которым эта классификация осу ществляется» [Там же, 63]. Важно также учитывать социальную траекторию агента — «эволюцию его свойств во времени», кото рая «лежит в основе субъективных представлений об объективно занимаемой позиции» [Там же, 143].

Подход П. Бурдье позволяет воспроизвести в социологической теории то единство объективного и субъективного, которое суще ствует в социальной действительности. В отличие от других теорий

[99]

социальной стратификации, противопоставляющих эти факторы структурирования населения, теория Бурдье раскрывает механизм их взаимодополняемости.

5.2. Влияние социальной стратификации на политическую жизнь

Социальная стратификация оказывает определяющее воздействие на политическую дифференциацию населения и его отноше ние к институтам власти. Проанализируем фактический материал, характеризующий механизм и формы проявления этого воздейст вия. Эмпирической базой этого анализа будут данные статистики и результаты социологических опросов. Статистические службы и социологические центры применяют неодинаковые схемы структу рирования населения (табл. 6).

Наиболее подробную стратификацию населения использовал в своих опросах Центр прикладных политических исследований ИНД ЕМ. С точки зрения теоретических подходов, рассмотренных нами при изучении первого вопроса данной темы, эта классификация интересна тем, что она построена на основе методологии со временного структурализма (см. работы П. Бурдье и Ю. Л. Кача-нова). Включенные в нее группы различаются между собой по структуре и объему капитала, а также по социальной траектории.

Институт социологии РАН применяет в своих исследованиях иной перечень социальных групп (см. табл. 6). Если сравнить этот перечень с перечнем ИНДЕМ, то можно заметить отсутствие в нем таких социальных категорий, как фермеры, ремесленники, кустари, персонал бытового обслуживания, артисты, обслуживаю щий персонал в торговле, учителя, средний медицинский персо нал, лица, имеющие частную практику. В свою очередь в перечне ИНДЕМ отсутствуют учащиеся средних специальных заведений, студенты дневного отделения вуза, домохозяйки и безработные. Эти несовпадения отражают разницу в подходах. С точки зрения подхода ИНДЕМ учащиеся, студенты, домохозяйки и безработные не имеют каких-то особых габитусов, отличающих их от статусных позиций, включенных в перечень. По мнению сотрудников Инсти тута социологии, фермеры, ремесленники и другие категории списка ИНДЕМ не отличаются по характеру труда (умственный / физический, сложный/простой, квалифицированный/неквалифи цированный) от социальных категорий, включенных в их перечень. Так, врачей, преподавателей вузов и учителей можно отнести к дипломированным специалистам, а фермеров — к предпринимате лям. Учащиеся, студенты и домохозяйки выделены потому, что

[100]

Таблица 6

Перечень социально-профессиональных категорий, используемых в исследованиях социологических центров России

 

 

Категории населения

Социологические центры

ИНДЕМ

ИСРосАН

ЦЕССИ

испи

РНИСиНП

ФОМ

РАГС

ВЦИОМ

1

2

3

4

5

6

7

8

Колхозники, работники совхозов (крестьяне)

+

+

+

+

+

+

+

+

Единоличники, фермеры

+

-

+

-

-

+

-

-

Наемные работники в частном сельском хозяйстве

+

-

-

-

-

-

-

-

Ремесленники, кустари

+

-

-

-

-

-

-

-

Персонал бытового обслуживания

+

-

-

-

+

-

+

-

Военнослужащие, служащие правоохранительных органов

+

+

-

+

+

+

-

-

Артисты

+

-

-

-

-

-

-

-

Владельцы негосударственных предприятий, предприниматели

+

+

+

+

+

+

-

+

Рабочие высокой квалификации

+

+

+

+

+

+

+

+

Рабочие низкой квалификации, ручного труда

+

+

+

+

+

+

+

+

Обслуживающий персонал предприятий и учреждений

+

+

-

-

-

-

-

-

Обслуживающий персонал в торговле

+

-

-

-

+

-

-

-

 

Окончание табл. 6

Категории населения

1

2

3

4 -

5

6

7

8

Средний административный персонал

+

-

-

-

-

-

-

-

Техники

+

+

-

-

-

-

-

-

Учителя

+

-

-

-

-

-

-

-

Средний медицинский персонал, работники служб соцобеспечения

+

-

-

-

-

-

-

-

Инженеры и специалисты

+

+

+

+

+

+

+

+

Преподаватели вузов, научные работники

+

-

-

-

-

-

-

-

Врачи

+

-

-

-

-

-

-

-

Лица, имеющие частную практику

+

-

-

-

-

-

-

-

Руководители, управленческие кадры на госслужбе

+

+

+

-

-

+

+

+

Пенсионеры

+

+

+

+

+

+

+

-

Не имеющие профессиональной занятости, безработные

+

+

+

+

-

+

-

-

Служащие-неспециалисты

-

+

+

+

+

+

+

+

Гуманитарная интеллигенция

-

+

-

+

+

+

+

-

Другие группы (учащиеся, студенты, домохозяйки)

-

+

+

+

+

+

-

-

Примечание. ИНДЕМ — Центр прикладных политических исследований; ИСРосАН — Институт социологии Российской академии наук; ЦЕССИ — Институт сравнительных социальных исследований; ИСПИ — Институт социально-политических исследований РАН; РНИСиНП — Российский независимый институт социальных и национальных проблем; ФОМ — Фонд «Общест венное мнение»; РАГС — Российская академия государственной службы при Президенте РФ; ВЦИОМ — Всероссийский центр изучения общественного мнения.

[102]

они также заняты специфическими видами труда (если под трудом понимать всякие затраты умственных и физических сил человека). На основе обобщения этих и других перечней можно реконструировать следующую инвариантную (используемую практически всеми центрами) модель стратификации населения современной России (с учетом взаимопоглащения отдельных категорий):

1. Колхозники, сельскохозяйственные рабочие (квалифицирован ные/неквалифицированные).

•  Предприниматели (владельцы/совладельцы предприятий негосудар ственного сектора экономики).

•  Военнослужащие, работники правоохранительных органов.

•  Городские рабочие (квалифицированные/неквалифицированные).

•  Специалисты с дипломом о высшем и среднем образовании техни ческого/гуманитарного профиля.

•  Служащие, не имеющие диплома о высшем и среднем специальном образовании (обслуживающий персонал различных сфер занятости: аграр ной, индустриальной, услуг, управления).

•  Руководители административного аппарата государственных пред приятий и учреждений (высшего/среднего и низшего звена).

•  Незанятые (неработающие пенсионеры и домохозяйки, студенты, учащиеся, безработные).

Для выяснения характера влияния социального расслоения населения на его политическое сознание и поведение наряду с социально -профессиональным делением необходимо учитывать распределение по уровню доходов. По данным социологических исследований [Трансформация социальной структуры..., 42—45], уровень доходов (показатель экономического капитала) является существенной причиной политической дифференциаций населения. Опросы населения США свидетельствуют о наличии зависимости партийной идентификации от уровня дохода: с увеличением дохода растет доля сторонников республиканской партии и уменьшается доля сторонников демократической (рис. 9).

Социально-профессиональный статус также оказывает влияние на политические взгляды и поведение людей. Опросы населения нашей страны, проведенные накануне президентских выборов 1996 г. Российской академией государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАГС), выявили существенные различия в групповых предпочтениях (рис. 10).

Из этих данных видно, что рабочие и крестьяне в большей степени были склонны поддержать кандидатуру Г.А. Зюганова, а специалисты как технического, так и гуманитарного профиля — Б.Н. Ельцина.

[103]

Рис. 10. Влияние социального положения на предпочтения избирателей

Источник: Выборы Президента России: тенденции развития ситуации (Резуль таты социологического мониторинга). Информационно-аналитический бюллетень Центра социологического обеспечения подготовки государственных служащих. М., 1996. № 7. С. 50.

[104]

Всероссийский опрос, проведенный Фондом «Общественное мнение» в начале 1993 г., выявил серьезные различия в ориента ции отдельных социально-профессиональных групп на важнейшие политические ценности российского общества: «Мир», «Закон ность», «Безопасность», «Стабильность», «Порядок», «Свобода» [Полис. 1993. № 6. С. 44]. Среди руководителей и работников ап парата управления намного больше, чем в среднем по выборке, тех, кто считает важнейшим приоритетом законность, у предпринимателей и студентов на первом месте свобода, у рабочих — по рядок, у колхозников — мир, у специалистов — стабильность, у безработных — безопасность. Эти и другие данные свидетельствуют о том, что каждая социальная группа имеет свой набор схем восприятия, осмысления и оценки явлений политической жизни. У каждой группы есть не только особые интересы, но и свой способ их реализации, свой стиль политической жизни.

Точно так же обстоит дело с отдельными странами. Характер стратификации их населения обусловливает состояние и тенденции их политической жизни. Для пояснения особенностей действия этого фактора сравним две существенно отличающиеся стра ны — Россию и США. Рассмотрим стратификацию населения по сферам занятости (рис. 11).

Источник: Росенко СИ. Социальная дифференциация современного американского общества. СПб., 1995. С. 12; Российский статистический ежегодник 1994. М., 1995. С.61; Кан Г., Браун У. Следующие 200 лет. Сценарий для Америки и всего мира // США: экономика, политика, идеология. 1995. № 3.

[105]

В начале 90-х годов XX в. в России на первом месте по числу занятых был вторичный сектор, в США — третичный. В первичном секторе России было занято в 5 раз больше людей, чем в США. Россия по структуре занятости представляла собой инду стриальное общество, а США — постиндустриальное, или инфор мационное общество, т.е. более развитое в технологическом отно шении. Важно также учитывать, что в технологически развитых странах выше удельный вес квалифицированных работников, из которых в основном состоит средний класс — главная стабилизи рующая сила современного общества.

Установлено, что чем выше уровень технологии, тем больше экономические достижения и тем выше общий уровень жизни на селения, а также степень развития демократии [Международный журнал социальных наук. Ноябрь 1993. № 3. С. 5-34]. В социаль ной структуре менее технологически и экономически развитых государств преобладают бедные и малообеспеченные слои населения, в структуре более развитых — среднеобеспеченные. Сравним ста тистические данные по России и США (табл. 7).

Таблица 7

Распределение населения России и США по размеру среднедушевого семейного денежного дохода

Россия (1995)

США (1992)

Величина дохода, тыс. руб./мес.

Удельный вес семей, %

Величина дохода, долл./мес.

Удельный вес семей, %

До 250

27

До 1300

14

250-500

38

1300-5000

24

500-1000

27

5000-15000

26

Более 1000

8

Более 15000

36

Источники: Новый курс России. Социальная и социально-политическая ситуация. Год 1995. М., 1996. С.34-35; Аргументы и факты. № 38-39. 1992. С. 3.

В России люди с доходами выше средних составляли около трети населения, а с доходами ниже средних — около двух третей. В США наблюдалась противоположная ситуация.

Для более полного выявления влияния стратификации на поли тическую жизнь дополним анализ объективных статистических данных изучением самооценки различными слоями населения уровня удовлетворения своих потребностей. Всероссийские исследования Института социологии РАН дают важную информацию по этому вопросу (рис. 12).

[106]

Рис. 12. Самооценка населением России уровня своего благосостояния

Источники: Социологические исследования. 1986. № 4. С. 90; Зеркало мне ний. Результаты социологического опроса населения России за июнь 1993 г.; Monitoring . The November 1994. Russian Citizens ' Opinion Poll Results . M ., 1995. P . 26.

[107]

Сопоставление данных за различные годы показывает, что в 1981 г. доля среднеобеспеченных и зажиточных составляла более половины опрошенных, в 1993 г. (после «шоковой терапии») — 20%, в ноябре 1994 г. — 18%. Удельный вес бедных (людей, кото-

рым не хватает денег даже на питание) и малообеспеченных (тех, кому денег хватает на питание, но не хватает на одежду), увеличился с 1981 по 1994 г. более чем в два раза. Конечно, сопоставлять СССР и современную Россию можно с оговорками, так как условия и качество жизни советских людей и сегодняшних росси ян существенно отличаются. Однако надо не забывать о влиянии субъективных ожиданий населения на оценку социально-экономической и политической ситуации в стране.

Радикальные реформы начинали в 90-е годы для того, чтобы обеспечить рост производства и повышение благосостояния боль шинства россиян. Эти цели провозглашались, об этом постоянно говорили в средствах массовой информации. В результате у большинства людей сформировались устойчивые ожидания улучшения условий повседневной жизни, а этого как раз и не произошло. От сюда рост социальной напряженности.

Даже с учетом.несомненных достижений периода реформации в России, свобода предпринимательства, слова, союзов, вероиспове дания, перемещения; многопартийность, альтернативные выборы должностных лиц и т. д., наличие 40% населения, вынужденного экономить на еде, чтобы покупать одежду и обувь (Россия все-таки в основном северная страна), или же ходить в рваной одежде и обуви, чтобы нормально питаться, это совсем не то, что было обещано. Но самое ненормальное с точки зрения большинства людей то, что уровень жизни административно-управленческого персонала и предпринимателей, несмотря на общую неблагоприятную для страны ситуацию, резко отличается от их собственного. Данные опроса населения, проведенного С.-Петербургским эконо мико-математическим институтом и Центром стратегического ана лиза общественных процессов в июле 1995 г., дают некоторое представление об этих различиях (рис. 13).

Общая доля бедных и малообеспеченных среди рабочих и ИТР была в несколько раз больше, чем среди управленцев и предпри нимателей, зато удельный вес состоятельных и богатых более чем в 4 раза ниже, чем среди управленцев и 8 раз ниже, чем среди предпринимателей (доля богатых ниже в 26 раз). Разумеется, эта разница неизбежна, однако для ее легитимации (узаконивания) в глазах большинства необходимы эффективность управления (функ ция администрации) и экономический подъем страны (функция предпринимателей), а этого как раз и не наблюдалось. Зато наблю далась низкая зарплата значительной части населения на фоне высоких окладов руководства, а также незначительные инвестиции в отечественное производство на фоне значительного вывоза финан сового капитала за рубеж. Свобода слова сделала эту служебную и коммерческую тайну предметом всеобщего внимания, обсуждения

[108]

и осуждения. Соотношение доходов 10% самых бедных и 10% самых богатых (децильный коэффициент) еще в 1992 г. превысило критическое для мировой практики значение 1:10 и составляло (по официальным данным) в 1999 г. в среднем по России 1:14, причем в ряде регионов оно было намного больше [Россия в поисках стра тегии..., 44].

Резкая поляризация населения на богатое меньшинство и мало обеспеченное и бедное большинство при невысокой доле среднеобеспеченных и состоятельных людей является фактором социаль ной напряженности и политической нестабильности. По данным ИСПИ РАН, у значительной части населения России в течение 90~х годов сохранялась установка на радикальное изменение поли тической системы (рис. 14).

[109]

Рис.14. Отношение населения к политической системе (Всероссийские опросы ИСПИ РАН 1994-1999 гг.)

Источник: Россия в поисках стратегии: общество и власть. М., 2000. С. 248.

В 90-е годы в среднем только 3% опрошенных россиян устраи вала политическая система страны, остальные в той или иной форме хотели бы изменить ее. Для сравнения можно привести данные о том, что даже в годы «великой депрессии» (глобального экономического кризиса конца 20-х—начала 30-х годов) «лишь пять из ста американцев выступали за новую форму политического устройства» [Каменская Г. В., Нугманов А. А. Политическая культу ра США // Актуальные проблемы современной зарубежной политической науки. Вып. 1. М., 1990. С. 53].

Заканчивая изучение данной темы, необходимо остановиться на анализе политической роли среднего класса. С учетом наиболее распространенных критериев (квалификация, доход, социальный статус, стандарты потребления, образование) можно утверждать, что доля среднего класса в США (и других наиболее развитых странах) составляет более 60%, а в России — около 25% населе ния [Заславская Т. И. Социальная неравновесность переходного общества // Общественные науки и современность. 1996. № 4.

[110]

С. 11—12; Средний класс в современном российском обществе, 84-86; 233]. В странах Северной Америки и Западной Европы этот\класс отличается высокой степенью удовлетворенности усло виями, жизни, приверженностью демократической политической систем^ и умеренностью политических взглядов. Поэтому его пре обладание в составе населения способствует поддержанию согласия в обществе и стабильности в государстве.

Нужно иметь ввиду, что «ни в одном обществе нет единого критерия принадлежности к среднему классу» [А. Г. Здравомыслов. Несколько замечаний по поводу дискуссии о среднем классе// Средний класс в современном российском обществе, 31] и что жизненные стандарты в разных странах не совпадают. Так, в США материальным признаком принадлежности к среднему классу является наличие отдельного дома (около 60% американцев), а в России — наличие автомобиля (около 20% россиян) и дачи (около 28%). Однако, несмотря на малочисленность, российский средний класс способен сыграть стабилизирующую роль в поли тической жизни страны. Во-первых, он в значительной мере адап тировался к существующим условиям. Во-вторых, он обладает вы соким культурным капиталом (квалификация, образование) и спо собностью увеличивать его. В-третьих, его численность будет неуклонно расти под воздействием технологического прогресса и обусловленного им экономического роста. В-четвертых, в осуществле ние своей жизненной стратегии средний класс полагается не на покровительство государства, а на собственную активность. Немаловажно и то, что у части так называемого «базового слоя» на селения России (низший слой среднего класса в развитых запад ных странах) есть и субъективные предпосылки, и объективные перспективы перехода в средний класс. Поэтому этот слой можно назвать скорее «терпеливо выжидающим», чем «агрессивным» большинством. Он склонен воспринимать средний класс как своего естественного лидера.

Не меньшее значение имеет и тот факт, что «от 65% до 75% нынешнего российского среднего класса занимали аналогичную ступень социальной лестницы и в начале периода рыночных реформ» [Средний класс в современном российском обществе, 235]. Это значит, что данная часть населения России обладает высоким адаптивным потенциалом и способностью к ускоренной ресоциа- лизации в условиях социальных трансформаций.

Политические действия людей определяются не только их положением в социальной структуре общества, но и теми качествами, которые у них сформировались в процессе первичной и вторичной социализации.

[111]

Основные выводы

•  Социальная стратификация представляет собой деление людей на неравнозначные группы.

•  В современной социологии преобладает многомерный подход к изучению социальной стратификации.

•  При исследовании социальной дифференциации нужно учи тывать ее объективные (положение людей в обществе) и субъ ективные (самоидентификацию людей с этим положением) аспекты.

•  В современной социологии наиболее распространено деление населения на высший, средний, рабочий и низший классы.

•  Социальная стратификация складывается и изменяется под воздействием технологического и экономического развития и, в свою очередь, обусловливает политическую дифференциацию населения.

•  В социальной структуре наиболее развитых стран Северной Америки и Западной Европы преобладает средний класс, в социальной структуре России — рабочий и низший классы.

•  К числу важнейших факторов политической дифференциации населения современной России относится доход: люди с относительно низкими доходами склонны поддерживать течения и партии коммунистической ориентации, люди с относительно высокими доходами склонны поддерживать течения и партии либеральной ориентации.

•  Преобладание малообеспеченных и бедных людей среди насе ления России является источником социальной напряженности и негативного отношения к существующей системе власти.

•  Рост удельного веса российского среднего класса способствует укреплению социального согласия и политической стабильности в рамках демократического режима правления.

Основные понятия

Социальная стратификация Социальная идентификация Класс Статусная группа

Партия

Наиболее важные термины

Высший класс Средний класс

Рабочий класс Низший класс

Социальное пространство Капитал

Социальный агент Социальная позиция

Диспозиция Социальная траектория

[112]

Контрольные вопросы и задания для самостоятельной работы

1. Почему социальная стратификация строится на основе иерархического принципа?
2. Какие типы социальной стратификации существовали в истории человечества?
3. В чем заключается различие между понятиями «класс» и «слой»?
4. Какие слои населения входят в состав среднего класса?
5. Почему средний класс заинтересован в сохранении и укреплении системы представительной демократии?
6. Объясните причины преобладания установки на изменение политической системы общества у населения современной России.
7. Почему подавляющее большинство населения США даже в периоды кризисов сохраняет приверженность системе власти?
8. Назовите факторы стабилизации политической системы России.