Гельман М. Русский способ. Терроризм и масс-медиа в третьем тысячелетии

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая

Глава вторая. Терроризм: настоящее и... будущее?
Как победить самоубийц?

Второй "кит", на котором базируется современный терроризм, это обилие самоубийц, готовых принести себя в жертву ради удачи злодеяния. В уже цитированной работе Николай Морозов писал, что современная (ему) террористическая борьба может обойтись без жертв среди террористов. "Правосудие совершается, но исполнители его могут остаться и живы. Исчезая бесследно (с места преступления - М.Г.), они могут снова бороться с врагом, снова ждать и работать для своего дела....". На первый взгляд - трусливые и подлые слова. Таковы, впрочем, они и на второй, и на какой угодно взгляд, но парадоксальным образом именно эта трусость террористов останавливала развитие терроризма, давала ему естественный предел в виде жизни самого террориста. Это мы понимаем сегодня, после близкого и убедительного (несмотря на виртуальность) знакомства с летчиками-камикадзе в Нью-Йорке и девушками в "шахидских поясах" в Москве.

Страшно не то, что существуют люди, которые легко относятся к чужой жизни ("если этот не умрет, я не могу жить" - так объяснял психологию террориста Василий Розанов): то есть, и это, разумеется, страшно, и очень страшно, но это известный, "старый" страх. А теперь в больших количествах возникли новые террористы, которые так же легко относятся к своей жизни. Причем, оказалось, что это явление может иметь массовый характер. На службе у терроризма - тысячи смертников.
Вся наша цивилизация основана на том, что для человека его жизнь - высшая ценность. В том числе, вся система обороны основана на этом базовом, казалось бы, инстинкте. Теперь представьте себе, что вы, торгуясь с террористом, говорите ему: твоя жизнь на кону. А он отвечает: нет проблем. Для человека, который не ценит свою жизнь, потратить десять лет на обучение, службу в американской армии, получение доступа к боевой технике - ничего не стоит.

С другой же стороны баррикад оказываются люди с нормальными инстинктами. Люди, дорожащие жизнью. Если бы - представим на секунду - заложник был готов погибнуть ради того, чтобы террорист не добился своей цели, это была бы равная борьба. Но мы, разумеется, не может пойти на пересмотр постулата о высшей и безусловной ценности. Следовательно, одна из стратегических задач: укрепление представления о значимости человеческой жизни. Я не религиозный человек, и, признаться, не слишком серьезно относился ранее к христианскому осуждению самоубийц, которым отказывают в отпевании и похоронах в освященной земле. Согласно христианской доктрине, самоубийство - покушение на жизнь, дарованную Богом, и самому человеку не принадлежащую. Мне же казалось, что самоубийство во многих случаях можно оправдать: мало ли какие возникли у человека в жизни непреодолимые обстоятельства. Несчастная любовь, напрмиер, казалась вполне уважительной причиной (хотя, возможно, это взгляд свойственный, скорее юности, нежели атеизму). Но теперь я понимаю, что этот запрет имеет смысл. Самоубийство - разрушение основ построенной нами цивилизации, огромная для нее опасность.