Гете И. Фауст

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПОГРЕБ АУЭРБАХА В ЛЕЙПЦИГЕ

Компания веселящихся гуляк.

Фрош

Никто не пьет? Притихло пенье?
Не слышно смеха? Чур вас, чур!
Ребята просто загляденье,
А скисли хуже мокрых кур.

Брандер

Твоя вина. Над чем смеяться?
Ты здесь за главного паяца.

Фрош
(выливая стакан вина ему на голову)

Так вот тебе!

Брандер

У, лоботряс!

Фрош

Ведь сам ты требуешь проказ.


3ибель


Без ссор! Зачинщиков – долой!
Пошире грудь! Шуми и пой!


Альтмайер


Заткнуть бы паклей уши. Оглушил!
Орет, горластый, не жалея сил!


3ибель


На то и баса интервал,
Чтоб содрогался весь подвал.


Фрош


Кому не нравится, тех вон!
Та-ри-ра-ра!


Альтмайер


Та-ри-ра-ра!


Фрош


Рев глоток и стаканов звон.

(Поет.)


Всей Римскою империей священной
Мы долго устоим ли во вселенной?


Брандер


Дрянь песня, политический куплет!
Благодарите бога, обормоты,
Что до империи вам дела нет
И что другие есть у вас заботы.
Я рад, что я не государь
И не имперский секретарь,
А просто выпивший растяпа.
Но так как нужен нам главарь,
Я предлагаю выбрать папу
Порядком, утвержденным встарь.


Фрош
(поет)


Соловей ты мой, звеня,
Взвейся к небосклону,
Моей милке от меня
Отнеси поклоны.


3ибель


Никаких вам милок!
С милками шабаш!


Фрош


Очень ты уж пылок,
Воевода наш!

(Поет.)


Крюк с дверей! Кругом ни зги.
Крюк с дверей! Его шаги.
Дверь на крюк! Скорей! Беги!


3ибель


За что такая девушкам хвала?
Что в них нашли вы, бабьи подголоски?
Достаточно я знаю их дела:
Обманщицы они и вертихвостки.
Пусть попадется в образе козла
Моей подружке черт на перекрестке!
Пусть тихим вечерком, когда она
В окошко глазки делает мужчинам,
Ей с Блоксберга проблеет сатана
«Спокойной ночи» голосом козлиным!
С хорошим парнем девка холодна.
Он больно прост для этой крови рыбьей.
Я не поклоны, я ей окна выбью!


Брандер
(ударяя кулаком по столу)


Вниманье! Тише, господа!
Я знаю жизнь, и я замечу:
Влюбленные пришли сюда.
Ознаменуем нашу встречу.
Вот песня на новейший лад,
Подтягивайте все подряд.

(Поет.)


Водилась крыса в погребке,
Питалась ветчиною,
Как Лютер, с салом на брюшке
В два пальца толщиною.
Подсыпали ей мышьяку,
И впала тут она в тоску,
Как от любви несчастной.


Хор
(с присвистом)


Как от любви несчастной.


Брандер


Она обшмыгала углы,
Обегала канавы,
Изгрызла стены и полы,
Лишь пуще жгла отрава.
Не помогали ей прыжки,
Пришлось ей присмиреть с тоски,
Как от любви несчастной.


Хор


Как от любви несчастной.


Брандер


Тогда, вбежав средь бела дня
На кухню из подвала,
Без жизни крыса у огня,
Барахтаясь, упала.
Давай кухарка хохотать:
"Пришел тебе капут, видать,
Как от любви несчастной!"


Хор


Как от любви несчастной.


3ибель


Вот дурни! Рады горло драть!
Нашли хорошую кантату
О том, как крыс уничтожать.


Брандер


С каких ты пор за них ходатай?


Альтмайер


Он с горя тоже хвост поджал,
Плешивец этот толстобрюхий!
Свой случай сразу он узнал
В словах о крысе и стряпухе.


Входят Фауст и Мефистофель.

Мефистофель


Мы входим, видишь, первым делом
В кабак к гулякам очумелым.
Не унывать – важней всего,
А тут что день, то торжество.
Здесь с неба не хватают звезд,
Но веселятся до упаду.
Так малые котята рады,
Вертясь весь день, ловить свой хвост.
Немного надо для веселья:
Давали б в долг из кабака
Да оставалась бы легка
Наутро голова с похмелья.


Брандер


Новоприезжие, – смотрите,
И – час, не больше, по прибытье.
Их удивленье выдает.


Фрош


Да, из какой-нибудь трущобы.
А Лейпциг – маленький Париж.
На здешних всех налет особый,
Из тысячи нас отличишь.


3ибель


А эти из каких же мест?


Фрош


Я поднесу им по стакану
И, только угощать их стану,
Узнаю все про их приезд.
Мне думается, из господ.
Вид несговорчивый и чванный.


Брандер


Заведомые шарлатаны.


Альтмайер


Ну да!


Фрош


Вниманье! Видит бог,
Я подниму их на зубок.


Мефистофель
(Фаусту)


Черт рядом, а на то нет сметки,
Хоть прямо их хватай за глотки.


Фауст


Здорово, господа.


3ибель


С хорошим днем!

(Про себя, взглянув искоса на Мефистофеля.)


Он на ногу одну как будто хром.


Мефистофель


Нельзя ли к вам подсесть? Хоть заведенье
Не может, кажется, хвастнуть вином,
Нам ваше общество вознагражденье.


Альтмайер


Вы слишком прихотливый человек.


Фрош


Не вы ли, в Риппах въехав на ночлег,
С Иванушкою-дурачком видались?


Мефистофель


Мы с ним сегодня утром повстречались.
И чуть я не забыл его приказ:
Отвезть поклон родне просил он нас.

(Кланяется Фрошу.)

Альтмайер
(тихо)


Что, съел?


3ибель


В рот пальца не клади, откусит.


Фрош


Ну, погоди! Так напущусь, что струсит.


Мефистофель


Мы слышали, спускаясь в погребок,
Как пели вы до нашего прихода.
Для пенья здесь прекрасный потолок.
Разносят звуки гулко эти своды.


Фрош


Скажите, часом, вы не виртуоз?


Мефистофель


Любитель, но почти что безголос.


Альтмайер


Так спойте что-нибудь!


Мефистофель


Я не в ударе,
Но я готов.


3ибель


Из песен поновей!


Мефистофель


Мы прямо из Испанских Пиреней,
Страны хороших вин и нежных арий.

(Поет.)


Жил-был король державный
С любимицей блохой.


Фрош


С блохой? Вот это так! Хвалю, хвалю.
Блоха – прямая пара королю.


Мефистофель
(поет)


Жил-был король державный
С любимицей блохой.
Он был ей друг исправный,
Защитник неплохой.
И объявил он знати:
"Портному прикажу
Ей сшить мужское платье,
Как первому пажу".


Брандер


Портному не забудьте приказать
Под страхом смерти соблюдать порядок,
Кроить по мерке и не припускать,
Чтоб на блохе сидело все без складок"


Мефистофель
(поет)


И вот блоха в одеже,
Вся в бархате, в шелку,
Звезда, как у вельможи,
И шпага на боку.
Сенаторского чина
Отличья у блохи.
С блохой весь род блошиный
Проходит на верхи.


У всех следы на коже,
Но жаловаться страх,
Хоть королева тоже
В укусах и прыщах.
Блохи не смеют трогать,
Ее боится двор,
А мы блоху под ноготь,
И кончен разговор!


Хор
(с ликованием)


А мы блоху под ноготь,
И кончен разговор.


Фрош


Вот это песня! Браво!


3ибель


Горе блохам!
У нас им верховодить не дано.


Брандер


Нацелился, поймал, и – смерть пройдохам!


Альтмайер


Да здравствует свобода и вино!


Мефистофель


Я за свободу выпил бы не споря,
Да ваши вина смех один и горе.


3ибель


Не сметь так выражаться! Клевета!


Мефистофель


Боюсь обидеть этим принципала,
А то б я дал отведать вам сорта
Из собственного нашего подвала.


3ибель


Не бойтесь. Я заглажу ваш конфуз.


Фрош


Чтобы вино определить на вкус,
Я должен им наполнить рот до неба.
Поэтому полней давайте пробы,
Иначе ошибиться я боюсь.


Альтмайер
(тихо)


Сомненья нет, что эти люди с Рейна.


Мефистофель


Бурава нет ли?


Брандер


А на что он вам?
Уж разве бочки у дверей питейной?


Альтмайер


Вот сверла в ящике и всякий хлам.


Мефистофель
(взявши бурав, Фрошу)


Какого же вина вам выпить любо?


Фрош


Как вас понять? Ваш выбор так велик?


Мефистофель


Кто что захочет – и получит вмиг.


Альтмайер
(Фрошу)


А ты уже облизываешь губы?


Фрош


Тогда мне рейнского. Я патриот.
Хлебну, что нам отечество дает.


Мефистофель
(высверливая дыру в столе перед Фрошем)


Немного воску для заделки дыр!


Альтмайер


Вы видите, он фокусник, факир.


Мефистофель
(Брандеру)


А вам чего?


Брандер


Шампанского, пожалуй.
Чтоб пена через край бежала.


Мефистофель буравит. Один из гостей, сделав восковые пробки, затыкает отверстия.


Зачем во всем чуждаться иноземцев?
Есть и у них здоровое зерно.
Французы не компания для немцев,
Но можно пить французское вино.


3ибель
(видя, что Мефистофель приближается к его месту)


Я кислых вин не пью. Моя лоза
Должна всех слаще быть в саду хозяйском.


Мефистофель
(буравит)


Тогда что скажете вы о токайском?


Альтмайер


Нет, честно посмотрите нам в глаза.
Вы нас хотите просто околпачить?


Мефистофель


Да как бы я осмелился дурачить
Таких больших, значительных людей?
Итак, извольте сами мне назначить,
Что вам угодно из моих питей.


Альтмайер


Что знаете, но только поскорей.


Мефистофель
(со странными телодвижениями)


Виноград тяжел,
И рогат козел.
Куст, листок, лоза и ствол
Только разветвленья смол,
Как и деревянный стол.
Захотеть, и из досок
Хлынет виноградный сок.
Это чудо, ткань жива,
Все кругом полно родства,
Ну, пробки вон, и пейте на здоровье!


(Все вытаскивают пробки; требуемое каждым вино льется в стаканы)


О, чудный ключ-ручей,
Текущий из щелей!


Мефистофель


Ни, капли не пролейте, вот условье!


Они пьют еще по стакану.

Все
(поют)


Раздолье и блаженство нам,
Как в луже свиньям пятистам!


Мефистофель
(Фаусту)


Смотри, как разошелся этот сброд!


Фауст


Уйдем, мне надоело в этом месте.


Мефистофель


Нет, нет, понаблюдаем этих бестий,
Покамест распояшется народ.


По нечаянности Зибель плещет вино наземь. Оно загорается.

3ибель


Огонь! Из ада пламя! Караул!


Мефистофель
(заклиная пламя)


Стихия милая, смири разгул!

(Обращаясь к обществу.)


Нет, это лишь чистилищное пламя.


Зибель


Оставьте ваши фигли-мигли,
Мы ваш обман насквозь постигли!


Фрош


Пожалуйста, нас не морочь!


Альтмайер


Шел подобру бы лучше прочь!


Зибель


Мы вам фиглярских выкрутас
Не спустим в следующий раз!


Мефистофель


Молчать, пивная кадь!


3ибель


Ах, помело,
Еще грубьянит, подлое мурло!


Брандер


У нас с ним будет коротка расправа!


Альтмайер вынимает пробку из стола, оттуда вырывается огонь.

Альтмайер


Ай-ай, горю! Горю!


3ибель


Постой, лукавый!
Ах, вот ты, значит, кто! Бей колдуна!
Бей! Голова его оценена.


Вынимают ножи и бросаются на Мефистофеля.

Мефистофель
(предостерегающе)


От дурмана с беленой
Под туманной пеленой
Здесь вы и в стране иной.


Все останавливаются, глядя в удивлении друг на друга.

Альтмайер


Все как во сне! Где я? Чудесный край!


Фрош


Душистый виноград! Лицо приблизьте.


3ибель


И хоть охапками его хватай!


Брандер


Как гроздья отягчают листья!

(Хватает Зибеля за нос. Другие делают то же самое и подымают ножи.)

Мефистофель
(по-прежнему)


Рассейтесь, чары столбняка!
Я в памяти у вас останусь.


(Исчезает вместе с Фаустом. Оставшиеся отскакивают в разные стороны.)

3ибель


Что это?


Альтмайер


А?


Фрош


Твоя щека?


Брандер
(Зибелю)


А мы друг друга держим за нос?


Альтмайер


Подай мне стул. Мне тяжело.
Я падаю. Всего свело.


Фрош


Я все-таки бы знать хотел,
Что тут все это означало?


3ибель


Где негодяй? Найду нахала,
Уж больше не уйдет он цел!


Альтмайер


Я видел, как он в дверь подвала
Верхом на бочке улетел.
Я как без ног, и сердце бьется.

(Оборачивается к столу.)


А что, вино из дырок льется?


3ибель


Нет, надувательство одно.


Фрош


А кажется, что пил вино.


Брандер


Ну вот. А виноград откуда?


Альтмайер


Да, как теперь не верить в чудо?

КУХНЯ ВЕДЬМЫ

На огне низкого очага стоит большой котел. В подымающихся над ним парах мелькают меняющиеся призраки. У котла мартышка-самка снимает пену и смотрит, чтобы котел не перекипел. Мартышка-самец с детенышами сидят рядом и греются. Стены и потолок кухни увешаны странными принадлежностями ведьминого обихода.

Фауст


Меня тошнит, и вянут уши.
Не этой тарабарской чушью
От грустных дум меня отвлечь.
Не старой бабе и кликуше
Мне три десятка сбросить с плеч.
И если у самой природы
Нет средства мне вернуть покой,
То нет моей хандре исхода
И нет надежды никакой.


Мефистофель


Ты снова рассуждаешь здраво.
Есть средство посильней питья,
Но то – особая статья.
Едва ль оно тебе по нраву.


Фауст


Что это?


Мефистофель


Способ без затрат,
Без ведьм и бабок долго выжить.
Возделай поле или сад,
Возьмись копать или мотыжить.
Замкни работы в тесный круг.
Найди в них удовлетворенье.
Всю жизнь кормись плодами рук,
Скотине следуя в смиренье.
Вставай с коровами чуть свет,
Потей и не стыдись навоза -
Тебя на восемьдесят лет
Омолодит метаморфоза.


Фауст


Жить без размаху? Никогда!
Не пристрастился б я к лопате,
К покою, к узости понятий.


Мефистофель


Вот, значит, в ведьме и нужда.


Фауст


Зачем нам обращаться к бабе?
Питья б ты сам сварить не мог?


Мефистофель


Кухарничать не мой конек.
Я навожу мосты над хлябью.
Готовить вытяжку из трав -
Труд непомерного терпенья.
Необходим спокойный нрав,
Чтоб выждать много лет броженья.
Тут к месту кропотливый дар,
Предмет по-женски щепетилен.
Хоть черт учил варить отвар,
Но сам сварить его бессилен.

(Заметив зверей.)


Взгляни на миленьких зверей.
Вот горничная. Вот лакей.

(Зверям.)


Хозяйки, видно, нет в квартире?


Звери


Она на пире.
Хвать вьюшку за скобу
И фюить в трубу.


Мефистофель


Все шляется по ассамблеям?


Звери


Пока мы лапы греем.


Мефистофель


Как ты зверенышей нашел?


Фауст


Сама нелепость и безвкусье.


Мефистофель


Напрасно! С ними я провел
Часы приятнейших дискуссий.

(Зверям.)


Что, малыши, у вас кипит?
Какой попахивает пищей?


Звери


Похлебкою для братьи нищей.


Мефистофель


О, так у вас широкий сбыт!


Самец
(приблизившись к Мефистофелю и подлизываясь к нему)


Сыграем в очко,
А то нелегко
На тощий желудок.
А выставишь грош,
Деньгу зашибешь,
Окрепнет рассудок.


Мефистофель


Еще бы! Выиграв в лото,
Ты будешь счастлив как никто!


Детеныши, играя, выкатывают на середину комнаты большой шар.

Самец


Вот шар земной,
Как заводной
Кубарь негромкий.
Внутри дупло.
Он, как стекло,
Пустой и ломкий.
Вот здесь пятно
Освещено,
А здесь потемки.
Мой сын, постой,
Своей судьбой
И жизнью шутишь!
Раскатишь зря,
Нет кубаря,
И не закрутишь.


Мефистофель


Зачем тут несколько решет?


Самец
(снимая решето)


Сквозь лубяной их переплет
Себя преступник выдает.

(Подбегает к самке и заставляет ее посмотреть сквозь решето.)


Жена уж вора уличила,
Да страшно вслух назвать громилу.


Мефистофель
(приближаясь к огню)


А для чего горшок?


Самец и самка


Какой дурачок!
Ему невдомек
Котла примененье,
Горшка назначенье!


Мефистофель


Дурной ответ,
И вы – нахалы.


Самец


Вот веник вместо опахала,
Садитесь, вот вам табурет.

(Предлагает Мефистофелю сесть.)

Фауст
(глядевший тем временем в зеркало, то приближаясь к нему, то удаляясь)


Кто этот облик неземной
Волшебным зеркалом наводит?
Любовь, слетай туда со мной,
Откуда этот блеск исходит.
Кто эта женщина вдали?
Уменьшится ли расстоянье,
Иль образ на краю земли
Всегда останется в тумане?
И неужели не обман,
И что-то вправду есть на свете,
Как бесподобный этот стан,
И голова, и руки эти?


Мефистофель


Еще бы! Бог, трудясь шесть дней
И на седьмой воскликнув «браво»,
Мог что-нибудь создать на славу.
Покаместь полюбуйся ей,
А я почище грез твоих
Тебе сокровище добуду,
И счастлив будет тот жених,
Кто раздобудет это чудо.


Фауст по-прежнему смотрит в зеркало.
Мефистофель, дотягиваясь и обмахиваясь веником, продолжает:


Я, как король, на вас взираю с трона.
Вот скипетр мой, и только нет короны.


Звери
(проделывавшие между тем странные телодвижения, с криком несут Мефистофелю расщепившуюся надвое корону)


Корону сдави,
В поту, на крови
Скрепи, словно клеем.

(Неловкими движениями разваливают корону и прыгают с ее обломками.)


И вот мы скорбим,
И прозой вопим,
И в рифму умеем.


Фауст
(перед зеркалом)


Пропал! Я как в бреду.


Мефистофель
(указывая на зверей)


Я тоже, кажется, с ума сойду.


Звери


А если меж строк
Есть смысла намек,
Тогда нам удача.


Фауст
(как выше)


Я страстию объят горячей!
Уйдем отсюда поскорей!


Мефистофель
(в прежнем положении)


Зверюги эти, истины не пряча,
Хоть откровенней многих рифмачей!


По недосмотру самки котел перекипает. В пламени, которое выкидывает наружу, в кухню с диким воем спускается ведьма.

Ведьма


Ай-ай-ай-ай!
Зеваешь, негодяйка?
Получишь нагоняй!
Ошпарила хозяйку!
Вода из шайки
Уходит через край!

(Заметив Фауста и Мефистофеля.)


А это кто,
Копыл вам в бок?
Кто вас позвал
К нам на порог?
Я вам скандал
Чинить не дам!
За шум и гам
Огнем обдам!

(Сунув шумовку в котел, обрызгивает всех воспламеняющейся жидкостью. Звери визжат.)

Мефистофель
(ручкой веника бьет посуду)


И мы содом
Произведем,
И поделом!
Имей в виду!
Все в прах, все вдрызг!
У, василиск!
Подымешь визг!
Я не твою
Посуду бью, -
Я под твою
Пляшу дуду!


Ведьма отступает в ярости и ужасе.


Не узнаешь? А я могу
Стереть, как твой прямой владыка,
С лица земли тебя, каргу,
С твоею обезьяньей кликой!
Забыла красный мой камзол?
Стоишь с небрежным равнодушьем
Перед моим пером петушьим?
Не видишь, кто к тебе пришел?


Ведьма


Слепа, простите за прием!
Но что ж не вижу я копыта?
Где вороны из вашей свиты?


Мефистофель


Прощаю. В промахе твоем
Виновна долгая разлука.
О том не пророню ни звука.
Все в мире изменил прогресс.
Как быть? Меняется и бес.
Арктический фантом не в моде,
Когтей ты не найдешь в заводе,
Рога исчезли, хвост исчез.
С копытом вышел бы скандал,
Когда б по форме современной
Я от подъема до колена
Себе гамаш не заказал.


Ведьма
(приплясывая)


Я просто обворожена,
Вас видя, душка-сатана!


Мефистофель


Найди другие имена,
А это мне вредит во мненье.


Ведьма


Что вредного в его значенье?


Мефистофель


Хоть в мифологию оно
Давным-давно занесено,
Но стало выражать презренье.
Злодеи – разговор иной,
Тех чтут, но плохо с сатаной.
Ты можешь звать меня бароном,
И я, как всякий князь и граф,
На то имея больше прав,
Горжусь своим гербом исконным.

(Делает неприличный жест.)

Ведьма
(смеясь во все горло)


Ха-ха-ха-ха! Года идут,
А вы все тот же шелапут!


Мефистофель
(Фаусту)


Все эти ведьмы льнут ко мне.
Учись, как с ними обходиться.


Ведьма


Чем я могу вам пригодиться?


Мефистофель


Нужда у нас в твоем вине,
Но не в таком, что в обращенье,
А старого изготовленья.
Такое действует вдвойне.


Ведьма


Вот есть немножко во флаконе,
Понюхайте, какой букет.
Теперь оно совсем без вони.
Я пью. Налить и вам, сосед?

(Тихо Мефистофелю.)


Чужому вредно, если не пивал;
Уложит с непривычки наповал.


Мефистофель


Ему не повредит и штоф,
Не только то, что тут в стакане.
Черти свой круг, тверди чуранье
И чашу полни до краев.


Ведьма со странными движениями проводит круг и ставит в него разные предметы. Горшки и миски начинают звенеть в музыкальном согласии. Ведьма достает большую книгу, ставит мартышек в середину круга, кладет книгу одной из них на спину, а другим дает в руки горящие факелы. Кивает Фаусту, чтобы он подошел.

Фауст
(Мефистофелю)


Что за раденье обезьянье?
Жестикуляция, кривлянье.
Я знаю цену этой лжи.
К чему мне это все, скажи?


Мефистофель


Професьональная забава
Врачующей. Не будь к ней строг.
Пусть думает, что без приправы
Действителен не будет сок.

(Убеждает Фауста вступить в круг.)

Ведьма
(напыщенно декламируя по книге)


Ты из одной
Десятку строй,
А двойку скрой,
О ней не вой.
Дай тройке ход,
Чтоб стала чет,
И ты богач.
Четверку спрячь,
О ней не плачь,
А пять и шесть
С семеркой свесть,
И до восьми
Их подыми.
Девятка – кон,
Десятку – вон.
Вот ведьмина таблица умноженья.


Фауст


Старуха бредит в исступленье.


Мефистофель


О дорогой мой, погоди,
Все это лишь еще цветочки!
Еще что будет впереди!
Я книгу изучил до точки,
И все ж, представь, ни в зуб толкнуть.
Согласие противоречий
Для головы моей овечьей
Непроницаемая муть.
Веками ведь, за годом год,
Из тройственности и единства
Творили глупые бесчинства
И городили огород.
А мало ль вычурных систем
Возникло на такой основе?
Глупцы довольствуются тем,
Что видят смысл во всяком слове.


Ведьма
(продолжая)


Наук зерно
Погребено
Под слоем пыли.
Кто не мудрит,
Тем путь открыт
Без их усилий.


Фауст


Я, кажется, с ума сойду
От этих диких оборотов!
Как будто сотня идиотов
Горланит хором ерунду.


Мефистофель


Довольно, мудрая сивилла!
Налей-ка другу пополней.
Гляди, он не младенец хилый,
Он и по этой части сила,
Магистр всех пьяных степеней.


Ведьма с видом священнодействия наливает питье в чашку. Когда Фауст подносит его к губам, оно загорается.

(Фаусту)


Пей, пей от сердца полноты,
Покуда чувства оживятся!
Ты с дьяволом самим на «ты».
Тебе ли пламени бояться?


Ведьма размыкает круг. Фауст выходит из него.


В дорогу! Двигайся, не стой.


Ведьма


Помочь душою рада всею.


Мефистофель
(ведьме)


В Вальпургиеву ночь с тобой
Добром сквитаться я сумею.


Ведьма


Вот песенка, мурлычьте в нос,
Чтоб пользу эликсир принес.


Мефистофель


Пойдем, нельзя без моциона.
Ты должен весь пропреть насквозь.
Вся суть наливки потогонной,
Чтоб тело жару набралось.
Прогулка действие ускорит,
Ты будешь словно возрожден,
Когда тебя всего разморит
Приятной ленью Купидон.


Фауст


Не торопи меня, указчик!
От зеркала мне не уйти.


Мефистофель


Оставь! Ты женщин всех образчик
Увидишь скоро во плоти.

(В сторону.)


Глотнув настойки, он Елену
Во всех усмотрит непременно.

УЛИЦА

Фауст. Маргарита проходит мимо.

Фауст


Рад милой барышне служить.
Нельзя ли мне вас проводить?


Маргарита


Я и не барышня и не мила,
Дойду без спутников домой, как шла.

(Увернувшись, уходит.)

Фауст


О небо, вот так красота!
Я в жизни не видал подобной.
Как неиспорченно-чиста
И как насмешливо-беззлобна!
Багрянец губ, румянец щек, -
Я их вовеки не забуду!
Несмело покосилась вбок,
Потупив взор, – какое чудо!
А как ответила впопад!
Нет, это прелесть, это клад!


Входит Мефистофель.


Сведи меня с той девушкой.


Мефистофель


С которой?


Фауст


Которую я на углу настиг.


Мефистофель


Она сейчас лишь вышла из собора,
Где отпустил грехи ей духовник.
Я исповедь подслушал, в ту же пору
За нею тайно прошмыгнувши вслед.
Ей исповедоваться нет причины,
Она, как дети малые, невинна,
И у меня над нею власти нет.


Фауст


Ей более четырнадцати лет.


Мефистофель


Ты судишь, как какой-то селадон.
Увидят эти люди цвет, бутон,
И тотчас же сорвать его готовы.
Все в мире создано для их персон.
Для них нет в жизни ничего святого.
Нельзя так, милый. Больно ты востер.


Фауст


Напрасный труд, мой милый гувернер.
Я обойдусь без этих наставлений.
Но вот что заруби-ка на носу:
Я эту ненаглядную красу
В своих объятьях нынче унесу
Или расторгну наше соглашенье.


Мефистофель


Что можно сделать в однодневный срок?
Чтобы для встреч изобрести предлог,
И то я попросил бы две недели.


Фауст


Будь семь часов покоя мне даны,
Я б не нуждался в кознях сатаны,
Чтоб совратить столь молодое зелье.


Мефистофель


Ты говоришь, как сластолюб француз,
Прошу меня не торопить, однако.
Не понимаю, право, что за вкус
В глотанье наспех лакомства, без смаку?
Приятно то, что отдаляет цель:
Улыбки, вздохи, встречи у фонтана,
Печаль томленья, – словом, канитель,
Которою всегда полны романы,


Фауст


Мой аппетит и без того хорош.


Мефистофель


Нет, не шутя, горячку надо сбавить.
Дитя ты это силой не возьмешь.
Тут надо изловчаться и лукавить.


Фауст


Дай что-нибудь мне от нее. Хоть брошь
С ее груди, подвязку с ног, наколку,
Сведи меня тайком в ее светелку.
Скорее! Не вводи меня в беду!


Мефистофель


Ну, если это правда страсть такая,
Что умолять приходится в бреду,
Сегодня же, мгновенья не теряя,
Я в комнату ее тебя сведу.


Фауст


С ней свидеться? Обнять ее?


Мефистофель


О нет!
Она пойдет наведаться к соседке.
А ты упиться сможешь на разведке
Мечтой о месте будущих побед.


Фауст


Сейчас же и пойдем?


Мефистофель


Нет, слишком рано.


Фауст


Подарок для нее достать успей.

(Уходит.)

Мефистофель


Подарок? Обязательно достану.
Он понимает, как подъехать к ней.
Здесь много старых кладов близ церквей.
Взгляну я, все ль они еще сохранны.

ВЕЧЕР

Маленькая опрятная комната. Маргарита заплетает косу.

Маргарита


Я б дорого дала, открой
Мне кто-нибудь, кто тот чужой.
У незнакомца важный вид.
Он, надо думать, родовит,
А то б так смело и беспечно
Не говорил он с первой встречной.

(Уходит.)

Мефистофель и Фауст.

Мефистофель


Войди, не бойся ничего.


Фауст
(после некоторого молчания)


Оставь меня здесь одного.


Мефистофель
(оглядывая комнату)


Порядок у нее какой!

(Уходит.)

Фауст
(осматриваясь кругом)


Любимой девушки покой,
Святилище души моей,
На мирный лад меня настрой,
Своею тишиной обвей!
Невозмутимость, тишь да гладь,
Довольство жизнью трудовой
Кладут на все свою печать,
Налет неизгладимый свой.

(Бросается в кожаное кресло у постели.)


Ты, кресло дедов, патриарший трон!
Как гомозились, верно, ребятишки
Вокруг тебя, когда семьи патрон
Здесь опускался в старческой одышке?
А внучка отделялась от кружка
Толпившихся пред елкою товарок
И целовала руку старика
В признательность за святочный подарок,
О девушка, как близок мне твой склад!
Ни пятнышка кругом! Как аккуратно
Разложен по столу узорный плат
И как песком посыпан под опрятно!
Ты превратила скромный уголок
Рукою чудотворною в чертог.
А здесь!

(Открывает полог кровати.)


Я весь охвачен чудной дрожью.
Часами бы стоял я здесь один,
На ложе глядя и на балдахин,
Где созданный природой ангел божий
Сначала развивался, как дитя,
И подрастал, играя и шутя,
И вдруг, созрев душевно и телесно,
Стал воплощеньем красоты небесной.
А ты зачем пришел сюда?
Таким ты не был никогда.
Чем ты взволнован? Чем терзаем?
Нет, Фауст, ты неузнаваем.
Дыханье мира и добра
Умерило твои влеченья.
Неужто наши настроенья
Воздушных веяний игра?
Когда б она, не чая зла,
Сейчас бы в комнату вошла,
В каком бы страхе и смущенье
Ты бросился бы на колени!


Мефистофель
(входя)


Живее вон! Она войдет сейчас.


Фауст


Бежим! Дай кину взгляд в последний раз!


Мефистофель


Смотри, как тяжела шкатулка эта.
Мы девушке ее поставим в шкаф.
В ней драгоценности и самоцветы.
Она с ума сойдет, их увидав.
Тут безделушки для твоей вострушки,
А дети ой как падки на игрушки!


Фауст


А честно ль это?


Мефистофель


Вот так оборот!
Ты может быть, присвоить хочешь ящик?
Сказал бы это наперед,
Чтобы меня избавить от хлопот,
Когда ты добродетели образчик.

(Ставит шкатулку в шкаф и запирает дверцу.)


Башку ломаешь для его персоны,
Из кожи лезешь вон,
А он,
К возлюбленной стремящийся влюбленный,
Стоит как пень,
Как будто в свой учебный день
Метафизическую дребедень
Жует в лекцьонном зале полусонно!
Скорее прочь!


Уходят.
Входит Маргарита с лампой.

Маргарита


Как в спальне тяжело дышать!

(Отворяет окно.)


А на дворе не жарко, тихо.
Скорей бы воротилась мать!
Мне кажется, что неспроста
Такая в доме духота.
Какая я еще трусиха!

(Начинает раздеваться и напевает.)


Король жил в Фуле дальней,
И кубок золотой
Хранил он, дар прощальный
Возлюбленной одной.


Когда он пил из кубка,
Оглядывая зал,
Он вспоминал голубку
И слезы проливал.


И в смертный час тяжелый
Земель он отдал тьму
Наследнику престола,
А кубок – никому.


Со свитой в полном сборе
Он у прибрежных скал
В своем дворце у моря
Прощальный пир давал.


И кубок свой червонный,
Осушенный до дна,
Он бросил вниз с балкона,
Где выла глубина.


В тот миг, когда пучиной
Был кубок поглощен,
Пришла ему кончина,
И больше не пил он.

(Отпирает шкаф, чтобы повесить платье, и замечает шкатулку.)


Откуда этот милый сундучок?
Как он здесь очутился? Просто чудо!
Я шкаф замкнула, помню, на замок.
Наверно, мать взяла его в залог,
Кому-нибудь давая денег в ссуду.
А вот и ключ. Что может быть внутри?
Открою-ка. В том нет греха большого,
О господи! Смотри-ка ты, смотри,
Я отроду не видела такого!
Убор знатнейшей барыне под стать!
Из золота и серебра изделья!
Кому б они могли принадлежать?
О, только бы примерить ожерелье!

(Надевает драгоценности и становится перед зеркалом.)


Ах, мне б такую парочку серег!
В них сразу кажешься гораздо краше.
Что толку в красоте природной нашей,
Когда наряд наш беден и убог.
Из жалости нас хвалят в нашем званье.
Вся суть в кармане,
Все – кошелек,
А нам, простым, богатства не дал бог!

НА ПРОГУЛКЕ

Фауст прохаживается, погруженный в раздумье.
К нему подходит Мефистофель.

Мефистофель


Постылые! Исчадья преисподней!
Мне жаль, что нет ругательств попригодней.


Фауст


Да что с тобой? Что у тебя за вид?
Тебя какая муха укусила?


Мефистофель


Я б чертыхался на чем свет стоит,
Когда бы не был сам нечистой силой.


Фауст


Вот сумасшедший! Что за кипяток!
Не горячись! Здоровье б поберег!


Мефистофель


Подумай, у попа шкатулка наша!
Все это Маргаритина мамаша.
Лишь глянула – и на пол чуть не бах,
Такой напал на богомолку страх.
Она благочестивая матрона.
По праздникам поет святым каноны.
Без промаха ее наводит нюх,
Где чистый скрыт и где нечистый дух.
Смекнула, поглядев на изобилье,
Что невидали этой не святили,
И говорит: "Дитя, не тронь серег.
Неправое имущество не впрок.
Пожертвуем-ка эти украшенья
Заступнице небесной в приношенье".
Дочь смотрит на каменьев перелив
И думает: "Ужель так нечестив
Даритель и его проступок грубый?
Дареному коню не смотрят в зубы".
Был совещаться вызван капеллан,
И он одобрил материнский план.
"Вы приняли разумное решенье,
Мир вашей добродетельной душе:
Кто жадность победил, тот в барыше.
А церковь при своем пищеваренье
Глотает государства, города
И области без всякого вреда.
Нечисто или чисто то, что дарят,
Она ваш дар прекрасно переварит".


Фауст


Как и всеядец ростовщик еврей
И главный королевский казначей.


Мефистофель


Затем, минуты не промешкав,
Премного умиленный поп
Браслеты, цепь и кольца сгреб,
Как горсть каких-нибудь орешков,
На женщин милости небес
Призвал и был таков, исчез.


Фауст


А Гретхен?


Мефистофель


С места не встает.
Покоя ларчик не дает,
И неизвестность беспокоит,
Кто тот даритель-доброхот?
Весь день сидит, догадки строит.


Фауст


Меня томит ее печаль.
Достань ей что-нибудь другое,
Пропажи первого не жаль.


Мефистофель


Для вас, конечно, все пустое.


Фауст


И вот мой план: веди подкоп
Обходный под ее соседку,
А Гретхен снова в гардероб
Цепочку сунь или браслетку!


Мефистофель


Да, милостивый государь.


Фауст уходит


Влюбленных мания – подарки.
Хоть небо все ему обшарь
На звезды для его сударки.

ДОМ СОСЕДКИ

Марта
(одна)


Прости господь, мой муженек
Женою бедной пренебрег!
Соломенной вдовою вяну,
А сам уплыл за океаны.
А видит бог, я ль не жена?
Любила и была верна.

(Плачет.)


Небось уж помер на чужбине!
Иметь бы справку о кончине.


Входит Маргарита

Маргарита


Ах, Марта!


Марта


Гретхен, что с тобой?


Маргарита


От ужаса дрожат поджилки.
На полке ящик костяной,
И в нем сокровищ, как в копилке!
Вещей в шкатулке без числа,
Полней, чем первая была!


Марта


Ты матери не говори,
А то раздаст в монастыри.


Маргарита


Вот ларчик, полюбуйтесь им!


Марта
(принаряжая Маргариту)


Ах, куколка! Ах, херувим!


Маргарита


Ни в сад, ни в церковь, вот в чем горе,
Нельзя пойти в таком уборе.


Марта


Почаще забегай тайком.
Уже и то тебе забава
Пред зеркалом в добре таком
Чуть-чуть покрасоваться павой.
Там смотришь – праздник. День за днем
Мы осмелеем понемножку,
Наденем брошку, цепь, сережку
И с гору матери наврем.


Маргарита


Кто мог бы ларчики принесть?
Неладное тут что-то есть.

Слышен стук в дверь.


Не матушка ль моя за мной?


Марта
(посмотревши в дверной глазок)


Какой-то господин чужой!
Пожалуйте.


Входит Мефистофель.

Мефистофель


Простите, дамы,
Что к вам я вваливаюсь прямо.

(Почтительно отступает перед Маргаритой.)


Я к Марте Швердтлейн.


Марта


Я – Марта Швердтлейн.
С кем имею честь?


Мефистофель
(тихо Марте)


Рад знакомство свесть.
Но я не вовремя, понятно,
Застал вас с барышнею знатной.
Беседе не хочу мешать
И к вам зайду потом опять.


Марта


Дитя, убором и осанкой
Ты гостю кажешься дворянкой.


Маргарита


О нет, я из простой семьи.
Вы снисходительны сверх меры,
А украшенья не мои.


Мефистофель


Что украшенья? Тон, манеры -
Вот дело в, чем! А что наряд?
Так мне остаться? Как я рад!


Марта


С чем вы пришли?


Мефистофель


Простите за суровость,
Мне горько выступать посланцем бед:
От мужа вам нерадостная новость,
Он, умирая, вам послал привет.


Марта


Он умер? Жизнь моя, мое спасенье!
Я упаду! Какое потрясенье!


Маргарита


Не надо, дорогая, унывать.


Мефистофель


Позвольте вам о муже рассказать.


Маргарита


Не дай мне бог любви изведать силу.
Утрата милого меня б убила.


Мефистофель


Бояться горя – счастия не знать.


Марта


Что можете о муже вы сказать?


Мефистофель


Его хранит Антоний Падуанский
В своей часовне тихой и святой,
В земле церковной он по-христиански
Похоронен под каменной плитой.


Марта


Вещей он не давал для передачи?


Мефистофель


Лишь просьбу долго жить, а наипаче
По муже справить триста панихид.
Вот все, что передать вам надлежит.


Марта


Как, ни колечка мне, ни медальона,
Которые любой мастеровой
В котомке бережет для нареченной
И недоест, а принесет домой?


Мефистофель


Сударыня, я вижу, как вам трудно,
Мне жалко вас, но муж ваш не был мот.
Он денег не транжирил безрассудно,
Но на него свалился град невзгод.


Маргарита


Какой бедняк! И как любил жену!
Его не раз я в церкви помяну.


Мефистофель


При склонностях таких благоговейных
Вы созданы для радостей семейных.


Маргарита


Ах, я вступлю еще не скоро в брак,
Столь ранним свадьбам нет у нас примера.


Мефистофель


Ну что ж, так заведите кавалера.
На зависть будет счастлив тот смельчак,
Который сделает к вам первый шаг.


Маргарита


У нас по этой части строг обычай.


Мефистофель


Ах, в мире нет на этот счет различий.


Марта


Как муж скончался?


Мефистофель


Посередь двора.
В навозе лежа, на гнилой соломе.
Я находился у его одра.
Он каялся, и вспоминал о доме,
И отошел, желая всем добра.
Он плакался: "Сознаться тяжело,
Себе я мерзок на краю могилы,
Что бросил так жену и ремесло!
О, если бы она меня простила!"


Марта
(плача)


Я лишь добром бедняжку помяну.


Мефистофель


Зато все зло он ставил вам в вину.


Марта


Какие выдумки! Какие басни!
Так врать пред смертью! Есть ли что ужасней?


Мефистофель


Наверно, бредя от упадка сил,
Напраслину на вас он возводил:
"Да, не был я бездельником, зевакой.
Минуты с ней покоя я не знал,
Плодил детей и хлеб ей добывал,
Да все не мог ей угодить, однако,
И корку черствую свою жевал,
Оглядываясь на нее с опаской".


Марта


А про мою любовь к нему и ласку,
Про все мои тревоги он забыл?


Мефистофель


Нет, он их помнил и благодарил.
"Я о семье молился, – он сказал, -
В тот день, как наш корабль из Мальты вышел.
Наверно, бог мою мольбу услышал
И судно нам турецкое послал.
На нем везли султану часть казны.
Я храбро вел себя при абордаже;
Когда делить мы стали деньги вражьи,
Хороший куш урвал я для жены".


Марта


Куш?.. Почему ж?.. А что с ним сделал муж?


Мефистофель


Ну, денежки те – поминай как звали.
В Неаполе одна из добрых душ
Так нежно занялась им на привале,
Что, испуская свой последний дух,
Не позабыл и он ее услуг.


Марта


Вот так всегда он! Все для потаскух!
Хватило, значит, денег для подачек?
А мной, детьми пожертвовал растратчик!
Так шашням не мешал его недуг?


Мефистофель


Зато вот и пришел ему каюк.
На вашем месте траурное платье
Я с год бы проносил и с этих пор
Подумал бы о новом кандидате.


Марта


Не подвернется вновь такой бобер.
Он был добряк и дурачок влюбленный,
Сама сердечность, искренность сама.
Когда бы не шатанье, не притоны,
Не девки, не игорные дома!


Мефистофель


Ну, это недостаток мелкий.
Наверное, и он спускал
Вам ваши женские проделки?
На равенстве таких начал
И я б руки у вас искал.


Марта


Как вам не стыдно, шутнику!


Мефистофель
(про себя)


Хоть я и черт, а утеку,
Пока на слове не поймали,
Так надо быть с ней начеку!

(Маргарите.)


Так в сердце нет еще печали?


Маргарита


Как вас понять?


Мефистофель
(про себя)


Дитя, дитя!

(Вслух.)


Прощайте!


Маргарита


С богом!


Марта


Не шутя,
О муже бы достать бумагу,
Где погребен, когда, бедняга,
И эти сведенья в печать
Для верности потом отдать.


Мефистофель


Признанье очевидцев двух
Достаточно для справки устной.
Хотите, явится мой друг
И подтвердит рассказ мой грустный?


Марта


Прошу!


Мефистофель


А барышня придет?
Приятель мой отличный малый,
Объездил свет, весьма бывалый,
Для дома честь его приход.


Маргарита


При нем я постыжусь являться.


Мефистофель


Будь он и принц, не вам стесняться.


Марта


Итак, сегодня вечерком
Мы вас в саду обоих ждем.

УЛИЦА

Фауст и Мефистофель.

Фауст


Ну, как дела? Идут на лад?


Мефистофель


Ты пламенем объят и в горе?
Она твоею будет вскоре.
Пойдем к соседке Марте в сад.
Кума заведомая сводня,
И Гретхен будет там сегодня.


Фауст


Ну что ж, прекрасно. Очень рад.


Мефистофель


Но и от нас услуг хотят.


Фауст


Так что ж, услуга за услугу.


Мефистофель


Заверим ей своей рукой,
Что в Падуе в земле святой
Почиет прах ее супруга.


Фауст


Хорош! И нам в такую даль!


Мефистофель


Sancta simplicitas! Да что ты?
Какая в том тебе забота?
Дашь подпись, вот и вся печаль.


Фауст


Нет, неприемлем этот шаг.


Мефистофель


Подумайте, какой святоша!
Доныне, господин хороший,
Ты ложных не давал присяг?
А доказательства твои
О боге, мире, бытии?
Из этого инвентаря
Преподносил ты небылицы
С уверенностью очевидца,
А между нами говоря,
О Марты Швердтлейн мертвом муже
Ты знаешь, кажется, не хуже.


Фауст


Ты, как всегда, софист и лжец.


Мефистофель


Зато ты – чести образец
И завтра это обнаружишь,
Когда головку Гретхен вскружишь
И дашь ей верности обет.


Фауст


Всем сердцем дам ей.


Мефистофель


Спору нет!
И примешься чистосердечно
Твердить, что чувство будет вечно!


Фауст


Примусь, конечно, – вот ответ,
И с чистой совестью, конечно!
О, как ты глуп! Когда, чуть жив,
Себя не помня, все забыв,
Назвать хочу я наудачу
Стихию чувств, слепой порыв,
И слов ищу, и чуть не плачу,
И вечным сгоряча зову
Мой сон небесный наяву,
Неужто я других дурачу?


Мефистофель


И все ж я прав.


Фауст


О, целиком!
Сдаюсь. Тебя не переспоришь.
Вертя так ловко языком,
Ты доводами всех уморишь.
Я согласиться принужден:
Ты нужен мне, вот твой резон.

САД

Маргарита под руку с Фаустом и Марта с Мефистофелем прогуливаются по саду.

Маргарита


Ах, это только ваша доброта,
Что вы так снисходительно нестроги.
Меняя в путешествии места,
Любезны вы со встречными в дороге.
Моя незанимательная речь
Не может вас ни капельки увлечь.


Фауст


Один лишь взгляд, один лишь голос твой
Дороже мне всей мудрости земной.

(Целует ей руку.)

Маргарита


Да что вы, право, руки целовать!
Ведь кожа у меня так огрубела.
Тружусь, минуты не сижу без дела.
И требует порядка в доме мать.


Проходят дальше.

Марта


Так вы в разъездах, стало быть, всегда?


Мефистофель


Проклятое занятие такое.
Стрелою мчишься через города
И ни в одном нельзя пожить в покое.


Марта


По молодости все нам нипочем,
Свищи в кулак да по дорогам рыскай,
Когда ж к концу подступит дело близко,
Не сладко доживать холостяком.


Мефистофель


Представишь это, сердце жить не радо.


Марта


Об этом вовремя подумать надо.


Проходят дальше.

Маргарита


Да, с глаз долой, из сердца вон небось?
Вы вежливы, вот все и объясненье.
У вас друзей ученых тьма, хоть брось.
Я с ними не могу идти в сравненье.


Фауст


Поверь, мой ангел, то, что мы зовем
Ученостью, подчас одно тщеславье.


Маргарита


Ужель?


Фауст


О, как в неведенье своем
Невинность блещет, как алмаз в оправе,
Не помышляя о своей цене,
Своих достоинств ни во что не ставя!


Маргарита


Хоть миг вниманья подарите мне,
И я всегда вас помнить буду вправе.


Фауст


И ты все дома?


Маргарита


Больше все одна.
Хотя у нас хозяйство небольшое,
Сноровка в доме все равно нужна:
Мы без служанки, я стираю, мою,
Готовлю, подметаю, шью, все – я.
Возни и спешки, только б с ног не сбиться
И матушка строга: насчет шитья
Она сама большая мастерица!
Не то чтоб находились мы в нужде,
Скорее мы с достатком горожане.
Отец семье оставил состоянье,
И сад, и домик малый в слободе.
Теперь я не тружусь чуть свет спросонку,
Как год назад:
В солдатах брат
И умерла сестренка,
А то я отдавала все ребенку,
Но рада б муки все вернуть назад
За милый детский взгляд.


Фауст


Взгляд, вероятно, херувима,
Единственно с твоим сравнимый!


Маргарита


Сестра на свет явилась в страшный год
Отцовой смерти. Я была ей няней.
Мать поручила мне за ней уход,
Сама ж тогда лежала без сознанья,
Мы думали, что и она умрет.
Кормить дитя в теченье этих дней
Тогда нельзя и думать было ей.
Я молоком с водой сестру вскормила.
И на моих руках, всегда со мной
Она росла, смеялась и шалила.


Фауст


И это было радостью живой?


Маргарита


Но временами я теряла силы.
Стояла ночью рядом колыбель.
Проснусь, чуть двинется она, бывало,
Сестре дам молока, возьму в постель,
А если этого крикунье мало,
Пойду качать, закутав в одеяло,
И ноги оттопчу до хромоты,
А поутру на рынке, у плиты
Или за постирушкой у корыта
Почувствуешь себя такой разбитой:
Зато как сладок съеденный кусок,
Как дорог отдых и как сон глубок!


Проходят дальше.

Марта


Неисправимые холостяки!
Как обратить вас в истинную веру?


Мефистофель


К такой учительнице, для примера,
Охотно б я пошел в ученики.


Марта


Тогда нельзя ль вам в душу заглянуть?
У вас есть на примете кто-нибудь?


Мефистофель


Своя жена да угол, говорят,
Дороже царств и каменных палат.


Марта


Я говорю о склонности взаимной.


Мефистофель


Все встречные в пути гостеприимны.


Марта


Нет, вы не поняли. Я знать хочу,
Серьезных чувств вы в прошлом не таите?


Мефистофель


Я в жизни с женщинами не шучу.


Марта


Ах нет, меня понять вы не хотите!


Мефистофель


Я, каюсь, глуп. Однако в меру сил
Любвеобильность вашу оценил.


Проходят дальше.

Фауст


О радость ты моя! Так ты сейчас
Меня узнала с первого же взгляда?


Маргарита


Конечно. И потупилась смутясь.


Фауст


Прости же, что тебя я подстерег
В то утро за церковною оградой.
Не ставь мне этой вольности в упрек.


Маргарита


Мне это непривычно, и сперва
Я было растерялась от смущенья.
Ведь на меня до этого молва
Еще ни разу не бросала тени.
Мое ли, думала я, поведенье
Внушило вам столь вольные слова?
Наверно, я нарушила приличье,
Что представляюсь легкою добычей!
Признаться, я предвидеть не могла,
Что я сама возьму вас под защиту,
И на себя была за то сердита,
Что строже вас в душе не распекла.


Фауст


О милая!


Маргарита


А ну...

(Срывает ромашку и обрывает один за другим лепестки.)

Фауст


Ты что, букет
Или венок плетешь?


Маргарита


Нет, так, пустое.


Фауст


Нет, что же ты?


Маргарита


Не смейтесь надо мною!

(Шепчет.)

Фауст


Что шепчешь ты?


Маргарита
(вполголоса)


Не любит. Любит. Нет.


Фауст


О прелесть ты моя!


Маргарита
(продолжает)


Не любит. Любит!
Не любит.

(Обрывая последний лепесток, громко и радостно.)


Любит!


Фауст


Любит! Да, мой свет!
Гаданье этот узел пусть разрубит!
Он любит, любит, вот цветка ответ.
Вмести, постигни это торжество!


Маргарита


Я вся дрожу.


Фауст


Не бойся ничего!
Пусть этот взгляд
И рук пожатье скажут
О необъятном том,
Пред чем слова – ничто,
О радости, которая нам свяжет
Сердца.
Да, да, навеки без конца!
Конец – необъяснимое понятье,
Печать отчаянья, проклятья
И гнев творца.


Маргарита сжимает ему руки, вырывается и убегает. Фауст не сразу приходит в себя и, овладев собою, идет за нею.

Марта
(приближаясь из глубины)


Смеркается.


Мефистофель


И нам домой пора.


Марта


Я вас не отпустила бы так скоро
Со своего двора,
Но городок наш страшная дыра,
Начнутся разговоры.
Здесь у людей другого дела нет,
Как наблюдать через заборы,
Куда и с кем пошел сосед.
А наша пара?


Мефистофель


Он юркнул в тьму
За нею вслед.


Марта


Он благосклонен к ней.


Мефистофель


Она – к нему.
Так создан свет.

БЕСЕДКА В САДУ

Маргарита вбегает, прячется за дверь и, прижавши палец к губам, смотрит через щель.

Маргарита


Идет!


Фауст
(входя)


Ты прячешься, лиса! Постой!

(Целует ее.)

Маргарита
(обнимая его и возвращая ему поцелуй)


Душою вся твоя, любимый мой!


Мефистофель стучится.

Фауст
(топая ногами)


Кто там?


Мефистофель


Свои!


Фауст


Свинья!


Мефистофель


Пора расстаться.


Марта
(входя)


Да, правда, сударь, поздно, час ночной.


Фауст


Нельзя ли проводить мне вас домой?


Маргарита


О нет! Что скажет мать?


Фауст


Так мне убраться?
Счастливо оставаться!


Марта


В добрый час!


Маргарита


До скорого свиданья.


Фауст и Мефистофель уходят.


Просто диво,
Куда он устремляет мысль свою!
А я пред ним в смущении стою,
Всему поддакиваю торопливо.
И все же в толк никак я не возьму,
Чем я могла понравиться ему?

(Уходит.)

ЛЕСНАЯ ПЕЩЕРА

Фауст
(один)


Пресветлый дух, ты дал мне, дал мне все,
О чем просил я. Ты не понапрасну
Лицом к лицу явился мне в огне.
Ты отдал в пользованье мне природу,
Дал силу восхищаться ей. Мой глаз
Не гостя дружелюбный взгляд без страсти, -
Но я могу до самого нутра
Заглядывать в нее, как в сердце друга.
Ты предо мной проводишь череду
Живых существ и учишь видеть братьев
Во всем: в зверях, в кустарнике, в траве.
Когда ж бушует буря в темной чаще
И, рушась наземь, вековая ель
Ломает по пути стволы и сучья
И грохоту паденья вторит даль,
Подводишь ты меня к лесной пещере,
И там, в уединенной тишине,
Даешь мне внутрь себя взглянуть, как в книгу,
И тайны увидать и тьмы чудес.
Я вижу месяц, листья в каплях, сырость
На камне скал и на коре дерев,
И тени движущихся туч похожи
На чудищ первобытной старины.
Как ясно мне тогда, что совершенства
Мне не дано. В придачу к тяге ввысь,
Которая роднит меня с богами,
Дан низкий спутник мне. Я без него
Не обойдусь, наперекор бесстыдству,
С которым обращает он в ничто
Мой жребий и твое благословенье.
Он показал мне чудо красоты,
Зажег во мне и раздувает пламя,
И я то жажду встречи, то томлюсь
Тоскою по пропавшему желанью.


Входит Мефистофель

Мефистофель


Скажи, какой анахорет!
Спасается в лесу под елью!
Или спасенья от безделья
Повеселее, что ли, нет?


Фауст


А у тебя других нет дел,
Как докучать мне неотлучно?


Мефистофель


Шучу. Я спорить не хотел.
Все время препираться скучно.
Ты, брат, ворчун и нелюдим.
Хоть разорвись ему в угоду,
Одно лишь наказанье с ним.
Нет от него житья-проходу.


Фауст


Еще спасибо говорить,
Что ты пристал ко мне, как муха?


Мефистофель


О сын земли! Хочу спросить,
Что б делал ты без злого духа?
Не спас ли я тебя вполне
От философского угара?
И не благодаря ли мне
Ты не сошел с земного шара?
Так что ж ты разгонять тоску
Засел совой под тенью граба
И варишься в своем соку,
Питаясь воздухом, как жаба?
О, как в тебе еще, заметно,
Сидит ученый кабинетный!


Фауст


Когда б ты ведал, сколько сил
Я черпаю в глуши лесистой,
Из зависти одной, нечистый,
Ты б эту радость отравил.


Мефистофель


Вот неземное наслажденье!
Ночь промечтать средь гор, в траве,
Как божество, шесть дней творенья
Обняв в конечном торжестве!
Постигнуть все под небосводом,
Со всем сродниться и потом
С высот свалиться кувырком -
Куда, сказал бы мимоходом,
(с презрительным жестом)
Но этого простейший стыд
Мне выговорить не велит.


Фауст


Какая грязь!


Мефистофель


Какая грязь!
Вся кровь от ярости зажглась:
Как твой стыдливый слух тревожит,
Едва я прямо назову
То, без чего по существу
Твоя стыдливость жить не может!
Ну что же, лги и лицемерь,
Насколько совести хватает,
Однако вот о чем теперь:
В своей конурке Гретхен тает,
Она в тоске, она одна,
Она в тебе души не чает,
Тобой жива, тобой полна.
Ее любовь, как ширь разлива,
Без удержу, без берегов,
А сам ты присмирел трусливо
И руки умывать готов!
Чем созерцать, как за опушкой
Мерцает хор ночных светил,
Ты б приунывшую подружку
За жар любви вознаградил!
Она в окошко наблюдает,
Как тянут тучи без числа,
И дни и ночи распевает;
«Когда б я ласточкой была!»
Она то шутит, то ненастье
Туманит детские черты,
Ее глаза по большей части
Заплаканы до красноты.


Фауст


Змея! Змея!


Мефистофель
(про себя)


Да, вижу я,
Что клюнуло, душа моя!


Фауст


Сгинь, искуситель окаянный,
О ней ни слова, негодяй,
И чувственного урагана,
Уснувшего, не пробуждай!


Мефистофель


А девочку терзает страх,
Что ты остыл к ней и в бегах.


Фауст


Где б ни был я, в какие бы пределы
Ни скрылся я, она со мной слита,
И я завидую Христову телу;
Его касаются ее уста.


Мефистофель


Я вспомнил пастбище средь роз
И ланей, символы желанья.


Фауст


Прочь, сводник!


Мефистофель


Ты меня до слез
Смешишь потоком этой брани.
Создав мальчишек и девчонок,
Сам бог раскрыл глаза с пеленок
На этот роковой вопрос.
Что ж растерялся ты? Вперед!
Тебя свиданье с милой ждет,
А не палач, не эшафот!


Фауст


Ах, даже к ней упав на грудь
И в неге заключив в объятье,
Как мне забыть, как зачеркнуть
Ее беду, мое проклятье?
Скиталец, выродок унылый,
Я сею горе и разлад,
Как с разрушительною силой
Летящий в пропасть водопад.
А рядом девочка в лачуге
На горном девственном лугу,
И словно тишина округи
Вся собрана в ее кругу.
И, видишь, мне, злодею, мало,
Что скалы с места я сдвигал
И камни тяжестью обвала
В песок и щебень превращал?
Еще мне надобно, подонку,
Тебе в угоду, палачу,
Расстроить светлый мир ребенка!
Скорей же к ней, в ее уют!
Пусть незаметнее пройдут
Мгновенья жалости пугливой,
И в пропасть вместе с ней с обрыва
Я, оступившись, полечу.


Мефистофель


Опять кипит, опять в обиде!
Ступай утешь ее, глупец!
В смятенье выхода не видя,
Ты думаешь, всему конец?
Ты был всегда храбрец мужчина,
Так что ж ты пятишься назад?
Что оробел ты, дурачина,
Когда тебе сам черт не брат?

КОМНАТА ГРЕТХЕН

Гретхен
(одна за прялкой)


Что сталось со мною?
Я словно в чаду.
Минуты покоя
Себе не найду.


Чуть он отлучится,
Забьюсь, как в петле,
И я не жилица
На этой земле.


В догадках угрюмых
Брожу, чуть жива,
Сумятица в думах,
В огне голова.


Что сталось со мною?
Я словно в чаду.
Минуты покоя
Себе не найду.


Гляжу, цепенея,
Часами в окно.
Заботой моею
Все заслонено.


И вижу я живо
Походку его,
И стан горделивый,
И глаз колдовство.


И, слух мой чаруя,
Течет его речь,
И жар поцелуя
Грозит меня сжечь.


Что сталось со мною?
Я словно в чаду.
Минуты покоя
Себе не найду.


Где духу набраться,
Чтоб страх победить,
Рвануться, прижаться,
Руками обвить?


Я б все позабыла
С ним наедине,
Хотя б это было
Погибелью мне.

САД МАРТЫ

Маргарита и Фауст.

Маргарита


Пообещай мне, Генрих!


Фауст


Ах,
Все, что в моих руках!


Маргарита


Как обстоит с твоею верой в бога?
Ты добрый человек, каких немного,
Но в деле веры просто вертопрах.


Фауст


Оставь, дитя! У всякого свой толк.
Ты дорога мне, а за тех, кто дорог,
Я жизнь отдам, не изощряясь в спорах.


Маргарита


Нет, верить по писанию твой долг.


Фауст


Мой долг?


Маргарита


Ax, уступи хоть на крупицу!
Святых даров ты, стало быть, не чтишь?


Фауст


Я чту их.


Маргарита


Но одним рассудком лишь,
И тайн святых не жаждешь приобщиться.
Ты в церковь не ходил который год?
Ты в бога веришь ли?


Фауст


О милая, не трогай
Таких вопросов. Кто из нас дерзнет
Ответить не смутясь: «Я верю в бога»?
А отповедь схоласта и попа
На этот счет так искренне глупа,
Что кажется насмешкою убогой.


Маргарита


Так ты не веришь, значит?


Фауст


Не коверкай
Речей моих, о свет моих очей!
Кто на поверку,
Разум чей
Сказать осмелится: «Я верю»?
Чье существо
Высокомерно скажет: «Я не верю»?
В него,
Создателя всего.
Опоры
Всего: меня, тебя, простора
И самого себя?
Или над нами неба нет,
Или земли нет под ногами
И звезд мерцающее пламя
На нас не льет свой кроткий свет?
Глаза в глаза тебе сейчас
Не я ль гляжу проникновенно,
И не присутствие ль вселенной
Незримо явно возле нас?
Так вот, воспрянь в ее соседстве,
Почувствуй на ее свету
Существованья полноту
И это назови потом
Любовью, счастьем, божеством.
Нет подходящих соответствий,
И нет достаточных имен,
Все дело в чувстве, а названье
Лишь дым, которым блеск сиянья
Без надобности затемнен.


Маргарита


Почти что в этих выраженьях
Так и священник говорит.
Все это так, – но я в сомненьях.


Фауст


Об этом целый свет твердит,
Любое сердце, кто как может,
Как на душу господь положит,
Так что же мне бояться слов?


Маргарита


Ты прав как будто поначалу,
А присмотреться – свет Христов
Тебя затронул очень мало.


Фауст


Дитя мое!


Маргарита


Не разберу,
Чем друг твой мне не по нутру.


Фауст


Как так?


Маргарита


В чем ваше кумовство?
Как можешь ты терпеть его?
Никто еще во мне так живо
Не возбуждал вражды брезгливой,
Как твой противный компаньон.


Фауст


О милочка, не страшен он!


Маргарита


При нем я разом холодею,
Я с прочими людьми в ладу...
Но так же, как душою всею
Я твоего прихода жду,
Так я чураюсь лиходея.
Прости господь мои слова,
Когда пред ним я не права.


Фауст


Что ж делать, уж такой чудила.


Маргарита


Я с ним бы дружбы не водила!
Едва он в дверь, как всех буравит
Его коварный, острый взор.
Он так насмешлив и хитер
И ни во что людей не ставит!
Что он любви вовек не ведал,
Как бы написано на нем.
Мне радость в обществе твоем,
Когда ж ты с ним и мы втроем,
Боюсь, как он бы нас не предал.


Фауст


О, чуткость ангельских догадок!


Маргарита


Он мне непобедимо гадок.
В соседстве этого шута
Нейдет молитва на уста,
И даже кажется, мой милый,
Что и тебя я разлюбила,
Такая в сердце пустота!


Фауст


Тут верх врожденной неприязни.


Маргарита


Но мне пора домой.


Фауст


Постой.
Хоть раз нельзя ли без боязни
Побыть часочек мне с тобой
Грудь с грудью и душа с душой?


Маргарита


Ax, если б я спала одна,
Сегодня ночью, веришь слову,
Я б не задвинула засова.
Но рядом дремлет мать вполсна.
Когда бы нас она застала,
Я б тут же замертво упала!


Фауст


О, вздор! Вот с каплями флакон.
Немного их накапай в воду,
Дай выпить ей, и до восхода
Ее охватит крепкий сон.


Маргарита


Ты у меня не знал отказа.
А эти капли без вреда?


Фауст


Я б не дал их тебе тогда.


Маргарита


Чуть я тебя увижу, сразу
Все рада сделать для тебя.
Тебе я, кажется, любя,
Так много отдала в прошедшем,
Что жертвовать уж больше нечем.

(Уходит.)

Мефистофель
(входя)


Ну что, ушла твоя овца?


Фауст


Подслушивал?


Мефистофель


Узнал немало.
Тебя, как старого глупца,
Девица вере обучала?
О, вера – важная статья
Для девушек властолюбивых:
Из женихов благочестивых
Выходят смирные мужья.


Фауст


Проклятый изверг, не греши!
Тебе ль понять, как в детской вере
Ей страшно будущей потери
Моей загубленной души!


Мефистофель


Все это, братец, только так,
А ты поверил и размяк?


Фауст


О, помесь грязи и огня!


Мефистофель


Она, заметь, физьономистка
И раскумекала меня,
По-видимому, очень близко.
Ум плутовской давно смекнул,
Что хват я или Вельзевул.
Так ночью?..


Фауст


Что тебе за дело?


Мефистофель


Одна отзывчивость всецело.

У КОЛОДЦА

Гретхен и Лизхен с кувшинами.

Лизхен


Ты новости слыхала о Варваре?


Гретхен


Нет. Редко вижу я кого в глаза.


Лизхен


Сивилла рассказала на базаре.
Ну, доигралась эта егоза!
А гонор был какой у этой твари!


Гретхен


Да что с ней?


Лизхен


Нос заткни, тяжелый дух!
Две жизни в ней, и ест и пьет за двух.


Гретхен


Ах!


Лизхен


Поделом! Открылось в эти числа.
А как она на парне висла!
Припомни танцы, и гульбу,
И громкую их похвальбу.
Вертелась с ним неосторожно
В саду, в распивочной, в пирожной,
Себя считала краше всех,
Воображала, что не грех
Подарки брать от бедокура,
С ним разводила шуры-муры.
Забаловался молодец.
Вот и девичеству конец.


Гретхен


Жаль бедную!


Лизхен


Жалеешь ты?
А безотлучно день за прялкой
Просиживать до темноты
Нам не было с тобою жалко?
Тем временем она тайком
Ходила к своему миленку,
Тоски не ведала с дружком.
Теперь за это ветрогонка
Отведает епитимьи:
Наденет девка власяницу
За эти подвиги свои.


Гретхен


Он должен был на ней жениться.


Лизхен


Найди такого дурака!
Напутал, да и дал стречка.
И то: не клином свет сошелся!


Гретхен


Он плохо с нею обошелся.


Лизхен


Брак не спасет от срамоты:
На свадьбе парни ей цветы
Сорвут со свадебной фаты,
А девки перед дверью дома
Насыплют отрубей с соломой.

(Уходит.)

Гретхен
(возвращаясь домой)


Как смело хмурила я брови,
Как предавалась я злословью,
Как я строга была, когда
Случалась с девушкой беда!
Как из избы тогда надменно
Чужой я выносила сор!
Как не жалела слов, позор
Изобличая откровенно!
И вдруг какая перемена!
Сама не лучше я сестер.
Куда я скроюсь с этих пор?
Куда я сделанное дену?
Но то, что сердце завлекло,
Так сильно было и светло!

НА ГОРОДСКОМ ВАЛУ

В углублении крепостной стены изваяние скорбящей божией матери, перед нею цветы в кувшинах. Гретхен ставит свои цветы к прочим.

Гретхен


К молящей
Свой лик скорбящий
Склони в неизреченной доброте,


С кручиной
Смотря на сына,
Простертого в мученьях на кресте,


И очи
Возведши
За помощию отчей в вышине!


Кто знает,
Как тают
По капле силы у меня внутри?


Лишь пред тобой я вся как на ладони.
О, пожалей меня и благосклонней
На муку и беду мою воззри!


Где шумно, людно,
Дышать мне трудно,
Поднять глаза на посторонних срам,


А дома волю
Слезам от боли
Даю, и сердце рвется пополам.


Я эти цветики в букете
Слезами облила,
Когда сегодня на рассвете
Их для тебя рвала.


Меня застало солнце в спальной
Давным-давно без сна.
Я думою своей печальной
Была пробуждена.


Спаси меня от мук позора,
Лицо ко мне склоня!
Единая моя опора,
Услышь, услышь меня!

НОЧЬ. УЛИЦА ПЕРЕД ДОМОМ ГРЕТХЕН

Валентин, солдат, брат Гретхен.

Валентин


Зайду, бывало, пить в подвал
И слышу, как иной бахвал
Расписывает наобум
Свою властительницу дум.
И девушки на свете нет
Красивей, чем его предмет.
Я тихо сяду, как вошел,
И локти положу на стол,
И бороды курчавлю край,
Пока болтает краснобай.
Потом стакан свой подыму
И говорю в ответ ему:
"Кому какая по нутру, -
Я выпью за свою сестру.
Какую девушку в стране
Поставишь с Гретхен наравне?"
И прекращается вранье,
Все чокаются за нее,
Смолкают разом хвастуны
И видят, что посрамлены.
Теперь все по-другому здесь,
Хоть на стену от злобы лезь!
Терпеть, чтоб каждое дрянцо
Могло бросать тебе в лицо
Намеки, колкости, кивки,
Двусмысленности и смешки!
А чем мерзавцев этих мне
На месте припереть к стене,
Когда их сплетни не навет
И в их словах обмана нет?
Что за канальи там вдвоем
Подкрадываются тайком?
Поди любезник сестрин тут?
Они живыми не уйдут.


Входят Фауст и Мефистофель.

Фауст


Дрожа от веянья прохлады
И озаряя сумрак плит,
Неугасимая лампада
В соборной ризнице горит.
Такой же мрак во мне точь-в-точь,
Как эта полутьма и ночь.


Мефистофель


А у меня позыв другой,
Какой-то зуд страстей угарных,
Как по ночам весенним вой
Котов на лестницах пожарных.
Ведь я бродяга и шатун
И славу о себе упрочу
Опять Вальпургиевой ночью,
А завтра ведь ее канун.
Тогда по праву кутерьма
И сходит целый свет с ума.


Фауст


А выйдет ли из-под земли
Тот клад, светящийся вдали?


Мефистофель


Уж у поверхности покрышка,
Нам не придется долго рыть.
Набита золотом кубышка.


Фауст


Мозги б ты лучше понатужил
И раздобыл жемчужин нить,
Чтоб милой Гретхен подарить.


Мефистофель


Я там и жемчуг обнаружил.


Фауст


Прекрасно. К девушке под кров
Ходить мне больно без даров.


Мефистофель


Напрасно! Выгоду свою
Преследуй в жизни безвозмездно.
Сейчас я Гретхен песнь спою
Под кровом этой ночи звездной.
Чтоб девушка попалась в сеть,
О нравственности буду петь.

(Поет под гитару.)


Смиряя дрожь,
Зачем под нож,
Катринхен, к милому идешь
И гибели не видишь?
Пусть он хорош,
Пусть он пригож, -
Ты девушкой к нему войдешь,
Но девушкой не выйдешь.
Он для проказ,
Не обручась,
Возьмет что надобно от вас,
И – с богом, до свиданья!
А нужен глаз,
На все отказ,
Чтоб честь осталась про запас
До самого венчанья.


Валентин
(выступая вперед)


Кого ты пеньем манишь, крысолов?
Сейчас расправлюсь я с тобой, нечистый!
Сперва гитару на двадцать кусков,
А после сокрушу и гитариста!


Мефистофель


Сломал гитару вдребезги мою.


Валентин


Я вам обоим череп раскрою.


Мефистофель
(Фаусту)


Смелее, доктор! Шпагу вон! Вперед!
Тесни его. Прижмись ко мне вплотную.
Коли смелей, он целым не уйдет!
Не отступай! Я хорошо фехтую.


Валентин


Так отражай!


Мефистофель


Ну что ж, и отразим.


Валентин


А если так ударю?


Мефистофель


Эка штука!


Валентин


Я бьюсь как будто с дьяволом самим,
И вот уже он перешиб мне руку!


Мефистофель
(Фаусту)


Коли!


Валентин
(падая)


Пропал!


Мефистофель


Несчастному капут.
Теперь, пока не поздно, надо скрыться.
Сейчас людей на помощь позовут.
С полицией не трудно сговориться,
Другое дело уголовный суд.


Уходят.

Марта
(у окна)


Наружу все!


Гретхен
(у окна)


Огня! Огня!


Марта


Эй, караул! Разбой, резня!


Народ


Вон труп, взгляни сюда!


Марта
(выходя)


Лови убийц! Держи и бей!


Гретхен
(выходя)


Кто здесь?


Народ


Сын матери твоей.


Гретхен


О боже, вот беда!


Валентин


Я умираю, – сказ простой, -
И не увижу дня.
Не войте, бабы, надо мной,
Послушайте меня.


Все обступают его.


Еще ты, Гретхен, молода,
И где тебе понять, куда
Ведет твой глупый нрав.
Но, шлюхой ставши невзначай,
По правилам теперь гуляй,
На все есть свой устав.


Гретхен


Брат! Господи! Не убивай!


Валентин


Ты к богу всуе не взывай,
Что свершено, то свершено,
Что будет, будет все равно.
Теперь ты начала с одним,
А после перейдешь к другим,
Когда ж до дюжины дойдет,
Столпится город у ворот.
Когда на свет родится стыд,
Еще он от народа скрыт,
Его таят во тьме ночей,
Надвинув шапку до ушей.
Его не видно, и тогда
Его прикончить не беда.
Но не по дням, а по часам
Растет и выпирает срам,
И чем чудовищнее грех,
Тем больше на виду у всех.
Я твердо знаю: дни придут,
Когда тебя весь честный люд,
И стар и мал, исчадье тьмы,
Чураться будут, как чумы.
Ты будешь направлять стопы
В обход, подальше от толпы.
Тебе не даст проступок твой
Блистать в цепочке золотой
И в кружевном воротнике
Отплясывать на пикнике.
Ты будешь находить ночлег
Средь оборванцев и калек.
И если милостивый бог
Простит по смерти твой порок,
Ты смыть не сможешь на земле
Клейма проклятья на челе.


Марта


Вам каяться теперь под стать,
А не проклятья изрыгать.


Валентин


Ах, сводня, жалко, мочи нет,
Сломал бы я тебе хребет
Да все грехи бы искупил.


Гретхен


О брат мой, вынести нет сил!


Валентин


Не плачь, сказал я, брось тужить.
Минувшего не воротить.
Ты мне сама из-за угла
Удар бесчестьем нанесла.
Я честь солдатскую свою
И душу богу отдаю.

(Умирает.)

СОБОР

Церковная служба с органом и пением. Гретхен в толпе народа. Позади нее злой дух.

Злой дух


Иначе, Гретхен, бывало,
Невинно
Ты к алтарю подходила,
Читая молитвы
По растрепанной книжке,
С головкою, полной
Наполовину богом,
Наполовину
Забавами детства!


Гретхен!
Где ты витаешь?
Что тебя мучит?
Молишь у бога
Упокоения матери,
По твоей вине уснувшей
Навеки без покаянья?
Чья кровь
У тебя на пороге?
Что бьется под сердцем
Наполняя тебя
Содроганьем?


Гретхен


Опять они,
Все те же, те же думы!
Никак от них,
Никак не отвяжусь.


Хор


Dies irae, dies ilia
Solvet saeclum in favilla.


Звуки органа.

Злой дух


Настиг тебя гнев господень!
Трубный глас раздается!
Разверзаются гробы!
И из пепла
Душа твоя
Подымается
На вечные муки.


Гретхен


Уйти, уйти!
Орган и пенье
Теснят дыханье,
Едва стою.


Хор


Judex ergo cum sedebifc
Quidquid latefc, adparebit,
Nil inultum remanebit.


Гретхен


Я задохнусь!
Как давят своды!
К дверям! К проходу!
Я чувств лишусь!


Злой дух


Прячься – не скроешь
Греха и позора.
Воздуха? Света?
Их больше не будет.
Горе!


Хор


Quid sum miser tune dicturus?
Quern patronum rogaturus,
Cum vix Justus sit securus?


Злой дух


Праведные отвращают
Лицо от тебя.
Протянуть тебе руку, погибшей,
Боятся.


Хор


Quid sum miser tune dicfcurus?


Гретхен


Я падаю!
Соседка! Вашу склянку!

(Падает в обморок.)

ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ

Горы Гарца близ деревень Ширке и Эленд.
Фауст и Мефистофель.

Мефистофель


Ты б не прельстился добрым метловищем?
А я бы прокатился на козле.
Нам далеко, и мы еще порыщем.


Фауст


Покамест ноги носят по земле,
Еще я пешеход неутомимый.
Уменьшив путь, пропустим много мимо,
В самой прогулке радость ходоку.
Я для того пошел пешком по скалам
И в руки взял дорожную клюку,
Чтобы внимать лавинам и обвалам.
Уж дышит по-весеннему береза,
И даже веселее ель глядит.
Ужель весна тебя не молодит?


Мефистофель


Нет, у меня в душе стоят морозы,
Но я люблю и стужу и буран.
К тому ж ущербный месяц сквозь туман
Льет тусклый свет с угрюмым видом скряги.
Ни зги не видно, и при каждом шаге -
Перед тобой, негадан и неждан,
Ствол дерева, и камни, и коряги.
Я у блуждающего огонька
Спрошу, как лучше нам пройти к вершине.
В горах нет лучшего проводника.
Вот сам он, кстати, легок на помине.
Не откажи, чем даром тратить пламя,
Нам посветить и вверх взобраться с нами.


Блуждающий огонек


Не прекословлю никогда природе:
Я двигаться зигзагами привык,
Всегда с оглядкой, а не напрямик.


Мефистофель


Не подражай двуногому отродью,
Валяй во имя черта по прямой,
Иначе я задую пламень твой.


Блуждающий огонек


Вы кто-то здесь из признанных владык.
Я подчиняюсь вам беспрекословно,
Но ведь сегодня тут ночной содом.
Неровный свет мой неповинен в том,
Что нам тут выпадает путь неровный.


Фауст, Мефистофель и Блуждающий огонек
(поочередно)


Путь лежит по плоскогорью,
Нас встречает неизвестность.
Это край фантасмагорий,
Очарованная местность.
Глубже в горы, глубже в горы!


Чудеса! Деревья бора
Скачут в чехарде средь луга
Через головы друг друга.
Горы нагибают спины,
Чтоб перемахнуть вершины.


Мелких волн курчавя гребни,
Ручеек бежит по щебню.
Что мурлычет он ворчливо
День и ночь без перерыва?
Обвиненье ли в измене
Пенят бешено каменья?
Отзвук ли времен счастливых
Слышен в этих переливах?
И о том, что память прячет,
Эхо, вспоминая, плачет?


Переклички стай совиных
Отзываются в долинах.
Слышен, далью повторенный,
Хохот филина бессонный.
Месяц осветил тропинку,
Блещет ящерицы спинка.
По-гадючьи, змей проворней,
Расползлись под нами корни,
А над нами, пальцы скрючив,
Виснет путаница сучьев.
Темный лес оплел дорогу
Щупальцами осьминога
И кишмя-кишит под мхами
Разномастными мышами.
А светящиеся мушки
Вьются на его опушке
Кучами, несметным скопом,
Огненным калейдоскопом.


Но скажите мне по чести,
Не стоим ли мы на месте?
Может, все, что есть в природе,
Закружившись в хороводе,
Мчится, пролетая мимо,
Мы же сами недвижимы?


Мефистофель


Ухватись за мой камзол.
Видишь, в недрах гор взошел
Царь Маммон на свой престол.
Световой эффект усилен
Заревом его плавилен.


Фауст


Как облик этих гор громаден!
Как он окутан до вершин
Ненастной тьмой глубоких впадин
И мглой лесистых котловин!
Как угольщики, черномазы
Скопившиеся в них пары,
Как будто это клубы газа
Из огнедышащей горы.
И правда, языком багряным
Бросаясь к облакам седым,
Здесь пламя борется с туманом
И пробивается сквозь дым.
Вон искры отлетают блесткой,
Вон в виде крупного зерна.
Но вот скала у перекрестка
Вся доверху озарена!


Мефистофель


Маммон залить не поскупился
Иллюминацией чертог.
Я рад, что ты сюда явился.
Уж начался гостей приток.


Фауст


Скопленья шумного кортежа
Столкнут меня с тропы проезжей!


Мефистофель


Скорей за что-нибудь схватись,
А то сорвешься с кручи вниз.
На курганы лег туман,
Завывает ураган.
Гул и гомон карнавала
Распугал сычей и сов.
Ветер, главный запевала,
Не щадит красы лесов.
И расселины полны
Ворохами бурелома
И обломками сосны,
Как развалинами дома,
Сброшенного с крутизны.
И все ближе, ближе вой,
Улюлюканье и пенье
Страшного столпотворенья,
Мчащегося в отдаленье
На свой шабаш годовой.


Ведьмы
(хором)


На Брокен ведьмы тянут в ряд.
Овес взошел, ячмень не сжат.
Там Уриан, князь мракобесья,
Красуется у поднебесья.
По воздуху летит отряд,
Козлы и всадницы смердят.


Голос


Старуха Баубо мчит к верхушке
Верхом на супоросой хрюшке.


Хор


Колдунье и свинье почет.
Вперед за бабкою, вперед!
Всей кавалькадой верховых,
Чертовок, ведьм и лешачих!


Голос


Откуда ты?


Другой голос


От Ильзенштейна,
Лесной тропою чародейной.
К сове наведалась в дупло,
Та как надулась, и пошло!


Третий голос


Освободи проезд, не мешкай!


Второй голос


Подумаешь, какая спешка!
Да не пыхти ты, не потей,
Я вся в следах твоих когтей.


Ведьмы
(хором)


Нельзя ли чуть порасторопней?
Так в давке сжали, что хоть лопни!
Не тыкай вилами в живот!
Задушите в утробе плод!


Колдуны
(половина хора)


Ползут мужчины, как улитки,
А видите, как бабы прытки.
Где пахнет злом, там бабий род
Уходит на версту вперед.


Другая половина


Еще довольно это спорно.
Как ваша баба ни проворна,
Ее мужчина, хоть и хром,
Опередит одним прыжком.


Голос
(сверху)


Пожалуйте к нам наверх с плеса!


Голос
(снизу)


Сейчас взберемся на утесы.
Мы вымылись водой холодной,
Зато и дочиста бесплодны.


Оба хора


Стих ветер. Месяц со звездой
Пропал за облачной грядой.
Мы ж вихрем огненным летим,
И веселимся, и галдим.


Голос
(снизу)


Стой! Стой!


Голос
(сверху)


Что там за образина
Зовет меня со дна теснины?


Голос
(снизу)


Мне хочется со всей гурьбой!
Прошу вас взять меня с собой.
За триста лет я еле-еле
Наружу выполз из ущелья.


Оба хора


Сядь на козла, садись на шест,
На вилах соверши свой въезд.
Но знай: ты попадешь туда
Сегодня или никогда.


Полуведьма
(внизу)


С начала дня я семеню,
А их никак не догоню.
И дома маета внизу,
И до хребта не доползу.


Ведьмы
(хором)


Втиранье ускоряет прыть,
Рвань может парусом служить,
Садись в корыто, и айда!
Сегодня или никогда.


Оба хора


Когда ж у ног увидим кряж,
Опустится весь поезд наш,
Рассядемся всем нашим роем,
Толпой своей хребет покроем.

(Садятся на землю.)

Мефистофель


Срамниц, страшилищ всяких, рож!
А крик какой, какой галдеж!
Поистине живой пример
Мегер и фурий без манер.
Мне руку в свалке протяни, -
Нас разлучат средь толкотни.
Где ты?


Фауст
(издали)


Я здесь.


Мефистофель


Нашел едва.
Вступлю в хозяйские права.
Эй, рвань, с дороги свороти
И дайте дьяволу пройти!
Давай-ка, доктор, вон из давки
И этой дикой тесноты
Переберемся под кусты
И мирно посидим на травке.


Фауст


Нет, у тебя все парадоксы!
На Брокен совершить подъем,
Куда весь ад на шабаш стекся,
Чтоб тут сидеть особняком!


Мефистофель


Я враг таких больших компаний,
И мне милее у костра
Ночные толки на поляне.


Фауст


А я б взошел на верх бугра.
Там весь ваш цвет в разгаре пьянства,
Все дьявольское атаманство.
И сатана у самых круч
Ко многим тайнам держит ключ.


Мефистофель


Там и загадок новый узел.
Нет, царедворцы не по мне,
Меня б их вид переконфузил.
Давай побудем в тишине.
Лишь в маленьком кружке интимном.
Есть место тонкостям взаимным.
Здесь, видишь ли, полутемно,
И это лучше полусвета.
На старых ведьмах домино,
Молоденькие же раздеты.
Будь с ними ради этикета
Любезен, так заведено.
Но, слышишь, – музыка давно.
Как им играть не опротивит,
Когда так зверски все фальшивят?
Но пусть в разброде струнный хор,
Составим пары для кадрили.
Что скажешь ты? Какой простор!
Кругом до самых дальних гор
Пылает за костром костер.
Ты видишь зрелище обилья,
Танцоров, пьяниц и обжор.
Найди, где лучше бы кутили.


Фауст


Ты выступишь как сатана
Или в обличье колдуна?


Мефистофель


Я б предпочел инкогнито огласке,
Но принято встречаться на пиру
При орденах, в открытую, без маски
У нас не носят ордена Подвязки,
Мое копыто больше ко двору.
Мой знак отличья оползла улитка,
Ей и тебя пронюхать удалось.
Таиться здесь – бесплодная попытка,
Здесь сразу видят каждого насквозь.
Пройдемся вдоль костров по этим скатам.
Ты будешь женихом, я буду сватом.

(К группе старичков вокруг полу потухшего костра.)


Что вы засели здесь в тени ракит?
Поближе к поколенью молодому!
Там в середине спор вовсю кипит.
Отмалчиваться можно ведь и дома.


Генерал


Стоишь за честь и гордость наций,
Как вдруг на них находит стих:
Народы вероломней граций
И любят только молодых.


Министр


Все изолгались, вот в чем горе.
Былой уклад невозвратим.
Покамест были мы в фаворе,
Век был взаправду золотым.


Разбогатевший делец


И мы ловить умели случай,
И мы хватали через край,
Вдруг все закрылось черной тучей,
И славные деньки прощай.


Писатель


К чему писать большие книги,
Когда их некому читать?
Теперешние прощелыги
Умеют только отрицать.


Мефистофель
(вдруг на вид страшно состарившись)


Не день ли скоро Страшного суда?
Как погляжу на этих я каналий,
Вся бочка вытекла, на дне бурда, -
Невольно мысль приходит о финале.


Ведьма-старьевщица


Эй, судари, а ну-ка к нам!
Сговорчивее нет торговки.
Таким приличным господам
Свой хлам продам я по дешевке.
Ни на каких торгах земли
Добра такого не найдете.
Все то, что тут лежит в пыли,
Обломки эти и лохмотья
Несчастье людям принесли.
Здесь все клинки от крови ржавы,
На рюмках – отпечатки губ
С остатками былой отравы,
Колечком каждым душегуб
Надругивался над невинной,
Здесь нет ни одного ножа,
Который не вонзили в спину
Из мести или грабежа.


Мефистофель


Ну что ты вынесла на рынок?
Ведь это заваль, старина!
Нет у тебя, кума, новинок?
Теперь иные времена.


Фауст


И публика, и самый торг,
И ярмарка – один восторг!


Мефистофель


К вершине двинулся поток.
Пихаешь в бок, сбивают с ног.


Фауст


Кто там?


Мефистофель


Лилит.


Фауст


На мой вопрос,
Пожалуйста, ответь мне прямо.
Кто?


Мефистофель


Первая жена Адама.
Весь туалет ее из кос.
Остерегись ее волос:
Она не одного подростка
Сгубила этою прической.


Фауст


Вон две сидят. Я – к молодой,
А ты ступай к другой, седой.


Мефистофель


Представимся сейчас же им
И танцевать их пригласим.


Фауст
(танцуя с молодою)


Я видел яблоню во сне.
На ветке полюбились мне
Два спелых яблока в соку.
Я влез за ними по суку.


Красавица


Вам Ева-мать внушила страсть
Рвать яблоки в садах и красть.
По эту сторону плетня
Есть яблоки и у меня.


Мефистофель
(танцуя со старухою)


Я видел любопытный сон.
Ствол дерева был расщеплен.
Такою складкой шла кора,
Что мне понравилась дыра.


Старуха


Любезник с конскою ногой,
Вы – волокита продувной.
Готовьте подходящий кол,
Чтоб залечить дуплистый ствол.


Проктофантасмист
(Задопровидец)


Проклятая, безмозглая орда!
Доказано как будто всесторонне:
У духов нет конечностей. Тогда
Как можете ходить вы в котильоне?


Красавица
(танцуя)


Что взъелся он на наш невинный бал?


Фауст
(танцуя)


Завистник и дурак, вот и пристал.
Он просто глуп, как дважды две четыре,
И все не по нутру ему, придире.
Лишь в пересудах он находит вкус,
И сам как бы ходячий комментарий
К делам, к словам, к вещам, ко всякой твари,
К тому, что с вами в паре я кружусь.


Проктофантасмист


Вы тут еще? Ведь я сказал вам: сгиньте!
В наш просвещенный век я слишком тих.
В природе нет кикимор и шишиг!
Что ж вы толчетесь в этом лабиринте
И в Тегеле на чердаках моих
Обосновались в виде домовых?


Красавица


Как терпят скучных приставал таких!


Проктофантасмист


Я, духи, это вам в лицо скажу:
Сегодня я не одержал победы,
Но я еще раз как-нибудь приеду
И уж тогда конец вам положу!


Танцы продолжаются.


Не пощажу ни сил своих, ни дней,
Чтоб извести поэтов и чертей.


Мефистофель


Сейчас он в лужу сядет для поправки.
Он гнев смиряет, охлаждая зад.
Поставленные к копчику пиявки
От вида духов дух его целят.

(Фаусту, переставшему танцевать.)


Что ж даму упустил ты в заключенье
И почему упорно так молчишь?


Фауст


Ах, изо рта у ней во время пенья
Вдруг выпрыгнула розовая мышь.


Мефистофель


Ну что ж, не каждое ведь лыко в строку.
Благодари, что мышка не сера,
И не горюй об этом так глубоко!


Фауст


Затем...


Мефистофель


Ну, что ж?


Фауст


Взгляни на край бугра.
Мефисто, видишь, там у края
Тень одинокая такая?
Она по воздуху скользит,
Земли ногой не задевая.
У девушки несчастный вид
И, как у Гретхен, облик кроткий,
А на ногах ее – колодки.


Мефистофель


Зачем смотреть на тот курган?
Ведь это призрак, истукан
Из тех видений и иллюзий,
Вблизи которых стынет кровь.
Пожалуйста, не прекословь.
Небось ты слышал о Медузе?


Фауст


Покойница, которой глаз
Рука родная не закрыла!
Да, это тело Гретхен милой,
Которая мне отдалась!


Мефистофель


Тут колдовской обычный трюк:
Все видят в ней своих подруг.


Фауст


Как ты бела, как ты бледна,
Моя краса, моя вина!
И красная черта на шейке,
Как будто бы по полотну
Отбили ниткой по линейке
Кайму, в секиры ширину.


Мефистофель


Ей голову срубил Персей.
Она снимается, как крышка.
Для обезглавленной ловчей
Брать иногда ее под мышку.
Зачем ты растравляешь боль?
Смотри, как шумно на поляне,
Как в Пратере во дни гулянья.
Театр приехал на гастроль.
Повеселить тебя позволь.
Что тут дают?


Sеrvibilis
(Подлиза)


Сейчас начнут премьеру
Седьмую, между прочим, за сезон.
Театр привержен к новостям без меры.
Однако перейдемте в павильон.
Идет любительское обозренье
В любительском к тому же исполненье.
Я тоже труд любителей делю:
Я поднимать им занавес люблю.
Поэтому я должен удалиться.


Мефистофель


На Брокене и место этой птице.

СОН В ВАЛЬПУРГИЕВУ НОЧЬ, ИЛИ ЗОЛОТАЯ СВАДЬБА ОБЕРОНА И ТИТАНИИ
ИНТЕРМЕДИЯ

Директор театра


Мы сегодня отдохнем,
Мидинга потомки!
Сценой будет все кругом,
Горы, скал обломки.


Герольд


Золотая свадьба – плод
Полстолетья в браке,
Но и так за годом год
Надо жить без драки.


Оберон


Духи, духи, вот пароль
Нашего союза:
"Королева и король
Обновляют узы".


Пук


С Пуком – кобольдов толпа,
Маленькие дети,
Но выделывают па
Лучше, чем в балете.


Ариэль


Я поднес свирель ко рту.
Звуков благородство
Покоряет красоту
И смирит уродство


Оберон


Расторгайте гименей
Временами, семьи,
Чтобы жить еще тесней
Остальное время.


Титания


Если в браке двое злюк,
Надо в час досужий
Отослать жену на юг
И на север мужа.


Оркестр трутти
(fortissimo)


Комары, и мошкара,
И сверчки-горланы,
Баритоны, тенора,
Наши меломаны.


Соло


За горой, надув пузырь,
Заиграл волынщик,
Здешних сборищ богатырь,
Глупостей зачинщик.


Несложившийся дух


Я из гадов двух гибрид
В синтезе каком-то
На живую нитку сшит,
Как строфа экспромта.


Парочка


Радостно вдвоем плестись
По лугам вприпрыжку,
Но ведь ты без крыльев ввысь
Не взлетишь, трусишка.


Любопытный путешественник


Это правда или сон?
Я глазам не верю.
Знаменитый Оберон
Предо мной у двери.


Ортодокс


Оберон хоть без рогов,
Все же черт в итоге,
Как и все в конце концов
Греческие боги.


Северный художник


Я набрасываю суть
Красками скупыми,
Но и я когда-нибудь
Побываю в Риме.


Пурист


Ведьм хотя и весел круг,
Но нецеломудрен.
Только, например, у двух
Нос едва припудрен.


Молодая ведьма


Пудру на лицо и лиф
Надо престарелым,
Я ж красуюсь, все раскрыв,
Обнаженным телом.


Матрона


Мы б вели напрасно спор
О вопросах плоти.
Вы ж, голубка, до тех пор
Заживо сгниете.


Капельмейстер


Мушки к голенькой летят
И не смотрят в ноты.
Только все пошло на лад,
Сбились все со счета.


Флюгер
(поворачиваясь в одну сторону)


Сливки общества, верхи,
Только званым место.
Избранные женихи,
Лучшие невесты!

(Поворачиваясь в другую сторону.)


Провались в тартарары
Проходимцы-гости.
А не то я сам с горы
Провалюсь со злости!


Ксении


Лязгом ножниц на ремне
Дайте насекомым
Туш исполнить сатане
И его знакомым.


Генпингс


Надрываются сверчки
Так, что вянут уши,
И считают, чудаки,
Что у них есть души.


Музагет


Я пришел на юбилей
И застрял до часу.
Ведьмы севера милей
Девственниц Парнаса.


Бывший гений своего времени


И у немцев есть ступень
Высшего паренья;
Это брокенская сень
На заре весенней.


Любопытный путешественник


Что так злится, не пойму,
Господин сердитый?
Видно, чудятся ему
Здесь иезуиты.


Журавль


Кто так чист душою всей,
Тот не загрязнится,
Ловлей рыбы у чертей
Замутив водицу.


Светский человек


Чем фальшивей пустосвят,
Тем с ним спор бесцельней;
Даже брокенский разврат
Для него молельня.


Танцор


Не литавры ль вдалеке
Словно гром грохочут?
Это цапли в тростнике
В унисон гогочут.


Танцмейстер


Гляньте на коротыша
И кувалду эту?
А туда же антраша,
Па и пируэты!


Скрипач


Если бы волынщик смолк,
Каждый этой ночью
Здесь друг Друга бы, как волк,
Разорвал на клочья.


Догматик


Нет, критикой меня не сбить.
Раз черт есть вид объекта
То, значит, надо допустить,
Что он и сам есть некто.


Идеалист


Я – содержанье бытия
И всех вещей начало.
Но если этот шабаш – я,
То лестного тут мало.


Реалист


Реальность жизни – мой кумир.
Что может быть бесспорней?
Сегодня, впрочем, внешний мир
Мне неприемлем в корне.


Супернатуралист


Я здесь не просто ротозей:
О выводах заботясь,
До ангелов я от чертей
Дойду путем гипотез.


Скептик


Забыли, так попутал черт,
Где зад у них, где перед.
Нет, только тот во взглядах тверд,
Кто ничему не верит.


Капельмейстер


Комары и мошкара,
Захотели взбучки?
Вправду ли вы мастера,
Или недоучки?


Ловкачи


Услужаем второпях
Нашим мы и вашим.
Можно – пляшем на ногах,
Вверх ногами пляшем.


Недалекие


Наши лучшие деньки
Закатились к черту.
Износились башмаки,
И штаны протерты.


Блуждающие огни


На болотах дух несвеж.
Вас поздравить не с чем.
Даже мы средь вас, невеж,
Воспитаньем блещем.


Падающая звезда


Я лежу от вас на пядь
На навозной куче.
Не поможете ли встать
Вы звезде падучей?


Толстяки


Эй, посторонись, плотва,
Мелюзга, младенцы!
Выступают существа
Плотных корпуленций.


Пук


Толстокожие, как слон,
Лежебоки, сидни!
Пук, причудливый, как сон,
Нынче всех солидней.


Ариэль


Все, кто с крыльями, за мной!
Воздух тих и влажен.
Холм за просекой лесной
Розами усажен.


Оркестр
(piamssimo)


Прояснился небосклон,
Тени отступили,
Мгла рассеялась, как сон,
Разлетелась пылью.

ПАСМУРНЫЙ ДЕНЬ
ПОЛЕ

Фауст и Мефистофель

Фауст
Одна, в несчастье, в отчаянье! Долго нищенствовала – и теперь в тюрьме! Под замком, как преступница, осужденная на муки, – она, несравненная, непорочная! Вот до чего дошло! – И ты допустил, ты скрыл это от меня, ничтожество, предатель! – Можешь торжествовать теперь, бесстыжий, и в дикой злобе вращать своими дьявольскими бельмами! Стой и мозоль мне глаза своим постылым присутствием! Под стражей! В непоправимом горе! Отдана на расправу духам зла и бездушию человеческого правосудия! А ты тем временем увеселял меня своими сальностями и скрывал ужас ее положения, чтобы она погибла без помощи.

Мефистофель
Она не первая.

Фауст
Стыдись, чудовище! – Вездесущий дух, услышь меня! Верни это страшилище в его прежнюю собачью оболочку, в которой он бегал, бывало, передо мною ночами, сбивая с ног встречных и кладя им лапы на плечи. Возврати ему его излюбленный вид, чтобы он ползал передо мною на брюхе и я топтал его, презренного, ногами! – Не первая! – Слышишь ли ты, что говоришь? Человек не мог бы произнести ничего подобного! Точно мне легче от того, что она не первая, что смертных мук прежних страдалиц было недостаточно, чтобы искупить грехи всех будущих! Меня убивают страдания этой единственной, а его успокаивает, что это участь тысяч.

Мефистофель
Ну вот опять мы полезли на стену, ну вот мы снова у точки, где кончается человеческое разумение! Зачем водиться с нами, если мы так плохи? Хочет носиться по воздуху и боится головокружения! Кто к кому привязался – мы к тебе или ты к нам?

Фауст
Не скалься так плотоядно! Мне тошно! – Неизъяснимо великий дух, однажды явившийся мне, ты знаешь сердце мое и душу, зачем приковал ты меня к этому бесстыднику, который радуется злу и любуется чужой гибелью?

Мефистофель
Ты кончил?

Фауст
Спаси ее или берегись! Страшнейшее проклятье на голову твою на тысячи лет!

Мефистофель
Я не могу разбить ее оков, не могу взломать двери ее темницы! «Спаси ее!» Кто погубил ее, я или ты?

Фауст дико смотрит по сторонам.

Ты тянешься за молниями, громовержец? Счастье, что они не даны тебе, смертному! Уничтожить несогласного – какой простой выход из затруднения!

Фауст
оставь меня к ней! Она должна выйти на волю!

Мефистофель
А опасность, которой ты себя подвергаешь? Отчего мы бежали? В городе свежа еще память о пролитой тобою крови. Над местом убийства реют духи мщенья, подстерегающие возврат убийцы.

Фауст
Что еще ты мне скажешь? Пусть обрушится на тебя вселенная, чудовище! Перенеси меня к ней, сказано тебе, и освободи ее!

Мефистофель
Ну вот что. Я доставлю тебя туда. Но ведь не все на земле и небе в моих силах! Вот что я могу сделать. Я усыплю смотрителя. Завладей ключами и выведи ее из темницы своими силами. Я буду стеречь снаружи, волшебные кони будут со мною, я умчу вас подальше. Это в моей власти.

Фауст
В путь немедля!

НОЧЬ В ПОЛЕ

Фауст и Мефистофель проносятся на вороных копях.

Фауст


Зачем они к лобному месту летят?


Мефистофель


Не знаю, что с ними со всеми.


Фауст


И мечутся стаей вперед и назад.


Мефистофель


Такое уж ведьмино племя.


Фауст


Кадят перед плахой, кропят эшафот.


Мефистофель


Вперед без оглядки! Вперед!

ТЮРЬМА

Фауст со связкой ключей перед железной дверцей.

Фауст


Сжимается от боли сердце,
Грудь скорбью мира стеснена.
За этою железной дверцей,
Ни в чем невинная, она.
Ты медлишь, ты войти не смеешь,
С ней встретиться лицом к лицу?
Живей! Пока ты цепенеешь,
Ты близишь жизнь ее к концу!

(Берется за замок.)


Голос внутри
Чтоб вольнее гулять,
Извела меня мать,
И отец-людоед
Обглодал мой скелет,
И меня у бугра
Закопала сестра
Головою к ключу.
Я вспорхнула весной
Серой птичкой лесной
И лечу.


Фауст
(отворяя дверь)


Ей невдомек, что я сломал засов
И слышу песнь ее и шум шагов.

(Входит в камеру.)

Маргарита
(прячась на подстилке)


Идут за мною! Скоро под топор!


Фауст
(вполголоса)


Молчи, мы увезем тебя и спрячем.


Маргарита
(у него в ногах)


Будь милостив! Смягчи свой приговор!


Фауст


Ты спящих сторожей разбудишь плачем,

(Старается разбить ее цепи.)

Маргарита
(на коленях)


Кто дал тебе, мучитель мой,
Власть надо мною, бесталанной?
Дай до утра дожить! Постой!
Казнь завтра ведь! Что ж ты так рано
За мной врываешься сюда?

(Встает.)


Я молода, я молода
И умираю так нежданно!
То был моей красы расцвет,
Она меня и погубила.
Со мной был милый, ныне нет.
Опал венок, увял букет.
Не жми меня с такою силой,
А лучше б от могилы спас!
Я зла тебе не причинила,
Тебя я вижу в первый раз.


Фауст


Как эту боль мне превозмочь?


Маргарита


Сейчас пойду, лишь миг отсрочь!
Я б грудью покормила дочь.
Мне дали ночь проплакать с нею,
А утром отняли, злодеи,
И говорят, – мои дела,
Сама-де в лес ее снесла,
Как в сказке есть про двух малюток.
Я вся дрожу от этих шуток
И оттого невесела.


Фауст
(на коленях перед нею)


Твой милый рядом и мгновенно
Освободит тебя из плена.


Маргарита
(падая рядом с ним на колени)


Скорей вдвоем
На колени станем
И к небу взовем
Пред святым изваяньем!
Смотри, под стенами
Этой темницы
Всеми огнями
Ад дымится,
И смеха раскаты
Его, супостата!


Фауст
(громко)


Гретхен! Гретхен!


Маргарита
(прислушиваясь)


То голос друга, как когда-то!
Спасенье! Наше место свято!

(Вскакивает. Цепи падают.)


Не страшно ничего ничуть!
Ушам поверить я не смею,
Где он? Скорей к нему на шею!
Скорей, скорей к нему на грудь!
Сквозь мрак темницы неутешный,
Сквозь пламя адской тьмы кромешной
И улюлюканье и вой
Он крикнул «Гретхен!», милый мой!


Фауст


Я тут.


Маргарита
(обнимая его)


Ты тут? О, повтори!
Он тут! Он тут! Он все исправит!
Где ужас завтрашней зари?
Где смерть? Меня не обезглавят!
Я спасена!
Я в мыслях у того угла,
Где встретила тебя впервые.
Вот сад и деревца кривые,
Где с Мартой я тебя ждала.


Фауст
(с поспешностью)


Идем! Идем!


Маргарита


Давай в покое
Побуду миг один с тобою!

(Прижимается к нему.)

Фауст


Спеши!
Кругом ни души.
Мы дорого заплатим
За то, что время тратим.


Маргарита


Разлуки срок был невелик,
А ты от ласк совсем отвык
И холоден к моим объятьям!
Что мне с тобой такая жуть?
Ты разучился целоваться!
Бывало, станем обниматься,
И страшно, – разорвется грудь,
И вдруг – какой-то холод, муть!
Целуй меня! Ах, ты так вял,
Тебя сама я поцелую!

(Обнимает его.)


Какой ты равнодушный стал!
Где растерял ты страсть былую?
Ты мой был. Кто тебя украл?

(Отворачивается от него.)

Фауст


Мой друг, теперь одно: в дорогу!
Во имя наших жарких нег
Решись скорее на побег!
Скорей со мною из острога!


Маргарита
(поворачиваясь к нему)


Но это правда ты? Ей-богу?


Фауст


Да, да!


Маргарита


И ты взломал засов
И подошел к моей постели?
Тебе не страшно в подземелье
С такой, как я? И неужели
Ты выпустить меня готов?


Фауст


Спеши! Уж начало светать.


Маргарита


Усыпила я до смерти мать,
Дочь свою утопила в пруду.
Бог думал ее нам на счастье дать,
А дал нам на беду.
Ты здесь? И это не во сне?
Все время я в бреду.
Ты не ушел? Дай руку мне.
О милая рука!
Но в чем она? Ах, узнаю.
Она в крови слегка.
Вину твою мы скрыть должны,
Ах, шпагу убери свою,
Вложи ее в ножны.


Фауст


Что было, поросло быльем.
Спеши! Мы пропадем.


Маргарита


Останься в живых, желанный,
Из всех нас только ты
И соблюдай сохранно
Могильные цветы.
Ты выкопай лопатой
Три ямы на склоне дня:
Для матери, для брата
И третью для меня.
Мою копай сторонкой,
Невдалеке клади
И приложи ребенка
Тесней к моей груди.
Я с дочкою глубоко
Засну, прижавшись к ней,
Жаль, не с тобою сбоку,
С отрадою моей!
Но все теперь иначе.
Хоть то же все на вид,
Мне нет с тобой удачи,
И холод твой страшит.


Фауст


Идем! Доверься, не тяни!


Маргарита


На волю?


Фауст


Вон из западни!


Маргарита


Там смерть моя настороже
Стоит средь поля на меже.
Там спать без просыпу я лягу
И больше не ступлю ни шагу.
Но как же, Генрих? Ты – домой,
Мой свет?
О, если бы мне за тобой
Вослед!


Фауст


Дверь настежь! Только захоти!


Маргарита


Нельзя и некуда идти,
Да если даже уйти от стражи,
Что хуже участи бродяжьей?
С сумою по чужим одной
Шататься с совестью больной,
Всегда с оглядкой, нет ли сзади
Врагов и сыщиков в засаде!


Фауст


Тогда я остаюсь с тобой.


Маргарита


Скорей! Скорей!
Спаси свою бедную дочь!
Прочь,
Вдоль по обочине рощ,
Через ручей, и оттуда
Влево с гнилого мостка,
К месту, где из пруда
Высунулась доска.
Дрожащего ребенка,
Когда всплывет голова,
Хватай скорей за ручонку.
Она жива, жива!


Фауст


Опомнись! Только лишь шаг,
И прочь неволя и страх!
Но каждый миг нам дорог.


Маргарита


О, только б пройти пригорок!
На камушке том моя мать
(Мороз подирает по коже!),
На камушке том моя мать
Сидит у придорожья.
Она кивает головой,
Болтающейся, неживой,
Тяжелою от сна.
Ей никогда не встать. Она
Старательно усыплена
Для нашего веселья.
Тогда у нас была весна.
Где вы теперь, те времена?
Куда вы улетели?


Фауст


Раз не добром, – тебя, мой ангел милый,
Придется унести отсюда силой.


Маргарита


Нет, принужденья я не потерплю.
Не стискивай меня ты так ужасно!
Я чересчур была всегда безгласна.


Фауст


Уж брезжит день. Любимая, молю!


Маргарита


Да, это день. День смерти наступил.
Я думала, что будет он днем свадьбы.
О, если бы все это раньше знать бы!
Не говори, что ты у Гретхен был.
Цветы с моей косынки
Сорвут, и, хоть плясать
Нельзя на вечеринке,
Мы свидимся опять.
На улице толпа и гомон,
И площади их не вместить.
Вот стали в колокол звонить,
И вот уж жезл судейский сломан.
Мне крутят руки на спине
И тащат силою на плаху.
Все содрогаются от страха
И ждут, со мною наравне,
Мне предназначенного взмаха
В последней, смертной тишине!


Фауст


Зачем я дожил до такой печали!


Мефистофель
(в дверях)


Бегите, или вы пропали.
Все эти пререканья невпопад!
Уж светится полоска небосклона,
И кони вороные под попоной
Озябли, застоялись и дрожат.


Маргарита


Кто это вырос там из-под земли?
Он за моей душой пришел, презренный!
Но стены божьего суда священны!
Скорее прочь уйти ему вели!


Фауст


Ты будешь жить! Живи! Ты жить должна!


Mapгарита


Я покоряюсь божьему суду.


Мефистофель


Иди за мною, или я уйду.
Мое ведь дело, знаешь, сторона.


Маргарита


Спаси меня, отец мой в вышине!
Вы ангелы, вокруг меня, забытой,
Святой стеной мне станьте на защиту!
Ты, Генрих, страх внушаешь мне.


Мефистофель


Она
Осуждена на муки!


Голос свыше


Спасена!


Мефистофель
(Фаусту)

Скорей за мною!
(Исчезает с Фаустом.)

Голос Маргариты
(из тюрьмы, замирая)

Генрих! Генрих!