Геродиан. История императорской власти после Марка

ОГЛАВЛЕНИЕ

Книга VI

1. (1) О том, каков был конец молодого Антонина, сказано в предыдущей книге; став преемником его власти, Александр получил императорскую власть только по виду и названию, в действительности же ведение всех дел и государственное управление было всецело в руках женщин 1 . Они пытались придать всему благоразумный и достойный вид. (2) В первую очередь они избрали из состава сената шестнадцать мужей, считавшихся наиболее почтенными по возрасту и воздержанными по образу жизни, чтобы были они помощниками и советниками государю, и ничего не говорилось и не делалось, если после обсуждения они не подавали за это своего голоса 2 . Не только народу и войску, но и сенату было по душе это изменение императорской власти, когда наглая тирания была заменена некоей аристократической формой правления.

(3) Итак, прежде всего они отослали в их прежние собственные храмы и святилища статуи богов, которые были сдвинуты с мест и увезены Антонином 3 ; тех же, кто был им безосновательно или только за их преступную славу облечен почестями и властью, они лишили всего ими полученного, приказавши каждому из них вновь вернуться в свое прежнее, подобающее их истинной цене состояние 4 . (4) Все дела, как гражданские, так и судебные, и руководство ими они поручили людям, наиболее прославленным ученостью и опытностью в законах 5 , дела же военные — людям испытанным и отличившимся в дисциплине и делах ратных. После того, как в течение довольно длительного времени государство управлялось таким образом, Меса, будучи уже престарелой, скончалась и удостоилась императорских почестей, или, как это считается у римлян, была обожествлена 6 . (5) Мамея же, оставшаяся одна при сыне, старалась таким же образом повелевать и управлять им. Видя, что сын ее в цветущем возрасте, и опасаясь, как бы его цветущая юность, опирающаяся к тому же на безнаказанность и могущество власти, не ввергла его в пучину наследственных пороков, она со всех сторон оберегала императорский двор, не позволяла приближаться к юноше никому из людей, известных дурным образом жизни, дабы как-нибудь не развратить его нрав, когда льстецы будут направлять его достигшие полного расцвета желания к страстям постыдным. (6) Поэтому она убеждала его непрерывно в течение большей части дня разби -{98} рать судебные дела для того, чтобы, занимаясь делами важнейшими и необходимыми для императорской власти, он не имел времени предаваться какому-нибудь пороку. Александр и по самой природе своей обладал нравом кротким и мягким и был весьма расположен к человеколюбию, что он показал и в более зрелом возрасте. (7) Действительно, вступив в четырнадцатый год царствования, он правил без кровопролитий, и никто не может назвать убитого им человека 7 . И хотя некоторые подвергались величайшим обвинениям, тем не менее, он щадил и не казнил их, а так снисходительно со времени правления Марка не поступал ни один из государей нашего времени 8 . При Александре же никто не мог бы сказать или припомнить, чтобы за столько лет кто-либо был убит без суда.

(8) Жаловался Александр на мать свою и весьма огорчался, видя ее сребролюбие и непомерное усердие в этом. Ведь делая вид, что она накапливает богатства для того, чтобы Александр щедро и без труда мог делать приятное воинам, она умножала собственное состояние; иногда она навлекала нарекания на власть Александра тем, что против его воли и к его негодованию отнимала состояния и наследства некоторых людей на основании наветов.

(9) Мамея женила его на женщине из патрицианского рода 9 , которую впоследствии изгнала из дворца, хотя и жила та с мужем в супружеском согласии и была любима им; надменная и желавшая одна быть государыней, завидуя ее званию, она дошла до столь великого бесчинства, что отец молодой женщины 10 , как ни сильно был он уважаем своим зятем Александром, не вынеся притеснений Мамеи по отношению к нему самому и к его дочери, бежал в лагерь 11 и, принося Александру благодарность за почести, ему прежде оказанные, жаловался на Мамею за все ее обиды. (10) Она же в гневе повелела убить его, а дочь, выгнав из дворца, сослала в Ливию. Все это делалось против воли принуждаемого к тому Александра, ибо мать имела над ним чрезмерную власть, и все, ею приказанное, он исполнял. В том единственно можно упрекнуть его, что из-за чрезмерной кротости и большей, чем следует, почтительности к матери он повиновался тому, чего сам не одобрял.

2. (1) Итак, в течение тринадцати лет он безупречно, насколько это от него зависело, управлял государством; на четырнадцатом же году 12 неожиданно были получены послания от правителей Сирии и Месопотамии, сообщавшие, что Артаксеркс, царь персов, сокрушив парфян и лишив их власти над Востоком 13 , убил Артабана, прежде называвшегося великим царем и владевшего двумя царскими венцами 14 , покорил все соседние варварские народы и сделал их своими данниками; он не успокаивается на этом и не остается по ту сторону реки {99} Тигра, но, перейдя на другой берег в пределы Римской державы, опустошает набегами Месопотамию (2) и грозит сирийцам 15 , а весь противолежащий Европе материк, отделяемый Эгейским морем и проливом Пропонтиды, — всю так называемую Азию, считая владением предков, желает вновь присоединить к Персидской державе, утверждая, что со времени Кира, который первым перенес власть от мидян к персам 16 , вплоть до Дария, последнего персидского царя, власть которого упразднил Александр Македонский 17 , — все, до Ионии и Карии, управлялось персидскими сатрапами; поэтому ему подобает восстановить для персов целиком всю державу, которой они ранее владели.

(3) После того, как правители восточных провинций сообщили и донесли об этом, Александр, встревоженный внезапно и неожиданно пришедшей вестью, пришел в большое смятение, в особенности еще и потому, что с детства вырос в мире 18 и всегда жил среди городской роскоши. И вот, посоветовавшись с друзьями, он решил сначала отправить посольство и посланием задержать натиск и надежду варвара. (4) В послании говорилось, что следует ему оставаться в собственных пределах, не затевать никаких новшеств и не возбуждать великой войны, воспламеняясь тщетными надеждами, и каждому удовлетворяться своим, ибо борьба с римлянами будет для него не такая, какую он вел против своих соседей и единоплеменных варваров. Послания напоминали о трофеях над ними Августа, Траяна, Луция и Севера 19 . Написав все это, Александр думал убедить или страхом принудить варвара оставаться в спокойствии, (5) а тот, ничуть не заботясь о том, что было ему написано, думал, что оружием, а не словами следует устраивать дела, непрерывно угонял и уносил все принадлежавшее римлянам; совершая набеги на Месопотамию и проходя по ней со своей конницей, он уводил людей и скот и осаждал расположенные на берегах рек лагеря, которые прикрывали Римскую державу. По природе хвастливый, воспламеняясь своими неожиданными успехами, он ожидал, что легко покорит себе все.

(6) Было, правда, нечто немаловажное, воодушевлявшее его в его стремлении увеличить свою державу. Ведь он первым из персов отважился напасть на Парфянское царство и восстановить Персидское царство. Ведь после Дария, который был лишен власти Александром Македонским, в течение очень многих лет македоняне и преемники Александра царствовали над восточными племенами по всей Азии, разделивши ее по странам 20 . (7) В то время как они враждовали между собой и македонское могущество от непрерывных войн ослабевало, Арсак, родом парфянин, первым, как говорят, склонил тамошних варваров к отложению от македонян; возложив на себя с {100} согласия парфян и сопредельных народов царский венец, он стал царем 21 , и долго власть оставалась у его потомков, вплоть до современного нам Артабана, убив которого, Артаксеркс вернул власть персам и, легко покорив соседние варварские народы, уже начал злоумышлять и против Римской державы.

3. (1) Когда Александру, находившемуся в Риме, стало известно о дерзких поступках варвара на Востоке, он, находя их нестерпимыми, призываемый к тому же тамошними военачальниками, хотя и с неудовольствием и вопреки собственному желанию, решил тем не менее выступить в поход. И вот из самой Италии и из всех провинций, подчиненных римлянам, собирались в армию отборные воины 22 , которые по телесной крепости и цветущему возрасту признавались пригодными для войны. (2) Величайшее движение произошло во всей Римской державе, когда против множества наступавших варваров, о которых приходили вести, собиралась столь же великая сила. Собрав находившихся в Риме воинов и приказав им всем сойтись на обычной равнине, Александр, взойдя на возвышение, сказал следующее: (3) "Желал бы я, мужи-соратники, держать перед вами обычную речь, которая и мне, говорящему перед вами, была бы прилична, и вам, слушающим, приятна, ибо вы, пользовавшиеся столь долголетним миром, если услышите теперь что-либо о неожиданной перемене обстоятельств, будете, возможно, поражены этим, как сказанным вопреки вашему ожиданию. (4) Однако доблестным и мудрым мужам должно не только желать продолжения наилучших обстоятельств, но и стойко переносит выпавшие им на долю опасности; ведь когда совершается что-либо доставляющее удовольствия, то наслаждение от этого сладчайшее, а когда успешно завершают что-либо по необходимости, то здесь уже проявляется славное мужество. Начинать несправедливые дела — значит бросать безрассудный вызов, отражать же с чистой совестью нарушителей спокойствия — есть дело безопасное, и твердая уверенность возникает у того, кто не совершает несправедливости и дает отпор. (5) Артаксеркс, муж персидский, убив своего владыку Артабана, перенеся верховную власть к персам и дерзко противостоя нашему оружию, презрев славу римлян, пытается совершать набеги и наносить вред владениям нашей державы. Сначала я пытался письмами и увещеваниями остановить его ненасытное безумие и жажду чужого; он же, влекомый варварской заносчивостью, не хочет оставаться дома и вызывает нас на битву. (6) Не будем же медлить и колебаться, но, старейшие из вас, вспомните свои трофеи, которые вы вместе с Севером и Антонином, отцом моим, часто воздвигали против варваров; вы же, пребывающие в расцвете лет, стремящиеся к известности и славе, докажите, что и во время мира вы в состоянии вести {101} себя спокойно и с достоинством, и с военными делами, когда того требует необходимость, доблестно справляетесь. (7) Варвары делаются смелыми против тех, кто уступает и медлит, а против оказывающих сопротивление никогда с той же силой не сопротивляются, так как добрую надежду сулит им не рукопашная битва с противником, но из набегов или бегства извлекают они для себя прибыль, получаемую путем грабежа. У нас же имеется правильный строй и порядок, и мы привычны всегда побеждать их".

4. (1) Все сказанное Александром вся армия приняла радостными восклицаниями и обещала с полной готовностью воевать. Он же, щедро наградив их деньгами, приказал приготовляться к походу. Придя на заседание сената и произнеся речь того же содержания, что ранее сказанная, он объявил о походе. (2) Когда настал заранее определенный день, он, принеся положенные при выступлении в поход жертвоприношения, сопровождаемый сенатом и всем народом, вышел из Рима, беспрестанно оборачиваясь к городу и проливая слезы. Но и из простого народа не было никого, кто бы без слез провожал его, ибо внушил он к себе любовь народу, выросши среди него и в течение стольких лет мягко управляя им. (3) С большой поспешностью совершив марш, посетив иллирийские провинции и воинские лагеря и собрав там великую силу 23 , он прибыл в Антиохию. Оказавшись там, он приготовил все нужное для войны, упражняя солдат и приучая их к делам ратным.

(4) Он счел необходимым снова отправить посольство к персу и переговорить с ним о мире и дружбе, ибо он надеялся либо уговорить его, либо устрашить своим присутствием. Но варвар отослал римское посольство ни с чем, а сам, отобравши четыреста человек из персов, самых высокорослых, разукрашенных драгоценными одеждами и золотом, а также блещущих убранством коней и луков, отправил их послами к Александру, думая поразить римлян видом и обличием персов. (5) Посольство объявило, что приказывает великий царь Артаксеркс оставить римлянам и главе их Сирию и всю Азию, лежащую против Европы, и предоставить персам владеть всеми землями вплоть до Ионии и Карии и народами, отделяемыми Эгейским морем и Понтом, ибо это наследственные владения персов.

(6) Когда четыреста послов возвестили это, Александр приказал этих четыреста схватить и, снявши с них украшения, выслал во Фригию, предоставив им деревни для жительства и землю для возделывания, наложив на них только то наказание, чтобы они не возвращались в отечество, ибо он почитал бесчестным и неблагородным убивать не сражавшихся против него, {102} а только сообщивших ему приказанное им их владыкой. (7) В то время как все это происходило и когда Александр делал приготовления для того, чтобы перейти реки 24 и перевести армию в землю варваров, произошли некоторые мятежи среди воинов, прибывших из Египта, а также среди воинов, размещенных в Сирии, пытавшихся каким-нибудь образом провозгласить нового императора 25 ; вскоре уличенные, они подверглись наказанию. Однако некоторые из лагерей Александр перевел в другие места, казавшиеся наиболее подходящими для отражения набегов варваров.

5. (1) Когда был наведен такой порядок и собралось великое множество войска, Александр счел, что его войско не уступает в силе и количестве всей массе варваров; посоветовавшись с друзьями, он разделил армию на три части и первой части отдал приказ повернуть на север и, пройдя через Армению, которая считалась дружественной римлянам, вторгнуться в страну мидян 26 , (2) вторую же часть послал на восток варварской земли, где, говорят, Тигр и Евфрат, соединяясь, теряются в огромных болотах и по этой причине оказываются неизвестными устья только этих одних рек 27 ; третью же, наиболее сильную часть армии, которой командовал он сам, он обещал вести против варваров средним путем 28 . Таким образом он надеялся с разных сторон напасть на ничего не ожидавших и не остерегавшихся врагов; масса, все время разделяясь для отражения наступающих, ослабеет и будет сражаться в беспорядке. (3) Ведь варвары не дают жалованья воинам, как римляне, и не имеют регулярных и постоянных лагерей, где упражняются в воинских искусствах; у них собираются поголовно все мужчины, а иногда и женщины, когда прикажет царь. По окончании же войны каждый возвращается к себе домой, обогатившись тем, что досталось ему от награбленного. (4) Луками и конями пользуются они не только во время войны, как римляне, но занимаются ими с детства и проводят жизнь в охоте, никогда не снимая с себя колчанов и не сходя с коней, но всегда пользуясь ими или против врагов, или против зверей. Вот так рассудил Александр, как казалось, наилучшим образом. (5) Судьба же расстроила его план. Войско, посланное через Армению, с трудом и риском перевалив через горы этой страны, скалистые и крутые (впрочем, в летнюю пору 29 путь там был еще довольно сносен) и вторгшись в страну мидян, опустошало ее, сожгло много деревень и увело большую добычу. Перс, узнав об этом, пришел на помощь с военной силой, отразить же римлян нисколько не сумел, (6) ибо сама страна, будучи каменистой, давала возможность идти пехоте уверенным шагом по удобному пути; конница же варваров из-за крутизны гор замедляла свой бег и с трудом могла пре- {103} следовать и нападать. Тогда же пришли к персу некие вестники с сообщением, что показалось другое войско римлян в восточных парфянских областях и наступает по равнинам. (7) По этой именно причине, опасаясь, как бы они, быстро опустошив парфянские земли, не вторглись в Персию, он, оставив некоторую часть своих сил, сколько, по его мнению, достаточно было для защиты Мидии, сам со всем войском поспешил на Восток. Армия же римлян продвигалась, не соблюдая порядка, так как никто не появлялся, никто не оказывал сопротивления, а кроме того, была надежда, что Александр с третьей частью армии, самой сильной и значительной, нападет на варваров в центре, варвары же, все время стягиваясь для сопротивления против тех, кто их тревожит, дадут тем самым остальным римлянам возможность двигаться более спокойно и безопасно.

(8) Было объявлено всем войскам переправляться во вражескую страну и назначено место, где им следовало сойтись, захватывая все, что встречалось по пути. Однако Александр подвел их, так как и армию не привел, и не совершил вторжения то ли из страха, чтобы не рисковать своей душой и телом за Римское государство, то ли удерживаемый женской боязливостью матери и ее чрезмерным чадолюбием. (9) Она сдерживала его мужественные порывы, убеждая, что другим следует подвергать себя опасностям ради него, а не ему самому вступать в сражение; это и привело к гибели наступающее римское войско. Перс, напав со всеми своими силами на ничего не подозревавшее войско, окружив его и как бы опутав сетью, поражая со всех сторон стрелами, истребил армию римлян, которые были слишком малочисленны, чтобы противостоять превосходящему противнику, и только беспрестанно прикрывали большими щитами незащищенные части своих тел, поражаемые стрелами; они довольствовались уже тем, что защищали свои тела, а не сражались. (10) Наконец, все они, собравшись в одно место и устроив из выставленных вперед щитов подобие стены, отбивались в положении осажденных и, со всех стороны забрасываемые стрелами и получая ранения, отражали неприятеля со всей возможной храбростью до тех пор, пока все не были перебиты. Поражение это было величайшим и неслыханным для римлян, ибо погублена была великая сила, не уступавшая силой духа и мощью никакой из древних; персу же удача в столь великом деле внушила надежду на еще большие подвиги.

6. (1) Когда об этом стало известно Александру, тяжко болевшему то ли от упадка духа, то ли от непривычного воздуха, то и сам он очень опечалился, и все войско было недовольно им, негодуя, что он обманул их и, не выполнив своего плана, предал наступавшую армию. (2) Однако Александр, страдая от {104} болезни и удушливого воздуха, видя к тому же, что все войско болеет и особенно гибнут от тяжких болезней иллирийские воины, употребляющие большое количество пищи, решил возвратиться в Антиохию и послал войску, находившемуся в Мидии, приказ возвращаться. (3) Возвращаясь, это войско в большинство своем погибло в горах, а многие в холодной стране отморозили конечности, так что возвратились из всего множества лишь очень немногие; бывший с ним отряд Александр довел до Антиохии, но и из этой части армии многие также погибли, так что великое уныние распространилось в войске и дурная слава пошла об Александре, утратившем прозорливость и счастье; и из трех частей армии, которые у него были, большинства он лишился вследствие разных несчастий — болезни, войны, мороза 30 .

(4) Оказавшись в Антиохии 31 , Александр после иссушающей жары в Месопотамии и сам быстро окреп благодаря здоровому воздуху и обилию воды в этом городе, и возвратил себе расположение воинов, утешив их в их огорчениях щедрыми денежными дарениями, ибо это он считал единственным средством для приобретения благорасположения воинов. Он собирал силу и снаряжал ее, чтобы снова повести против персов, если они будут беспокоить, а не сидеть тихо. (5) Пришло, однако, известие, что и перс, распустив свое войско, отослал всех по домам. Хотя и вышло так, что варвары в целом казались победителями, тем не менее они понесли ничуть не меньшие потери в частых стычках, происходивших и в Мидии, и в сражении в Парфии, где было множество убитых и еще более раненых. Ведь римляне уступили победу не без проявлений мужества и сами причинили врагам достаточно вреда, разбиты же были они потому только, что оказались в меньшем числе, (6) так что при почти одинаковом с обеих сторон числе павших воинов представляется все же, что оставшиеся в живых варвары одержали победу благодаря превосходству в числе, а не своей мощью. Немалое доказательство серьезного урона у варваров вот в чем: года три или четыре они оставались спокойными и не брались за оружие 32 . Узнав об этом, Александр и сам проводил время в Антиохии; почувствовав себя более уверенно и в безопасности, освободившись от забот о войне, он посвящал свой досуг удовольствиям города.

7. (1) Между тем Александр знал, что в Персии не все остается в состоянии спокойствия и мира, но что у варвара имеются задержки и препятствия к новому нападению с войском, которое, раз распущенное, нелегко собрать вновь, так как оно не является ни упорядоченным, ни постоянным, но представляет собой скорее неорганизованную толпу народа, чем армию; и запасов провианта у них имеется только такое количество, {105} сколько каждый, приходя, приносит с собой для собственного потребления; с неохотой и великим трудом покидают они детей, жен и родную страну. (2) В это время Александра смутили и ввергли в большее беспокойство неожиданные сообщения и письма: сообщали ему те, кому было вверено управление Иллирией, что германцы, перейдя Рейн и Истр, опустошают Римскую державу и нападают с великой силой на лагеря, расположенные на берегах, города и деревни и что иллирийские провинции, сопредельные и пограничные с Италией, находятся в немалой опасности 33 ; (3) необходимо поэтому его присутствие там вместе со всей имеющейся у него армией. Эти известия встревожили Александра и опечалили воинов из Иллирика, считавших, что их постигло двойное несчастье: во-первых, из-за того, что они пострадали, сражаясь с персами, во-вторых, из-за того, что каждый из них узнавал о гибели родных от рук германцев 34 . Потому они негодовали и обвиняли Александра в том, что он по беспечности или из трусости погубил дело на Востоке, а теперь медлит и боится идти на Север. (4) И сам Александр, и бывшие при нем друзья испытывали страх уже и за самое Италию. Опасность со стороны персов они считали отнюдь не равной опасности со стороны германцев: ведь люди, живущие на Востоке, отделенные пространной землей и великим морем, едва лишь понаслышке знают об италийской земле; иллирийские же провинции, сжатые на узком пространстве и имеющие небольшую территорию под римским владычеством, делают германцев почти что близкими соседями римлян 35 . (5) Против собственной воли, досадуя, он объявляет поход 36 потому только, что того требовала необходимость; оставив силу, достаточную, по его мнению, для защиты римских берегов, очень заботливо укрепив стенами лагеря и сторожевые пункты и пополнив их определенным количеством войск 37 , сам он с остальной массой поспешил против германцев. (6) Совершив весь путь с великой поспешностью, он появился на берегах Рейна и стал готовиться к войне против германцев; реку он перегородил судами и, соединив их между собой в виде моста, рассчитывал предоставить воинам удобную переправу. Реки эти, Рейн и Истр, самые большие из тех, что текут на севере, одна протекает вдоль Германии, другая вдоль Паннонии; летом течение их судоходно благодаря глубине и ширине, зимой же, покрытые льдом, они становятся пригодны для езды на лошадях, подобно равнине. (7) То, что было водой, становится столь твердым и крепким, что не только выдерживает копыта лошадей и ноги людей, но, если кто желает взять воды, приносит с собой не кувшины, не какие-либо сосуды, а топоры и заступы, чтобы, вырубив, взять воду без всякого сосуда, и несут ее, как камень. {106}

(8) Такова природа этих рек; Александр, ведя с собой множество мавританцев и большое число лучников с Востока и из страны осроэнов, а также некоторых парфян — перебежчиков или согласившихся за деньги следовать за ним и помогать ему, подготовлял их, чтобы выставить против германцев. Для последних наиболее опасно именно такое войско, так как мавританцы способны издали метать копья и проворно атакуют и отступают; лучники же легко и метко с большого расстояния пускают стрелы в обнаженные головы и крупные их тела... они набегали для рукопашного боя и зачастую оказывались по силе равными римлянам.

(9) В таком положении был Александр; тем не менее он решил отправить к германцам посольство и вести переговоры о мире. Он обещал доставить им все, в чем они нуждаются, и не жалеть денег. Это последнее особенно убедительно для германцев, людей сребролюбивых и всегда продающих римлянам мир за деньги; потому Александр предпочел попытаться лучше купить у них мир за деньги, нежели подвергаться риску на войне. (10) Однако воины были недовольны, так как Александр попусту проводил время и не проявлял в воинских делах ни доблести, ни рвения, но занимался только бегом колесниц и предавался изнеженной жизни, тогда как следовало выступить против германцев и наказать их за их дерзостные действия 38 .

8. (1) Был тогда в войске некто по имени Максимин, родом из живущих в глубине страны фракийцев, полуварваров, из какой-то деревни, где, как говорят, раньше, будучи еще ребенком, пас стада; по достижении же юношеского возраста благодаря высокому росту и силе был зачислен в конницу; затем мало-помалу, направляемый судьбой, прошел через все воинские звания, и в конце концов ему было доверено командование лагерями и управление провинциями 39 . (2) Этого Максимина за опытность в военном деле, о которой упомянуто выше, Александр поставил над всем молодым пополнением войска с тем, чтобы он обучал его ратному ремеслу и приготовлял к участию в военных действиях. Исполняя со всей тщательностью все ему порученное, тот приобрел в полной мере расположение воинов, так как не только обучал их тому, что следовало делать, но и сам во всех делах показывал им пример, так что они были не просто учениками, но брали его за образец и подражали его мужеству. (3) Кроме того, он привязал их к себе подарками и разными отличиями. Вследствие этого юноши, большая часть которых была из паннонцев 40 , любили Максимина за мужество 41 , над Александром же насмехались за то, что им управляет мать и все дела устраиваются по воле и замыслам женщины, сам же он малодушен и лишен мужества в ратных делах. Они припоминали друг другу поражения, быв- {107} шие на Востоке из-за его медлительности, а также то, что он идя против германцев, не проявил ни мужества, ни отваги. (4) Поэтому, и всегда-то склонные к переворотам, они считали существующую власть вследствие ее длительности тяжкой и невыгодной для себя, так как уже были исчерпаны все щедроты, будущее же и предстоящее внушало им твердую уверенность на получение новых выгод, а неожиданное приобретение таковых всегда лестно и вожделенно. Они замыслили свергнуть Александра и провозгласить Августом и императором Максимина, своего соратника и сотоварища, казавшегося в силу своей опытности и мужества человеком, наиболее пригодным для ведения войны. (5) И вот, собравшись вооруженными на равнину как будто для обычных упражнений, они возложили на вышедшего и ставшего перед ними Максимина — был ли он в неведении относительно происходящего или тайно сам подготовил это заранее, неизвестно, — царскую порфиру и провозглашают его императором.

(6) Сначала он отказывался и сбрасывал с себя порфиру 42 , но когда его обступили с кинжалами и грозили убить, он, предпочтя будущую опасность настоящей, принял почесть, так как, говорил он, прежде оракулы и сны часто предсказывали ему столь великую судьбу. Сказав воинам, что он против своей воли и вопреки желанию, только повинуясь их просьбе, принимает эту долю, (7) он требует, чтобы они делом подтвердили свое решение, взяв оружие, поспешили бы, упреждая молву, напасть на Александра, пока он еще ничего не знает, с тем, чтобы, ошеломив неожиданностью сопровождающих его воинов и телохранителей, или убедить их перейти на свою сторону, или очень легко принудить к тому их, ничего не ожидающих и неподготовленных. (8) Приобретя их благосклонность и преданность, он удвоил их довольствие, обещал великие раздачи и дары, отменил все наказания и взыскания и отправился с ними в путь; место же, где расположился лагерем Александр со своими приближенными, было не очень удалено 43 .

9. (1) Когда об этом было сообщено Александру, он пришел в величайшее замешательство и, пораженный невероятностью известия, выбежав из императорской палатки, словно одержимый, проливая слезы и трепеща, стал обвинять Максимина в неверности и неблагодарности, перечисляя все благодеяния, с его стороны ему оказанные; (2) обвинял молодежь, дерзнувшую поступить столь опрометчиво и клятвопреступно; обещал дать все, чего они потребуют, и, если они чем-либо недовольны, исправить. Бывшие при нем воины в тот день проводили его с приветствиями, обещая всеми силами защищать его. (3) По прошествии же ночи, на рассвете, когда некоторые сообщили, {108} что Максимин приближается и вдалеке видна клубящаяся пыль и слышен шум и крики многочисленного войска, Александр, вновь выйдя на равнину и созвав воинов, стал умолять, чтобы они сражались и спасли его, которого они сами вскормили и в четырнадцатилетнее царствование которого жили вполне удовлетворенные; призывая всех к состраданию и сочувствию, он приказал вооружаться и, выйдя, строиться. (4) Воины сначала обещали, потом же мало-помалу разошлись и не хотели браться за оружие. Некоторые из них требовали выдачи им для расправы командующего войском и друзей Александра 44 , выдвигая как основание то, что они, якобы, явились причиной смуты. Другие бранили мать, как сребролюбицу и скопидомку, так как Александр вызвал к себе ненависть скаредностью и тем, что неохотно прибегал к раздачам. (5) Выкрикивая подобного рода обвинения, они оставались некоторое время на месте; когда же войско Максимина было уже в пределах видимости и молодежь криками призывала воинов оставить скаредную бабу и трусливого мальчишку, раба своей матери, и присоединиться к сильному и разумному мужу, соратнику, который всю жизнь провел среди оружия и в ратных делах, воины, убежденные этим, покидают Александра, присоединяются к Максимину и все провозглашают его императором. (6) Александр же, трепеща и теряя присутствие духа, с трудом возвращается в свою палатку; обняв мать и, как говорят, горько жалуясь и обвиняя ее, что из-за нее он это претерпевает, покорно стал ожидать убийцу. В это время Максимин, провозглашенный Августом всем войском, посылает трибуна и нескольких центурионов убить Александра и его мать, и тех из его окружения, кто окажет сопротивление. (7) Они, придя на место и ворвавшись в палатку, убивают его самого и мать его, и тех, кто слыл его другом и приближенным. Немногим из них удалось ненадолго бежать или скрыться; всех их впоследствии Максимин схватил и предал смерти.

(8) Такой конец постиг Александра и его мать после четырнадцатилетнего по отношению к подданным безупречного и не знавшего кровопролитий царствования 45 ; склонный к человеколюбию и благодеяниям, он был чужд убийств, жестокости и опрометчивых поступков. Во всяком случае, царствование Александра полностью заслужило бы добрую славу, если бы ему не ставили в упрек сребролюбие и скаредность матери. {109}

КОММЕНТАРИИ

Текст "Истории" Геродиана и статья А. И. Доватура печатаются по изданию: Геродиан. История императорской власти после Марка, книги I—VIII // ВДИ, 1972, № 1—4; 1973, № 1.

КНИГА VI

1. Этот тезис Геродиана хорошо иллюстрирует титул Александра: "сын Юлии Мамеи Августы, внук Юлии Месы Августы".

2. Согласно SHA (Alex., XVI, 1), в совет входили 20 законоведов и 50 ученых. Имена некоторых из них нам известны: Домиций Ульпиан и Юлий Павел знаменитые правоведы, префекты претория; Фабий Сабин; Элий Гордиан; оратор Клавдий Венак; Катилий Север; Элий Серениан; Квинтилий Марцелл (Alex., LXV1II, 1).

3. Храм Гелиогабала был посвящен, по-видимому, Юпитеру Мстителю. Дион (apud Xiph., LXXIX, 21, 2) говорит, что бог Гелиогабал был выслан из Рима.

4. Александр провел основательную чистку корпуса судей, сената и сословия всадников. Затем ту же акцию он провел среди придворных, своей свиты и обслуги Палатинского дворца (SHA., Alex., XV, 1—2). Многие государственные служащие, уволенные при Гелиогабале, были восстановлены на своих постах или заняли другие важные государственные должности. Среди них нам известны: Марий Максим (был смещен с поста префекта Рима в 218 г ., а теперь, в 223 г ., стал вторым консулом); Комазон (был уволен Гелиогабалом с поста префекта Рима в 221 г ., а в 222 г . был восстановлен на этом посту); по-видимому, М. Антоний Гордиан, будущий император, который стал вторым консулом вместе с Александром в 222 г ., а затем был назначен проконсулом в Африку ( SHA, Мах., XIV, 2; Gord., II, 4; IV, 1); Юлий Флавиан, префект претория в 218 г ., восстановленный при Александре в своей должности. Однако следует заметить, что немало государственных чиновников осталось на своих местах, такие, как например, Дион Кассий, который при Гелиогабале служил в Африке и Далмации, а теперь, в 222/223 гг., получил в управление важную в военном отношении провинцию Верхняя Паннония.

5. В частности, крупнейшие юристы того времени, Ульпиан и Павел, были назначены префектами претория, и Ульпиан, кроме того, был начальником канцелярии императора (SHA, Alex., XXVI, 5—6).

6. Меса умерла в период между ноябрем 224 г ., когда ее имя исчезает из актов "арвальских братьев", и августом 226 г ., крайним сроком женитьбы Александра на Орбиане.

7. Речь идет, по-видимому, не о людях вообще, а о сенаторах (SHA, Alex., LII, 2). Одним из основных принципов "аристократического" правления Александра Севера было, что никто, не будучи сенатором, не мог судить римского сенатора. Для этого император присвоил префектам претория сенатское достоинство (см. SHA, Alex., XXI, 3—5). {246}

8. Подтверждение этого мы находим в Cod. Just., IX, 8, 1, где содержится закон об оскорблении величества. Вообще, по Кодексу мы можем проследить законодательную активность правления Александра — в нем содержится около 450 эдиктов и законодательных актов, однако не все из них отличаются мягкостью (ср.: "... он [Александр] был жестким и непреклонным" // SHA, Alex., LII, 2).

9. Гнея Сейя Геренния Саллюстия Барбия Орбиана. Ее полное имя появляется на александрийских монетах 225/226 и 226/227 гг. Римские монеты ок. 225 г . именуют ее Саллюстия Барбия Орбиана. Таким образом, ее брак с Александром следует датировать 225—226 гг. Возможно, она находилась в родственных отношениях с Гереннием Орбианом, известном при Пие, или Сейем Фусцианом, одним из друзей Марка Аврелия. Про Меммию, дочь консуляра Сульпиция, упоминаемую в SHA, Alex., XX, 3 в качестве жены Александра Севера, ничего не известно.

10. Макриан, получивший от императора титул Цезаря (SHA, Alex., XLIX, 3—4). Согласно краткому сообщению Дексиппа, Макриан был обвинен в заговоре против Александра и казнен, а его дочь, жена императора, отвергнута. По надписям нам известен Кв. Саллюстий Макриан. Из другой надписи, к сожалению, сохранившейся не полностью, и датированной 224/225 г., нам известен некто (имя не сохранилось) как Цезарь, что косвенно подтверждает процитированное в SHA сообщение Дексиппа. Другим подтверждением его данных является упоминание в SHA (Alex., LVIII, 1) полководца Вария Макрина (Макриана?), командовавшего войсками в Иллирии; он назван родственником Александра. Возможно, он был братом Кв. Саллюстия Макриана.

11. Это вторая попытка за время правления Александра Севера взбунтовать преторианские когорты. Первая имела место в 223 или в начале 224 г . "по ничтожному поводу" (Dio apud Xiph., LXXX, 2, 2—4; Zon., XII, 15). Вероятно, это было вызвано недовольством из-за смещения Ульпианом префектов Юлия Флавиана и Креста (Zos., I, 11). Брожение среди преторианцев, по-видимому, имело место и в 229г., когда император посоветовал Диону Кассию, бывшему в том году консулом, уехать из Рима, поскольку он был весьма непопулярен в их среде.

12. Здесь явно хронологическая ошибка. Геродиан в VI, 9, 3 и VI, 9, 8 сообщает, что Александр правил 14 лет. Довольно маловероятно, чтобы две такие крупные кампании, как экспедиция против персов и против германцев состоялись в один год. С другой стороны, известно, что описываемые события имели место в 230 г ., который был десятым годом правления Александра (в 221 г . он был усыновлен Гелиогабалом и получил титул Цезаря).

13. Артаксеркс — это Ардашир, сын Папака из рода Сасана, одного из мелких иранских царьков. Персия входила в состав парфянского государства, и персидские цари были вассалами парфянских Аршакидов. Отец Ардашира, Папак, правитель одной из областей Персии, сверг царей из династии Базрангидов и подчинил себе всю Персию, венчав на царство в Истахре, столице страны, в 209 г . своего старшего сына Шапура. Младший сын Папака, Ардашир, захватил в это время несколько мелких владений в районе Дарабгирда — крепости, где он ранее был поставлен правителем. Вскоре вспыхнула борьба за власть между Шапуром и Ардаширом, в результате которой Шапур был убит. К 220 г . Ардашир установил контроль над всей Персией. Опираясь на союз с правителями Мидии, царем Адиабены Шахратом, и Домицианом, правителем Карка де бет Селох (совр. Киркук), Ардашир поднял восстание против Аршакидов. В 223 г . армия союзников осадила Селевкию, столицу Вологеза V. Город был взят, а Вологез погиб в бою. После этого в Месопотамии Ардаширу подчинились правители княжеств Бет Арамайи, Забдицены, Арзуна. В 227 г . Ардашир разбил армию Артабана V. Сын Артабана V, Артавазд, {247} удерживал некоторые районы на севере Ирана, однако около 230 г . был захвачен, привезен в Ктесифон и казнен. Со смертью Артавазда закончилась династия парфянских Аршакидов.

14. В 213 г . Артабан поднял мятеж против своего брата, парфянского царя Вологеза V, провозгласил себя царем и прочно обосновался в Мидии, собственно Парфии и части Междуречья, имея столицу в Ктесифоне. Вологез продолжал править другой частью Парфянского царства, имея столицу в Селевкии, вплоть до своей смерти в 223 г . Тогда Артабан V номинально стал царем всей Парфии, и, видимо, именно поэтому Геродиан пишет, что он владел двумя царскими венцами.

15. Ардашир вторгся в Каппадокию и захватил Нисиб и Карры (Zon., XII, 15), но не смог подчинить Хатру (Dio apud Xiph., LXXX, 3, 2).

16. Кир II Великий (558—529 гг. до н. э.). Был царем Персии, подчиненной мидийским царям. Поднял восстание против мидийского владычества, захватил Мидию, Лидию и Вавилонию и создал Персидскую державу.

17. Дарий III (336—330 гг. до н. э.), последний персидский царь из династии Ахеменидов. Он потерпел поражение от Александра Македонского в битве при Иссе в 332 г . до н. э. и в сражении при Гавгамелах в 331 г . до н. э. После этого бежал в область Бактрию, где был убит бактрийским сатрапом Бессом.

18. В правление Александра имели место локальные военные действия, в основном — на границах империи: в Мавретании Тингитанской, где действовали войска под командованием Фурия Цельза; в Иллирии, под руководством Вария Макрина, родственника императора; в Армении, под командованием Юния Пальмата; в Исаврии, горной области на юге Малой Азии, жители которой считались воинственными разбойниками (SHA, Alex., LVIII, 1).

19. В правление Августа, в 20 г . до н. э., римлянам удалось вернуть захваченные парфянами в битве при Каррах в 53 г . до н. э. римские военные знаки, что расценивалось как большой успех римской дипломатии. Траян в ходе войны с Парфией в 114—117 гг. н. э. присоединил к Римской империи Армению и Месопотамию, причем во время кампании 116 г . дошел до Персидского залива и захватил Ктесифон. В правление Марка Аврелия его соправитель Луций Вер вел войну с Парфией в 162—166 гг., и в результате его успешных действий Армения и Осроена оказались в зависимости от Рима.

20. Имеются в виду государство Селевкидов (Сирия, Вавилония, Иран), Птолемеев (Египет), Атталидов (Пергам, Малая Азия), Атропатидов (государство, созданное в северной части Мидии, на троне которого утвердился Атропат, персидский сатрап, присягнувший Александру Македонскому).

21. Аршак I (около 250—246 гг. до н. э.). Он вместе со своим братом Тиридатом был вождем кочевников-парнов. Они вторглись в область Парфию и, свергнув и убив селевкидского наместника Парфии Андрагора, захватили власть в области. Однако во время покорения Парфии сам Аршак погиб, и фактически первым царем Парфии был провозглашен его брат Тиридат I (246—211 гг. до н. э.), принявший имя Аршака II. Он стал основателем Парфянской державы, подчинив своей власти также Гирканию и территории к югу от хребта Копет-Даг.

22. Укомплектовывались уже существующие легионы, а также создавались новые (см. о сформировании нового IV Италийского легиона во главе с Максимином SHA, Мах., V, 5).

23. Из 6 легионов, дислоцированных, по-видимому, вне Италии, Александр создал фалангу численностью в 30 тыс. человек (SHA, Alex., L, 5; Eutrop., VIII, 25). В частности, в составе его войска был XXX Ульпиев легион, стоявший в Ветере на Рейне, а также VII Клавдиев легион из Верхней Мезии. Кроме того, видимо, были войска из Фракии, поскольку наместником в этой {248} провинции был Рутилий Пуденс Криспин, который сопровождал императора в Сирию. Безусловно, в его армию были включены и легионы, дислоцированные на востоке — Сирии, Месопотамии. Из Египта прибыл II Траянов легион.

24. Имеются в виду Тигр и Евфрат. Александр покинул Рим весной 231 г ., и прибыл в Антиохию поздним летом, так что описываемые далее события относятся к концу 231—началу 232 г .

25. У нас есть сведения о бунте легиона, размещенного в Антиохии. Император подавил мятеж, раскассировав легион, однако через месяц, перед походом, восстановил его (SHA, Alex., LIII—LIV; Eutrop., VIII, 23). Но прежде всего здесь имеются в виду месопотамские войска, в которых было много мятежей (Dio apud Xiph., LXXX, 3, 1). Во время одного из них, ок. 228 г . был убит командующий Флавий Гераклий (Dio apud Xiph., LXXX, 4, 1—2), см. Syncellus, I, 674—675, называющего Эдессу, как центр мятежей. Что касается претендентов на престол, то нам известен некий Антонин, провозглашенный войсками императором (Zos., I, 12), другим претендентом был Ураний. Поздние авторы называют другое имя—Таврин (Epit. de Caes., 24; Chron. Min., I, 521).

26. Северная колонна пересекла Евфрат в районе Мелитины — одной из областей Каппадокии. Возможно, что Александр рассчитывал на поддержку сторонников Артавазда, сына Артабана V, который до 230 г ., когда он был захвачен и казнен, контролировал горные области Армении и Мидии (Zon., XII, 15).

27. Вторая колонна, по-видимому, должна была переправиться через Евфрат у Дура-Европос.

28. Судя по надписям, Александр находился в Пальмире вместе с войсками под командованием Рутилия Пуденса Криспина, наместника провинции Сирии Финикийской, и Аврелием Зенобием с его пальмирскими когортами, а также иллирийскими легионами (см. Herod., VI, 6, 2). По-видимому, он направился к Хатре, которая была союзницей Рима после попытки Ардашира в 229 г . захватить ее. В Хатре был римский гарнизон из марокканцев. Возможно, впоследствии он продвинулся с войсками в Осроену (SHA, Alex., LXI, 8), но дальше не пошел.

29. Лето 232 г .

30. В SHA (Alex., LV, 1—2) категорически утверждается, что Александр одержал победу в Персии. Уже в древности мнения историков по этому по воду расходились (см. SHA, Alex., LVII, 1—2)

31. Зимой 232/233 г. Примерно к этому времени относятся тесные контакты Юлии Мамеи с Оригеном, который некоторое время находился при дворе (Euseb., НЕ., VI, 21, 3—4). Возможно, что именно с этим связаны сохранившиеся в традиции сведения о терпимом отношении Александра к христианам (SHA, Alex., XXII, 4), и даже о его желании построить храм Христа (SHA, Alex., XLIII, 6).

32. Начало военных действий с персами зафиксировано уже в период правления Максимина Фракийца — 235—238 гг. (SHA, Мах. et Balb., XIII, 4—5; Zon., XII, 18).

33. В данном случае термин "Иллирия" включает в себя провинции Реция и Норик (ср. Appian., III, 6). Судя по тому, куда император двинулся прежде всего (см. далее VI, 7, 6), наиболее опасная ситуация сложилась на Рейне, где пограничные территории в 233/234 гг. подвергались нападениям германцев. Однако и на Дунае возникли серьезные проблемы, поскольку уход вексилляций паннонских легионов с императором в Персию обнажил среднедунайский лимес, который подвергся нападениям германских и сарматских племен.

34. Региональная привязанность легионов была традиционно сильной, см. Tac., Hist., II, 80: сирийские легионы возмутились против перспективы отправиться служить в Германию, поскольку "и провинциалы привыкли к стояв- {249} шим в этих местах войскам, хорошо относились к солдатам, со многими из них породнились и вели общие дела, и солдаты, после стольких лет службы, стали смотреть на лагерь как на родной дом". Военная реформа Севера лишь усилила этот процесс. Этой политики придерживался и сам Александр (см. SHA, Alex., LVIII, 4—5: "Земли, отнятые у врагов, он (т. е. Александр) роздал пограничным начальникам и воинам... Кроме того, он дал им скот и рабов, чтобы они могли обрабатывать полученную ими землю"). Однако он не до конца учел все последствия подобной политики, ведь одной из причин недовольства войск на Рейне в 235 г . было опасение, что их переведут на Восток (SHA, Alex., LXIII, 5—6; Мах., VII, 5).

35. Собственно иллирийскими являются провинции Верхняя и Нижняя Паннонии и Далмация. Однако с германцами они граничат лишь на узком участке в Верхней Паннонии, а в основном с дакийскими, кельтскими и сарматскими племенами. Здесь имеются в виду провинции Реция и Норик, которые граничат с германцами и Италией и занимают относительно небольшую территорию.

36. Александр вернулся в Рим в 233 г ., где он отметил победу над Персией, а также 23 сентября 233 г . произнес речь в сенате (SHA, Alex., LVI, 1—2; Victor., Caes., XXIV, 2; Eutrop., VIII, 23).

37. Были укреплены пути возможного нападения парфян из южной Месопотамии: III Галльский легион был дислоцирован около Пальмиры; VI Железный был переведен из Сирии Финикийской в Палестину. Была укреплена Дура-Европос, а Хатра получила гарнизон.

38. Возможно, одной из причин недовольства было желание Александра и Юлии Маммеи быстрее закончить дела в Германии и вернуться с войсками на Восток, а также попытка Александра раскассировать легионы, как он это сделал на Востоке (SHA, Alex., LXIII, 5—6; Мах., VII, 5—6).

39. Юлий Вер Максимин. Он родился в 172/173 г. (Zon., XII, 16), в полу-романизированной семье (сведения о его родителях — отце, Микке из племени готов, и матери, Габабе из племени аланов (SHA, Мах., I, 5—6), явно позднейшие измышления) во Фракии (есть сведения, что он был родом из Мезии, Syncell., I, 674, 681). Рано начал военную службу рядовым во вспомогательном конном отряде. В 196 г . он был зачислен в личную охрану императора Севера (equites singulares — SHA, Мах., II, 2—III, 5). В 198/203 гг. Максимин служил в Дакии, где и получил римское гражданство. С 211 г . он служит в легионе, в должности центуриона (SHA, Мах., IV, 4), возможно, primus pilus, т. е. первый центурион первого манипула триариев, который был старшим из всех центурионов легиона. SHA, Мах., IV, 4—5 сообщает, что при Макрине Максимин ушел со службы и приобрел земельные владения во Фракии, однако подобный его поступок кажется маловероятным. Так или иначе, а при Гелиогабале Максимин уже трибун преторианской гвардии (SHA, Мах., V, 1). Затем он был префектом вспомогательной части (см. Z os., I , 13, который в 235 г . назвал его префектом alae — конного отряда союзников). После он стал военным наместником префектом "общин Мезов и Трибаллов" (трибаллы — фракийское племя, размещавшееся в Нижней Мезии), см. Victor., Caes., XXV, 1, где Максимин назван "начальником трибаллов". В 222 г . он — трибун вновь сформированного IV Италийского легиона (SHA, Мах., V, 5). Ок. 230 г . Максимин был назначен префектом II Траянова легиона в Египте, где он был до 232 г . Затем он был переведен в Месопотамию, на должность префекта лагеря, которая была в тот период очень важным постом, всего лишь на один ранг ниже префекта претория.

40. Паннонцы — группа иллирийских племен в областях южнее Савы, в Далмации; впоследствии жители провинции Паннония. Скорее всего, Геродиан говорит о рекрутах, набранных из этих районов — Паннонии, Далма -{250} ции, Норика, возможно, Дакии, Мезии и Фракии, — а не об их этническом происхождении.

41. Из других источников (Syncell., I, 674) известно, что Максимина поддержала Кельтская армия (т. е. армия в Германии, на Рейне). В связи с этим стоит отметить, что легионы на нижнем Рейне контролировал К. Фурий Сабин Аквила Тимесифей, который в 218 г . был наместником (agens vice praesidis) в Аравии; в 230 г . — прокуратором Палестины и начальником снабжения для Персидского похода Александра; а в 233/234 г. стал прокуратором имуществ провинций Белгики и обеих Германий, а также наместником провинции Нижняя Германия. Тимесифей, как и Максимин, был из всадников. Трудно сказать определенно, поддерживал ли он Максимина, но после смерти Александра Тимесифей был переведен на пост наместника провинции Вифиния и Понт, а потом был наместником провинции Азия.

42. Вполне вероятно, что Максимин не был инициатором мятежа, а это дело рук его сторонников; в SHA, Мах., VII, 4 говорится о трибунах-варварах как об инициаторах выступления. Зосима (I, 13, 1) сообщает, что мятеж начался среди легионов из Паннонии и Мезии, которые были враждебно настроены по отношению к Александру (ср. прим. 34, 38)

43. Лагерь располагался недалеко от "какого-то города в Галлии (т. е. в Германии)" (SHA, Мах., VII, 4); это город Могонтиак.

44. Трудно сказать, кто подразумевается под титулом "командующий войском", — префект претория или кто-то другой. Префектом претория у Александра был юрист Юлий Павел, который, по-видимому, остался на своем посту и после смерти Ульпиана, или/и М. Аттий Корнелиан, который известен как префект около 230 г . Ср. Zos., I, 13, 2, который сообщает, что префекты (т. е. оба префекта) были убиты в 235 г .

45. Точная дата смерти Александра Севера неизвестна. Учитывая, что об этом в Риме стало известно 25 марта, событие имело место в период между 10 и 20 марта 235 г . Согласно данным большинства источников, Александр был убит после 13-летнего царствования (SHA, Alex., LX, 1; Eutrop., VIII, 23; Victor, Caes., XXIV, 7) в возрасте 29 лет (SHA, Alex., LX, 1).