Печников Б. «Рыцари церкви». Кто они? Очерки об истории и современной деятельности католических орденов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Масоны: «Центр Незримой Власти»

…Всё в этот вечер кажется необычным. От волнения у кандидата в тревоге замирает сердце. Ещё бы – сегодня ему предстоит шагнуть в «неизвестное, но достойное Человека». Ещё два-три перекрёстка, и он очутится у входа в здание масонской ложи, где через несколько часов состоится посвящение неофита в «ученики» вольных каменщиков.
Как гость ложи, «непосвящённый», он ходил этой дорогой целый год. Члены ложи, называемые братьями, терпеливо отвечали на все его вопросы и в конце концов пришли к заключению, что он достоин стать членом всемирного масонского братства. На общем собрании храма один из масонов поручился за кандидата, подчеркнув, что тот отвечает всем требованиям, которые вот уже 265 лет (дело происходило в 1983 г.) в строгом соответствии с «Книгой уставов» предъявляются к посвящаемым.
В здании масонской ложи его уже ожидает поручитель. В крохотной комнатке на третьем этаже кандидат должен письменно ответить на главные вопросы: в чем он видит предназначение человека, чего он ждёт от масонского братства и чего братство может ожидать от него.
В фойе первого этажа постепенно собираются братья по ложе, отмечаясь в особой регистрационной книге. Они в чёрных костюмах, белых перчатках и цилиндрах – это символ свободы и равенства. На них также фартук – такой же, как и у родоначальников традиции – членов средневековых цехов каменщиков. По эмблемам можно понять, в каком они градусе, степени или ранге: «ученика», «подмастерья» или «мастера».
Вскоре к ним присоединяется церемониймейстер. Он три раза стучит своим посохом об пол и призывает братьев пройти в храм. Его преподобие престольный мастер, «верховный магистр», выборный руководитель масонской ложи, сидит за столом в восточной части зала: солнце восходит с востока, оттуда же озаряет ложу мудрость преподобного мастера.
Перед ним на алтаре лежат «три великих светоча» масонства: «Книга священного закона» – Библия, которая содержит планы «Великого Архитектора Вселенной» (Бога) и призывает к терпимости; угольник, символизирующий порядочность и братство; циркуль – отношения между людьми, любовь к ближнему.
Справа и слева от преподобного мастера сидят секретарь и докладчик, напротив, на западной стороне,– первый и второй смотрители.
Входят братья и под руководством «вожатых» садятся в ряд у северной и южной стен. Церемониймейстер занимает место у западной стены, а привратник – у двери храма.
Ударом молотка престольный мастер повелевает братьям встать. Вместе с обоими смотрителями он выходит в середину храма и останавливается перед колоннами. Им предстоит осветить мастерскую, чтобы можно было приступить к работе по «великому строительству» при полном освещении. Мастер зажигает свечу на «колонне мудрости» и восклицает:
– Мудрость, руководи постройкой! Смотрители зажигают свои свечи, говоря:
– Сила, веди её!
– Красота, заверши её!
Затем у основания трёх колонн расстилается рабочий коврик и мастер провозглашает:
– Ложа открыта…
Такое описание масонского ритуала в ФРГ дал в одном из своих номеров 1988 г. гамбургский ежемесячный иллюстрированный журнал «Гео»…
Перенесёмся теперь в Германию почти на 750 лет назад. Тогда, а именно в 1248 г., был заложен Кёльнский собор – одно из чудес готической архитектуры. 15 октября 1880 г. в Кёльне состоялось грандиозное пышное празднество по случаю завершения длившейся 632 года работы над уникальным сооружением.
В XII-XIII вв. по всей Европе, а особенно в германских землях широко разворачивается строительство храмов и других церковных зданий. Архитекторы, скульпторы, художники и рабочие, возводившие храмы, поселялись, как правило, вблизи места строительства, а свои инструменты держали в особых помещениях, именовавшихся ложами. Нелишне добавить, что тайна строительного ремесла тщательно оберегалась от непосвящённых. Таким образом были созданы и конституированы объединения или союзы строителей церковных зданий – ложи, которые распространились вскоре почти по всем западноевропейским странам.
Достоянием историков стал счёт, выставленный за строительство аббатства «Вале ройяль» в 1278 г., в котором мастерская каменщиков уже названа «ложей». Средневековые «ложи» – гильдии свободных каменотёсов – имели собственный суд, устав и благотворительную кассу. Документально доказано не только существование таких лож в те годы в Кёльне, Вене, Страсбурге и Берне, но и то, что все они поддерживали тесные контакты друг с другом. В 1376 г. в грамоте, оставленной в Лондоне, упоминается понятие «фримейсон», которое было переведено на немецкий язык как «фраймаурер» – «вольный каменщик».
Почти во всех написанных о франкмасонстве книгах (а их число перевалило уже за несколько десятков тысяч!) отмечается, что легендарная история лож возводила их истоки к библейской легенде о сотворении человека и объявляла «вольных каменщиков» носителями высшей божественной мудрости. Шаг за шагом из средневековых гильдий мастеровых выросла конкретная осязаемая форма тайной кастовой организации – «умозрительное масонство».
Днём рождения нового, одного из самых изолированных от общества и секретных течений считается 24 июня 1717 г., когда «вольные каменщики» из лондонской ложи «Гусь и противень» (по имени таверны, где обычно собирались франкмасоны) приняли братьев из трёх других лож, находившихся в столице Англии: «Короны», «Яблони» и «Виноградной грозди». Именно в «Гусе и противне» и было принято решение создать организацию – первую «Великую ложу» масонов. «Великий мастер» и «великий надзиратель» увенчали эту иерархию. А уже через 15 лет «Великая ложа» стала центром всего английского масонства (к 1733 г. в Англии насчитывалось уже 126 лож), а через 30 лет – под названием «Великой материнской ложи» – «вольных каменщиков» всей планеты.
История масонства как западного, так и российского, его влияние на политическое развитие общества подробно описаны, как мы уже говорили, в десятках тысяч брошюр, книг, фолиантов, в сотнях тысяч заметок, статей и комментариев. Исходя из этого, полагаем, что советский читатель также достаточно знаком с данной темой. Назовём лишь несколько источников по масонству, появившихся за последнее время в Советском Союзе: сборник «За кулисами видимой власти», Н. Н. Яковлев «1 августа 1914 года», В. Я. Бегун «Рассказы о „детях вдовы“, Г. Р. Зафесов „Паутина ложи „П-2“, большая статья академика И. И. Минца „Метаморфозы масонской легенды“ (журнал „История СССР“. 1980. э 4) и многие, многие другие, и в первую очередь книга Е. Б. Черняка «Невидимые империи (тайные общества старого и нового времени на Западе)“. Поэтому мы отсылаем любознательного читателя к упомянутым публикациям о масонстве.
Мы же намерены, кратко коснувшись истории вопроса, остановиться на современном состоянии дел среди братьев-масонов в отдельных странах и на связи этого некогда еретичного учения с Ватиканом и католическими «рыцарями церкви».
Итак, что же такое масонство? Кратко определить его можно так: это религиозно-философское течение, возникшее преимущественно в аристократическо-буржуазной среде в начале XVIII в. в Англии и выразившееся в создании тайных обществ (лож), члены которых провозгласили своей целью объединение людей на началах братской любви, взаимопомощи и верности… Первоначально масонство развивалось в русле вольнодумства и оппозиции по отношению к официальной церкви, но со временем в нём усилился мистицизм, оно стало орудием борьбы против материализма и атеизма. Масонство осуждено церковью: в 1738 г. папа Климент XII выступил с резким осуждением движения франкмасонов как тайной секты, подрывающей церковь и общественный порядок, и запретил верующим под угрозой отлучения вступать в масонские ложи и сотрудничать с ними. Осуждение масонов подтверждали с середины XIX в. римские понтифики Бенедикт XIV, Лев XII, Пий VIII, Григорий XVI и Пий IX, которые усматривали в них конкурентов в борьбе за влияние на господствующие классы. В Германии тем не менее масонство поддерживалось королём Фридрихом II, а во Франции,– Наполеоном I и Наполеоном III. В России первые ложи появились в 1762 г. в Москве и просуществовали вплоть до 1917 г. В настоящее время масонство распространено во многих странах Западной Европы и Америки.

***

После того как великим магистром английской «Великой ложи» в 1721 г. был избран герцог Монтегю, один из богатейших пэров Англии, масонские ложи получили общественное признание и стали почти придворными. Уже в 1725 г. их число возросло до 52, а через 7 лет достигло 109. Даже в те времена масоны не считали зазорным появляться в обществе в своём легендарном одеянии, главным в котором были кожаные фартуки и символические значки. «Вольные каменщики» вместе с «рыцарями церкви» участвовали в различных католических обрядах, в том числе закладке и освящении церквей, погребении своих братьев по церковным канонам и т. п.
В 1737 г. великий мастер «Великой ложи» Жан Теофиль Дезаглие принял в масоны принца Уэльского, после чего в «еретический» орден устремились целые толпы католических священников и протестантских пасторов.
По имеющимся сведениям, английская «Великая ложа» включает в себя в настоящее время более 8 тысяч отдельных масонских лож, а число «братьев» превышает 750 тысяч, из которых только в Большом Лондоне проживает свыше 300 тысяч масонов. Великим мастером является герцог Кентский, близкий родственник королевы Великобритании.
В соседней Ирландии властями неоднократно издавались законы, запрещавшие масонскую деятельность. Однако при провозглашении Республики Ирландии в 1949 г. ложи «вольных каменщиков» безбедно существовали как в Дублине, так и в других городах страны. Ныне «Великая ложа Ирландии» насчитывает 730 лож в самой республике и ровно 100 – за её пределами, общее число ирландских масонов приближается к 50 тысячам человек. Большую активность развивают ирландские «вольные каменщики» в Австралии, Новой Зеландии, ЮАР, Гане, Индии, на Ямайке, в Кении, Малайзии, на Мальте, в Нигерии, Зимбабве, Сингапуре, Гонконге, на Гибралтаре.
Шотландия имеет давние масонские традиции. Старейшие ложи, возникшие ещё до «умозрительного» масонства, такие, как «Мэрис чэпел лодж» в Эдинбурге, «Мазер килвиннинг» и «Мэлроуз Санкт-Джон», действовали уже в конце XVI в. По имеющимся данным, количество лож «шотландского масонства» достигло в 1966 г. числа 1066, из них 655 в самой Шотландии, остальные – вне её. Ложи «шотландского масонства» имеются в настоящее время почти в 50 странах, в том числе в Австралии, Бельгии, Бирме, Чили, Исландии, Индии, Японии, Иордании, на Мальте, в Новой Зеландии, Таиланде, Уганде, на Гибралтаре и др.
Во всех американских штатах, а также в Канаде существуют независимые отдельные масонские ложи, которые вместе с мексиканскими «вольными каменщиками» раз в год собираются на «Конференцию великих мастеров Северной Америки». Самой молодой из этих 60 великих лож считается основанная в 1981 г. самостоятельная «Великая ложа Аляски».
Важнейшим институтом «Конференции великих мастеров Северной Америки» служит так называемая «Комиссия информации по признанию», которая координирует и направляет деятельность всех североамериканских и мексиканских масонских лож.
На территории нынешних Соединённых Штатов масоны действовали уже в течение длительного времени. Шотландские, английские и ирландские «вольные каменщики» первыми привнесли сюда идеи масонства. Поначалу ложи создавались в портовых городах, куда приходили суда из Старого Света. В 1704 г. в английское «Общество масонов» был принят Джонатан Белчер из Бостона, который впоследствии в качестве губернатора нескольких штатов в Новой Англии играл важную политическую роль. В 1730 г. Бенджамин Франклин сообщил в своей газете о создании масонской ложи в Филадельфии, куда он сам и был принят. В том же году из Англии в Америку был назначен великий мастер провинций Нью-Йорка, Нью-Джерси и Пенсильвании, коим стал Даниэль Кокс, получивший грамоту на титул великого мастера из рук герцога Норфолка. Эта первая провинциальная «Великая ложа» Новой Англии выросла из «Ложи святого Иоанна» в Бостоне. В 1734 г. Бенджамин Франклин издал «Книгу конституций» масонов и вскоре был избран великим мастером Соединённых Штатов.
Многие масоны сыграли большую роль в борьбе американцев за свою независимость: Джордж Вашингтон, уже упомянутый Бенджамин Франклин, Джеймс Отис, Самуэль Адамс, Александр Гамильтон, Джон Маршалл, Джеймс Мэдисон. В армии Вашингтона масонами были прославленные генералы: Натаниэль Грин, Ли, Салливан, лорд Стирлинг, немецкий барон Штойбен, французский маркиз Лафайет, Монтгомери, Джексон, Поль Ревере, который впоследствии стал великим мастером в Массачусетсе.
В настоящее время американские ложи, в которые входят более 4 миллионов братьев-масонов, вообще представляют самый большой контингент «вольных каменщиков». Правда, до сих пор неудачей кончались все попытки создать единую «Великую ложу» США.
Немало американских президентов входили в состав той или иной масонской ложи, например Вашингтон, Мэдисон, Монро, Джексон, в последнее время – Маккинли, Теодор Рузвельт, Тафт, Гартинг, Франклин Д. Рузвельт, Трумэн, Эйзенхауэр, Форд, Картер.
Масонство во Францию также было «экспортировано» из Англии. Многие из деятелей культуры и политики входили в ложи «вольных каменщиков» во Франции, например: Вольтер, Д'Аламбер, Дидро, Гельвеций, Бомарше, Ларошфуко, Дантон, Талейран, генералы Лафайет и Массена.
В настоящее время «Великая национальная французская ложа» поддерживает тесные контакты с английскими собратьями и считается единственной «регулярной» ложей Франции. В 1964 г. в стране насчитывалось 83 ложи с 3500 членами ордена, до сих пор число лож возросло до 210 с 6 тысячами «вольных каменщиков».
Говоря о масонском движении, нельзя оставить без внимания Италию. В одной части нынешнего государства главенствуют папы, пытавшиеся отвлечь итальянцев от масонской деятельности вплоть до угрозы отлучения от церкви, в другой же правят бал ложи «вольных каменщиков».
В 1733 г. лорд Сэквилл, герцог Миддлсекса, выдал патент лорду Генри Фоксу Холланду, который открыл первую в Италии масонскую ложу на улице Маджио во Флоренции. Как грибы после дождя, стали возникать ложи в Пизе, Ливорно, Сиене и Перудже. В 1735 г. «вольные каменщики» попытались было обосноваться в Вечном городе, но под давлением папы римского уже в 1737 г. ворота ложи в Риме были наглухо и, как хотелось надеяться понтификам, навсегда закрыты. Более того, папа Климент XII для расследования деятельности масонов направил инквизитора в Тоскану, но благодаря симпатиям, которые испытывал к «вольным каменщикам» герцог Тосканский Франц-Стефан, инквизитор вернулся в Рим ни с чем. Возникли ложи в Милане, Вероне, Турине, Падуе, а в 1739 г. Англия назначила великого мастера Савойи и Пьемонта.
Папская булла «Providas», изданная в 1751 г., привела к запрещению масонской ложи в Неаполе. Однако в 1754-1762 гг., там, наперекор документу «раба рабов божьих», возникло сразу несколько лож.
В 1870 г. Италия объединилась, слились и все франкмасонские группировки: Сицилия – Неаполь, Тоскана – Флоренция, Генуя, Ломбардия – Милан, Венеция, Цизальпинская республика, Сардиния – Пьемонт – Савойя. «Великий Восток» Италии перенёс свою резиденцию в Рим, великим мастером стал вождь республиканского Рисорджименто Джузеппе Мадзини. Рисорджименто – национально-освободительное движение итальянского народа против иноземного господства, за объединение раздроблённой Италии.
Во время похорон Мадзини 17 марта 1872 г. Рим впервые мог увидеть масонские флаги и людей, одетых в платье «вольных каменщиков», двигавшихся в похоронной процессии от пьяцца Пополо к кладбищу.
В 1901 г. итальянские масоны устроили свою штаб-квартиру во дворце Джустиниани в Риме, где она находится и до сих пор.
Сейчас в стране действует «Великая ложа Италии», или «Великий Восток», в которую входит 400 лож с 15 тысячами членов. Четыре ложи в Больцано и Мерано (область Трентино-Альто-Адидже, так называемый Южный Тироль, до 1918 г. бывший территорией Австро-Венгрии, но по Сен-Жерменскому договору отошедший к Италии) работают на немецком и итальянском языках. Отсутствие единства среди масонских орденов Италии чётко обозначилось в результате разоблачения скандальных действий ложи «Пропаганда-2» («П-2») в 1981 г. и вызвавшего отставку сорокового послевоенного правительства во главе с премьер-министром Орнальдо Форлани. «П-2» оказалась центром необыкновенно разветвлённого масонско-фашистского заговора, считавшего своей целью повернуть политику Италии на ультраправые рельсы вплоть до создания диктатуры.
Как пишет западногерманский журнал «Гео», незадолго до запрещения масонских организаций в Германии было примерно 80 тысяч «вольных каменщиков», после окончания войны – около 6 тысяч, а сейчас в ФРГ 15 тысяч западных немцев и 5 тысяч солдат и офицеров союзнических войск из стран НАТО состоят членами 397 масонских лож. Эти братства, долгое время остававшиеся разрозненными, в 1958 г. вошли в «Объединённые великие ложи Германии – братства масонов»: это «Великая ложа старых вольных и приёмных каменщиков Германии» (прообразом которой был первый немецкий филиал всемирного братского союза – масонская ложа «Абсалом у трёх крапив», основанная в 1737 г.), «Великая ложа масонов Германии – орден каменщиков», «Великая национальная ложа трёх небесных сфер», «Великая американо-канадская ложа» и «Великая ложа британских каменщиков в Германии».
Каждая ложа решает свои внутренние дела независимо, но для создания ложи требуется разрешение одной из пяти «Великих лож». Большинство масонских лож, пишет «Гео», существует на положении зарегистрированного общества, их уставы доступны каждому, а внутренняя жизнь определяется «Книгой уставов» 1723 г. и «правилами внутреннего распорядка».
У всех «вольных каменщиков», подчёркивает «Гео», общая цель: вместо настоящих церквей они возводят некий «храм гуманности», при этом камнями им служат люди, строительным раствором – терпимость и братство, чертежом – Библия, а архитектором – бог, которого они величают «Великим Архитектором Вселенной».

…Кандидат трижды стучится в дверь.
– Брат-привратник, кто это стучится так странно? – вопрошает в зале престольный мастер.
И в ходе ритуальных вопросов и ответов выясняется, кто стучится и чего он хочет. После этого мастер говорит:
– Так пусть ему будет разрешено войти. Кандидат стоит между смотрителями как бы нагим и беспомощным, каким сотворила его природа. А чёрная повязка на глазах даёт ему понять, что пока он – незрячий в поисках света, указывающего правильный путь в жизни.
– Человеку предопределено познать абсолютное совершенство, но долог путь, ведущий к нему,– напоминает мастер.
Затем он повелевает второму смотрителю отправить кандидата в три странствия: с вечера в ночь, к восходу солнца и через полдень обратно в вечер. В прямоугольном зале храма его ведут через четыре «элемента»: огонь, воду, землю и воздух, и всё время кандидат ощущает спасительную руку брата, который не покидает неофита ни на минуту и спокойным голосом предупреждает его об опасностях, подстерегающих в жизни и способных совратить с пути истинного: это страсти, предрассудки, злоба, самолюбие, тщеславие.
– Познай самого себя! – звучит в устах престольного мастера постулат античной философской школы.
Затем кандидат подходит к месту, с которого он начал своё странствие, и мастер разражается целой тирадой:
– Цель масонства – внутренняя трансформация и духовный расцвет человека. Пусть эти странствия послужат вам уроком и покажут, что вы никогда не достигнете цели, если не сбросите повязку незнания, мешающую вам познать истину.
После этого по указанию мастера неофит преклоняет колени перед алтарём, берёт левой рукой циркуль, приставляет его остриём к обнажённой груди (ещё до того как кандидат постучал в ворота храма, он снял с себя свой чёрный галстук, расстегнул верхние пуговицы на рубашке, до колена засучил штанину на левой ноге, снял правый ботинок, сложил в ящик все металлические предметы, которые были при нём), там, где бьётся сердце, и клянётся целиком посвятить себя делу гуманности, добросовестно исполнять свой долг перед семьёй, обществом, родиной и сообществом всех людей, хранить в тайне обряды и внутренние дела масонов. Молоток преподобного мастера осторожно касается циркуля, приставленного к груди стоящего на коленях неофита:
– Заключён союз на всю жизнь! Дайте свет свободному, ищущему правду каменщику!
С глаз кандидата срывают повязку. На несколько секунд лампы и свечи ослепляют его, но потом он видит, что братья стоят слева и справа от него, что он сам – звено в их цепочке, что они приняли его как брата. Мастер восклицает:
– Наши сердца бьются в унисон с вашим, а пожатия наших рук говорят, что мы будем хранить вам верность, пока вы будете почитать правду, закон и братскую любовь, как святыню…
Рассказав об этом обряде, журнал «Гео» не делает никаких аналитических выводов, а заканчивает своё повествование такой «философской» фразой:
«В фойе братьев ожидает вино и богато сервированный стол…»

***

А всё же каковы отношения масонов и католической церкви? Не влились ли сейчас «вольные каменщики» в ряды истинных «рыцарей церкви»?

… В таинственном полумраке раздался глас:
– Встаньте, братья масоны!
Масоны – а их больше сотни в помещении, предназначенном для нескольких десятков,– быстро поднимаются со своих мест. На каждом из них кожаный передник с масонскими знаками, шнуры и ленты, свидетельствующие о том, какую из ступеней в иерархии «вольных каменщиков» занимает их обладатель. Приняв ритуальную позу, они застывают в молчании.
На «востоке» – возвышение, похожее на эстраду. На нём – высокочтимый или преподобный мастер, окружённый высшими масонами, кавалерами лож. Напротив в зале ряды братьев – представителей всех масонских лож Франции и «вольных каменщиков», специально прибывших из других стран.
Бледный и торжественный брат – главный церемониймейстер возвещает:
– Достопочтенный отец Рике Мишель, представитель «Общества Иисуса»!
В напряжённой тишине между двумя рядами молчаливых масонов к эстраде двинулась чёрная сутана…
– Это должно было свершиться, отец мой, и это свершилось! – восклицает преподобный, обращаясь к прелату, посланнику ордена иезуитов.
Итак, свершилась встреча «еретиков»-масонов и верных «солдат папы» – иезуитов…

Мы привели один из эпизодов книги А. Меллора «История французского антиклерикализма», вышедшей в свет в 1966 г., чтобы показать, что диалог между масонами и клерикалами поддерживается уже давно. Обе стороны единодушны в том, что атеизм в современном мире – синоним коммунизма, поэтому альянс масонов в церкви направлен на создание единого антикоммунистического фронта.
Первый параграф «Конституции масонов», составленный в 1723 г. пресвитерианским пастором и доктором богословия и философии Джеймсом Андерсоном, гласит: «Масон по самому положению своему подчиняется законам морали и не может стать ни бессмысленным атеистом, ни лишённым нравственности нечестивцем». Вера в бога и бессмертие души – это условие было одним из обязательных при вступлении в ряды «вольных каменщиков». Тот факт, что масоны выступали против христианской догматики, за религиозную терпимость, не говорит о том, что они с симпатиями относились к любым проявлениям вольнодумства, атеизма или деизма. Деизм – философско-религиозное учение, по которому бог есть безличная первопричина мира, находящаяся вне его и не вмешивающаяся в развитие природы и общества. Как отмечают многие, в том числе и советские исследователи, все досконально и скрупулёзно разработанные средства психологического воздействия на членов масонских лож подчинены как раз развитию и углублению «богоощущения».
Западногерманский журнал «Гео» пишет, что католическая церковь в течение многих веков грозила отлучением от церкви любому католику, ударившемуся в масонство. Лишь в 1983 г. это правило было отменено.
Как подчёркивает западногерманский исследователь Юрген Хольторф в своей книге «Молчаливое братство», вышедшей в Мюнхене 4-м изданием в 1986 г., римско-католическая церковь, желая того или нет, развязала руки нацистам, начавшим преследование масонов. Уже в 1738 г. папа Климент XII, издав буллу «In eminenti apostolatus specula», приказал католикам отойти от масонства. И тот факт, что, несмотря на недвусмысленное указание римского понтифика, количество членов в ложах «вольных каменщиков» не особенно убавилось, можно объяснить в первую очередь тем обстоятельством, что в период правления абсолютистских режимов в Европе XVIII в. монархи и князья не считали необходимым доводить до сведения своих подданных все те документы, которые исходили из римской курии. Булла «In eminenti» не стала достоянием гласности во многих европейских государствах.
В Италии дело обстояло иначе. Там со стороны католической церкви было проявлено такое рвение во исполнение папской буллы, что были уничтожены даже храмы и дома, в которых собирались масоны.
Для обнародования в этой стране подобного папского документа было много причин. В первую очередь, князя апостолов не устраивала религиозная терпимость «вольных каменщиков», их тайные обычаи, секретность, окружавшая все их действия. К этому же добавились и политические причины. Папа был заинтересован в поддержке в Англии католической династии Стюартов, выступая против протестантской ганноверской фамилии. Ганноверская династия – английская королевская династия в 1714-1901 гг. Кроме того, масоны были одними из главных зачинателей массового движения Рисорджименто, и понтифик беспокоился, как бы не зашатался Святой престол. А посему, как подчёркивает член «Общества Иисуса» патер Райнхольд Зеботт в западногерманском иезуитском журнале «Штиммен дер цайт»: «С 1738 по 1970 г. я насчитал больше дюжины папских запретов на сношения с франкмасонами… Последнее такое серьёзное предупреждение содержалось в каноне э 2335, изданном в 1917 г. в „Codex Juris Canonici“, который сохраняет свою силу до 1983 г. (статья патера Зеботта была написана в феврале 1981 г.– Б. П.)».
Самой низкой точки отношения между католической церковью и масонством достигли во второй половине прошлого столетия благодаря «мистификации века», как назвал её без ложной скромности сам автор – писатель Габриэль-Антуан Жоган-Пажес, известный больше под псевдонимом Лео Таксиль. Французский журналист и книгоиздатель, он после окончания иезуитского колледжа стал предводителем вольнодумцев, опубликовав множество едких остроумных сатирических сочинений, направленных против клерикализма. В 1881 г. он вступил в масонскую ложу, но, лишь трижды посетив её бдения, почёл за благо держаться от «вольных каменщиков» подальше.
В 1885 г. он публично заявил о своём возвращении в лоно правоверных католиков, что церковь расценила как свой важный триумф, решив использовать перо Таксиля против своих заклятых врагов – масонов с благословения римской курии Таксиль всей силой слова обрушился на «вольных каменщиков», приписывая им планы полного порабощения сначала Франции, потом Европы, затем всего мира. Он писал, что находящаяся у Геркулесовых столпов Гибралтарская скала, с начала XIX в. принадлежащая Англии, внутри полая, а там располагаются мастерские, в которых люди-монстры на адских кострах готовят атрибуты, необходимые для палладистских оргий. Палладисты – одна из сатанистских сект. Возглавляет монстров член американской масонской ложи некто Пайк – «первый папа Люциферова культа, высший вождь франкмасонов, проводящий регулярно каждую пятницу в три часа дня совещания лично с мессиром Люцифером». Масонство, добавлял Таксиль, это только прикрытие ордена палладизма. В США, в Чарлстоне, где в неизвестном месте живёт Пайк, располагается главный храм палладистов, а в нём хранится книга «Апандо», которую сам Сатана написал зелёными чернилами.
Безудержная фантазия Таксиля в определённой своей части основывалась на реальности: в 1837 г. орден палладизма был действительно основан в Париже и его руководителем был Альберт Пайк, выпустивший книгу «Мораль и догмы древнего и принятого (шотландского) обряда франкмасонов». Один из высших иерархов ордена Макей заявил, что он не кто иной, как перевоплотившийся великий магистр ордена рыцарей Храма Жак де Моле. В кабинетах Макея и Пайка в штаб-квартире ордена в Чарлстоне находились изображения Бафомета и череп Моле, будто бы привезённый каким-то масоном в США из Франции.
После начала своей мистифицированной антимасонской кампании один из приближённых к папе кардиналов устроил Таксилю аудиенцию у Льва XIII, который только что выпустил энциклику «Humanum genus», направленную против «вольных каменщиков». Писатель подтвердил понтифику, что его намерения простираются далеко – до полного, поелику возможно, уничтожения масонского «бесовского семени».
Легенды донесли до нас такой диалог между Таксилем и наместником Иисуса Христа.
– Чего вы хотите, сын мой? – ласково спросил Лев XIII.
– Умереть у ваших ног, и это мгновение будет для меня самым счастливым,– льстиво отвечал писатель.
В 1585 г. Таксиль издал книгу под названием «Братья трёх пунктов», в которой писал, что масоны исповедуют культ Люцифера, а все их ритуалы служат прославлению сатаны. В последующих книгах Таксиль, чтобы подогреть интерес читателей, рассказывал о содомистских оргиях в женских ложах, ввёл в действие выдуманную им Софию Вальдер – «бабушку антихриста», и палладистского великого магистра. Затем появилась прекрасная Диана Воган, родившаяся от дьявола Битру, которая в 10 лет от роду была принята в американскую ложу палладистов и помолвлена с князем демонов Асмодеем (вообще-то Асмодей – от древнееврейского Ашмедай – искуситель, злой дух, разрушитель браков, упоминается в Талмуде, заимствован иудеями из персидской религии, то есть не имеет никакого отношения к католицизму). Эта никогда не существовавшая дама под заголовком «Мемуары экс-палладистки» опубликовала книгу, содержащую извращённые «разоблачения» масонства и ритуалов «вольных каменщиков».
В 1896 г. по инициативе Таксиля в северо-итальянском городе Тренто состоялся антимасонский конгресс, на котором присутствовало 36 епископов, 50 епископских делегатов и более 700 священнослужителей из Франции, Австрии, Германии, Бельгии, Нидерландов, США, Канады и Мексики. В течение долгих дней они вели дебаты по поводу причисления Дианы Воган к лику блаженных.
И вот в светлый пасхальный день 19 апреля 1897 г. весь цвет Парижа собрался в зале географического общества, где о культе палладизма доклад должен был читать сам Таксиль. Он же добился неописуемого фурора, раскрыв наконец свою мистификацию и заявив, что Диана Воган и он сам – одно лицо.
Римская курия была вновь посрамлена. Ибо Таксиль попытался доказать, что масоны – это не какая-то оккультная организация, а те же «рыцари церкви», преследующие фактически те же, что и католическая церковь, цели, хотя и своими специфическими методами.
Отношения между масонами и католической церковью в значительной степени потеплели после Второго Ватиканского собора (1958-1965). Иерархи католицизма подчеркнули: «Ватиканский собор заявляет, что человеческая личность имеет право на религиозную свободу. Эта свобода состоит в том, что все люди должны быть избавлены от принуждения, как со стороны общественных групп, так и от принуждения, осуществляемого отдельными людьми, так что в религиозных делах никого нельзя заставлять действовать вопреки своей совести…»
На Втором Ватиканском соборе католическая церковь начала диалог со всеми людьми доброй воли. И в отношении масонов была проявлена позитивная инициатива образованной на соборе «Комиссией по диалогу». В созданную комиссию, например, от ФРГ вошли масоны: Теодор Фогель, Рольф Аппель, Эрнст Вальтер и Карл Хеде; от швейцарской «Великой ложи Альпина»: Альфред Ресли и Франко Фумагалли, от «Великой австрийской ложи»: Курт Бареш, Фердинанд Чап и Рюдигер Фонвиллер. Начатый диалог между католической церковью и масонами завершился так называемым «Лихтенауэрским заявлением», опубликованным 5 июля 1970 г. Приведём некоторые пассажи из указанного заявления:

«Трепеща перед Великим Архитектором Вселенной, мы заявляем: Масоны не имеют общего представления о боге, так как масонство – это не религия и никого не обучает религии.
Масонство требует этической жизни без соблюдения догматов, что можно достичь символами и ритуалами.
Масоны действуют в братском единении в своих самостоятельных ложах, веря в то, что братская цепь опоясывает земной шар.
Масоны приветствуют принципы совести, веры и свободы вероисповедания и отвергают любое насилие над этими принципами. Они уважают любую искреннюю веру и любое честное убеждение. Они отвергают любую форму дискриминации инакомыслящих.
Законы великих лож запрещают ложам вмешательство в политические и религиозные спорные вопросы».

В параграфе 8 говорится:

«Для нас, масонов, называемых церковью „отделёнными братьями“, непонятно, почему законы церкви осуждают нас, в то время как законы великих лож разрешают любому католику стать членом масонского братства».

Параграф 9:

«Мы полагаем, что папские буллы, касающиеся отношения к вольным каменщикам, имеют только историческое значение и недействительны в настоящее время…»

18 июля 1974 г. префект комиссии по вере издал «документ о членстве в масонских организациях», в котором, в частности, подчёркивается:

«Многие епископы направили запросы в Святую конгрегацию о праве на существование и правильной интерпретации канона э 2335 CIC, который требует наказания вплоть до отлучения от церкви католиков, являющихся членами масонских организаций и аналогичных объединений.
В ходе тщательного изучения этого вопроса Святой престол на конференциях епископов предпринял сбор доказательств, чтобы лучше ознакомиться с характером и нынешней деятельностью этих объединений.
Большие различия поступивших ответов показывают, насколько неоднозначно отношение к этому вопросу в отдельных странах. Поэтому Святой престол не может отменить действующие законы до тех пор, пока компетентная Папская комиссия по реформе церковного законодательства не опубликует новый церковный закон…»

Процитированное письмо было написано кардиналом Зепером, префектом конгрегации по вопросам веры, председателю епископских конференций ФРГ кардиналу Депфнеру. Общественность восприняла указанное письмо как важный шаг к примирению католической церкви с масонством. Епископские конференции Скандинавии, Великобритании и Нидерландов тотчас же признали правомерность одновременной принадлежности к католической церкви и к масонским ложам.
Другое отношение к «вольным каменщикам» было высказано со стороны конференции епископов ФРГ. В середине 70-х гг. в этой стране начался диалог между католической церковью и масонами, в результате которого церковные иерархи приняли документ, кратко называемый «Заявление», в котором, в частности, говорится:

«По инициативе конференции немецких епископов и „Объединённых великих лож“ Германии в 1974-1980 гг. состоялись официальные переговоры. При этом католическая церковь пыталась выяснить, произошли ли в масонстве такие изменения, которые позволили бы отныне разрешить католикам участие в масонских орденах.
Переговоры проходили в дружеской, искренней и деловой атмосфере.
При этом представители католической церкви были подробно ознакомлены с деятельностью масонов первых трёх градусов: были обнаружены принципиальные и непреодолимые противоречия.
Масонство не изменило своей сути, принадлежность к этому ордену ставит под угрозу основы христианского существования.
Тщательные исследования масонских ритуалов и принципиального мировоззрения, а также нынешнего состояния «вольных каменщиков» приводят к мысли: одновременная принадлежность к католической церкви и масонству невозможна».

Западногерманское масонство было настолько разочаровано «Заявлением», что «Объединённые великие ложи» не замедлили разразиться открытым письмом:
«Католическая церковь на II Ватиканском соборе – по её собственному заявлению – „открыла себя для диалога со всеми людьми доброй воли“. К такого рода диалогу (но не тесту или следствию) западногерманское масонство было готово уже в 1967-1972 гг., о чём было неоднократно заявлено. Этот первый диалог закончился совместным документом („Лихтенауэрским заявлением“): Объединённые великие ложи сожалеют, что продолженный диалог с конференцией епископов окончился таким односторонним „заявлением“.
Как только западногерманские масоны и католическая церковь ФРГ обменялись соответствующими любезностями, в средствах массовой информации появилось множество комментариев, причём большинство из них поддержали «вольных каменщиков».
Журнал «Шпигель» в большой статье, посвящённой взаимоотношениям между католической церковью и масонством, писал: «Тот факт, что Ватикан подтвердил свой запрет в отношении масонов, является последним из многочисленных доказательств отхода церковных иерархов в изолированное от масс гетто. Мюнстерский профессор теологической догматики Херберт Форгримлер, некогда сам консультант ватиканского секретариата по работе с неверующими, делегированный для переговоров с „вольными каменщиками“, отнёс „Заявление“ католических епископов ФРГ к разряду самых вопиющих и недоброжелательных церковных документов за последние 150 лет».
Форгримлер подчеркнул:
– Церкви не надо будет удивляться, если после таких «Заявлений» её в качестве партнёра по переговорам никто более не будет принимать всерьёз.
Западногерманский масонский журнал «Хуманитет» в достаточно подробном комментарии своего корреспондента Йенса Оберхайде отмечал, что «Заявление» конференции епископов ФРГ не имеет никакого юридического звучания. Известное церковное информационное агентство «Хердер корреспонденц» так прокомментировало неудачную попытку альянса между католиками и масонами:

«Действительно, нельзя по-настоящему понять, против кого направлено „Заявление“ Конгрегации веры: против конференций епископов, которые принципиально провозглашают совместимость пребывания в католической церкви с масонством, или против конференции епископов ФРГ, которая, не ссылаясь непосредственно на канон э 2335 (запрещающий, как мы знаем, пребывание католикам в масонских ложах.– Б. П.), заявляет о „несовместимости“ одновременного пребывания в католической церкви и рядах „вольных каменщиков“ и тем самым осуждает масонство как таковое, то есть желает быть святее папы римского».

И вот в январе 1983 г. Ватикан опубликовал совершенно новый вариант «Codex Juris Canonici», в котором нет и речи о масонах. Иными словами: пребывание в масонских ложах не влечёт отныне автоматического отлучения от церкви. Как утверждает сторонник масонства Юрген Хольторф в упомянутой нами книге, необходимо понимать однозначно: католическая церковь долго анализировала вопрос о субстанции и теологических основах масонства, теперь можно констатировать – вражда завершилась к обоюдному удовлетворению.
Ещё в 1976 г. д-р Теодор Фогель, почётный великий мастер Объединённых великих лож ФРГ, писал в одной из работ, опубликованных в Байройте научно-исследовательской масонской ложей (есть и такие) «Quatuor coronati»: «для нас до сих пор непонятен феномен духовной истории XVIII и XIX вв., остающийся неразрешимой загадкой,– как это получилось, что началась бессмысленная вражда между католической церковью и масонством». Да и серьёзным исследователям XX в. тоже не совсем ясно, каким образом и по каким глубинным причинам Ватикан поначалу так свирепо обрушился на «вольных каменщиков», которые в общем-то если не целиком, то хотя бы наполовину оставались такими же рыцарями церкви», как и члены военно-монашеских орденов.
Однако, продолжает Т. Фогель, всё начиналось так разумно и многообещающе: масонское движение, склонное к символам и к «католической мистике», объединяло людей всех состояний, всех вероисповеданий, всех языков в единой универсалистской организации, которая объявила о примате братского духа и законе символики.
Кардиналы и епископы, аббаты и священники многих епархий на рубеже восемнадцатого и девятнадцатого веков сотнями вступали в ложи. Состоялись даже орденские конвенты, в первую очередь бенедиктинцев, на которых принимались решения, сплочёнными рядами целыми епархиями от епископа до простого патера вступать в масонство, как это произошло, например, в австрийском монастыре Мельке.
После окончания второй мировой войны в Германии вновь возникает вопрос: почему католики и масоны должны быть отчуждены друг от друга или даже являться врагами? Не без посредничества западных спецслужб и рыцарей Мальтийского ордена были установлены первые контакты между тогдашним великим мастером Объединённых великих лож Германии фра Пинкернайлом и кардиналом Беа, которые организовал лично граф Керссенброк – выходец из старинного вестфальского рода. Он, один из активнейших госпитальеров, был глубоко убеждён в том, что масонству и католической церкви следует протянуть друг другу руки.
Весьма оживлённые и действенные связи осуществляются между западногерманскими масонскими ложами, в особенности кёльнскими, и доминиканцами, разместившимися в монастыре Вальберсберг. Душой этих контактов со стороны «вольных каменщиков» служит брат Ханс Гемюнд, со стороны доминиканцев – Стефан Пфертнер, которые организуют совместные совещания, вечера, лекции. Епископ и римская курия снисходительно смотрят на контакты масонов с доминиканским орденом, будучи прекрасно осведомлены о более чем тесных связях «вольных каменщиков» с мальтийцами и тевтонцами.
Австрийская общественность в своё время была подробно проинформирована о контактах руководителя масонских лож Австрии Эдуарда Херольда с тогдашним венским архиепископом кардиналом Францем Кёнигом как уполномоченным собора по диалогу с неверующими. Весьма примечательно, что посредником переговоров «вольных каменщиков» с высшим австрийским католическим иерархом стал иезуитский патер де Галли.
Важную роль по сближению западногерманской католической церкви с масонскими ложами сыграл прелат д-р Иоханнес де Тот, прибывший в ФРГ из Ватикана со спецзаданием. Де Тот, венгр по национальности, по происхождению – из мадьярских дворян-помещиков, получил блестящее образование в своей стране. Затем кардинал-примас Венгрии Иоханнес Чернох направил его для продолжения католического образования в Рим, в папский немецко-венгерский колледж «Германикум эт Хунгарикум». В этом престижном учебном заведении, учреждённом основателем «Общества Иисуса» Игнатием Лойолой и первым венгерским иезуитом Иштваном Санто, де Тот провёл восемь лет, посещая одновременно старейший папский Грегорианский университет. В 1933 г. он был рукоположён в сан и вернулся на родину, где занимал различные должности, в том числе архивариуса и секретаря кардинала-примаса Венгрии, министериаль-референта Святого престола в министерстве иностранных дел Венгрии. После 1945 г. де Тот эмигрирует в Австрию. Здесь он поддерживает теснейшие контакты с руководителями «вольных каменщиков» и приходит к выводу о необходимости борьбы за сближение церкви и масонов.
Вернувшись в Рим, де Тот был назначен на должность архивариуса собора святого Петра, а затем папа Иоанн XXIII выдвинул его на пост настоятеля Латеранской базилики, где венгр также отвечал и за архивы. В этой часовне покоится прах Климента XII, своей энцикликой «In eminenti» предавшего масонство остракизму. Монсеньор де Тот во время основательного изучения жизнеописания этого понтифика открыл примечательные детали, которые высвечивают историю проклятия масонства в довольно странном ракурсе. Де Тот высказал гипотезу, что энциклика Климента XII была подделкой, не имевшей даже подписи папы римского.
Затем де Тот стал консультантом секретариата по работе с неверующими, которым в то время руководил кардинал Кёниг. Де Тот неоднократно обращался к Кёнигу и префекту конгрегации по делам веры кардиналу Зеперу с призывом оказать влияние на пересмотр отношения католической церкви к масонству и начать с ним конструктивный диалог. После чего ему было дано официальное разрешение установить и поддерживать контакты с «вольными каменщиками».
Деятельность де Тота на этом поприще увенчалась успехом: сотрудничество римской курии с масонскими ложами стало непреложным фактом. Ведь среди масонов много не только влиятельных лиц, но и таких личностей, без которых немыслима ни культура, ни история цивилизации человечества. Назовём некоторых из них: Мустафа Кемаль-паша, известный под именем Ататюрк («Отец турок»), один из основателей нынешней Турецкой Республики, до самой своей смерти в 1938 г. входил в масонскую ложу «Machedonia Resorta et Veritas Loge»; Эдуард Бенеш, бывший президент Чехословакии, в 1924 г. был принят в ложу «Ян Амос Коменский» в Праге; Гебхард Блюхер, прусский фельдмаршал, с 1802 по 1806 г. великий мастер ложи «Zu den drei Balken» в Мюнстере; Симон Боливар, вождь латиноамериканского движения за независимость; Уинстон Черчилль, бывший премьер-министр Великобритании, ещё в 1901 г. был принят в Лондоне в ложу «United Studhoime Lodge No. 1591»; Артур Конан Дойл, известный английский писатель, магистр ложи «Phoenix Lodge No. 257» в Портсмуте; Александр Флеминг, изобретатель пенициллина, «великий надсмотрщик» Объединённой великой ложи Англии; Генри Форд, владелец автомобильных заводов, член «Zion Lodge No. I»; Бенджамин Франклин, американский учёный и государственный деятель, входил в ложу «Les neuf Soeurs» в Париже; Джузеппе Гарибальди, один из руководителей национально-освободительного движения в Италии, в 1844 г. был принят во французскую ложу «Les Amis de la Patrie» в Монтевидео, а с 1864г.– великий магистр Объединённой ложи Италии; Иоганн Вольфганг Гёте, член ложи «Amalia» в Веймаре; Йозеф Гайдн, великий композитор, член ложи «Zur wahren Eintracht» в Вене, куда был принят в присутствии Моцарта; Франц Лист, композитор и пианист, член ложи «Zur Einigkeit» во Франкфурте на Майне; Вольфганг Амадей Моцарт входил в ложу «Zur neugekronten Hoffnung» и «Zur wahren Eintracht»; Ян Сибелиус, известный финский композитор, был одним из основателей ложи «Suomi э I»; Джордж Вашингтон, первый президент США, был принят в масонскую ложу «Fredericks – burg Lodge» в Вирджинии, интересно, что, когда он давал присягу в качестве президента, он держал руку на Библии, принадлежавшей ложе «St. John Lodge э I»; даже американский астронавт Эдвин Олдрин, побывавший на Луне, и тот является членом одной из масонских лож в Нью-Йорке.
Французский журнал «Пуэн» в декабре 1985 г. отмечал, что с 1879 по 1931 г. пять президентов Франции, а с 1875 по 1967 г.– 22 премьер-министра страны входили в ряды «вольных каменщиков». Не менее дюжины их насчитывалось в правительствах социалистов за последний период. Как писал журнал, самое любопытное – когда накануне политических выборов во Франции в марте 1986 г. стала более или менее реальной возможность победы правых сил, переход власти от левых к правым решался закулисно и полюбовно не без участия руководителей «Великого Востока». Журнал «Нувель обсерватер» в обзоре «Власть франкмасонов» подчёркивал, что пять ведущих масонов, друзей президента, включая великого мастера Лерэ, обсуждали с президентом Франции Ф. Миттераном вопрос о том, кому из лидеров противоположной стороны в случае победы оппозиции предложить пост премьер-министра.
Даже в Национальном собрании Франции масоны, независимо от партийной принадлежности, объединены в «братскую» ассоциацию – «фратернель». В прежнем составе французского парламента в неё входило 120, а в нынешнем (по состоянию на 1989 г.) – 90 депутатов. По сведениям же французской прессы, «фратернель» по-прежнему насчитывает 250 активных членов. Темами дискуссий среди масонов, входящих в Национальное собрание, часто бывают политика и экономика. Известно, например, что в ноябре 1987 г. «вольные каменщики» – парламентарии обсуждали вопрос ни больше ни меньше как о конституции Франции. Хотя статья №1 статута масонского ордена называет целью организации «благотворительность, изучение всеобщей морали, науки и искусств, практикование всех добродетелей», а в статье э 318 прямо пишется, что масоны «должны строго воздержаться от всяких споров о политике, правительстве и различных религиозных культах».
Несмотря на все статутные запреты, примерам вмешательства «вольных каменщиков» в дела мирские, то бишь политические, несть числа. Зачастую они делают это более рьяно, компетентно и целеустремлённо, нежели политические партии.
Мы уже рассказывали читателю о «Билдербергском клубе» и его связях с «рыцарями церкви» из Мальтийского ордена. Здесь уместно заметить, что многие из членов весьма влиятельного и престижного в западном мире «Билдербергского клуба» имеют отношение и к международному масонству.
В Париже в 1979 г. вышла книга бывшего агента ЦРУ Гонсалеса-Мата, испанца по национальности, под названием «Невидимые властители», где автор приводит целый список людей, которые после окончания второй мировой войны играли решающую роль в руководстве международной сетью «вольных каменщиков». Гонсалес-Мата пишет:

«Аллен Даллес, основатель ЦРУ, франкмасон шотландского обряда.
Йозеф Ретингер, дипломатический советник польского эмигрантского правительства в Лондоне в годы второй мировой войны, секретарь «Европейского движения», затем генеральный секретарь «Билдербергского клуба», франкмасон шотландского обряда.
Манлио Брозио, итальянец, генеральный секретарь НАТО, франкмасон шотландского обряда…»

Гонсалес-Мата отмечает, что от американского масонства, в составе которого действует и особая организация польских «вольных каменщиков» (как вы помните, главой «Билдербергского клуба» был избран поляк Йозеф Ретингер, а одним из ведущих масонов в США является бывший советник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, тоже по национальности поляк), нити тянулись в Париж, к ложе «Коперник», охватывающей польских эмигрантов. Им помогали подкармливать польских оппозиционеров банк ложи «П-2» и руководитель ватиканских финансистов американский архиепископ, бывший разведчик Поль Марцинкус.
Вот перед нами книга Пьеро Карпи «Дело Джелли», в которой друг великого мастера ложи «П-2» даёт жизнеописание Джелли. Карпи пишет, между прочим:

«Курс масонских сообществ разных стран, в том числе Италии, сильнейшим образом определяется Соединёнными Штатами Америки, страны, где масонство наиболее могущественно».

Не забывает Пьер Карпи поведать читателям, что кроме ЦРУ, Мальтийского ордена, «Билдербергского клуба», так называемая «Трёхсторонняя комиссия» (о которой наш читатель уже осведомлён) тоже «один из филиалов мирового масонства».
Влияние масонства на многие международные, в том числе и церковные, дела очевидно как раньше, так и в наши дни.
Неоднократно во многих публикациях католической прессы ныне ставится вопрос: «Быть ли масонству?» В 1939 г. сами «вольные каменщики» выдвинули идею радикального сближения с католической церковью и чуть ли не превращения их самих в рыцарей этой церкви. Сегодня масоны прямо заявляют о поддержке курса, осуществляемого римской курией и папой Иоанном Павлом II. Глобальная же стратегия современного Ватикана, безусловно, включает в себя не только возвращение в церковное лоно «заблудших молчаливых братьев во Христе», но и эффективное использование масонства в клерикальных целях. Тем более что постепенно становятся реальностью на Западе пророчества великого магистра ложи «П-2» Личо Джелли, характеризовавшего цели «всемирного братства вольных каменщиков» такими словами:
«Масонство должно стать влиятельным центром незримой власти, способным объединить людей, решающих судьбы нации…»