Шипунов Ф. Истина Великой России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВЕЛИКАЯ РОССИЯ НАКАНУНЕ ОБВАЛА

Россия, усмирившаяся после смуты 1904-1906 годов, семимильными шагами
устремилась на недосягаемые высоты своего могущества. Верховная власть и ее
управительные органы, русская нация и ее социальный строй, Православная
церковь и ее надмирные идеи, вдохновлявшие Отечество в небесно-земное
домостроительство, - все стояло непоколебимо, но в творчестве, развитии,
упрочении. Как и века, Верховная власть в государстве принадлежала Государю
Императору. Он был верховным руководителем всех внешних сношений с
иностранными державами, объявлял войну и заключал мир. Державному вождю
принадлежало верховное командование над всеми сухопутными и морскими
вооруженными силами.
Государь Император осуществлял власть законодательную в
единении с Государственным советом и Государственной думой. Никакой
закон не мог иметь своего совершения без Его высочайшего утверждения,
В пределах всего государства Ему же принадлежала управительная власть
во всем ее объеме и значении. Он защищал и хранил догматы
Православной веры. Все правительственные органы, посредством коих
Государь проявлял свою волю в управлении Россией, разделялись на
законодательные, исполнительные и судебные. Они также делились на
центральные и местные.
Государственный совет, как центральный законодательный
орган, создавался из членов по назначению Государя и из членов по
выборам. Государственная дума созывалась по особому Высочайшему
Повелению и состояла из членов, избиравшихся населением государства
сроком на 5 лет, и представляла, по мысли Государя,
законосовещательный орган. Законопроекты, готовившиеся думой и
советом, Государь волен был утверждать или отклонять.
Совет Министров, как центральный исполнительный орган,
обсуждал первоначальные предположения по делам законодательным,
которые готовились в министерствах и подлежали внесению в
Государственный совет и Государственную думу. Он также рассматривал
дела управления, разрешение которых превышало власть отдельных
министров, и вникал во все вообще дела управительные, имевшие особо
важное значение.
Совет Министров свою деятельность строил так, чтобы охватить
плодотворным исполнительным управлением главные отрасли
государственной жизни. В его состав входило всего 9 министров!
Министерство иностранных дел заведовало сношениями с иностранными
державами. Военное министерство управляло сухопутными
вооруженными силами, их устройством и обучением, а морское -
морскими вооруженными силами. Министерство Императорского Двора
отвечало за имущество Государя и Императорской фамилии.
Министерство финансов руководило взиманием налогов и пошлин,
хранило и расходовало государственные средства. Министерство
внутренних дел заведовало учреждениями земского, городского и
сословного самоуправления, установлением и поддержанием внутреннего
порядка и безопасности. На министерство народного просвещения
возлагались дела народного образования - попечение над учебными
заведениями государства. Министерство юстиции заведовало судебными
установлениями, тюремной частью и межевым делом. Министерство
торговли и промышленности наблюдало за фабрично-заводской, горной и
горнозаводской деятельностью, торговлей и торговым мореплаванием.
Совету министров подчинялись также Главное Управление
землеустройства и земледелия, ведавшее казенными лесами и землями да
заботой о крестьянском землевладении; Государственный контроль,
наблюдавший за исполнением государственной росписи доходов и
расходов; Ведомство учреждений Императрицы Марии, управлявшее
воспитательными домами, учебными и благотворительными заведениями:
Главное Управление Государственного коннозаводства, руководившее
казенными конными заводами и улучшением пород лошадей.
Собственная Его Императорского Величества канцелярия находилась в
ведении главноуправляющего и включала инспекторский отдел и
комитеты о службе чинов гражданского ведомства, о наградах и о
призрении заслуженных чиновников.
В качестве совещательного учреждения при каждом
министерстве создавался совет из членов по Высочайшему Повелению и
из членов по занимаемой им должности (товарищи министра, директора
департаментов, частные лица, приглашенные по усмотрению министра).
Все дела для исполнения в каждом министерстве распределялись между
департаментами, отделами и управлениями
К числу центральных же управительных органов принадлежал
Государственный Совет обороны, непосредственно подчинявшийся
Государю. Этот совет обязан был обеспечивать потребности в развитии
вооруженных сил, объединять деятельность высшего военного и
морского командования и согласовывать ее с деятельностью других
правительственных учреждений по вопросам, относившимся к
безопасности государства.
Правительствующий Сенат, как центральный судебный орган,
составлялся из сенаторов, назначавшихся Государем из заслуженных
деятелей и выборных от сословий. Этому высшему учреждению в
гражданском порядке суда, управления и исполнения были подчинены
все вообще установления в государстве, кроме Государственного Совета,
Государственной думы, Совета Министров и Государственного Совета
обороны. Как хранитель закона, Правительствующий Сенат наблюдал за
правосудием, надзирал за сбором податей и за штатными расходами,
заботился о средствах к облегчению народных нужд, к охранению общего
спокойствия и тишины, к прекращению незаконных действий во всех
подчинённых ему установлениях. В нем было шесть, независевших один
от другого департаментов, в каждом из которых председательствовал
сенатор - первоприсутствующий.
Это центральное управление государством, состоявшее из
Государственного Совета и Государственной думы, Совета Министров,
Государственного Совета обороны и Правительствующего Сената, было
тесно связано с местным управлением. Они постоянно координировали
свою деятельность и опирались друг на друга. В России никакие
территориальные привилегии и приоритеты по национально-племенному
признаку не давались и исключались законом. Российское государство
делилось в административно-территориальном отношении на 78
губерний, 21 область и 2 округа, которые, в свою очередь, включали 775
уездов и округов и 51 приход в Финляндии, Последние подразделялись на
17 тысяч волостей, гминов, общин, инородческих управ, соединявшихся в
2523 стана, отдела, участка и 274 ленсманства (в Финляндии). Кроме
того, в России имелись 8 генерал-губернаторств, каждое из которых
объединяло по нескольку губерний, а также одно Наместничество,
включавшее Кавказские губернии. В состав государства входили два
военных губернаторства - Кронштадтское и Сахалинское и восемь
градоначальств.
В оборонном отношении Россия находилась под защитой 14
военных округов, каждый из которых включал несколько губерний и
областей. В генерал-губернаторствах войсками командовали генерал-
губернаторы, а в остальных округах - особые командующие. В судебном
отношении Россия делилась на 14 округов, в учебном - на 15, в
транспортном - на 9, в таможенном - на 9 округов. К 1913 году все
жители России обитали в 599 277 поселениях, в том числе в 930 городах и
412 посадах. К 1917 году их число увеличилось до 752 тысяч. И каждое из
этих поселений было самобытным, неповторимым, чудесным. Это
поистине была сказочная страна "Гердарика". Что ни город, то Китеж-
град, что ни село иль деревня, то загляденье всем!
Итак, в местном управлении важное значение отводилось
губернатору, который назначался Государем по представлению Совета
Министров. В некоторых местностях губернаторы подчинялись еще и
генерал-губернатору, который управлял несколькими губерниями.
Генерал-губернатор направлял все управление в подведомственных ему
губерниях согласно с видами центрального правительства.
Губернские управления, которыми заведовал губернатор,
включали: 1) губернское правление, 2) губернское присутствие по
земским и городским делам, 3) губернское присутствие по крестьянским
делам и 4) губернское присутствие по воинской повинности. В губерниях
были и не менее важные установления, которыми руководили особые
управляющие, не подчинявшиеся прямо губернатору. К таковым
установлениям относились казенная палата, контрольная палата,
управление земледелия и государственных имуществ. По осуществлению
земельных реформ были образованы губернские землеустроительные
комиссии. Удовлетворение местных нужд возлагалось на учреждения
общественного самоуправления, которые подключали само население для
оказания помощи государственному управлению. К ним относились как
земские и городские самоуправления, так и сословные: дворянские,
купеческие, мещанские, крестьянские. Земские самоуправления были
введены в 1864 году, а городские - в 1870.
"Земским положением" 1890 года и "Городским положением"
1892 года в земских и городских самоуправлениях были предусмотрены
распорядительные органы - уездные и губернские земские собрания и
городские думы, а также исполнительные органы - уездные и
губернские земские управы и городские управы.
Повседневная, нерасторжимая связь земского самоуправления и
государственного местного управления осуществлялась в 48 губерниях
2523 земскими начальниками, в 10 губерниях и областях 194
крестьянскими начальниками, в 7 губерниях 144 мировыми
посредниками, в 13 губерниях 115 крестьянскими комиссарами, в одной
губернии 13 уездными чиновниками. В 21 губернии и области эта связь
крестьянского самоуправления была поручена общему управлению.
Напоминая об этом Российском управительном строе и вникая в
него столь подробно, нельзя не заметить того, как убедительно, толково,
творчески, экономно стереглись в государстве правда и справедливость,
порядок и тишина, спокойствие и безопасность россиян, как возрастала
радость их бытия. И все, что было создано за последние 70 лет в
советском "государстве", напоминало лишь пародию на этот
удивительный строй, его подделку и извращение.
Никогда в России управительный состав чиновников но
превышал 400 тысяч человек. В конце XVIII века 1 чиновник приходился
на 2250 жителей страны, а в середине XIX века - на 929. В начале XX
века 1 чиновник числился на 335 душ. Даже Государь, как символ
Верховной власти, не имел личных секретарей, и все вопросы,
принадлежавшие Его кругу, решал непосредственно Сам. Высшая
исполнительная власть, как самая широкая и специализированная, решала
задачи, связанные только с защитой нации от внутреннего и внешнего
зла, но не занималась изматывающей, кропотливой, суетной
хозяйственной, торговой и иной подобной же работой. Оттого и
сравнительная малочисленность ее чиновников, составлявших несколько
тысяч человек в центре и несколько десятков тысяч - на местах. А ежели
окунулись бы в глубины народной жизни, то увидели бы, как она умело и
с достоинством управлялась. Каждая волость с населением в 20-30
тысяч душ управлялась на общественных началах старостой из местных
крестьян да платными писарем и урядником (всего три человека). В
каждом селе с числом жителей в 500-1000 душ избирался на сходе из
добрых и толковых крестьян староста и тоже на общественных началах. В
каждом уезде с населением в 100 - 150 тысяч душ были два-три десятка
служилых людей, а в губернии - лишь за сотню их переваливало.
В первые годы советской "власти" 1 чиновник совгосаппарата, не
считая партработников, приходился на 76 человек, а к концу 80-х годов
- уже на 15! В каждом селе еще с начала этой "власти" завелись сотни
начальников, в каждом районе - тысячи, а в каждой области иль каждом
крае - десятки тысяч. По республиканским масштабам они собирались в
"тучи темные" - многомиллионные. А раскинув на всю страну, тот
начальствующий корпус тянул под два десятка миллионов человек,
загубивших живую народную жизнь и лишивших соотечественников
элементарной радости бытия.
И каждый ныне с благодарностью и гордостью вспоминает
старую, дореволюционную Россию с ее мудрой, Богом ведомой
Верховной властью и созданным Ею совершенным управлением
государством. Но какова была основная живая ткань Российского
государства, ради которой существовали и эта Верховная власть, и это
управление, то есть то наднациональное тело, которое состояло из
нераздельного единства наций и племен? Каков был социальный строй
этого тела и условия его поддержания - территория, экономика,
хозяйство, культура, нравственно-духовное содержание?
К началу второго десятилетия XX века, после первой смуты,
Россия имела более 167 миллионов душ, в том числе 109 миллионов
русских, или 2/3 всего населения. Из 93 административных частей в 53
русские составляли более половины всех жителей, а в шести - более
четверти. За русскими по численности следовали тюркско-татарские
племена, имевшие около 18 миллионов душ (около 10 процентов от всего
населения). Они были сосредоточены главным образом в Средней Азии (8
миллионов душ). За тюрко-татарами по численности шли поляки числом
свыше 10 миллионов душ, или около 5,8 процента от всего населения,
затем финны числом 8 миллионов душ, или 4,5 процента, евреи числом 7
миллионов душ, или 3,9 процента и литовцы и латыши числом 4
миллиона душ, или 2,4 процента. Вое эти нации и племена составляли
основу национально-человеческой плоти России. Всего же в ней
проживали более 100 наций и племен. Но тем не менее они мирно рядом
жительствовали в единой семье, объединенной в прочную
государственность. Какой силой содержался такой Российский мир?
Мощью всетворящего духа русской нации, создавшего недосягаемую по
величию Верховную власть и совершенное управление государством, в
котором сливались судьбы других наций и племен на основе
высочайшего нравственно-духовного идеала. Об этом свидетельствовало
господство Православной веры, которую исповедовали почти 70
процентов жителей, или 117 миллионов душ. В Сибири она охватывала 91
процент жителей, а в европейско-российских губерниях - 84 процента.
Колыбель Великой России от Днепра на западе до Урала на востоке
сосредоточивала в основном православных христиан. Здесь из 33
губерний в 14 Православные составляли 99 процентов всех жителей.
Отсюда мощный духовный огонь озарял всю Россию до далеких ее
окраин. Отсюда все нации и племена не только ждали печалования о
рознях и раздорах, но и получали скорую помощь, милосердие и
умиротворение. В этот духовный очаг государства устремлялись
центростремительные силы. Магометане составляли около 10 процентов
от всего населения России, католики - 9, протестанты - 4,8, иудеи - 4
и армяно-грегорианцы - менее 1 процента, - и все они с надеждой и
упованием смотрели на Православный мир, изливавшийся вечной
правдой!
Великая русская культура вливалась широким потоком в другие
нации и племена, обогащала их и сама становилась полноводнее и
содержательнее. Этому способствовал государственный русский язык. Он
постоянно взаимодействовал со 100 местными языками и наречиями,
обогащаясь от них и дополняясь ими. Собственно русский язык, как
родной, присутствовал во всех 101 губернии и области, но преобладал в

41.

Великий нравственно-духовный идеал России создавал здоровое
наднационально-племенное тело, которое быстро и неумолимо
возрастало плотью. В 1722 году, к завершению Петровских реформ,
население России составляло 14 миллионов душ. Через 60 лет, к 1782
году, оно удвоилось, а к середине XIX века, через 100 лет, достигло 62
миллионов душ, то есть увеличилось в 4 раза. К 1914 году численность
жителей России поднялась до 182 миллионов душ, а к 1917 году - до 190
миллионов. Каждые 50-55 лет ее население удваивалось! И потому-то
считалось, что если Российское государство ничего не потеряет и ничего
не приобретет сравнительно с тем положением, которое оно имело к 1913
году, то к 1985 году его население приблизится к 400 миллионам душ, а
русские по численности далеко уйдут за 240-250 миллионов душ. Среди
европейских нации прирост населения в 50 основных русских губерниях
был самым высоким - 16,9 души на 1000 жителей. Российский нации и
племена проживали на территории в 19155 тысяч квадратных верст со
средним сосредоточением в 8,7 человека на 1 квадратную версту. В
сравнении с другими государствами эта плотность заселения территории
была невелика. Так, в Англии она составляла 157,7 человека на 1
квадратную версту, во Франции - 83,1, в Германии - 127,5, в США -
10,6. Так что, хотя созидание территории для России, видимо,
закончилось, но освоение ее до самодостаточности еще не завершилось,
особенно на сибирских просторах. Сельское население составляло более
9/10, и это говорило о могуществе россиян в их порывах и устремлениях
строить свой мир.
А вот сословный строй России: на 1000 душ приходилось 771
крестьянин, 107 мещан, 66 инородцев, 23 казака, 15 дворян, 5
священнослужителей, 5 почетных граждан и 8 прочих. Если
присоединить к крестьянам инородцев и казаков, то все они составят 86
процентов, купцы и почетные граждане и мещане (социальная группа
городская) - более 11 процентов. А из этой раскладки получается, что в
Россия на селян приходилось 129 миллионов душ (114 миллионов
собственно крестьян), на мещан - около 17 миллионов, ни инородцев -
11 миллионов, на казаков - около 4 миллионов, на дворян - 2,5
миллиона, на духовенство - около 800 тысяч и на прочих - более 1
миллиона душ.
Кто и куда вкладывал свои производительные силы? Более 3/4
жителей России занимались сельским хозяйством. В обрабатывающей
промышленности, ремеслах и промыслах было занято около 4,6 процента,
в торговле - 3,8. На "земле сидело" более 120 миллионов душ (74
процента), а на "фабрике-мастерской" - около 17 миллионов душ (4,6
процента). Около 13 миллионов душ заполняли всю остальную
многообразную и разностороннюю деятельность населения. Но
земельная, сельскохозяйственная деятельность преобладала над
фабрично-промысловой почти в 7 раз.
Период с лета 1912 по лето 1914 года явился взлетом всего
Российского хозяйства. А в нем рост сельского хозяйства был настолько
могучим, что на русской промышленности совершенно не отразился
промышленный кризис 1911- 1912 годов, поразивший Европу и
Америку. С 1906 по 1915 год урожайность сельскохозяйственных культур
в стране возросла на 14 процентов, а в некоторых губерниях - на 20-25.
Урожай таких хлебных злаков, как рожь, пшеница и ячмень, поднялся с 2
миллиардов пудов в 1894 году до 4 миллиардов в 1911 году, то есть
удвоился. Все зерновое хозяйство шло быстро в гору, и именно для него
П. А. Столыпин создавал по всей России элеваторы Госбанка для
хранения в них зерна, субсидировал для того крестьян. В период с 1909
по 1913 год русское производство главнейших видов зерновых культур
превышало на 28 процентов таковое Аргентины, Канады и Америки,
вместе взятых. В 1909 году за пределы России было вывезено 760,7
миллиона пудов хлеба, в 1910 году - 847, в 1911-м - 821 миллион
пудов на общую сумму за три года в 2,3 миллиарда рублей. Русский
экспорт в 1912 году достигал 968,7 миллиона пудов, или 15,5 миллиона
тонн зерна. В основном вывозились пшеница и ячмень. Пшеница
поставлялась в Великобританию (48 миллионов пудов), Голландию (52
миллиона пудов) и Италию (44 миллиона пудов). Ячмень в основном шел
в Германию (165 миллионов пудов). За границу вывозились масло
коровье, яйца, сахар, семя льняное, семена кормовых трав, лен, пенька,
кожи, домашняя птица, дичь и лошади. В 1911 году привоз хлеба из-за
границы составил всего 9 миллионов пудов на сумму 9 миллионов
рублей. Главным образом импортировалась сортовая рожь.
В 1910 году в 89 губерниях и областях России остаток
продовольственных хлебов (за вычетом посева) составлял почти 21 пуд
на душу, а в среднем за 1906-1910 годы - более 18 пудов. В
последующие годы он увеличился. В 1914 году в 92 ее губерниях и
областях имелось около 180 миллионов голов скота, в том числе 35
миллионов лошадей и 52 миллиона крупного рогатого. По сравнению с
1894 годом поголовье лошадей увеличилось на 37 процентов, а крупного
рогатого скота - на 63 процента. На 100 десятин посевной площади
приходилось более 170 голов скота: 35 лошадей, 53 коровы, 74 овцы и
козы, более 8 свиней. Россия становилась главным производителем
жизненных припасов в Европе и даже в мире. Сельское хозяйство делало
небывалые успехи, но крестьянская реформа только развертывалась. К
моменту реформы в 47 губерниях европейской России было 14,6
миллиона надельных дворов, загнанных в крепостничество общины. И
вот к 1917 году заявления на выход из общины подали 5,8 миллиона
домохозяев, то есть 40,8 процента от их общего количества. К 1 января
1916 года успели укрепиться на собственной земле 2,3-2,4 миллиона
домохозяев, получивших 26,8 миллиона десятин земли. Из этого
количества земли 15,4 миллиона десятин приходилось на хутора. Для
остальных же 3,5 миллиона крестьянских дворов, изъявивших желание
выйти из общины, к 1915 году была проведена подготовка к
осуществлению их заявлений, но земли они уже не получили из-за
начавшейся преступной смуты.
Неоценимую помощь оказывал крестьянам специально для них
созданный Государем Александром III Крестьянский банк, выдававший
долгосрочные ссуды на самых льготных условиях для покупки ими земли.
Крестьянский банк обеспечивал до 90 процентов стоимости
покупавшейся земли при крайне низком проценте (4,5 процента, включая
погашения) и продавал ее крестьянам на чрезвычайно выгодных
условиях. За время царствования Государя Николая II крестьяне,
опираясь на помощь этого банка, приобрели в свою собственность 15
миллионов десятин помещичьей земли. Одновременно по желанию этого
Государя им было передано бесплатно и в полную собственность еще 6
миллионов десятин земли. Мало того, Государь передал им даром в
собственность лично Ему принадлежавшие земли в Сибири до 40
миллионов десятин.
Накануне революции крестьянам на правах собственности
принадлежали все пахотные земли в азиатской России и на правах
собственности и аренды 90 процентов всех пахотных земель в
европейской России. Требовала ли Российская земля тотальной
социализации, о которой 70 лет трубила советская пропаганда? Нет, не
требовала! Правда о крестьянстве была такова: оно находилось на грани
между зажиточностью и богатством. Ему были даны широчайшие
политические права, вольное самоуправление, открыты все дороги к
получению среднего и высшего образования и к достижению любого
социального положения. Оно было собственником своей земли и
наработанного им продукта, находилось на пути полного удовлетворения
материального и нравственно-духовного благосостояния. Нуждалось ли
оно в социальных переворотах, в обвале своей Родины? Нет, не
нуждалось!
Промышленность в своем развитии также не отставала от
сельского хозяйства. С 1890 по 1913 год она учетверила свое
производство, которое покрывало 4/5 всего внутреннего спроса на
промышленные изделия и товары. По сравнению с 1894 годом добыча
каменного угля к 1914 году возросла на 306 процентов, нефти - на 65,
соли - на 42, золота - на 43, меди - на 375, чугуна - на 250, железа и
стали - на 224 процента. Производство сахара в этот же период
увеличилось на 245 процентов, хлопка - на 388, сельскохозяйственных
машин - на 744, других машин - на 400 процентов. Основной капитал
главных русских машинных заводов с 1911 по 1914 год возрос со 120 до
220 миллионов рублей. Интенсивно развивались химическая,
электротехническая и энергетическая промышленности. Авиационная
промышленность вставала в уровень с американской. В 1913 году Россия
почти на 60 процентов удовлетворяла свои потребности в станках и
оборудовании за счет собственного производства. Брянский, Сормовский
и Коломенский заводы выпускали лучшие в мире паровозы и вагоны. Вся
артиллерия была вооружена орудиями также собственного производства,
а пехота и конница - своими винтовками, шашками, карабинами и
револьверами. Военно-морское судостроение готовило все виды военных
судов, от сверхдредноутов до подводных лодок, которые не уступали
заграничным.
Производство хлопчатобумажных тканей с 1894 года удвоилось,
достигнув в 1911 году 20 миллионов пудов. Льняная, шерстобитная и
шелковая промышленности увеличили свой оборот с того же года на 75-
80 процентов. Мануфактурные магазины были завалены дешевыми,
разнообразными, красивыми товарами текстильной промышленности.
Российское производство льна составляло более 80 процентов от
мирового. Изделия из него славились добротностью и большим выбором.
Такова же была картина в отношении шерстяных изделий.
Морской торговый флот с 1894 по 1914 год удвоился и
насчитывал более 3770 судов. Речной флот только на Волге имел
водоизмещение в II миллионов тонн. Сеть железных дорог в России
покрывала 74 тысячи версты (1 верста равнялась 1,067 километра). На
Великий Сибирский путь приходилось 8 тысяч верст, которые были
построены в 1,5 раза быстрее, чем Трансатлантическая железная дорога в
США. Даже в самый разгар войны, в 1916 году, было сооружено более 2
тысяч верст железных дорог, соединивших Северный Ледовитый океан с
центром России. В 1917 году в действии находилось более 81 тысячи
километров железных дорог, а 15 тысяч километров еще строилось. За 37
лет. с 1880 по 1917 год, в России было построено 58251 километров
железных дорог, или в среднем в год 1575 километров. Сравним: за 38 лет
советской "власти", к концу 1956 года, было сооружено всего 36250
километров таких дорог, или и среднем в год лишь 955 километров. Один
километр строительства железных дорог обходился в России в 74 тысячи
рублей, а в советское время - в 790 тысяч (из расчета одинаковой
покупной способности рубля). Чистый доход государственных железных
дорог обеспечивал 83 процента годичных процентов и амортизации
государственного долга. Российские железные дороги была самыми
дешевыми и самыми комфортабельными в мире.
Была ли российская промышленность отсталой и допотопной,
как утверждала советская пропаганда все 70 лет? Нет, не была! Она
процветала и выходила на передовые рубежи в мире! Нуждалась ли она в
каких-то мерах по всеохватной социализации якобы ради ее светлого
будущего? Нет, не нуждалась! Принимая за основу темпы развития
промышленного производства до 1917 года, легко определить, что без
революционного переворота российская промышленность была бы через
50 лет, к 60-м годам, в два-три раза более могучей и более совершенной в
отношении качества продукции, чем промышленность СССР.
Прибавлялось могущество России и азиатскими владениями. Там
население уже составляло 21,5 миллиона человек, в том числе в
центральной их полосе - Томском, южной части Енисейского,
Акмолинском, Кустанайском и Тургайском уездах - 10 миллионов. В
Алтайском округе оно превысило 3 миллиона душ (более 10 душ на
квадратную версту). Число переселенцев намного перевалило за 4
миллиона, а бюджет переселенческого управления достигал 30 миллионов
рублей в год. В 1913 году эта часть России с 12 миллионов десятин
посевных площадей уже давали 400-450 миллионов пудов хлеба, а его
излишки достигали 100 миллионов пудов. Ежегодный вывоз только
сливочного масла из Алтайского округа в Англию достигал 4,5 миллиона
пудов на сумму 70 миллионов рублей, что превышало в два раза
стоимость годовой добычи сибирского золота в рублях, Но и
промышленное производство в Сибири по темпам и масштабам его
развития не уступало развитию сельскохозяйственного производства.
Здесь вставали на ноги продуманные, выверенные опытом, взлелеянные
трудом русских могучие промышленные и сельскохозяйственные
отрасли.
Сибирские города Екатеринбург, Тюмень, Тобольск, Курган
Омск, Барнаул, Бийск, Петропавловск, Семипалатинск, Томск,
Красноярск, Иркутск и другие производили все необходимые
промышленные товары и изделия для своих жителей и даже вывозили
большие их излишки в европейскую Россию.
В помощь промышленности и сельскому хозяйству вставала
прочная кредитно-финансовая система России. В 1894 году акционерные
капиталы насчитывали 80 миллионов рублей, а в 1915 году они уже
составляли более 3500 миллионов рублей, то есть увеличились на 340
процентов. Множились и кредитные кооперативы. В 1913 году в них
находилось более 9 миллионов членов. В 1912 году открылся Московский
народный банк, в котором 85 процентов вкладов было предоставлено
кооперативами. В 1894 году сумма вкладов на кооперативных началах
составляла всего 70 миллионов рублей, а в 1913 году достигла 620
миллионов рублей, то есть увеличилась на 880 процентов! К 1917 году
она возросла до 1200 миллионов рублей, или поднялась по сравнению с
1894 годом на 1700 процентов! Доход казны в 1917 году достигал 3,5
миллиарда рублей, а в 1894 году он был почти в 3 раза меньше - 1,2
миллиарда. С 1904 по 1913 год превышение доходов над расходами
составило 2,4 миллиарда рублей, а золотой запас Госбанка с 648
миллионов рублей в 1894 году поднялся до 1600 миллионов рублей в
1911 году. Государственный бюджет с 1031 миллиона рублей в 1894 году
возрос до 4 миллиардов рублей в 1916 году. А ведь железнодорожные
тарифы были понижены, выкупные платежи на земли, многие налоги, в
том числе паспортные, были отменены, а в 1914 году казенные продажи
питий были закрыты. И все же рост государственных доходов выражался
в 300 процентов!
Законом 1896 года была введена золотая валюта. Госбанку было
разрешено выпускать 300 миллионов рублей кредитными билетами, не
обеспеченными золотым запасом. Но правительство, зная прочность
кредитно-финансовой системы государства, не воспользовалось этим
правом, обеспечив бумажное обращение золотой наличностью более чем
на 100 процентов. К концу июля 1914 года в обращении ходили 1633
миллиона рублей при золотом запасе в 1745 миллионов рублей, в том
числе в заграничных банках в 141 миллион рублей. Россия строила свою
кредитно-финансовую политику не только на бездефицитном бюджете, но
и на принципе значительного накопления золотого запаса.
До первой мировой войны русские налоги были самыми низкими
во всем мире. Так, прямые налоги на 1 жителя в России составляли 3
рубля 11 копеек, а косвенные - 5 рублей 98 копеек. Во Франции они
достигали соответственно 12 рублей 25 копеек и 10 рублей, в Германии
- 12 рублей 97 копеек и 9 рублей 64 копейки, в Англии - 26 рублей 75
копеек и 15 рублей 86 копеек. Прямые налоги в России были почти в
четыре раза меньше, чем во Франции, более чем в четыре раза меньше,
чем в Германии, и в 8,5 раза меньше, чем в Англии. Косвенные налоги в
России были вдвое меньше, чем в этих же странах. Общая сумма налогов
на 1 жителя в России была более чем вдвое меньше, чем в Австрии,
Франции и Германии, и более чем вчетверо меньше, чем в Англии.
Основной казенный налог на землю составлял в среднем 13 копеек с 1
десятины, а все земские налоги не превышали в среднем 51 копейки с той
же 1 десятины.
Более 63 процентов государственного бюджета тратилось на
неотложные нужды народа - социальные, культурные, нравственно-
духовные, тогда как в западноевропейских государствах с их
демократическими представительными учреждениями на эти цели
расходовалось всего 34 процента. Заработная плата в общих расходах
производства также превышала 60 процентов. В 1912 году средний
заработок рабочих составлял 255 рублей в год - от 447 (рабочий
электростанции) и 425 (рабочий-машиностроитель) до 180 (рабочий
льнозавода) и 156 (рабочий пищевого предприятия). В 1914 году их
средний заработок поднялся до 397 рублей с год - от 551 в
машиностроительной промышленности до 343 в обрабатывающей.
Простой техник получал 1500 рублей в год, а специалист-инженер -
2400. В переводе на современное значение рубля эти заработки
составляли в среднем десятки тысяч рублей в год для рабочего, более
сотни тысяч для техника и более двухсот тысяч для инженера.
Квалифицированный рабочий получал такой заработок, которого с
лихвой хватало для безбедного содержания 5-7 членов его семьи, В 1914
году 1 аршин хлопчатобумажной ткани стоил 7 копеек, а пуд муки - 50
копеек. За 1 версту проезда по железной дороге в вагоне III класса
взималась плата 9 копеек, а за 100 верст - в 1 рубль 50 копеек.
Российская Верховная власть и Ее правительство была
подлинными застрельщиками рабочего законодательства. Еще в 1741
году был принят закон, регулирующий фабричный порядок (часы работы,
оплату труда, медицинскую помощь, квартирное обеспечение, право
женщин на вознаграждение наравне с мужчинами и т.д.). В Западной
Европе подобный закон был издан полвека спустя, но касался только
работы детей в текстильной промышленности. С 1785 года Российский
закон устанавливал 6 рабочих дней в неделю с 10-часовым временем
работы и запрещал ночной труд женщин и детей. США ввели 10-часовой
рабочий день 100 лет спустя. С 1882 года в России было запрещено
пользоваться трудом детей с 12-летнего возраста, а для детей от 12 до 15
лет устанавливался 8-часовой рабочий день с обеденным перерывом.
Работа ночью, в воскресенье и праздничные дни категорически
запрещалась. С 1885 года была запрещена ночная работа подростков до
17 лет и женщин в хлопчатобумажной, льняной и шерстяной
промышленности. Работа не только по воскресеньям, но и в дни 17
годовых праздников не разрешалась. Законом 1903 года хозяева
предприятии обязаны были вознаграждать рабочих за каждый несчастный
случай на работе, даже если его виновником был сам рабочий. Это
вознаграждение составляло 2/3 зарплаты в случае потери
трудоспособности и 1/3 в других случаях и распространялось до самой
смерти пострадавшего. При смерти от несчастного случая вдова рабочего
и его дети получали пенсию, а хозяин платил большие штрафы. С 1912
года были учреждены фабричные инспекции, введены страхование
рабочих от несчастных случаев, дополнительная им плата на семьи, а
также бесплатная медицинская помощь. В 1897 году число рабочих часов
в России не превышало 2592 в год, тогда как в США оно достигло 2700. К
1914 году оно заметно сократилось почти во всех отраслях ее
промышленности. На государственных заводах правительство неуклонно
вводило 8-часовой рабочий день. В Московском районе 31 процент
рабочих имел недвижимую собственность, на Урале - 32, в Малороссии
- 20 процентов. Более 40 процентов рабочих Урала имели собственные
земельные участки. Российский рабочий был равноправен с другими
социальными группами населения в политических правах. Он, так же как
и крестьянин, имел доступ к высшему и среднему образованию, к
достижению любого социального положения в стране. Он стоял на пути
полного удовлетворения материального и нравственно-духовного
благосостояния. Нуждался ли он в социальном перевороте, в обвале
своего Отечества? Нет, пятимиллионный рабочий класс, перераставший в
законное и правомерное сословие, не нуждался в том!
За 20 лет царствования Императора Николая II народные
сбережения стремительно возрастали. Сумма вкладов в сберегательные
кассы поднялась с 300 миллионов рублей в 1894 году до 2 миллиардов в
1913 году и затем до 5225 миллионов в 1917 году, то есть увеличилась на
1740 процентов. Росли и крестьянские вклады в те же кассы: на 31
декабря 1915 года их сумма составила 2 миллиарда рублей. Достаток
России поднимался с каждым годом, и это позволяло ей уделять большое
внимание народному просвещению и здравоохранению.
Начиная с 1908 года, в России ежегодно открывалось 10 тысяч
новых школ, и к 1913 году их число достигло более 130 тысяч.
Поколение, достигшее школьного возраста в 1914 году, давало на 1000
городских жителей 918 грамотных, а в деревнях - 710. Это означало, что
в городах неграмотных было всего 8 процентов, а в деревнях - 29.
Бюджет Министерства народного просвещения поднялся с 25,2 миллиона
рублей в 1894 году до 161,2 в 1914 году. Общий бюджет народного
просвещения достигал полмиллиарда рублей.
С 1914 года в Российском государстве было введено всеобщее
народное просвещение, которое должно было к 1922 году охватить 15850
тысяч детей. После осуществления такой программы народного
просвещения в России не должно было остаться ни одного
безграмотного.
Народное просвещение было доступно всем: и юридически, и
материально. В народных школах оно было бесплатным, а с 1908 года и
обязательным. В средних учебных заведениях плата за право учения
составляла 50 рублей в год. Однако дети недостаточно обеспеченных
родителей и сироты освобождались от платы за него, а многие получали
стипендии от правительства или от частных организаций (или
благотворителей). Эти стипендии переходили в высшие учебные
заведения до полного окончания курса учениками. Такое же
освобождение от платы за право учения существовало и в высших
учебных заведениях. Военные училища и военно-медицинские академии,
духовные училища и семинарии, учительские институты были
совершенно освобождены от платы за право учения. Верховная власть
России и Ее правительство ставили задачу полного перехода на
бесплатное просвещение и образование во всех средних и высших
учебных заведениях.
Во всех земских и неземских губерниях, в Сибири народное
здравоохранение на 80-90 процентов (в Средней Азии почти полностью)
было бесплатным, то есть содержалось на счет правительства, земских и
неземских сборов, приказов и советов общественного призрения, а также
губернских и уездных земств и городов. В 1909 году общие расходы на
народное здравоохранение превышали 100 миллионов рублей и в
последующие годы, до 1917 года, стремительно возрастали. В ближайшей
перспективе правительство, вдохновляемое Верховной властью, также
ставило задачу полного перехода на бесплатное здравоохранение.
Но не сказывался ли такой рост благосостояния народа на
снижении его нравственного состояния? Нет, народная нравственность -
самое драгоценное достояние государства - стояла в России на
недосягаемой высоте, и в том была главная заслуга Верховной власти,
управительных органов и Церкви. В 1910 году в исправительно-
арестантские отделения были направлены около 24 тысяч человек, из них
на каторжные работы - 10 тысяч. В 1913 году всего числилось 32750
заключенных, в том числе политических - 3700. В "славные" начальные
20-е и затем все 30-е годы такое количество людей осуждалось
еженедельно (а то и ежедневно!), большая часть которых угонялась на
расстрелы. В том же 1913 году на 100 тысяч жителей России в среднем
приходилось 53 осужденных общими судебными установлениями В наши
дни этот показатель составляет сотни и даже тысячи осужденных и
говорит о глубочайшем падении народной нравственности. В России не
существовало никаких концлагерей, никаких застенков, никаких
внесудебных расправ. Ни о каких издевательствах над человеческим
достоинством не могло быть и речи. Российский суд был самым
гуманным, культурным и беспристрастным, скорым и правым во всем
мире.
Да, еще бы продлить России хоть четверть мирного века, да еще
бы дать ей такое же время для напряженной нравственно-духовной
работы, так поднялась бы она на высочайший уровень народной
нравственности, так стала бы она образцом подражания и стремления к
тому всего мира!
И залогом того был духовный строй России, основанный на
нравственно-духовном союзе, обретаемом в Православной Церкви. Он-то
и давал огромную жизненную силу русской нации. Государство выделяло
значительные по тому времени суммы на вспомоществование Церкви -
более 40 миллионов рублей. И это окупалось сторицей. Да и сама
Церковь помогала государству не только материально, но и, главное,
духовно, оберегая нравственное здоровье народа. В 1910 году на
просторах России сияли красотой и творили благовест более 75 тысяч
храмов, часовен и молельных домов. От года к году их число возрастало.
С 1903 по 1910 год было воздвигнуто более 5600 храмов. К 1917 году
Россия имела более 80 тысяч Православных храмов и часовен, в которых
отправляли Богослужение более 360 тысяч священнослужителей. Но ни
храмов, ни духовенства не хватало поднимающемуся в духе народу. Все
еще на 1 храм приходилось до 2 тысяч прихожан.
Святыни народные - храмы и монастыри, как неугасимый
огонь, сосредоточивали в себе истоки Российской культуры. Из
типографий этих святынь ежегодно выходили сотни тысяч и даже
миллионы экземпляров Богоугодной и духо-полезной литературы. К 1910
году в них имелось более 30 тысяч библиотек, а к 1917 году - до 40
тысяч. Кроме библиотек, здесь же хранились бесценные рукописи,
архивы, книги, ризницы, народные реликвии, произведения искусств и
промыслов. Обители содержали до 300 больниц, более 1000 богаделен,
сотни гостиниц и странноприимных домов. Без них рухнула бы вся
система народного призрения в государстве. Оттого Православный мир
притягивал к себе незримой силой все нации и племена. Только с 1903 по
1910 год в него перешло около 100 тысяч членов других христианских
вероисповеданий и иноверцев, несмотря на то, что в 1904-1906 годах
свирепствовала смута и шла тайная и открытая агитация против
Православия.
Со времени Владимира Равноапостольного русская нация
призывалась к служению Богу строительством такого духовного строя,
который бы принимал все нации и племена в процесс христианизации, и в
том был главный, всемирный смысл жизни русской нации. И этот процесс
развертывался в России с новой силой в начале XX века.
Под сенью такого духовного строительства к России культурное
творчество ее народа находилось на великом подъеме. Музыка, поэзия,
проза, живопись, ваяние и зодчество - все пышно цвело и благоухало!
Творческий порыв был самым свободным, никакого "социального заказа"
он не исписывал. Запрещались только произведения. оскорблявшие
религиозные и нравственные чувства читателей и зрителей.
Предварительной цензуры не было. Газета могла быть закрыта только
после третьего предупреждения, но снова выйти под другим названием.
Книги, газеты, журналы выходили на любом языке государства.
Вооруженные силы страны пред 1917 годом переживали
организационное, материальное и духовное возрождение. Российская
армия была вооружена по последнему слову техники, добротно одета,
сытно накормлена, проникнута славой героических подвигов Румянцева и
Суворова, Кутузова, Скобелева, Ушакова и Нахимова и других
выдающихся полководцев и флотоводцев. Под верховным водительством
Государя Николая II командованию армии удалось преодолеть
препятствия первых лет войны, 1914-1916 годов, и подготовить
несомненную ее победу над грозным супостатом. Весной 1917 года она
намеревалась повести мощное наступление на ослабленного и
выдохшегося неприятеля. Торжество в войне уже принадлежало России!
И стояла, как скала среди бушующего моря, Россия-Исполин!
Мировая война, начавшаяся в 1914 году, была для того Исполина как
слону дробинка! Она никак не сказалась ни на сельском хозяйстве, ни на
продовольствии, ни на промышленности в стране. Для России этой войны
как будто существовало! После двух с половиной лет ее
сельскохозяйственная мощь оставалась непоколебимой. Единственно
чувствовался недостаток рабочих рук, мобилизованных в армию. Да еще
в Сибири скапливался хлеб, который в европейскую Россию доставлялся
с трудом, так как Южносибирская железнодорожная магистраль еще была
не достроена.
Такова была Россия перед обвалом 1917 года. Это в самом
кратком изложении, а ежели кому заблагорассудится узнать о ней более
подробно, то пусть он заглянет для того в "Русский календарь" А. С.
Суворина, и в губернские календари, издававшиеся в дореволюционное
время XX века. А изучив их детально, каждый придет к выводу, что к
1917 году историческая Россия оставила в наследство не только
изобильный хлеб насущный, но и тучные поля, и многочисленные стада
домашних животных, и незамутненные воды, и чистый воздух, и природу-
целительницу, и красоту земли своей и деяний россиян, и богатую казну,
и великие сокровища драгоценностей, и славное воинство, и благое
духовенство, и трудолюбивое крестьянство, и предприимчивый
промышленный и рабочий люд, и творческую волю русской нации,
поднимавшуюся в силе и благородных устремлениях.
Но это еще не все: каждый узнает, что та Россия пред 1917 годом
оставила самое дорогое наследство, которое она хранила как зеницу ока,
- нравственно-духовные устои государства, данные ей от Бога.
Монархическая Верховная власть, оберегая эти устои, сливалась в этом
устремлении с русской нацией, которая понимала, что без Государя они
рухнут, и Россия не устоит под Солнцем. Ни о каком социальном
перевороте, ни о каком погроме Отечества, ни о каком его обвале в
бездну ни русская нация, ни весь российский народ не мечтал и не думал!
Они только ежедневно произносили слова: "Храни Тебя Господь,
Государь!"