Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. РОССИЯ В РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ 1917-1921 гг.

VI. ВЛАСТЬ и КУЛЬТУРА

Октябрь и интеллигенция

Отношение большинства российской интеллигенции к свершившейся большевистской революции было негативным в силу прежде всего ее крайней политизации. Значительная часть интеллигенции придерживалась околокадетских взглядов, другая, не меньшая, - умеренно-социалистических (эсеровских и меньшевистских). Первые видели в большевиках узурпаторов, вторые - эпигонов революции и социализма, подчеркивая преждевременность социализации общества. О своей поддержке большевиков и их программы сразу заявили лишь отдельные представители российской интеллигенции, по численности уступавшие двум первым группам. Общая численность поддерживавших Октябрьский переворот представителей интеллигенции по всей России не превышала 50 тыс. человек, т. е. менее чем каждый двадцатый, Вместе с тем их поддержка носила не только морально-публицистический характер, но и сразу же стала воплощаться в конкретные дела. В. В. Маяковский писал в автобиографии: "Октябрь. Принимать или не принимать? Такого вопроса для меня и не было. Моя революция. Пошел в Смольный. Работал. Все, что приходилось". Большевики и левые эсеры, партийные и беспартийные... В поддержку советской власти выступили литераторы А. А. Блок, В. Я. Брюсов, В. В. Маяковский, театральные режиссеры Е. Б. Вахтангов, К. С. Станиславский, В. И. Немирович Данченко, В. Э. Мейерхольд, художники К. С. Петров-Водкин, К. Ф. Юон, ученые К. А. Тимирязев, И. В. Мичурин, К. Э. Циолковский, Н. Е. Жуковский и многие другие. Приветствовали революцию поэты С. Есенин, А. Белый, В. Хлебников, скульптор А. С. Голубкина, юрист А. Ф. Кони. В свершившейся революции они видели народное движение, отказ от устоев буржуазного общества, надежду на демократизацию искусства и культуры.

Стремясь усилить поддержку в среде интеллигенции, СНК 29 октября 1917 г. обратился с воззванием "К интеллигенции России", в котором призывал ее участвовать в социалистическом строительстве, в изменении существовавших порядков. В своем обращении нарком, просвещения А. В. Луначарский объявил первой заботой правительства - "добиться в кратчайший срок всеобщей грамотности", введения всеобщего обязательного бесплатного образования, призывая интеллигенцию к сотрудничеству в решении этих и других задач. Призыв к искоренению пороков старого общества, созданию новой культуры нашел определенную поддержку, но ее явно было недостаточно в условиях разворачивающегося саботажа большей частью интеллигенции советской власти. Неприятие любых предложений со стороны большевистского правительства в значительной степени объяснялось тем, что призыв к строительству новой культуры происходил на фоне разрушения и уничтожения прежней культуры. Революционное разрушение преобладало над революционным созиданием, и с этим не хотело и не могло смириться большинство интеллигенции. Пытаясь переломить ситуацию, объяснить происходящее искренне сомневающимся, А. А. Блок писал в своей знаменитой статье "Интеллигенция и революция" (1918): "Почему дырявят древний собор? - Потому, что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой. Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? - Потому, что там насиловали и пороли девок; не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки? - Потому, что сто лет под их развесистыми липами и кленами господа показывали свою власть...".

Пыталось бороться с разрушительной стихией и советское правительство. 4 ноября 1917 г. оно обратилось к трудящимся с призывом охранять исторические и художественные ценности. В начале ноября с похожим обращением "Ко всему русскому народу" выступил Союз деятелей искусств. Под охрану были взяты создаваемые музейные комплексы в Ясной Поляне и селе Михайловском, большая часть библиотек, театров, музеев, картинных галерей. Работа общественности совместно с советским государством позволила создать в России более 100 новых музеев, сохранивших в своих фондах как культурное наследие прежней эпохи, так и новые образцы искусства авангарда. Вместе с тем со- стороны властей наблюдалось отрицание тех культурных Ценностей, которые символизировали прежнюю эпоху: сносились памятники царям, царским генералам, полыхали помещичьи усадьбы.

Разворачивающаяся гражданская война диктовала свои законы, увеличивая пропасть между властью и интеллигенцией. Особенно опасной стала позиция госслужащих, в декабре 1917 г. организовавших в Петрограде всеобщую забастовку, в которой участвовало большинство городских учителей и преподавателей. Забастовка создала кризисную ситуацию для большевиков, ключевым в которой было решение двух взаимосвязанных проблем: привлечение буржуазных специалистов в советский аппарат и реформирование системы образования с целью дальнейшей подготовки собственных кадров. В целом в политике советской власти по отношению к интеллигенции преобладал прагматизм: на первом месте стояло ее использование, затем нейтрализация и лишь в крайнем случае меры репрессивного характера. Сосредоточение у социалистического государства всей полноты власти вместе с контролем над собственностью облегчало поставленные задачи. Лишь советская система, сотрудничество с ней могли дать заработок голодающим интеллигентам. Голод был хорошим помощником в привлечении их на советскую службу, когда прежние накопления стремительно обесценивались. Другая реальная альтернатива в виде эмиграции отвергалась большинством интеллигенции в надежде на близкое свержение советской власти, а также из-за нежелания покинуть родину в период тяжелых испытаний.

Организация народного просвещения и науки

После окончания забастовки 6 января 1918 г. учительские объединения, а позже и другие профсоюзы госслужащих пошли на контакт с властями, приняв участие в реформе образования. Отменялась плата за обучение, упразднялось преподавание Закона Божьего, вводилось новое правописание. Основой начального образования стала "Единая трудовая школа". По всей России возникали кружки и курсы ликвидации неграмотности (ликбез), вечерние школы, народные университеты. Всего за первые три года советской власти было обучено грамоте около 7 млн человек.

Летом 1918 г. подверглась реорганизации система высшего образования. В июне 1918 г. была основана Социалистическая академия общественных наук, а в августе СНК был подписан декрет "О правилах приема в высшие заведения", по которому пролетарской молодежи предоставлялось право поступать в вузы без аттестата о среднем образовании и экзаменов. 1 октября 1918 г. упразднили все ученые степени и звания. Создание в начале 1919 г. системы рабочих факультетов для подготовки поступающей в вузы рабочей молодежи было дальнейшим шагом в направлении пролетаризации студенчества и создания социалистической интеллигенции в будущем. Борьба с неграмотностью, введение общедоступной системы образования преследовали конкретные политические цели культурной революции как одной из составляющих процесса строительства социализма. По мере упрочения своего положения советская власть все больше контролировала преподавательский состав школ и вузов. В декабре 1918 г. декретом ВЦИК был распущен как антисоветская организация Союз учителей, а профсоюзные организации преподавателей вузов были несколько позже растворены в более многочисленных профсоюзных организациях системы Наркомпроса.

Важным для советского руководства также представлялось привлечение научной интеллигенции к участию в разработке экономической политики Советского государства. Относительно немногочисленные научные работники (около 10 тыс. человек на 1914 г.), за редким исключением, были настроены по отношению к советской власти негативно. Хотя советское правительство в лице своего председателя В. И. Ленина заявило о том, что "без руководства специалистов различных от-рас л ей знаний, техники, опыта переход к социализму невозможен", практика взаимоотношений новой власти и старых специалистов часто свидетельствовала об обратном. Потребовался определенный период "вживания" в суровую действительность, чтобы основная часть ученых перешла на позиции сотрудничества с советской властью, сохранив при этом в душе свое неприятие Октябрьской революции. Вживание было тем более успешным, что советское правительство даже в условиях гражданской войны уделяло науке самое пристальное внимание. Уже в декабре 1917 г. при Наркомпросе стал функционировать Научный отдел, объединивший все учреждения, ведущие естественнонаучную работу. Ученые стали получать от государства конкретную, в том числе материальную, помощь. Ассигнования на науку по РСФСР в 1918 г. превышали аналогичный показатель 1917 г. почти в четыре раза. За первые два года советской власти в стране было создано 33 крупных института, в том числе институты Физико-химического анализа, Платиновый, Оптический, Керамический, Рентгенологический и радиологический, Исследования твердого вещества, По удобрениям, Центральный аэрогидродинамический и др. Общее количество основанных институтов к 1923 г. достигло 55, а к 1927 г. их стало более 90. Итогом плодотворного сотрудничества советской власти и интеллигенции стала разработка и реализация плана Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО) в 1920 г. Рассчитанный на 10-15 лет, план предусматривал строительство 30 электростанций общей мощностью 1750 тыс. кВт, с дальнейшей коренной реконструкцией на базе электрификации всех отраслей народного хозяйства. План ГОЭЛРО (Г. М. Кржижановский, Г. О. Графтио) стал основой восстановления экономики России, ее модернизации. В. И. Ленин называл ГОЭЛРО "второй программой партии", озвучив известную формулу "коммунизм - это есть советская власть плюс электрификация всей страны".

Интеллигенция и гражданская война

На взаимоотношениях советской власти и интеллигенции неизбежно сказывались все реалии гражданской войны. Недовольство либеральной интеллигенции вызывали уже первые декреты СНК, ограничившие свободу слова, в том числе декрет о печати 27 октября 1917 г. Разгон Учредительного собрания, возобновление смертной казни, декреты периода военного коммунизма наряду с усилением карательно-репрессивных мер в годы гражданской войны это чувство усилили. Наблюдалась парадоксальная ситуация, когда одновременно увеличивалось и количество недовольных советской властью, и число сотрудничающих с ней. Зачастую это были одни и те же люди, в работе стремившиеся заглушить свое чувство недовольства существующими порядками. К этому же их толкало материальное положение, не позволявшее отвлекаться на политическую деятельность. Лишь отдельные представители из ранее поддерживавших советскую власть кругов интеллигенции выступали против внутриполитических изменений в стране, так как подобные выступления были чреваты арестами (А. Блок, С. Есенин) и, безусловно, ухудшением материального положения. Многие же стремились найти в большевизме то лучшее, что позволяло смириться с настоящим, подобно М. Горькому. Террор белых и красных был одинаково чужд российской интеллигенции, но только немногие ее представители поднимали голос против всякого насилия в гражданской войне, в частности В. Г. Короленко. В своем же большинстве российская интеллигенция ждала исхода гражданской войны, чтобы уже после ее окончания сделать свой выбор.

Победа большевиков толкнула значительную часть интеллигенции выбрать путь эмиграции. За рубежом в революционное пятилетие оказалось около 1,5 млн человек, в том числе десятки тысяч семей литераторов, ученых, инженеров, военных. Они достаточно трезво оценивали причины трагедии эмиграции. "Виновных нет, вернее: все виноваты", - писал И. Гессен. Пытались объединиться, жить вместе. В Париже в начале 20-х гг. находилось около 400 тыс. русских эмигрантов; другими центрами эмиграции стали Берлин, Харбин, София и Прага.

Оторванная от родной почвы, эмиграция сохранила в изгнании особенности русского стереотипа поведения и ментальности, дополняя их безысходностью мироощущения, когда лучшее виделось только в прошлом, которое безвозвратно ушло в, небытие, а настоящее - только далекое преддверие неопределенного будущего. Это приводило иногда к попыткам примирения с советской действительностью, наиболее распространенным в среде первой революционной волны эмиграции. Завершение гражданской войны в этих кругах воспринималось зачастую как победа российской государственности, пусть и не традиционным путем.

Группа единомышленников, ядро которых составили представители партии кадетов, издала в середине 1921 г. сборник "Смена вех", в котором изложила свои взгляды относительно перехода к политике гражданского примирения, призывая совместно с большевиками содействовать возрождению России. В Советской России движение "сменовеховцев" было воспринято с одобрением, так как давало возможность хотя бы частично компенсировать потери, вызванные массовой эмиграцией, и расколоть русское зарубежье. Однако движение "сменовеховцев", хотя и обозначало начало возвращения интеллигенции на Родину, так и не приобрело массового характера из-за репрессий против интеллигенции в Советской России. Пребывание русской интеллигенции за рубежом становилось постоянным. Вдали от Родины рождались произведения, составляющие гордость русской культуры XX в.

Рекомендуемая литература

Аврех А. Я. Масоны и революция. М., 1990.

Аврех А. Я. Царизм накануне свержения. М., 1989.

Антисоветская интервенция и ее крах. 1917-1922. М., 1987.

Баранов В. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии (1920-1921).Тамбов, 1991.

Бордюгов Г. А., Ушаков А. И., Чураков В. Ю. Белое дело: идеология, основы, режимы власти: Историографические очерки. М., 1998.

Булдаков В. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 1997.

Бутаков Я. А. Белое движение на юге России: концепция и практика государственного строительства (конец 1917 - начало 1920 г.). М., 2000.

Вандалковская М. Г. П. Н. Милюков, А. А. Кизеветтер: история и политика. М., 1992.

Васецкий Н.А. Троцкий: Опыт политической биографии. М., 1992.

Васюков В. С. Внешняя политика Временного правительства. М., 1966.

Военная мысль в изгнании. Творчество русской военной эмиграции М., 1999.

Волков С. В. Трагедия русского офицерства. М., 1999.

Волковинский В. Н. Махно и его крах. М., 1991.

Волобуев П. В. Экономическая политика Временного правительства М., 1962.

Галили 3. Лидеры меньшевиков в русской революции. Социальные реалии и политическая стратегия / Пер. с англ. М., 1993.

Гимпелъсон Е. Г. Формирование советской политической системы. 1917 1923 гг. М., 1995.

Голдин В. И. Интервенция и антибольшевистское движение на Русском Севере. 1918-1920. М., 1992.

Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. 4-е изд. Кн. 1-2. М., 1986.

Горбунов В. В. В. И. Ленин и Пролеткульт. М., 1974.

Городецкий Е. Н. Рождение советского государства. 1917-1918. 2-е изд. М., 1987.

Гусев К. В. В. М. Чернов. Штрихи к политическому портрету (Победы и поражения Виктора Чернова). М., 1999.

Гусев К. В. Эсеровская богородица. М., 1992.

Гражданов Ю. Д., Зимина В. Д. Союз орлов. Белое дело России и германская интервенция в 1917-1920 гг. Волгоград, 1997.

Гражданская война в России: Перекресток мнений. М., 1994.

Грациози А, Большевики и крестьяне на Украине 1918-1919 гг. / Пер. с итал. М., 1997.

Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. T. 1-2. М., 1991.

Дмитренко В. П. Советская экономическая политика в первые годы пролетарской диктатуры: проблемы регулирования рыночных отношений. М., 1986.

Дробижев В. 3. Главный штаб социалистической промышленности (очерки истории ВСНХ. 1917-1932). М., 1966.

Думова Н. Г. Кадетская партия в период Первой мировой войны и февральской революции. М., 1998.

Думова Н. Г. Либерал в России: трагедия несовместимости (исторический портрет П. Н. Милюкова). М., 1993.

Емельянов Ю. Н. С. П. Мельгунов: в России и эмиграции. М., 1998.

Жилин А. П. Последнее наступление (июнь 1917). М., 1983.

Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь, 1997.

Зевелев А. И., Поляков Ю. А., Шишкина Л. В. Басмачество: правда истории и вымыслы фальсификаторов. М., 1986.

Знаменский О. Н. Всероссийское учредительное собрание: История созыва и политического крушения. Л., 1976.

Знаменский О. Н. Интеллигенция накануне Великого Октября (февраль-октябрь 1917 г.). Л., 1988.

Иванов Н. Я. Контрреволюция в России в 1917 г. и ее разгром. М., 1977.

Игнатьев А. В. Внешняя политика Временного правительства. М., 1974.

Иоффе Г. 3. "Белое дело". Генерал Корнилов. М., 1989.

Иоффе Г. 3. Революция и судьба Романовых. М., 1992.

Иоффе Г. 3. Семнадцатый год: Ленин, Керенский, Корнилов. М., 1995.

Ирошников М. П. Председатель Совнаркома и Совета Обороны В. И. Ульянов (Ленин). Очерки государственной деятельности в июле 1918 - марте 1920 г. Л., 1980.

Кабанов В. В. Крестьянское хозяйство в условиях "военного коммунизма". М., 1989.

Кабанов В. В. Кооперация, революция, социализм. М., 1996.

Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988.

Какурин Н. Е. Как сражалась революция. 2-е изд. T. 1-2. М., 1990.

Карр Э. X. История Советской России. Большевистская революция 1917-1923 гг. Кн. 1-2. / Пер. с англ. М., 1990.

Кисилев А. Ф. Профсоюзы и советское государство (дискуссии 1917-1920 гг.). М., 1991.

Китанина T. М. Война, хлеб и революция. Продовольственный вопрос в России. 1914 - октябрь 1917. Л., 1985.

Костиков В. "Не будем проклинать изгнанье...". Пути и судьбы русской эмиграции. М., 1990.

Кручковская В. М. Центральная городская дума Петрограда в 1917 г. Л., 1986.

Кутузов В. А., Лепетюхин В. Ф., Седов В. Ф., Степанов О. Н, Чекисты Петрограда на страже революции (Партийное руководство Петроградской ЧК. 1918-1920 гг.). Л., 1987.

Лейберов И. П., Рудаченко С. Д. Революция и хлеб. М., 1990.

Лехович Д. В. Белые против красных. Судьба генерала Антона Деникина. М., 1992.

Литвин А. Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922. Казань, 1995.

Малышева С. Ю. Временное правительство России. Современная отечественная историография. Казань, 2000.

Малышева С. Ю. Российское Временное правительство 1917 г. Отечественная историография 20-х - середины 60-х гг. Казань, 1999.

Мелихов Г. В. Российская эмиграция в Китае (1917-1924 гг.). М., 1997.

Михутина И. В. Польско-советская война 1919-1920 гг. М., 1994.

Молодцыгин М. А. Красная Армия: рождение и становление. 1917-1920 гг. М., 1997.

О'Коннор T. Э. А. Н. Луначарский и советская политика в области культуры / Пер. с англ. М., 1992.

Павлюченков С. А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М., 1997.

Первое советское правительство. М., 1991.

Петров В. И. Отражение страной Советов нашествия германского империализма в 1918 г. М., 1980.

Петров М. Н. ВЧК-ОГПУ: первое десятилетие (на материалах Северо-Запада России). Новгород, 1995.

Подболотов П. А., Спирин Л. М. Крах меньшевизма в Советской России. Л., 1988.

Поликарпов В. Д. Военная контрреволюция в России. М., 1990.

Поликарпов В. Д. Начальный этап гражданской войны (история изучения). М., 1980.

Поликарпов В. Д. Пролог гражданской войны в России. Октябрь 1917 - февраль 1918 г. М., 1976.

Полторак С. Победоносное поражение. Размышления о советско-польской войне 1920 г. в канун ее 75-летия СПб., 1994.

Поляков Ю. А. Гражданская война: взгляд сквозь годы. Уфа, 1994.

Поляков Ю. А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. М., 1985.

Портнов В. П. ВЧК (1917-1922 гг.). М., 1987.

Протасов Л. Г. Всероссийское учредительное собрание: история рождения и гибели. М,, 1997.

Рабинович А. Большевики приходят к власти. Революция 1917 г. в Петрограде / Пер. с англ. М., 1989.

Рабинович А. Кровавые дни. Июльское восстание 1917 г. в Петрограде / Пер. с англ. М., 1992.

Реввоенсовет Республики (6 сент. 1918 г. - 28 авг. 1923 г.). М., 1991.

Революция и человек. Быт, нравы, поведение, мораль / Под ред. П. В. Волобуева. М., 1997.

Рейли Д. Дж, Политические судьбы российской губернии: 1917 год в Саратове. Саратов, 1995.

Слассер Р. Сталин в 1917 г. Человек, оставшийся вне революции Пер. с англ. М., 1989.

Смолин А. В. Белое движение на Северо-Западе России. 1918-1920 гг СПб., 1998.

Соболев Г. Л. Революционное сознание рабочих и солдат Петрограда в 1917 г. (период двоевластия). Л,, 1973.

Соболев Г. Л. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. Л., 1985.

Соболев Г. Л. Пролетарский авангард в 1917 г.: революционная борьба и революционное сознание рабочих Петрограда. СПб., 1993.

Соколов А. Г. Судьбы русской литературной эмиграции. М., 1991.

Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917-1920). М., 1968.

Спирин Л. М. Россия 1917 год: из истории борьбы политических партий. М., 1987.

Старцев В. И. Внутренняя политика Временного правительства первого состава. Л., 1980.

Старцев В. И. Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского. СПб. 1994.

Ушаков А. И., Федюк В. П. Белый Юг. Ноябрь 1919 - ноябрь 1920. М., 1997.

Федюк В. П. Белые. Антибольшевистское движение на юге России 1917-1918. М., 1996.

Федюк В. П. Деникинская диктатура и ее крах. Ярославль, 1990.

Фельштинский Ю. Г. Крушение мировой революции. Очерк 1: Брестский мир. Октябрь 1917 - ноябрь 1918 г. Лондон, 1991.

Фельштинский Ю. Г. Большевики и левые эсеры (октябрь 1917 - июль 1918 г.). На пути к однопартийной диктатуре. Париж, 1985.

Ферро М. Николай II / Пер. с франц. М., 1991.

Фишер Л. Жизнь Ленина. T. 1-2 / Пер. с нем. М., 1997.

Филиппов И. T. Продовольственная политика в России в 1917-1923 гг. М., 1994.

Флоринский М. Ф. Кризис государственного управления в России в годы первой мировой войны (Совет министров в 1914-1917 гг.). Л., 1988.

Ходяков М. В. Децентрализм в промышленной политике регионов России. 1917-1920 гг. СПб., 2001.

Черменский Е. Д. Вторая российская революция. Февраль 1917 г. М., 1986.

Шелохаев В. В. Либеральная модель переустройства России. М., 1996.

Шелохаев В. В. Идеология и политическая организация российской либеральной буржуазии. М., 1991.

Шкаренков Л. К. Агония белой эмиграции. 3-е изд. М., 1987.

Якупов Н. М. Революция и мир (солдатские массы против империалистической войны. 1917 - март 1918). М., 1980.

Яров С. В. Пролетарий как политик. Политическая психология рабочих Петрограда в 1917-1923 гг. СПб., 1999.