Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 6. СУМАСШЕДШИЕ ДЕНЬГИ

Поистине, это самый загадочный инструмент из всех

приобретенных человеком. Нет ничего проще, как с ним

обращаться, и нет ничего труднее, чем понять, как он

действует. Никто не может поручиться в том, что

мы управляем им, а не он — нами.

Неизвестный философ

О них заговорила вся Европа. Как-то неожиданно в XVI столетии все начали обсуждать денежные вопросы. В королевских дворцах и дворянских усадьбах, в клубах и пивных, в деревнях и на городских улицах — везде только и слышалось: "серебро", "золото", "монета", деньги"... Повсюду стали печататься трактаты и брошюры о деньгах.

Настал момент и нам поговорить немного на эту тему. О деньгах написаны целые библиотеки книг и статей, в том числе и о том, откуда и почему они появились. Расскажем об этом коротко.

Причины появления денег и их функции

Бартерный обмен по многим причинам неудобен.

Во-первых, при бартере трудно найти общую объективную меру ценности обмениваемых предметов. Вы никогда не можете быть уверены, что получили, например, за своего козла столько соли, сколько могли бы получить где-нибудь по соседству или здесь же, но вчера.

Во-вторых, нужна-то вам была не соль, а конфеты, но кондитеру не нужен ваш козел — ему нужна мука. А мукомол попался диабетик — ему конфеты не нужны, ему нужно молоко. И тому подобное.

В-третьих, очень мало есть предметов, которые могут долго лежать, сохраняя свою первоначальную ценность. Зерно преет, мясо тухнет, шляпы и пиджаки ест моль, а ножи и вилки — ржавчина. Даже соль, которая не гниет, не преет, не тухнет, не ржавеет, если случайно подмокнет, растворится и уйдет с водой в землю.

По этим трем причинам люди изобрели деньги, которые служат общепринятым средством: (1) обмена товарами и всевозможных платежей; (2) измерения и соизмерения ценности товаров; (3) сохранения ценности.

Но не всякий материал одинаково хорошо выполняет эти три функции. Лучше всего подходит такой, который:

— меньше всех подвержен естественной порче (не гниет, не ржавеет и т.д.);

— не валяется под ногами (иначе зачем мне отдавать за него свои товары?), т.е. довольно редок в природе или данной местности;

— компактен (раз он довольно редок, значит, небольшое его количество может представлять ценность большого количества других вещей);

— легко и без потерь делится на части (во времена Троянской войны у греков иногда измеряли ценность вещей количеством быков, а как разделить быка?);

— труднее всего поддается подделке (не существует в мире ничего, что нельзя было бы подделать, так что вопрос ставится только в сравнительной степени).

Теперь понятно, почему с древнейших времен лучшими материалами для денег считаются золото и серебро?

Золото и серебро

Вообще-то серебро не столь удобно, как золото. Серебро со временем окисляется. И залегает оно в земле не в чистом виде. То ли дело золото. Но его так мало было всегда, особенно в старой Европе. ...Поэтому вышло, что именно серебро было в Европе самым употребительным денежным товаром Лишь в XVIII—XIX вв. стали европейские народы переходить к золотому стандарту. До этого стандарт был серебряным, а золото ходило по рыночному курсу в отношении к серебру. Мелкая разменная монета делалась из меди, иногда из свинца, олова и даже из кожи.

Подделать золото и серебро труднее, чем подделать кожаные деньги, но и это возможно. Например, к золоту можно примешать медь, к серебру — олово. Поэтому на кусках драгоценных металлов придумали ставить клеймо (пробу), удостоверяющее их чистоту. Один из видов такой пробы, скажем, назывался "стерлинг".

Денежные металлы принимались в уплату по весу (вспомним, что талант — единица веса серебра). Английский фунт (то же самое, что французский ливр и итальянская лира) первоначально означал весовую единицу серебра. Клеймо стало указывать не только пробу, но и вес куска металла, чтобы торговлю можно было вести без взвешивания. Кусок металла определенного веса со штампом (клеймом) — это и есть монета.

Порча монеты

Так как даже маленькие кусочки золота и серебра представляют значительную ценность, всегда находились ловкие люди, которые ухитрялись обрезать края монеты. Если чекан ставился с одной стороны, другую можно было стругать и стругать. Потому начали ставить клейма с обеих сторон. Ручная технология чеканки монет была далека от совершенства. Монеты получались неровными, с большими отклонениями от стандарта, края местами выступали за черту клейма. Конечно, эти края быстро исчезали в умелых руках. Кроме того, мягкие золото и серебро просто истирались со временем от частого употребления, и это тоже уменьшало вес монет.

В XVI—XVIII вв. в отдельных странах Европы бывало, что таким б образом деньги теряли в весе до четверти или трети и даже больше. В Англии к концу XVII в. серебряная монета ' похудела" почти наполовину.

"Зло чувствовалось ежедневно и ежечасно повсюду и всеми классами населения, на мызе и в риге, на наковальне и у ткацкого станка, на волнах океана и в недрах земли. Ничего нельзя было купить без того, чтобы не происходили недоразумения. У каждого прилавка ссорились с утра до вечера. Между рабочими и работодателем регулярно каждую субботу происходили столкновения. На ярмарке и на рынке непрерывно шумели, кричали, ругались, проклинали Друг друга, и было счастьем, если дело кончалось без сломанных ларей и без убийства", — писал об этих временах английский историк Маколей (середина XIX в.).

Британское правительство тогда решило провести денежную реформу. Директором монетного двора был назначен сам Исаак Ньютон. Не в пример некоторым современным деятелям, уверяющим нас, что при денежной реформе население всегда и неизбежно несет потери, в той перечеканке монет все убытки взяла на себя государственная казна. Народ привозил свои плохие деньги на монетный двор, где их принимали не по весу, а по номиналу. За каждый номинальный фунт плохой монеты человек получал тоже фунт, но в новой полновесной монете. Так решил парламент, и так было сделано. Новая монета имела правильную круглую форму и зубчики по ободу, чтобы сразу можно было заметить попытки обрезать ее.

Но это был единственный случай подобной реформы. До того пытались выпускать в обращение новую монету, которая должна была ходить вместе со старой. В такой ситуации дело кончалось тем, что хорошую монету люди припрятывали или переплавляли в слитки. "Плохая монета вытесняет хорошую", — гласит так называемый ре Закон Грэшема (по имени лорда Томаса Грэшема, министра финансов королевы Елизаветы I).

Государственная порча монеты

Короли и правительства всегда жестоко преследовали фальшивомонетчиков. Но по разным соображениям. Подчас короли хотели только за собой оставить право портить монету. Дело в том, что для борьбы с истиранием монеты люди давно уже придумали подмешивать к золоту и серебру более твердые сплавы (эта примесь называется лигатурой). Появилась возможность понижать содержание серебра или золота в монете, сохраняя прежним ее номинал. Этим приемом широко и повсеместно пользовались короли и владетельные князья. Испанские монархи, немецкие курфюрсты и французские короли особо отличались на этом поприще. Французский король Иоанн за 14 лет изменял ценность серебряной монеты 86 раз. Короля Филиппа Красивого просто называли фальшивомонетчиком. В Вене за 150 лет — с середины XIII и до конца XIV столетия — было выпущено тоже 150 видов одной монеты. При Людовике XIV каждые 3—6 лет совершался принудительный обмен монеты, и всякий раз население получало монету менее ценную, чем сдавало. В конце XV в. из марки серебра чеканилось 10 ливров, в начале XVI в. — 12,5, к концу того же столетия — 17, век спустя — 29, в начале XVIII в. — 43, а в 1720 г. — 98 ливров.

Такое целенаправленное понижение золотого или серебряного содержания денежной единицы называется девальвацией. Иногда при этом меняется наименование монеты — ее номинал, и это называется деноминацией. Но чаще номинал оставался прежним: в XV в. — ливр, в XVI в. — ливр и т.д.

Первые трактаты о деньгах

Подобные явления не могли не привлечь внимания мыслителей. Одним из первых, насколько известно, выступил Николай Орезм, сперва учитель Карла V, затем епископ (ум. в 1382 г.). Его "Трактат о происхождении, природе и праве на изменение денег" написан под влиянием Аристотеля. По мнению Орезма, монета — это не естественное богатство, а искусственное средство для облегчения обмена. Денежная реформа может быть полезной только в двух случаях: при сильном износе старой монеты или когда в обращении появилось много фальшивой монеты. Произвольную девальвацию Орезм называет присвоением чужого добра. А девальвация без деноминации — не просто подделка, но клятвопреступление со стороны королей.

В 20-е годы XVI в. несколько раз на эту тему высказывался Николай Коперник. В брошюре "О способе чеканки монеты" (1526) он назвал четыре, по его мнению, причины упадка царств, княжеств и республик: раздоры, смертность, неплодородие земель и обесценение денег. Отметив ухудшение монеты в Польше, он предупреждает, что это ведет к сокращению торговли и удорожанию жизненных средств. При этом Коперник предвосхищает Закон Грэшема, замечая, что население склонно извлекать из обращения хорошую монету для переплавки ее в слитки, а расплачиваться плохой монетой.

"Революция цен"

На исходе средневековья в Европе довольно остро ощущался дефицит денежных металлов. Их количество сильно отставало от потребностей развивавшегося рынка. Недостаток денег в какой-либо местности был сильным препятствием для роста тамошнего производства и торговли, а приток туда золота и серебра, напротив, давал импульс для хозяйственного развития. Соответствующие последствия имели место и в области сбора налогов и, следовательно, в вопросе о богатстве или бедности государственной казны.

Когда была открыта Америка, первой целью экспедиций туда был поиск серебра и золота. Действительно, в Перу и Боливии были найдены особо богатые залежи серебра, а в Бразилии — золота. От серебра получила свое название Аргентина. Целые караваны галионов, груженных этими металлами и сопровождаемых военным конвоем, шли и шли через Атлантический океан в Испанию и Португалию. Оттуда серебро и золото быстро расходились по всей Европе.

Если количество какого-то товара на рынке растет, этот товар делается дешевле. Деньги не являются исключением из данного правила. Удешевление денег проявляется в росте товарных цен. И действительно, с XVI в. во всей Европе стали быстро расти цены на все товары. Позднейшие историки назвали это явление "революцией цен' . При этом стали возникать очень неприятные вещи.

Товары, в том числе и хлеб, дорожали, но заработная плата наемных рабочих вовсе не должна была расти теми же темпами (тем более что почти во всех странах ее уровень устанавливался властями в отличие от цен, которые могли изменяться свободно).

Обесценивались и другие виды фиксированных доходов (это общий закон при любой инфляции). К такому виду доходов относились наследственные ренты, если они были установлены по завещанию в форме определенной суммы денег. Это вело к обеднению и даже разорению многих дворянских семей. В целом за 50—100 лет серебро обесценилось примерно в 5 раз. При столь резком изменении ценности денег неизбежны были расстройство хозяйственных связей, затруднения в купле-продаже, убытки в производстве и смятение в умах.

После всего сказанного можно ли удивляться тому, что о деньгах спорили повсюду устно и письменно?

По поводу роста цен в течение какого-то времени никто ничего понять не мог. Догадку об американском золоте и серебре как причине инфляции первым высказал в 1576 г. Жан Боден (1530—1596). Он заметил, что рост цен всегда начинается с Испании. Уже потом волна идет по другим странам, обнаруживаясь тем позже, чем дальше от Пиренеев находится данная страна.

Идею Бодена поддержали в Англии УИЛЬЯМ Стаффорд и Джерард Малейнс. Учение о том, что ценность денег определяется только соотношением количеств товаров и денег, называется количественной теорией денег. Эта теория дожила до настоящего времени.

Другой животрепещущей темой оставалась государственная порча монеты. Конечно, были авторы, считавшие подобные меры необходимыми ради наполнения государственной казны. Однако в литературе, по-видимому, преобладали мнения о вреде девальваций для страны в целом.

В 1582 г. выступил итальянский граф Гаспаро Скаруффи. Он не только критиковал практику, но и высказывал весьма смелое предложение о всеобщей монете единого стандарта, формы и обозначения. Флорентинец Бернардо Даванцати (1588) и Донато Турболо, мастер неаполитанского монетного двора (1629), также выпустили сочинения против порчи монеты. В Англии в том же ключе высказался УИЛЬЯМ Стаффорд (1581).

Тем не менее проблема пополнения государственной казны оставалась насущной для всех стран. И проблема нехватки денег для торговли и промышленности по-прежнему беспокоила общественность. Не заботясь о теоретических обоснованиях, правительства принимали решения, препятствующие вывозу денег из страны. В Испании в XVI в. по закону за это полагалась смертная казнь. Известно, однако, что переполненная американскими металлами страна даже таким способом не могла предотвратить массовый вывоз их в другие страны Европы. В Англии еще в 1440 г. был принят так называемый Закон об истрачении. Все иностранцы, привозящие в страну свои товары, должны были всю выручку истратить на покупку английских товаров. Английские же купцы-экспортеры обязаны были хотя бы часть своей выручки привозить на родину наличными деньгами.

Все это было, однако, не единичными мерами и не случайными решениями. Здесь имело место довольно сложное переплетение хозяйственной идеологии, преобладавшей в тогдашних обществах, и государственной политики тех или иных стран. Эта идеология и эта политика касались не только денежного вопроса, они охватывали широкую область проблем роста национального богатства. Все сказанное получило впоследствии наименование меркантилизма.