Алексеев С. С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая. АЗБУКА ПРАВА

Глава вторая. ОТ ВПЕЧАТЛЕНИЯМ К ПОНЯТИЯМ О ПРАВЕ

5. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА

1. Определение.

Ранее, когда были подытожены только первые выводы о праве, вытекающие из конкретны жизненных ситуаций, было еще трудно суммировать эти первичные впечатление в какую-то краткую дефиниции. Но вот теперь, когда на основе общенаучных данных кратко освещены некоторые общие юридические понятия, формулирование такого краткого определения оказывается вполне возможным.
Вот оно.
Право (напомню - объективное или позитивное право в строго юридическом значении) - это - система общеобязательных норм, выраженных в законах, иных признаваемых государством источниках и являющихся общеобязательным основанием для определения правомерно-дозволенного и юридически недозволенного, запрещенного (а также государственно предписанного) поведения.
В этом кратком определении суммированы ранее рассмотренные признаки права, прежде всего его общеобязательная нормативность, его выражение в законах, иных источниках. И главное - эта краткая дефиниция ориентировано на центральное звено юридического регулирования, на "решение" при помощи права жизненных ситуаций. Действующая система общеобязательных норм - это критерий, "определитель", основание для оценки и решения: она существует для того, чтобы определять - является ли данное поведение правомерно-дозволенным или юридически недозволенном, запрещенном, и на этом основании определить обязательные юридические последствия, связанные с решением данной жизненной ситуацией.
Стало быть, здесь сделано ударение на практическом значении понятия права. Ведь в жизни, при решении конкретных юридических дел самое существенное с точки зрения права - получить ответ, есть у того или иного лица субъективное право, правомерны или неправомерны его действия, несет ли оно юридическую ответственность. В данном отношении право и является прежде всего обязательным для всех государственным основанием (или - критерием) правомерно-дозволенного или юридически недозволенного, запрещенного поведения. И этот критерий в виде общеобязательных норм должен содержаться в законах, иных признаваемых государством источниках (например, нормативных договорах, судебных решениях, имеющих значение прецедента).
И пусть не пройдет мимо внимания то обстоятельство, что в приведенной дефиниции "государственно предписанное" поведение выделено особо, причем поставлено (об этом говориться в скобках) как бы во второй ряд по сравнению в правомерно-дозволенным и юридически запрещенным проведением. Объяснение этому обстоятельству - впереди, во второй части книги.

2. Право - логическая система.

При таком кратком определении права, которое не идет дальше суммирования его основных признаков, объективное (позитивное) право выступает главным образом в виде нормативного образования, да притом - такого, когда его исходные, элементарные частицы (нормы), характеризуются строгой формальной определенностью. И вот здесь, на таком в основном практическом, уровне понимания права, оно предстает в качестве логической системы, соответствующей нормам и требованиям формальной логики. Оно как нормативное образование призвано выступать в общественной жизни в виде логически стройной и законченной, непротиворечивой и последовательной системы норм, принципов, институтов и отраслей
Выявление этого важнейшего качества объективного права - одна из решающих "заслуг" всемирно исторический шедевра - римское частное право. В настоящее время эти особенности права как логической системы в наибольшей степени характерны для права континентальной Европы - национальным юридическим системам романо-германского типа, в том числе и праву России.

3. Не потерять бы . . .

Даже краткое освещение основных правовых понятий, тем более - некоторых закономерностей права (пусть пока главным образом на основе общенаучных представлений), увело нас в сторону от исходных данных, посвященных праву, - от самих юридических реалий, т. е. от того, с чем прежде всего встречаются люди в области юридической действительности.
Между тем именно эти юридические реалии являются исходным пунктом и непременной отправной основой для решения всех юридических проблем, для самой высокой правовой теории. И если отвлечься от живого юридического бытия, и, минуя такого рода юридическую конкретику, сосредоточится на теоретических и философских "высотах", то можно построить разные, возможно, внушительные и привлекательные научные конструкции, но при этом . . . . потерять само право.
Что же, какие конкретно вопросы должны привлечь наше внимание? Какие юридические реальности и под каким углом зрения - чтобы "не потерять право" - должны стать предметом дальнейшего рассмотрения?.