Омилянчук С.П. Текстология

Система основных терминов и понятий теории и практики текстологии

ОГЛАВЛЕНИЕ

Формирование и развитие методики текстологической подготовки изданий современных типов

Первым посмертным собранием произведений А.С. Пушкина был выпуск сочинений, который в 1838-1841 годах осуществили П.А. Вяземский, В.А. Жуковский, П.А. Плетнев, а позднее И. Глазунов. Выпуск состоял из 11 частей, где 8 первых томов содержали тексты, выходившие еще при жизни поэта, а 9-11 - прежде не издававшиеся или же не входившие в первые 8 томов, подготовленные В.А. Жуковским.

Друзья поэта, готовившие под руководством В.А. Жуковского первые 8 томов, сочли возможным в угоду цензуре изъять целый ряд произведений и, на правах дружбы, считая себя обязанными «улучшить неудовлетворительные» места, «исправили» авторский текст и замысел во многих других случаях. Произвольная композиция, построенная на основе вкусовой, субъективной оценки, окончательно исказила творческий портрет поэта. Не случайно одиннадцатитомник получил единодушную отрицательную оценку: «неполное, неисправное и странным образом распложенное», - писалось о нем почти во всех критических статьях.

И потому высказывание В.Г. Белинского об этом издании нужно рассматривать как своего рода обобщение оценок современников: «Всем известно, что восемь томов сочинений Пушкина изданы после смерти его весьма небрежно во всех отношениях - и типографском (плохая бумага, некрасивый шрифт, опечатки, а где и искаженный смысл стихов), и редакционном (пьесы расположены не в хронологическом порядке, по времени их появления из-под пера автора, а по родам, изобретенным бог знает чьим досужеством). Но что всего хуже в этом издании - это его неполнота: пропущены пьесы, помещенные самим автором в четырехтомном собрании его сочинений, не говоря уже о пьесах, напечатанных в «Современнике» и при жизни и после смерти Пушкина».

Рассматривать этот многотомник подробно нет смысла, т.к. он был, скорее, результатом личных отношений друзей поэта к его памяти, чем изданием его произведений в буквальном смысле слова, т.е. явлением закономерным, вытекающим из опыта и традиций русской эдиционной и текстологической практики тех лет. П.А. Вяземский ни до, ни после этого случая не был сторонником подобной методики подготовки текстов произведений писателей-классиков. Достаточно вспомнить его монографию о Д.И. Фонвизине и ее значение для эдиционного метода П.П. Бекетова. Вместе с тем, известна и установка В.А. Жуковского, желавшего издать Пушкина в текстах, достойных его памяти. Подобные попытки он неоднократно предпринимал и при жизни поэта, стремясь «пригладить», «причесать» произведения друга.

В 1855 году в Петербурге под редакцией П.В. Анненкова начали выходить «Сочинения Пушкина с приложением материалов для его биографии, портрета, снимков с его почерка и с его рисунков и прочего». Недостатки первого посмертного издания послужили источником и основных ошибок издания, выпущенного П.В. Анненковым. Ибо, хотя подготовленный им семитомник и опирался впервые в русской эдиционной практике на систематическую критику текста, основную цель его выпуска редактор ошибочно видел лишь в «исправлении издания предшествующего», а не в полной отмене его как непригодного и испорченного. Это, в конечном итоге, и стало причиной того, что П.В. Анненков исправил лишь «ошибки наиболее яркие» и бесспорные, повторив многие другие, избежать которых было достаточно просто.

Из этой основной цели, по словам издателя, вытекала «...и вся система примечаний... Каждое из произведений поэта, без исключения, снабжено указанием, где впервые оно появилось, какие варианты получило в других редакциях при жизни поэта и в каких отношениях с текстом этих редакций находится текст посмертного издания...
Многие из стихотворений и статей поэта (особенно же, которые явились в печати уже после смерти его) сличены с рукописями и по ним указаны чистовые пометки автора, его первые мысли и намерения».
В нашей издательской практике, таким образом, именно П.В. Анненков впервые не ограничился изучением автографов и беловых рукописей, использовав черновики и воссоздав относительно полную картину истории текста, а в целом ряде случаев добившись снятия цензурного запрета.

Если учесть, что эти последовательно осуществляемые методы подготовки издания цементировались, объединялись общим историко-литературным пониманием задач изучения и обобщения литературного наследия поэта, отдельных частей его творчества, то станет ясна сама суть эдиционных принципов П.В. Анненкова, качественно новая методика эдиционной подготовки классических текстов. Ее принципиальное отличие от всех предшествующих заключалось не в полном отрицании старых принципов, а в таком обобщении исторически перспективных, наиболее прогрессивных из них, когда опыт лучших издателей дополнялся теорией и методами, разработанными к тому времени наукой о литературе.
Необходимость тщательного, детального изучения не только конечного результата труда писателя, т.е. завершенного произведения, но и процесса его создания, глубинных, внутренних элементов творчества, было требованием нового научного направления - направления литературной критики тех лет, которая не ограничивалась оценочными решениями, а ставила перед собой одновременно и задачу исследования, стремилась к обобщению разрозненных фактов в единую систему, называемую национальной литературой, к определению ее места в культуре общества и его жизни.

Такой взгляд на литературу, задачи ее исследования стал общепризнанным в русской науке о литературе к концу 40-х годов. Подтверждением служит вся литературно-общественная деятельность В.Г. Белинского, критические статьи которого, начиная с «Литературных мечтаний» 1834 года и кончая «Взглядом на русскую литературу» 1847 года, заложили прочные основы русской реалистической критики, эстетики, теории и истории литературы, всего нашего литературоведения, традиции, продолженные затем А.И. Герциным, Н.Г. Чернышевским, Н.А. Добролюбовым, Д.И. Писаревым, всей русской революционно-демократии