Асмус В. Метафизика Аристотеля

ОГЛАВЛЕНИЕ

VI. КЛАССИФИКАЦИЯ НАУК

Всеми этими соображениями подготовляется у Аристотеля решение вопроса о классификации наук. Этому вопросу посвящены исследования Аристотеля не только в «Метафизике» (VI 1), но также в «Топике» (VI 6; VIII 1) и в «Никомаховой этике» (VI 2; 3—5).
Наибольшее достоинство и наивысшее положение Аристотель отводит наукам «теоретическим» («созерцательным»). Науки эти дают знание начал и причин и потому «согласны с философией». Единственная цель теоретических наук — знание само по себе, искомое не ради какой-либо практической цели. Однако, будучи отрешенными от практической корысти, теоретические науки составляют условие наук «практических». Предмет этих наук — «практика», деятельность того, кто действует. Теоретические науки обусловливают правильное руководство деятельностью. В свою очередь, практическая деятельность, правильно руководимая, — условие совершенного производства или творчества. «Творчество» — предмет наук «творческих» («поэтических»). Творчество в широком смысле — порождение произведения, внешнего по отношению к производящему.
И в «практических», и в «творческих» науках познание идет от следствия к началу. При движении по лестнице этого восхождения Аристотель вынужден был бороться с трудностью, которую для него создавало противоречие между его собственной высокой оценкой научной абстракции, принципа формализации знания и его стремлением преодолеть абстрактность и формализм специфически платоновской теории «форм» («идей»). В результате этой борьбы и этого противоречия Аристотель в ряде случаев колеблется в оценке математического идеала формализации, проявляющегося в разработке некоторых наук. Он одновременно ведет энергичную борьбу против Платона и академиков {Спевсиппа и Ксенократа), и сам обнаруживает тенденцию рационалистического математизма и формализации в сравнительном рассмотрении систематического места этих наук. Колебания эти ясно выступают в характеристиках отношения, например, между гармонией и физикой, а также между математикой и физикой. Гармония одновременно и математическая наука, и ветвь физики, изучающая определенный круг явлений природы. В математике формализация изучаемых ею предметов гораздо значительнее, чем в физике. Наиболее простое есть вместе с тем наиболее формальное и наиболее истинное. Со всех этих точек зрения математика должна была бы занять в классификации Аристотеля место более высокое, чем физика. Но в то же время, согласно убеждению самого Аристотеля, физика обладает важным преимуществом сравнительно с математикой: хотя предмет математики более простой и гораздо более абстрактный сравнительно с предметом физики, зато он менее реален, точнее говоря, его реальность опосредствована более высокой степенью абстракции. Наоборот, предмет физики более сложен, в нем к бытию присоединяется движение, но предмет этот реален в более непосредственном смысле.
Борьба с Платоном была для Аристотеля борьбой не только против Платона, который противостоял ему извне, но также против платонизма, остававшегося в нем самом. Абстрактный математизм теории «форм» («идей») Платона не был преодолен Аристотелем полностью. В метафизике, в классификации наук и знаний, разработанной самим Аристотелем, над всем главенствует чистая и бестелесная, вне физического мира пребывающая «форма» (бог, неподвижный перводвигатель). Несмотря на свою бестелесность и беспримесность, она рассматривается одновременно и как самое простое бытие, и как бытие, наиболее реальное, как чистая действительность. Ряд помещенных ниже ее «форм» есть ряд нисходящий, именно вследствие все более увеличивающегося количества «материи», которая присоединяется к этим «формам».

В метафизике Аристотеля иерархия, или классификация, наук соответствует иерархии «форм» бытия. Место каждой науки в этой классификации определяется близостью ее предмета к «чистой форме», т. е. степенью «формальности» ее предмета. Наивысший предмет метафизики Аристотеля — сущность, созерцательно постигаемая лишь умом, мышлением о мышлении.