Асп Э. Введение в социологию

ОГЛАВЛЕНИЕ

6. ПЕРЕМЕНА И ЕЕ ТОЛКОВАНИЯ

В обществе постоянно происходят перемены, как социальные, так и культурные. Социальная перемена означает процесс, в ходе которого наблюдаются значительные изменения структуры и деятельности какой-то социальной системы. В результате возникают новые группы, а следовательно, и новый тип взаимодействия.

Понятие «социальная перемена» не совпадает с понятиями «социальное развитие» и «прогресс», так как в эти последние входит оценочный компонент, в то время как в понятии «социальная перемена» его нет. Социальная перемена порождает социологические проблемы, связанные с необходимостью адаптации.

6. 1. ТЕОРИЯ ОТСТАВАНИЯ КУЛЬТУРЫ

Вильям Ф. Огберн (William Ogburn, 1886-1959) доказал, что первостепенным стимулятором социально-культурной перемены в индустриальных странах является техника. Техника, по его мнению, развивается по своим законам. Она, как будто независимая, переменная величина, постоянные вариации которой в ходе технического прогресса порождают напряжение и длительные процессы приспособления в других секторах общества.-Однако в целом в обществе существует гипотетическое

состояние равновесия, которое определяется в каждый момент по соответствующему этому моменту состоянию техники.

Так как техническое развитие постоянно и быстро идет вперед, может случиться так, что занимающий более длительное время процесс адаптации в других областях не достигает соответствующего уровня к этому моменту. Поэтому можно говорить об «отставании культуры» в сравнении с техникой. Например, правила и нормы уличного движения входят в практику, как правило, гораздо позже, чем возникает новая обстановка движения, определяемая новым уровнем техники.

Исключительно интересно соотношение морали, этики и технического прогресса. Например, едва ли можно «обвинять» Жолио и Марию Кюри, открывших радиоактивность, в создании на основе этого открытия атомной бомбы («отцом» которой, как известно, считается Р. Оппенгеймер). Без большой натяжки можно предположить, что вряд ли эти ученые остановили бы свои эксперименты, если бы даже могли предвидеть, к каким трагическим последствиям приведет их открытие в будущем. Научную мысль, технический прогресс остановить невозможно, и дело этики и морали, т. е. «культуры» вообще, использовать технические достижения позитивно.

Схема на с. 174 в упрощенном виде изображает это соотношение. Изменение технического уровня

происходит к моменту Т-1, а культурные ценности и нормы достигают соответствующего изменения только к моменту Т-2. Между этими моментами остается маргинальный период, состояние без норм или время нестабильности. Это создает большие проблемы для общества, которое не имеет в этот период ясных ориентиров в своей деятельности.

Теория «культурного отставания», предложенная В. Огберном, показывает, что культурные ценности и нормы меняются несравненно медленнее, чем совершается технический прогресс. Однако и техника не существует вне общества как нечто совсем не зависящее от него или стоящее над ним (ср. идею «технократии»). Процесс адаптации между обществом и техникой — двусторонний.

Существенные социальные изменения как в технике, так и в культуре — ментальной сфере — приводят к изменению типа общества в целом.

6. 2. ОТ ОБЩЕСТВА ТРАДИЦИОННОГО К ОБЩЕСТВУ, УПРАВЛЯЕМОМУ ИЗВНЕ

Существует несколько классификаций общества, основанных на разных критериях. Например, дихотомия Э. Дюркгейма предлагает считать обществом «механическую и органическую солидарность»; Ф. Тэннис ввел в социологию понятия «Gemeinschaft» (гемейншафт) и «Gesellschaft» (ге-зелыпафт), за которыми стоит противопоставление «неспециализирующихся» и «комплексных» обществ.

Исследуя влияние разных религий на общество, и особенно значение протестантской этики для развития капитализма, М. Вебер (М. Weber) подчеркивал, что появление индустриальных обществ из недр аграрных явилось прежде всего результатом изменения нравственных норм и актуализации таких достоинств, как прилежание, чувство долга, трудолюбие и нравственная чистота. Реформатор Мартин Лютер (1483-1546) и его последователь Жан Кальвин (1509-1564) (по имени которого названо одно из религиозных направлений — кальвинизм), подчеркивали эти черты как достоинства, гарантирующие экономический и общественный успех на земле и вечность после смерти.

На этих исследованиях базируется и дефиниция Давида Рисмана (1953) (David Riesman), включающая в себя также и анализ производства как материальной базы общества. Его теория содержит два важнейших аспекта: специфика производства в рамках разных культур и демографический фактор. Остановимся на последнем.

Произошедший в XVIII веке прогресс в науке, особенно в естествознании, и вызванное этим улучшение здравоохранения, питания и жилищных условий понизили смертность. За этим, через некоторое время, последовал спад рождаемости. В результате взаимодействия этих демографических факторов образуется такой феномен, как «сила населения». Если «силу населения» изобразить графически, то можно четко выделить три уровня. Первый уровень характеризует высокая рождаемость и высокая смертность. На третьем уровне оба фактора низки. Средний уровень отражает нестабильный период перемен.

График силы населения, показывающий динамику прироста населения, дал Д. Рисману повод различать три типа социального уровня развития:

1.Традиционное общество, в котором поведением индивидов управляют традиционные ценности.

2. Общество, управляемое изнутри, в котором поведением индивидов управляют личные ценности.

3. Общество, управляемое извне, — в котором индивид оценивает и направляет свою деятельность, сообразуясь с оценкой, исходящей от «посторонних», например коллег, друзей, соседей, или ориентируясь на общепринятое мнение.

Традиционное общество — это прежде всего общество аграрное, в котором профессия, как правило, переходит от отца к сыну и в котором поведением управляют традиции. То или иное решение может удовлетворять или не удовлетворять индивида, но он практически не имеет выбора: он должен поступать так, как предписано традицией.

Общество, управляемое изнутри, актуализирует индивидуальность, самостоятельные решения, собственную точку зрения. Такое поведение характерно особенно для периода активной экономической жизни, для стадии индустриализации, при повышении социальной мобильности. Переходный период отличается отсутствием твердых норм, и поэтому «управляемый изнутри» человек должен искать опору в себе самом и в тех ценностях и нормах, которые были усвоены им в процессе социализации.

Общество, управляемое извне, характеризуется тертиарными (лат. тертиус — третий) промыслами, под чем подразумеваются маркетинг и услуги. Производство и в этом случае, естественно, занимает важное место, но общественные проблемы возникают, скорее всего, из-за трудностей сбыта и даже перепроизводства. В период экономического роста и в производстве и сфере услуг появляются новые профессии и новые группы работников. Вслед за этим формируются новые общественные организации, профсоюзы, ассоциации и пр. Обществу необходима быстрая адаптация к вновь возникающим ситуациям.

Для более успешной адаптации человек вынужден переквалифицироваться и вообще обучаться тем механизмам, которые помогают приспосабливаться к меняющимся ситуациям. Опора только на традиции или идеалы, усвоенные в социализации, уже не гарантирует успеха, для его достижения индивид должен учитывать внешние обстоятельства и приспосабливаться к ним. «Строя» свое поведение, индивид должен обращать внимание на мнение членских и референтных групп, к которым он принадлежит. При этом он заново присваивает коллективное поведение, получая извне его нормы и модели.

Профессию теперь выбирают не только по традиции или по собственному желанию, но и с помощью институциональной профессиональной ориентации. Например, в финских школах есть специальный предмет «Профессиональная ориентация», и даже в самом маленьком городке Финляндии существует специальное учреждение «tyovoimatoimisto», что значит «биржа труда», где работают специалисты, помогающие людям получить новую квалификацию и найти свое место «в рабочем строю».

Типология Д. Рисмана дает представление о переходе общества с довольно статичного аграрного уровня к индустриальному и, наконец, к постиндустриальному, который характеризуют ускоряющиеся перемены. Изложенные в типологии стадии развития выявляют существенные черты этих перемен.

6. 3. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

Американский социолог Даниель Белл (1974) (Daniel Bell) ввел в употребление понятие «постиндустриальное общество», которое (понятие) обозначает, что общество перешло на стадию тертиарных промыслов и что в сфере услуг занято не менее 50 % работающего населения. США достигли этого в 1960 году, Финляндия на 20 лет позже.

Следующий график показывает динамику деловой жизни с точки зрения производительности труда и способности потребления (The Future Is Tomorrow. Europe 2000. 1972).

Постиндустриальное общество способно производить как аграрные, так и промышленные продукты, намного превышая собственные потребности. Это — период перепроизводства, которому свойственно максимальное развитие маркетинга и услуг и к которому даже приложим термин «общество сервисного хозяйства».

На основании исследований Д. Белла его последователями составлена таблица, представляющая общественно-экономические фазы и уровень развития. Прединдустриальная фаза здесь соответствует упомянутому ранее аграрному обществу.

Из таблицы, приведенной на с. 182-183, видно, что постиндустриальную фазу характеризуют, помимо услуг, направленность в будущее, межличностная коммуникация, большая роль научных исследований, так же как и теоретических знаний и образования.

По причине использования принципиально новой технологии постиндустриальное общество стали называть также и «информационным обществом», в котором «умственная технология», информация, и обработка знаний занимают все большее и большее место (И. Масуда, 1983) (Y. Masuda). Повышение роли знаний повысило и престиж образования в обществе. Уже до постиндустриальной стадии говорилось об «обществе образования», позже этот термин приобрел новый оттенок — «образование

 

Прединдустриальная фаза

Индустриальная фаза

Постиндустриальная фаза

Принцип, управляющий развитием

Традиционализм

Экономический рост

Центральное место знаний

Главный сектор

Производства

Заготовка сырья

Обработка

Услуги

Главный контингент рабочей силы

Крестьянин, занятый освоением природной среды

Рабочий, занятый переработкой материалов

Служащий, работающий с информацией, знаниями, символами

Управленческая группа, соединяющая ресурсы

Хозяин, владелец

Предприниматель, профессиональный руководитель

Исследователь, специалист, ведущий администратор

Основная производственная единица

Семья

Предприятие, завод, фабрика

Исследовательский институт, сервисный офис

Высший уровень потребностей

Основные бытовые потребности

Социальные потребности

Самореализация, потребность в знаниях

Перспектива времени

Направленность в прошлое

Адаптация к настоящему

Времени

Направленность в будущее, прогнозы,

Сценарии

Члены социальной

Коммуникации

Человек — природа

 

Человек — машина

Человек — человек

Движущая сила

Природные ресурсы физическая сила

Созданная энергия

Информация, обработка знаний

Стратегический

Ресурс

Продукты питания

Сырье

Реальный капитал,

«свод правил»,

«ноу- хау»

Образование, умст-

венный капитал

Технология

Ручной труд

Механизированная

Технология

Умственная технология

Метод, управляющий решениями

Здравый смысл, «метод проб и ошибок», опыт

Эмпиризм, испытательное исследование

Модель, теоретическая база принятия решений,

анализ систем и т.п.

взрослых, переквалификация и дополнительное образование», которые из-за быстро меняющейся профессиональной и промысловой структуры и постоянно обновляющейся технологии вышли на передний план в адаптации человека в современном обществе.

6. 4. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО

На фоне основного понятия «общество знаний» существует идея, что знание можно производить, перемещать, продавать и покупать как любой другой продукт. Эта мысль была высказана в 1962 году американским экономистом Фритсом Мэклапом (Fritz Machlup). 10 лет спустя ее развила японская исследовательская группа, руководимая Йонейи Масудой (Yoneji Masuda), в резолюции «Проект информационного общества — национальная цель к 2000 году». В этом исследовании излагается идея о том, что приоритет производства информационных ценностей над производством материальных является пусковой силой развития и формирования современного общества.

Основанная на микропроцессорах вычислительная техника ускорила становление информационного общества. Под вычислительной техникой подразумеваются техническое оборудование, системы и методы, с помощью которых приобретается, обрабатывается и сохраняется информация. Причем передача информации возможна как из одной вычислительной машины в другую, так и «потребителям», т. е. всем, нуждающимся в этой информации (Т.Аласойни, 1990) (T.Alasoini). Вычислительная техника открыла новые возможности для интеграции различных действий и быстрых производственных решений. Эксплуатацию вычислительной техники можно считать центральной движущей силой и «силой перемен» в современном обществе. Признано, что появление информационной вычислительной техники, основанной на микропроцессорах, по сути дела, обозначает вторую индустриальную революцию, так как никогда раньше машина не решала «умственных задач».

Понятие «информационное общество» часто критиковалось, особенно за отождествление информации со знаниями. По мнению Илкки Ниинилуто (1984) (Ilkka Niiniluoto), вместо информационного общества следовало бы говорить об «обществе автоматики и связи». Пертти Хеманус (1984)(Pertti Hemanus) также высказывает пожелание, чтобы понятие «знания» рассматривалось бы как более глубокое и дифференцировалось бы от понятия «информация», так как знание и информация проистекают из двух различных традиций теории. Оставляя несколько в стороне эту критику, мы можем удовлетвориться в нашем изложении понятиями «информационное общество» или «общество знания».

Потребителей вычислительной техники и работающих в сфере знаний становится все больше и больше, и при этом каждый сталкивается с необходимостью освоения новой технологии, нового, усовершенствованного информационного оборудования. Растет не только экономическое значение информационного сектора, но и его социальное и политическое значение — по мере того, как информация приобретает ключевые позиции в разных сферах общества. Термин «информационное общество» не гипербола, поскольку роль знания как решающего фактора развитого общества становится все более очевидной.

Приведенная выше таблица, характеризующая постиндустриальное общество, приложима и к «информационному обществу», так как для обеих дефиниций исключительно актуален компонент «знание» (представленный в таблице). Умственный капитал, концентрация теоретического знания, обработка информации, образование, квалификация и переквалификация — стратегические ресурсы и главные факторы этой стадии общества.

Инновативность (от инновация ~ новшество) современной технологии — сердцевина всякого развития. Объем памяти компьютеров, способность объединять «файлы», ресурсы, быстрота действий и контроль за ними допускают возможность создания информационных сетей, банков данных и массового производства информации. Подобная новая инфраструктура характеризует современное общество и становится его символом. Глобальность и значительность компьютеризации и новой технологии еще и в том, что они создают основания для новой гармонии между человеком и природой и контроля за состоянием природы. Это касается, в частности, контроля над промышленными выбросами, а также новых методик по борьбе с загрязнением окружающей среды в целом. Информационное общество — это частично ответ на многочисленные проблемы индустриального общества.

Сектор информации будет расширяться как за счет развития оборудования и инструментов, так и за счет усовершенствования материалов для передачи информации. Это различные средства телекоммуникации, компьютеры и другие устройства и механизмы, основанные на электронике, телевизионные, радио- и звуковые приборы, измерительные установки, печатные и множительные машины, а также кабели, интегральные схемы, бумага и другие материалы для печати и т.д.

Следующие факторы будут иметь особенно большое значение в будущем:

1. Мехатроника.

2. Инновации в системе информации.

3. Новые промышленные материалы.

4. Биотехника.

5. Новая энергия.

Мехатроника означает сочетание механики и электроники. Это предполагает развитие и эксплуатацию информационной техники и оборудования, в частности использование роботов.

Новые промышленные материалы (силикон, тонкая керамика, титан и др.) завоевывают все более значительное место, между тем как старые материалы, такие как сталь, теряют свое прежнее значение.

Прогресс биотехники должен сыграть существенную роль в развитии пищевой и химической промышленности.

Под новой энергией подразумевают в первую очередь солнечную энергию, биохимикаты, аккумуляторы и батареи разного типа.

Новшества в сфере информации неоценимо важны в новых ситуациях, так как они могут быть приложены практически ко всему и занимают все более центральную позицию. С другой стороны, следует отметить, что в современных условиях любые связи и взаимозависимости обостряются и прогресс в какой-то одной области незамедлительно влияет на другие области и, таким образом, на совокупность в целом. Например, если в области энергетических решений и в информационном секторе происходит новый сдвиг, он отражается и на секторе основного сырья, и на производственном процессе.

Развитие информационного общества можно рассматривать и более узко — как внутреннее изменение собственно сектора информации и как взаимную зависимость его частей. Развитие оборудования и приборов информации непосредственно влияет на остальные части информационного сектора и на их деятельность. Например, без изобретения светового кабеля невозможно было бы осуществлять операции на компьютерах и телефонах с такой быстротой и в таких объемах, в каких они сегодня совершаются.

Информационное оборудование распространяется практически во все области науки, промышленности и производства, и их экономическое значение постоянно возрастает. Впрочем, как и социальное и политическое значение, по мере того как информация начинает занимать ключевую позицию как двигатель и стимулятор общественного изменения.

6. 5. ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ ОБЩЕСТВО

Известный больше как исследователь организаций, А. Этциони (A. Etzioni) представил в своей работе «The Active Society» (активный социум) в 1968 году теорию об изменении общества и о последствиях этого изменения. По его мнению, «активный социум» образует идеальное общество, которое управляет самим собой, т.е.— самоуправляемое общество. Такое общество — целеустремленное, уверенное в себе, оно сознает свои ограничения, но знает также и возможности своей эволюции и свою силу. А. Этциони дал модель идеального общества, которого в реальности еще не могло быть в момент создания этой теории.

«Активный социум» — это постмодернистское общество в том отношении, что он отличается от модерного и превосходит его несколькими важнейшими параметрами: большая политическая активность и большие инвестиции в политическую деятельность; приоритет знаний, образования и научных исследований. В принятии решений, в управлении и в осуществлении контроля над деятельностью общества все большее значение приобретают информационные системы. В этом отношении понятие «постмодернистское общество» сближается с понятием «информационное общество». При этом в информационном обществе на первом плане обработка и передача знаний, а в постмодернистском обществе акцентируются применение и толкование знаний. Необходимо подчеркнуть, что речь идет об одном и том же обществе, в котором акцентируются разные стороны и аспекты. Это наше современное общество, то общество, в котором живет цивилизованный мир конца XX века.

Понятие «постмодернистское общество» использовалось в социологии как синоним постиндустриального общества. Обычно под этим последним подразумевают общество, которое состоит из различных частных, меняющихся культур, т. е. у любых меньшинств, у молодежи, даже у разных жилых районов города может быть своя субкультура. Поэтому постиндустриальное общество трудно представить как единое, стабильное общество. Речь идет об обществе нового типа, которое смело принимает новые решения, подвергает критике все старое и дает возможность реализоваться различным ролям.

Постмодернистские общества все больше используют знание, вычислительную технику и банки данных для поддержания взаимных отношений и получают через информационные системы данные для тестирования и интерпретации действительности. С помощью этой информации они также контролируют свои собственные изменения. А. Этциони отмечает, что важны не только сами инновации, но и способ и доходчивость их интерпретаций. Факты без толкований по своей социальной или политической пользе ограничены. Например, новая эффективная технология вызывает только незначительный интерес или даже неприятие, если она противоречит религии или какой-либо другой ценности общества. От тех, кто внедряет новую технологию, требуются оценка и разъяснение ее преимуществ. На темпы и результаты научно-исследовательских работ оказывает влияние прагматика: в первую очередь поддерживается то, что дает практический результат, отвечая потребностям общества.

Принято считать, что качество информации зависит от того, до какой степени отделены друг от друга общественные услуги тестирования действительности (например, научно-исследовательские институты и статистические учреждения, которые собирают объективную информацию по разным отраслям) и институты интерпретации знаний (средства массовой информации, политические партии и др.). Это существовало не всегда, так, например, в первобытном обществе эти функции были связаны друг с другом: глава племени давал информацию и толковал ее (часто весьма произвольно). Более «свежий» пример: понятие «продажная пресса» указывает как раз на то, что такая пресса не отделена и зависима от тех инстанций и институтов, которые могут оказывать на нее давление. Специализация, проникшая во все сферы общества, привела к выделению профессиональных политиков, принимающих решения, но взаимодействие их со специалистами остается необходимым для «грамотности» политических решений. В целом информация, полученная в научно-исследовательских институтах, будет иметь все большее и большее значение. Одна из важнейших предпосылок функционирования активного общества — это плюрализм в производстве информации. Информация воспринимается как любой предмет потребления, использование и контролирование которого прерогатива общества в целом. Например, обширные файлы компьютеров различных организаций содержат стратегически важную информацию, и общество так или иначе вынуждено осуществлять контроль над ними.

Как уже ясно из всего сказанного выше, образование имеет особое место в постмодернистском обществе. Многосторонность и сложность общества и социальных отношений, новые требования трудовой жизни и управление новой технологией — это факторы, которые требуют повышения уровня образования. Значение высшего образования и профессионального специализированного образования растет параллельно с процессом модернизации общества. Одновременно образование считается все более существенным фактором при определении статуса индивида. Многие говорят даже об «обществе умения». Это понятие подчеркивает значение специализации и профессионализма в современном обществе. Обычно повышение образовательного уровня приносит и повышение социального статуса, хотя это не всегда отражается на размере заработной платы. Не только молодежь и трудоспособное население, но и пенсионеры стали все в большей мере обучаться, пополнять свои знания по различным предметам. В Финляндии, например, используется такой термин, как «университет третьего возраста». Недавно начали отмечать международный «год "всежизненного" обучения».

6. 6. ДУАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Понятием «дуалистическое общество» именуются, как правило, негативные последствия победного шествия новой технологии. Общество разделяется на выигравших и проигравших. Основные секторы экономики процветают, но одновременно их «окраина», крайние социальные поля, страдают. Жилые районы обеспеченных жителей резко отличаются от жилых районов малоимущих, и вообще социальное разделение проявляется во многих формах. Каждый исследователь подчеркивает это дуалистическое положение, исходя из своей точки зрения, поэтому существует множество толкований современной стадии общества, и эти определения, безусловно, несут на себе отпечаток своего времени.

Герберт Маркузе (Herbert Marcuse) (1969) считает технологию, с одной стороны, политической силой и источником изобилия, а с другой — «создателем» и причиной «неправильных» потребностей. Он называет современное технологическое общество «одномерным». Возможность удовлетворения сверхпотребностей подавляет потенциальные протесты против социальной системы. Следовательно, мышление и деятельность индивида — односторонни, и он остается «одномерным» из-за давления отчуждающего общества, наделяющего его «неправильным сознанием».

Точка зрения Г. Маркузе во многом противоречит изложенному выше понятию «постмодернистское общество», по которому общество стало более комплексным и одновременно многоценностным. Однако концепция Г. Маркузе не единственная, по которой общество технологического прогресса признается односторонним или же каким-то образом ограниченным.

Иоахим Хирш (Joachim Hirsch) (1981) использует термин «защищенное государство» примерно в таком же значении, как Г. Маркузе — «одномерное». Он имеет в виду всестороннюю национализацию, которая проявляется в том, что государственный аппарат вторгается во все сферы общества расширенной сетью регулирования и контроля и как бы защищает своих членов. Общество, образованное по свободной воле людей, превратилось в «защищенное государство», контролируемое государственными органами.

Мишель Фуко (Michel Foucault) (1980) делает более резкий вывод, считая, что общественные институты — это сеть принудительных учреждений. Поэтому он называет объект своих исследований «дисциплинарным обществом». «Власть имущие» поддерживают дисциплину и осуществляют контроль с помощью институтов и разных общественных систем. Следовательно, общество становится «холодным» и отчуждающим. Управление, контрольные системы и технология дают хорошую основу для такого надзора, поэтому развитие общества в этом случае ограничивает возможности индивида, а вовсе не способствует их развитию.

Примерно такое же, правда, не столь радикальное направление представлено понятием «общество рисков» Ульриха Бека (Ulrich Beck) (1986). Такому обществу особенно свойственны развитое производство, технологический прогресс, экономический рост и эффективность. Экономический рост и эффективность имеют двоякое содержание: с одной стороны — это прогресс и благосостояние, с другой стороны — сокращение рабочих мест и загрязнение окружающей среды. По мнению У. Бека, общество, не учитывающее это, становится беззащитным перед природными катастрофами и социальными проблемами. Например, риски, связанные с производством, торговлей и движением, очевидны. Их можно детально прогнозировать, рассчитать и страховаться от них. Так, в противовес обществу рисков рождается «общество страхования»: можно жить как жили, не обращая внимания на растущие проблемы окружающей среды, без необходимости пересмотра ценностей (У. Бек, 1990).

С другой стороны, современные общества создают такие новые риски, что застраховаться от них чрезвычайно трудно. Такие риски, как ядерная энергия, производство различных химикатов, генная технология и экономические катастрофы, выбросы и отходы производства новой технологии, не могут быть ограничены каким-то временем и каким-то регионом, и к тому же они не компенсируемы деньгами (В. Заф, 1992) (W. Zaph).

Несмотря на эту гарантируемую надежность, «общество страхования» также не свободно от социальных конфликтов: опасение роста новых угроз и рисков вызывает, по мнению У. Бека, недоверие людей к действиям властей и правовых институтов. Это даже порождает новые социальные движения, которые стимулируются социальным и региональным неравенством. То есть риски окружающей среды современного общества порождают социальную силу, противостоящую им. Ситуацию, в которой перемена включает противостоящую ей самой силу, можно назвать «отражающей переменой».

Представленные выше дуалистические модели: одномерное общество, защищенное общество, общество дисциплины и общество рисков — могут иллюстрировать идею о том, что развитие техники иногда влечет за собой последствия, к которым не стремились и которых не ожидали. В принципе техника вполне способна контролировать собственные негативные последствия, если только общество готово вложить капиталы в решение этой проблемы.

Приведенные модели различных обществ противоположны тем утопическим построениям, по которым результат структурной перемены общества — свобода личности, справедливость и доверие к технике. Речь, в конце концов, идет о тех ценностях, ориентируясь на которые люди живут и действуют. Хотя, конечно, эти ценности остаются идеальными целями, к которым стремились и стремятся люди.

6. 7. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПЕРЕМЕНЫ

Социальная перемена какой-либо конкретной системы зависит в первую очередь, конечно, от собственного социума. Одновременно эта социальная перемена может быть частью всемирного процесса и в этом случае определяется его течением. Например, экономическое и социальное развитие маленького общества типа Финляндии частично самостоятельно и самобытно, но во многом определяется общемировой ситуацией и происходящими в ней переменами. Развитие социальной системы — многостороннее явление, на которое одновременно влияют многочисленные факторы и в котором развитие какой-то одной части влечет за собой перемены в другой.

Социальная система вынуждена реагировать на разные факторы, поэтому трудно предсказать, какой она станет в результате. Интересно, что одна и та же «ценность» может быть по-разному «учтена» в ходе процесса перемен, например, природа, окружающая среда. Так, экономика, «стремящаяся к экономическому росту и благосостоянию», пытается овладеть природой и использовать ее, «подчинить и поставить на службу» как раз для быстрейшего повышения «благосостояния». Параллельно усиливается противоположная тенденция — максимальной защиты природы, вплоть до крайних выступлений «зеленых».

Прожекты, касающиеся следующего тысячелетия, содержат много неопределенных факторов, но, с другой стороны, есть и такие черты развития, которые все-таки можно оценивать с довольно точной вероятностью, например демографические изменения и структура населения. Однако перемены, касающиеся политики или экономики, предвидеть весьма трудно, можно лишь высказывать какие-то суммарные общие прогнозы в отношении направления перемен, и то в маленьком масштабе.

Демографическое развитие. Динамика возрастной структуры определяется на основе возрастной структуры данного момента; сложившаяся к данному моменту возрастная структура определяет последующую возрастную структуру. После второй мировой войны в Финляндии появились так называемые «большие возрастные группы», т. е. дети, родившиеся в 1945-1954 годах, и только в 60-х годах рождаемость явно стало снижаться. Эти изменения скажутся в будущей возрастной структуре. Прирост населения в Финляндии замедляется и пойдет на снижение на рубеже тысячелетия. Большие возрастные группы стареют, а маленькие возрастные группы так и остаются маленькими. Эти процессы имеют значительное влияние на социальные, экокомические и политические акцентуации, а также на вопросы власти.

Демографическое развитие регулируется различными демографически-политическими мерами, но их результаты видны только через длительный период. Демографическая политика должна постоянно идти в ногу со временем, реагируя на социальные изменения для достижения своей цели. Например, в густонаселенных странах типа Китая, перенаселенность достигла такого масштаба, что государство вынуждено прибегать к различным мерам, сокращающим рождаемость, таким как штраф за детей, подрыв производственной карьеры многодетных родителей и всевозможная пропаганда мало-детной семьи. И наоборот, в Финляндии прирост населения упал настолько, что сегодня исследователи рекомендуют государству развивать социальные привилегии и льготы для поддержки молодых семей, такие как «lapsilisa» (месячное пособие за каждого ребенка до 17 лет — за первого ребенка меньше, за следующих больше), «asumistuki» (пособие на жилье, сумма которого зависит от зарплаты, количества детей и площади квартиры), «aitiyspaivaraha» (пособие по материнству в течение примерно одного года после родов, размер пособия зависит от зарплаты).

Промысловая структура. Изменения промысловой структуры, как правило, удачно прогнозировались в Финляндии потому, что она довольно точно следовала изменениям промысловой структуры остальной Скандинавии, правда, с промедлением на несколько лет, по сравнению, например, со Швецией.

Еще после второй мировой войны Финляндия была аграрным обществом, но вскоре пережила кардинальные структурные изменения. На постиндустриальную фазу страна вышла примерно к 1980 году. Эти позитивные перемены, однако, принесли и новые проблемы. Например, переезжая из деревни в город, люди попадали в круг других профессий, которые требовалось осваивать заново. В 1960-е годы был значительный отток населения в Швецию, поскольку собственная страна не была готова к такой интенсивной и экстенсивной внутренней миграции.

Но в настоящее время, как свидетельствует статистика, дистанция между Финляндией и Швецией сократилась во всех секторах промысловой жизни, кроме сельского и лесного хозяйства и сферы услуг. В начале нового тысячелетия ожидается уменьшение различия и в этих секторах.

Последствия новой технологии. Переход на фазу постиндустриального, сервисного или информационного общества требует от людей адаптации к новой ситуации. Автоматизация и информационная техника открывают такие возможности, овладение которыми предполагает наличие нового мышления, способностей нового типа. Даже понимание предлагаемых возможностей требует от людей нового мышления. В результате происходит стремительная поляризация общества на тех, кто удержался и закрепился на социальной вершине, и на тех, кто оказался внизу.

Последствия экономического спада. Упомянутая выше поляризация и экономический спад 90-х годов дают основание говорить о начале «съезжа-ния вниз» или «подталкивания вниз» достигнутого в 80-х годах «общества благополучия». Поэтому в сегодняшнем финском обществе есть и «аутсайдеры», люди «не у дел», и люди, попавшие в «ловушку бедности», и так называемые «новые бедные», появившиеся в результате непредвиденной потери работы, неспособности справиться с квартирными долгами и т. п. «Рекордная» безработица — тяжелое бремя для финской национальной экономики.

Естественно, что такие перемены прямо или косвенно затрагивают каждого гражданина и каждую сферу общества. Существующие структуры и повседневная деятельность претерпевают изменения, приобретая новые формы, подчиняясь новым требованиям. Новая ситуация требует от индивида и от общества в целом известной гибкости, пересмотра ценностей и адаптации действий соответственно новой обстановке. Такие глобальные проблемы могут решаться только на уровне общества. Экономическая реальность требует целенаправленных усилий хотя бы для отдаления трудностей.

Решение первостепенной важности — это вступление в Европейское сообщество, что, по мнению многих, стимулирует созидательную деятельность и дает новый толчок развитию «общества благополучия».

Направленность к окружающей среде. Внимание к окружающей среде, значительно усилившееся в 1970-е годы, занимает все более видное место в официальной политике и в общественном мнении. Например, ранее, в условиях стремительного процесса урбанизации, люди были вынуждены довольствоваться хоть каким-либо жилищем, не обращая внимания на качество окружающей их природы и региональное расположение жилья. Со временем, однако, возникают определенные требования относительно окружающей среды. И к большим городам, и к маленьким сельским населенным пунктам предъявляются требования уютности и комфортности, наличия как живого природного ландшафта, так и необходимых для нормального образа жизни коммунальных услуг. Это входит в понятия «качество жизни», «образ жизни» и «благополучие». Под качеством жизни подразумевается примат качественных показателей уровня жизни над количественными. Внимание к качеству жизни стало возможным на фоне общего повышения благополучия, преумножения экономических ресурсов, повышения образовательного и культурного уровня людей.

Экономический рост и повышение жизненного уровня — чрезвычайно многогранные показатели качества жизни, включающие в себя компоненты «твердой технологии» (т. е. технологии, на которую индивид не может оказывать влияние; механизмы, станки, машины) и составляющие «мягкой технологии»: экология, сельская и городская община, местная культура, удовлетворительная работа, взаимосвязь труда и досуга, дружеские отношения и др. Таким образом, в условиях благополучия, когда твердая технология стабилизируется, становятся релевантными и показатели мягкой технологии, как то: «направленность к окружающей среде», «центральное место человека» и «гражданская воля».

Факторы перемен экономической жизни. Глубокие экономические изменения происходят сегодня как на национальном уровне, так и в масштабе мировой экономики. На положение Финляндии, сегодня и в будущем, оказывают влияние различные факторы и обязательства, к которым следовало бы готовиться заранее. Например, следующие факторы очевидны уже сейчас:

— увеличится зависимость от внешних обстоятельств (вне страны);

— станет более разнообразной промышленная структура;

— увеличится значение ЕС (Европейского сообщества);

— усилится разделение труда и специализация;

— так называемые «мягкие» ценности и позиции приобретут большее значение;

— усилится значение качества окружающей среды;

— по мере повышения образования людей будет возрастать их социальная и политическая активность, стремление участвовать в принятии решений; формы этого участия станут более разнообразными;

— возрастет техническая вооруженность, а значит, люди станут еще более зависимыми от технологического уровня их повседневной жизни;

— усилится значение средств массовой информации;

— изменится структура населения и рабочей силы;

— увеличится гибкость рабочего времени;

— возрастут требования к качеству;

— продолжится безработица и, казалось бы, взаимоисключающее явление — нехватка рабочей силы (работников высокой квалификации, дефицитных профессии);

— все большее значение будут приобретать переквалификация и дополнительное образование;

— возрастет удельный вес энергетических решений;

— еще более повысится роль научных исследований;

— возрастут требования к качеству производимой продукции, и применение новых технологий поможет в достижении требуемого уровня качества;

— некоторые новые отрасли вытеснят устаревшие традиционные.

Изложенные выше взгляды прогнозируют многосторонние изменения как в социальной отрасли, так и в различных отраслях производства и науки. Развитие международной экономики скажется стремительными изменениями в различных сферах и на разнообразных уровнях финского общества. От людей потребуется адаптация к переменам, чему может способствовать образование и переквалификация. Гибкость и адаптация требуют социальных знаний и даже социальной квалификации — это новая черта времени. Возможно, что владение социальной квалификацией, highsos, станет в будущем даже важнее, чём владение техникой, hightech.

ЛИТЕРАТУРА

Alasoini Tuomo. Tuotannolliset rationalisoinnit ja teollisuuden tyovoiman kayttotapojen muutos. Tyomi-nisterio, Helsinki, 1990.

Asp Erkki & Vaartola Ari (hrsg.). Neue Tecb-nologien und die Arbeit. Perspektiven und Folgen. Turku, 1988.

Beck Ulrich. Risikogesellschaft. Frankfurt, 1986.

Beck Ulrich. Riskiyhteiskunnan vastamyrkyt. Vas-tapaino, Tampere, 1990.

Etzioni Amitai. The Active Society. New York, 1968.

Foucault Michel. Tarkkailla ja rangaista. Otava, Keuruu, 1980.

Hassard John (ed.). The Sociology of Time. Mac-millan, London, 1990.

Hemanus Pertti. Informaatioyhteiskuntaa on turha kuvitella tietoyhteiskunnaksi // Helsingin Sanomat, 26.7.1984.

Hirsch Joachim. Marxilaisen valtioteorian tilasta ja kehitysperspektiiveista // Tiede ja Edistys, 1, 1981.

Hofstdtter Peter R. Einfiihrung in die Sozial-psychologie. Stuttgart, 1959.

Malaska Pentti & Mika Mannermaa. Tulevai-suuden tutkimus Suomessa. Juva, 1988.

Маркузе Герберт. Одномерный человек. М., 1994.

Masuda Yoneji. The Information Society as Post-Industrial Society. World Future Society. Washington, D. C., 1983.

Niiniluoto Ilkka. Tieto on valtaa — onko todel-la? // Parnasso, 4/1984.

Ogburn William F. On Culture and Social Change. Chicago, 1964.

Ross Dorothy. The Origins of American Social Science. Cambridge University Press, New York, 1991.

Suhonen Pertti (toim.). Suomi muutosten yhteis-kunta. WSOY, Juva, 1989.

Uegusa Masu. Industrial Organizations. Tokyo, 1984.

Yearbook of Nordic Statistics 1993/Nordisk Statistisk Arsbok 1993. Nord 1993:1. Vol. 31. Nordic Statistical Secretariat (ed.). Aka-Print A/S, Arhus, 1993.

Zapf Wolfgang. Entwicklung und Zukunft mo-derner Gesellschaften seit den 70er Jahren. In: Korte Hermann & Schafers Bernhard (Hrsg.). Einfuhrung in Hauptbegriffe der Soziologie. Leske; Budrich, Opladen, 1992.