Гельман М. Русский способ. Терроризм и масс-медиа в третьем тысячелетии

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая

Глава вторая. Терроризм: настоящее и... будущее?
Кто против кого?

И третий "кит": конфликт цивилизаций. Самая, возможно, спорная глава этого текста. Скорее, авторские размышления, нежели результат длительного анализа. Какие глобальные противоречия приводят в действие кровавую технологию терроризма? Самый популярный на сегодня ответ: конфликт между богатым Севером (так сказать, верхним полушарием планеты) и бедным Югом (нижним полушарием). Я думаю, это не совсем верная позиция. Во-первых, большинство терактов, упомянутых в этой книге, произошло в Северном полушарии, и были осуществлены руками террористов, обитающих в Северном полушарии. Во-вторых, среди террористов - или, по крайней мере, заказчиков терроризма, много богатых людей: иначе бы откуда брались миллионы, необходимые для подготовки и осуществления сложнейших операций?

Более продуктивно, по моему мнению, рассматривать оппозицию "новаторство - традиция". Для либерального мира развитие - ключевое слово. Сегодня машины едут с такой скоростью, завтра - с большей, сегодня компьютеры такой мощности - завтра большей, сегодня мы живем столько - завтра дольше. Сама финансовая система - сердцевина общественного устройства - организована так, что движение денег не может быть остановлено, иначе они обесценятся (тысяча долларов сегодня и двадцать лет назад - принципиально разные суммы, хотя, конечно, в условиях нормально функционирующей экономики тысяча долларов за двадцать лет приносит доход, значительно превосходящий темпы инфляции). Даже недвижимость не обеспечивает сохранения капиталов: ее нужно содержать, на нее нужно платить налог и т.д. Колесо крутится все быстрее. Хорошо это или плохо с общефилософской точки зрения - судить не мне, но такова реальность. В таком положении дел много хорошего: в частности, мир развития - открытый мир. Наглядный пример: если посмотреть список самых богатых людей Земли, выяснится, что весьма немногие из них получили богатство по наследству. Большинство - заработали. Мобильная ситуация дает возможность пассионариям стать элитой (в этом смысле, "самые богатые", разумеется, не мафия, а элита).

Новаторству противостоит традиция: кастовое общество, незыблемая иерархия взаимоотношений, "заветы предков" (те же лица мусульманских женщин, закрытые чадрой), а главное - нежелание (и неумение) участвовать в мировой гонке. И во взаимоотношении этих двух основных принципов бытия не так давно (лет, может быть, сто с небольшим назад) произошел перелом.

В чем его суть? На протяжении долгих веков мусульманский мир успешно, так сказать, соревновался с христианским миром. Где-то достижения больше у нас, где-то у них. В новейшее время - за счет того, что мусульмане настаивали на сохранении традиционного уклада - они стали отставать. Мусульманский мир мало того что стал чаще и чаще становиться "вторым": он начал проигрывать и Восток, свою, казалось бы, традиционную территорию. Экономическое чудо "азиатских тигров" - продукт западной системы ценностей. А мы не учитывали, или плохо учитывали мусульманский мир. Он был "отстающим", ему предлагалось мирно ассимилироваться... Мусульмане почувствовали себя загнанными в тупик. Неспособность адаптироваться в быстро меняющемся мире - плодотворная почва для агрессии.

В чем-то эта ситуация напоминает и Россию, которая на 70 лет выпала из поля общемировой цивилизации. Пусть это были те же 70 лет, за которые мы изобрели атомную бомбу и отправили человека в космос, но мы просуществовали все это время в удивительной изоляции. Теперь все вдруг внезапно поняли, что для России нет места в новом мире, что мир уже построен, везде есть свой хозяин и всё давно поделено (кроме, возможно, наших природных ресурсов, которыми обусловлена большая часть мирового интереса к России). И случилось так, что двум большим мирам - России и мусульманскому миру - места в этом мире нет, с ними никто не намерен считаться. И если России - за счёт того, что она относится в большей степени к западной цивилизации - в каком-то смысле показано, отведено определенное место, то мусульманский мир существует как бы экстерриториально, его существование не санкционировано. И если все проблемы России - это скорее проблемы организационного характера, то проблема мусульман - уничтожение самих основ их цивилизации, без которых как кажется исламская цивилизация существовать не может. Если, скажем, для "отстающей" России понятны алгоритмы развития - нужно сделать то-то, то-то и то-то, и мы станем частью Мира, то для мусульманского мира такого алгоритма, прописанной технологии нет.

Вот мусульманам и кажется, что им осталось одно: показать, что созданная Западом конструкция неустойчива. Таким образом, традиционное общество защищается от либерального. И мы не можем просто сказать, что оно "не право". Конструкция действительно неустойчивая. Конфронтация порождает конфронтацию, нежелание идти навстречу другому миру оборачивается новыми жертвами.