Мирам Г.Э. Профессия: переводчик

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 6. Письменный перевод - ступенька к творчеству

Чем отличается письменный перевод от устного? Какими приемами и методами пользуется технический переводчик и переводчик художественной прозы или поэзии? Можно ли сказать, что переводить технические тексты легче, чем художественные? Чтобы переводить поэзию, надо быть поэтом. Надо ли быть врачом, чтобы переводить медицинскую литературу? Можно ли переводить сродного языка на иностранный? Как передать в переводе непереводимую игру слов? Словари - эти "сложные" друзья переводчика.
Представим .себе человека, который с вдохновенно-возвышенным выражением на интеллигентном лице сидит за рабочим столом в окружении шкафов с разными словарями, справочниками и энциклопедиями. Перед ним книга, стопка бумаги и ручка (в современном варианте - компьютер). Это переводчик, который переводит письменно на родной или - реже - на иностранный язык. В комнате тишина, на столе вполне можно мысленно дорисовать чашку чая или кофе.
Конечно, эта картинка почти идиллическая. В реальной жизни переводить письменно часто приходится где попало и на чем попало (мне, например, однажды пришлось письменно переводить в бронетранспортере, на ходу). В реальной жизни всегда спешишь и далеко не всегда есть словарь, не говоря уже о справочниках, энциклопедиях и кофе - я об этом писал раньше и не буду повторяться.
Но тем не менее, по сравнению с безумием синхронного перевода и постоянным нервным напряжением последовательного, письменный перевод занятие куда менее суетливое и нервное - можно и подумать, и словари полистать. А
117

вот как насчет методов и приемов перевода? Чем отличается в этом смысле письменный перевод от устного?
При сравнении процессов письменного и устного перевода мы будем, как обычно, опираться на трансформационную и денотативную модели, описывающие собственно перевод и интерпретацию, а также на коммуникативную схему.
Если применить такой подход к письменному переводу, то сразу выяснится несколько любопытных фактов.
Во-первых, письменный перевод не привязан к какой-либо из известных нам двух моделей. Не так, как, скажем, устный последовательный, где довлеет денотативная модель, или синхронный, в котором преобладают трансформации. Переводя письменно, переводчик пользуется то прямыми межъязыковыми трансформациями, то прибегает к свободной интерпретации смысла исходного текста.
Посмотрим, как это происходит на примере маленького отрывка художественного перевода. Легко заметить, что вначале идут прямые трансформации, которые затем естественно переходят в денотативные соответствия (отмечены курсивом), а после них опять идут прямые соответствия и т.д.:
"Tommy and Guy did not exchange a word on the road home. Instead they laughed, silently at first, than loud and louder. Their driver later reported that he had never seen the Colonel like it, and as for the new Copper Heel, he was "well away". He added that his own entertainment below stairs had been "quite all right" too.
Tommy and Guy were indeed inebriated, not solely, nor in the main by what they had drunk. They were caught up and bowled over together by that sacred wind which once blew freely over the young world. Cymbals and flutes rang in their ears. The grim isle of Mugg was full of scented breezes, momentarily uplifted, swept away and set down under the stars of the Aegean".
"По пути домой Томми и Гай не обменялись ни единым словом. Они только смеялись, сначала тихо, потом все
118

р громче и громче. Шофер позже рассказывал, что никогда не видел полковника в таком состоянии, а новый "медный каблук" был "еще хлеще". Он добавил, что его самого тоже "здорово"угостили внизу. Томми и Гай действительно опьянели не только и не столько от выпитого. Их обоих подхватил и сбил с толку священный ветер, который некогда свободно разгуливал над молодым миром. В их ушах звенели цимбалы и флейты. Мрачный остров Магг овевался ароматным легким ветром, мгновенно поднимающимся, уносящимся вдаль и затихающим под звездами Эгейского моря"1. Во-вторых, преобладание той или иной модели перевода связано с жанром переводимого текста и его стилем или, точнее, с тем, в какой мере возможны прямые соответствия между языковой оформленностъю смысла в исходном языке и языке перевода.
Очевидно, например, что в поэзии возможность прямых соответствий минимальна, а, переводя технический или научный текст, переводчик, напротив, почти всегда пользуется прямыми соответствиями. Перевод же художественной прозы занимает в этом смысле промежуточное положение: там, где можно, - трансформации и переход к интерпретации в тех случаях, когда прямые трансформации не допустимы.
Это можно заметить и в приведенном коротком примере. Там, где идет достаточно нейтральное описание действий, можно установить прямые соответствия, а в том месте, где надо, например, передать экспрессивное просторечие шофера, прямое соответствие установить нельзя и переводчик прибегает к денотативному подходу.
Интересно посмотреть на письменный перевод и с точки зрения коммуникативной схемы. И здесь мы видим отличия от устного - письменный перевод как коммуникативный акт не направлен на конкретного пользователя
1 Waugh E. Officers and Gentlemen.- Penguin Books (Во И. Офицеры и джентльмены / Пер. П.Павелецкого, И.Разумного.- М., 1977).
119

и никак не ограничен требованиями конкретного лица или группы.
Письменный перевод (пусть это будет хоть инструкция к мясорубке или кофемолке) - литературное произведение и адресован он, как говорили древние, Urbi et orbi1.
Как же так? - можете вы возразить. - Если я, например, сделал перевод описания трубопрокатного стана для какого-нибудь завода Тяжмаш, то и пользоваться им будет этот Тяжмаш. И да, и нет. Конечно, в первую очередь переводом будет пользоваться завод Тяжмаш, но впоследствии он может стать частью фонда технической библиотеки города или всей страны, и, главное, делать письменный перевод надо не по требованиям какого-то завода, а в соответствии с общепринятыми терминологическими и прочими стандартами русской художественной, научной и технической прозы.
Отчасти поэтому к письменному переводу и предъявляются более высокие требования - это письменный источник и он должен удовлетворять всем нормам грамматики, стилистики и орфографии того языка, на котором написан.
Переводя устно, вы можете и пропустить что-то, и выбрать не совсем подходящий синоним - вас поймут (это главное для слушателя) и сразу забудут все несущественное для понимания. С письменным переводом все обстоит иначе - ведь его будет читать не один человек, а много; к нему, если он содержит важную информацию, будут не раз возвращаться, пересказывать его, цитировать в своих работах.
И это я говорил о переводе научного или технического текста, а если речь идет о переводе романа, рассказа, стихотворения, то тут и говорить нечего - в переводе эти произведения должны стать неотъемлемой частью русской (украинской, японской или любой другой) литературы, хотя и написаны они были, скажем, на английском языке. Мало того, что их будут цитировать и читать наизусть -
1 Всем (досл, городу и миру), лат.
120

английское стихотворение может стать русской песней (примеров очень много: взять хотя бы "Вечерний звон").
Отсюда просто сделать следующий вывод о том, что переводить письменно нужно иначе, чем устно. И дело тут не только в более жестких требованиях и большей ответственности, а прежде всего в том, что в процессе письменного перевода можно и должно учитывать все факторы, определяющие выбор переводного эквивалента.
Нужно посмотреть:
1. Что вам предлагает общая конвенция о значениях в языке, т.е. какие значения дает общий словарь.
2. Зная тему переводимого источника, нужно посмотреть, что может значить слово в соответствующем специальном словаре.
3. Контекст всего источника. Если это роман, надо его сначала прочитать.
4. Узкий контекст - одно или несколько предложений, определяющих значение слова или словосочетания. Общий и узкий контекст могут противоречить друг другу.
5. Речевую ситуацию, определяющую стиль текста. Если это диалог - то, кто говорит, их характер, образование; если описание действия - то, кто описывает, автор, персонаж и какова динамика действия (неторопливое, стремительное и т.д.).
6. Фоновую информацию. Ее значение в переводе трудно переоценить: ваша эрудиция - это внутренний цензор, который поможет вам сохранить в переводе чувство меры и гармонии.
7. Сочетаемость слов в языке, на который вы переводите. Она наряду с речевой ситуацией определяет стилистическую корректность, а иногда и просто грамотность. Поверьте, далеко не все помнят и пишут "принимать меры" и "предпринимать шаги", а не наоборот. Давайте рассмотрим несколько примеров, более наглядно иллюстрирующих действие некоторых из этих факторов, и действительно радикальное влияние всего их комплекса на перевод.
121

Общее/частное значение
Я уже писал о специальных значениях слов "withdrawal" и "compliance", добавлю сюда слово "dressing", которое вообще почти теряет свою смысловую основу в специальных текстах и приобретает "немыслимые" для неспециалиста значения вроде "перевязка", "приправа", "заправка инструмента" и даже "удобрение".
Общий/частный контекст
"Hale new, before he had been in Brighton three hours, that they meant to murder him" - "Хейл знал, что они собираются убить его в течение тех трех часов, которые ему придется провести в Брайтоне"'.
Нельзя, не прочитав роман, найти такой смысл в этом предложении.
Речевая ситуация и стиль
В одном двуязычном путеводителе пушкинские строки "к нему не зарастет народная тропа" под фотографией памятника Т.Шевченко были переведены "there are always many people at Shevchenko's monument". Думаю, что этим все сказано.
Фоновая информация
Я приводил много примеров определяющего влияния эрудиции на качество перевода, поэтому ограничусь лишь одним.
Как известно, в системах автоматического перевода какая-либо внелингвистическая (т.е. фоновая) информация отсутствует и ее важность легко доказывается "от обратного" такими перлами автоматического перевода, как "Питер большой" (Петр Великий).
Вы можете заметить, что выполнение всего этого комплекса правил скорее идеал, чем реальная жизнь "письменного" переводчика. Да, конечно, вы далеко не всегда заглядываете в словари, разве что при переводе узкоспециаль-
1 Greene G. Brighton Rock.- Penguin Books.
122

ного текста бываете вынуждены посмотреть значение в специальном словаре, потому что просто можете не знать таких "экзотических" слов, как, например, "обечайка" или "картер". Но это лишь означает, что все необходимые значения есть у вас в памяти (или вы так полагаете).
В остальном же в любой ситуации письменного перевода (и в этом его отличие от устного) действуют все семь перечисленных факторов, определяющих значение и выбор переводного эквивалента, просто вы этого не замечаете и привычно называете интуицией.
Скажем, в словосочетании "secondary oil recovery" вы едва ли станете переводить "recovery" как "выздоровление". Почему? Подействует весь комплекс перечисленных выше факторов: и контекст, и общие ваши знания, и представление о сочетаемости. И хотя трудно сказать, какой из них будет определяющим, вы из-за них "полезете" в специальный словарь в поисках правильного эквивалента слова "recovery".
Я сразу должен оговориться, что сказанное относится к добросовестному переводу и к ебразованным переводчикам. Для полуграмотных халтурщиков, как и для переводящего автомата, эти "тонкости" не имеют значения.
Из всех перечисленных факторов, определяющих качество перевода, самый, пожалуй, загадочный - это фактор сочетаемости.
Приведу пример. В одном переводе, посвященном смазыванию двигателя, переводчик писал "помазать" ("помажьте") и "намазать" ("намажьте") вместо "смазать" ("смажьте") или "нанести смазку" ("нанесите смазку"). Я думаю, что иностранец, даже хорошо владеющий русским языком, разницы бы здесь не уловил и вряд ли нашел бы в словарях разъяснение. Только для человека, говорящего по-русски с детства заметен диссонанс. Только мы знаем, что "помазать" можно, например, царапину йодом или мясо горчицей, а "намазать", например, масло на бутерброд -двигатель же и его детали "смазывают".
Отталкиваясь от этого примера, попробуем ответить на
123

два вопроса: "Можно ли переводить на иностранный язык?" и "Что проще, художественный перевод или технический?"
По моему мнению, переводить на иностранный язык нельзя, как бы ты его не знал (или считал, что знаешь). Нельзя потому, что иностранец не может постичь всех тонкостей сочетаемости и стилистических нюансов чужого языка. Я уже писал, что такого же мнения придерживаются некоторые международные организации (например, ООН).
Здесь я предвижу несерьезные возражения со ссылкой на легендарных шпионов родом из смоленской деревни, которые будто бы с успехом выдавали себя за английских лордов. Эти аргументы настолько безосновательны, что на них и отвечать не стоит.
Есть, однако, и более обоснованные доводы в пользу возможности перевода на иностранный язык - мне могут сказать: вот Набоков писал свою прозу по-русски и по-английски, а Пушкин стихи по-французски сочинял. Во-первых, это, господа, Набоков и Пушкин, а, во-вторых, мне представляется, что писать грамотно на иностранном языке действительно можно, потому что ты сам выбираешь известные тебе правильные слова и сочетания, а вот переводить нельзя, так как здесь выбор слов и сочетаний навязывается тебе текстом оригинала и знать правильные эквиваленты всего, что встретится, иностранец едва ли может.
И все-таки мы переводим на иностранный язык - возразите вы. Бесспорно. Но я назвал бы такой перевод "информационным" - он передает информацию, факты, действия, но не в состоянии точно передать художественный образ или стилистику оригинала. Информационный перевод полностью выполняет свою задачу при устном последовательном и даже синхронном переводе выступлений, но для письменного перевода художественной литературы этого уровня недостаточно.
Приведу короткий диалог из произведения братьев
124

Стругацких. Попробуйте перевести его на английский, передав отсутствующую в этом языке категорию рода, и увидите, что я прав:
- Кофе пить полиция разрешает? - осведомилось надо.
-Да,- ответил я.- А еще что вы там делали?
Вот сейчас... сейчас она... оно скажет: "Я закусывал" или "закусывала". Не может же оно сказать: "Я закусывало".
Конечно, вы смогли перевести этот отрывок на английский язык, если знаете этот язык достаточно хорошо, но подумайте, сколько таких задач встанет на вашем пути при переводе какого-нибудь романа. Едва ли вы сможете их решить с естественностью и легкостью переводчика, для которого язык перевода - родной!
Говоря о сложностях письменного перевода, надо упомянуть и перевод так называемой "непереводимой игры слов". Это главным образом каламбуры, основанные на многозначности какого-нибудь слова в языке оригинала.
О переводе этого языкового явления написано много, поэтому ограничусь повторением достаточно очевидного правила: нужно либо найти аналог этой игры слов в языке перевода, либо описать этот случай в примечании, расписавшись таким образом в собственной беспомощности. Приведу пример, на мой взгляд, удачного решения.
- What gear were you in at the moment of impact?
- Gucci's sweats and Reebock.
- На какой передаче вы были в момент столкновения?
- Кажется, Тала-Радио".
Бот так. А теперь о научно-техническом и художественном переводе. Конечно, технический перевод проще, скажут некоторые. Разве можно, мол, сравнивать перевод "Улисса" с какими-то там железяками.
Не буду спорить - это как кому. Могу только сказать, что тем, кто привык переводить художественную литературу, будет непросто перевести, например, "Правила кот-
Стругацкий А., Стругацкий Б. Отель "У Погибшего Альпиниста".-М., 1989.
125

лонадзора для емкостей высокого давления" и, наоборот, техническому переводчику будет сложно переводить роман о несчастной любви. Как и в любой другой деятельности, для достижения успеха в переводе нужны постоянные занятия и опыт в определенной узкой области.
Однако принципы художественного и научно-технического перевода абсолютно одинаковы, как одинаковы и те семь факторов, которые определяют выбор переводных эквивалентов и, соответственно, качество перевода. Для технического перевода нужны иные фоновые знания; ему присуща иная стилистика и другие правила сочетаемости, но в остальном он столь же сложен, как и перевод художественный.
Кроме того, мне представляется, что при переводе научной и технической литературы важнее всего для переводчика как можно лучше знать предмет перевода и владеть присущим этому жанру стилем. В то же время при переводе художественного текста важнее всего способность мыслить образами и умение описать образ, пользуясь всем богатством языковых средств и приемов, которыми располагает язык перевода.
Поэтому техническому переводу можно научиться, а переводчиком художественной литературы может быть не каждый. Чтобы переводить поэзию, надо быть поэтом, но для того, чтобы переводить тексты, скажем, по химии, химиком быть не обязательно.
Это не означает, однако, что при переводе научно-технического текста не встречаются сложности, связанные с правильным выбором стиля изложения или сочетаемостью.
При переводе технического текста необходимо в полной мере использовать все перечисленные выше факторы, определяющие адекватность перевода, но из всех этих факторов, пожалуй, самый важный - это фоновые (специальные) знания. Давайте убедимся в этом на примере.
"Lubricity agents rely on polar materials or less-reactive elements to fill or smooth the surfaces and, by polar forces
126

within the molecules, to form a weak film on the metal surfaces. Six classes of water-soluble lubricity agents are listed. Phosphate esters and zinc dithiophosphates both rely heavily on the phosphorus to increase their lubricity and wear-reduction ability as measured by the Falex Lubricant Tester".
"Действие присадок, повышающих смазочную способность, основано на использовании материалов, обладающих полярностью, или слабоактивных элементов, которые покрывают трущиеся поверхности или заполняют имеющиеся на них неровности и за счет сил полярности внутри молекул образуют непрочную пленку на поверхности металлов. Различают шесть классов водорастворимых присадок, повышающих смазочную способность. Действие сложных эфиров фосфорной кислоты и дитиофосфатов цинка основано главным образом на свойствах фосфора, который обеспечивает повышение смазочной способности и улучшение антиизносных характеристик, как показывают испытания на машине трения "Фалекс".
Полагаю, что уже один тот факт, что русский перевод почти вдвое длиннее оригинала, грворит о необходимости, опираясь на специальные знания, объяснять многое, приспосабливая перевод к нормам русской технической терминологии и стилистики.
В связи с этим примером удобно рассмотреть роль словаря. Я думаю излишне говорить о том, что без специального словаря перевод приведенного выше и вообще любого технического текста едва ли возможен. Однако словарь сам по себе, без специальных предметных знаний не дает гарантии правильного перевода технического текста, и даже отдельных слов.
Б доказательство можно привести перевод слова "less-reactive" как "слабоактивный" или слова "smooth" как "заполнять неровности поверхности". Эти переводы, продиктованные пониманием того процесса, который описывает данный текст, вы вряд ли найдете в словарях.
Подобную роль играет словарь и в художественном переводе. Однако если при переводе технического текста
127

словарные эквиваленты часто служат исходным пунктом для правильного понимания сути процесса или устройства и их описания средствами языка перевода, то, переводя художественный текст, мы на основе словарных эквивалентов строим смысловую и стилистическую модель текста и, отталкиваясь от нее, создаем художественные образ.
Чтобы это продемонстрировать, достаточно сравнить набор словарных эквивалентов с переводом даже на примере очень короткого отрывка.
Исходный текст:
"I slid so far that I landed on my knees at the two men's feet, and when I picked myself up the headmaster was glaring at me from under his heavy eyebrows".
Перевод:
"Я так разлетелся, что грохнулся на колени у самых ног собеседников, и когда поднялся, то обнаружил, что директор гневно смотрит на меня из-под густых бровей"1.
Набор основных глагольных словарных эквивалентов (Англо-русский словарь В.К.Мюллера):
скользить / кататься по льду / незаметно проходить мимо / предоставлять вещи их естественному ходу / вдвигать, высаживаться на берег / причаливать / приземляться / прибывать / попасть, подняться после падения, пристально или свирепо смотреть.
Как видите, несмотря на отдельные совпадения, в целом художественный перевод использует словарные эквиваленты как своего рода стартовую площадку для создания образа. Недаром говорят, что перевод начинается там, где кончается словарь.
Вспомогательная роль словарей в художественном и научно-техническом переводе вполне объяснима так как словарь:
o регистрирует однословные (редко двухсловные) эквиваленты, не учитывая контекст и сочетаемость;
1 Greene G. The Captain and the Enemy (Грин Г. Капитан и враг / Пер. Т.Кудрявцевой).
128

o не в состоянии охватить все разнообразие эквивалентов;
o не учитывает и не может учитывать влияние на перевод речевой ситуации и фоновых знаний.
Этой краткой репликой о словарях, этих "сложных друзьях" переводчика, можно было бы и закончить обсуждение жанров и разновидностей перевода. Представляется, однако, логичным дать в конце сводную таблицу особенностей разных видов перевода (табл. 3). Может быть, какой-нибудь наш брат - практический переводчик заглянет и нее однажды и скажет: "Боже, ведь я все делал неправильно! Странно только, что получался вроде неплохой перевод".

 

Таблица 3

Устный последователь- ный перевод

 

Выполняется главным образом по денотативной модели, т.е. преобладает интерпретация исходного текста. При роследовательном пере­ воде основную роль играет контекст. Последовательный перевод находится в прямой зависимости от пользователя и неполон по определению

 

Устный синхронный

перевод

 

Выполняется главным образом по трансформационной модели, т.е. в нем преобладают "копии" структур исходного текста. Влияние контекста минимально, поэтому перевод опирается на ситуацию и фоновые знания. Обычно прямо не зависит от требований пользователя; в идеале должен быть полным - неполнота связана с психофизиологической сложностью.

 

129


Письменный перевод

 

Не привязан к какой-либо из моделей - выбор собственно перевода или интерпретации смысла зависит от жанра переводимого текста и совпадения речевой оформленности смысла. Не направлен на конкретно­ го пользователя. При письменном переводе учитываются все факторы, определяющие выбор эквивалента.

 

Ну вот, теперь мы знаем или нам кажется, что знаем, как переводит человек. Самое время посмотреть, как это делает автомат. Этому и посвящена следующая глава