Лорд Питер. Индюки и орлы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 6.

На следующий день после встречи со стаей Ягодников, поздно вечером у Хэгина впервые появилась возможность поговорить с сестрой наедине. Он заверил своего наставника Брюса, что проведет ночь неподалеку от его насеста, и поупражняется в кулдыканье. Поскольку Селин значительно преуспела в уподоблении индюкам, ее наставник больше не караулил ее круглыми сутками.

Когда они оба поняли, что впервые за долгие месяцы остались вдвоем, Хэгин расправил крылья и обнял свою сестру. "Селин, я так горжусь тобой. Ты такая молодец. Селин, скажи мне, пожалуйста, как научиться жить по-индюшачьи?"

"О, Хэгин", - с большим пониманием и состраданием ответила Селин, - "тебе надо больше практиковаться. Я не видела, чтобы ты когда-нибудь практиковался. Ты станешь индюком, поступая, как индюк".

Так вот, в отличие от Хэгина, Селин не была в таком уж восторге от своего исполнения роли индюшки, но она не хотела, чтобы он узнал об этом. "Может быть", - думала Селин, - "если Хэгину кажется, что я хорошо справляюсь с этой задачей, я на самом деле хорошая индюшка".

Селин продолжала: "Ты должен начать думать об этом, Хэгин. Через некоторое время такой образ мыслей станет твоей второй натурой. Ты должен прилагать максимум усилий. Такая жизнь потребует от тебя огромного волевого напряжения, но ты справишься. Хэгин, я узнала один секрет. Он является ключом буквально ко всему. Вот он: индюком быть трудно, но так легко быть стервятником. Потребуются все твои силы, чтобы научиться добропорядочной жизни индюка".

Хэгин помолчал немного, а потом прошептал. "Я пытался. Я старался изо всех сил. Иногда у меня получается быть индюком. Но рано или поздно я всегда терплю неудачу. Но теперь моя проблема стала хуже прежней. Селин, что же делать, если в моем сердце нет никакого стремления стать индюком?"

Селин не позволила проявиться своим личным переживаниям. Она немедленно произнесла: "Ты обязан этого хотеть! Позволь Рэду помочь тебе, если борешься с желанием вернуться к стервятничеству!"

Хэгин был потрясен. "Кто сказал тебе, что мы стервятники? Мне об этом сказал Рэд, но я не знал, что ты тоже знаешь об этом".

"Мой наставник рассказал мне все о стервятниках. Все знают о стервятниках". Селин помолчала, как бы подбирая подходящие слова для следующего предложения. "Хэгин, неужели ты не видишь? Это объясняет то, почему мама и папа оставили нас. Они были жалкими стервятниками. И мы с тобой тоже … тоже… несчастные, ничего не стоящие, грязные, ни на что не годные стервятники."

Хэгин снова попытался исполниться благодарностью по отношению к дорогим индюкам, спасшим их с сестрой. Но дело в том, что он уже устал испытывать благодарность за спасение от грязного стервятничества. Несомненно, в индюшачьем образе жизни было гораздо большее, чем спасение от стервятничества.

Селин продолжала: "Тебе следует усерднее трудиться над тем, чтобы освоить индюшачий образ жизни. И задавай меньше вопросов, Хэгин. А теперь я поделюсь с тобой еще одним секретом: чем усерднее ты стараешься стать индюком, тем меньше у тебя искушений вернуться к стервятничеству".

Селин начала испытывать гордость, потому что ей удалось так много запомнить из того, чему ее научили, несмотря на то, что до сих пор все эти знания так и не помогли ей.

"Ну, так что же мне делать, сестра? Индюк из меня так и не получился", - простонал Хэгин.

"Хэгин, да пойми же ты, в глубине души ты – стервятник. Это не так-то просто для грязного, ничего не стоящего, ужасного стервятника - справляться с ролью индюка. По правде говоря, только немногим из нас, несчастных, жалких стервятников, удастся когда-нибудь стать настоящими индюками. Будь доволен, что индюки вообще приняли нас".

Хэгин кивнул в знак согласия, вздохнул и, шаркая, побрел прочь.