Демин В. Тайны русского народа: В поисках истоков Руси

ОГЛАВЛЕНИЕ

Приложение 1
Необыкновенное пестроцветие и непохожесть живых и мертвых языков, казалось бы, полностью исключает саму постановку вопроса об их прошлом единстве и общности происхождения. Абсолютное отсутствие археологических данных или письменных источников, похоже, делают всякие рассуждения на эту тему призрачно-зыбкими и лишенными каких-либо научных оснований. На самом же деле все обстоит по-другому: имеются совершенно неопровержимые факты, в истинности которых легко убедиться каждому, каким бы языком он ни владел. И факты эти неумолимо свидетельствуют: все языки мира - и современные, и канувшие в
Лету - имеют общий достаточно хорошо просматриваемый фундамент.
Суть дела заключается в следующем. Одними из самых древних консервативных лексических пластов в любом языке выступают пространственно-указательные слова, которые в подавляющем большинстве случаев очень слабо менялись с момента своего возникновения и вхождения в речевой обиход. От указательных слов типа русских "тот", "этот", "оный", "там", "здесь" и т.п. произошли личные местоимения - общеизвестный лингвистический
факт, хорошо прослеживаемый в любом языке. Прямая
взаимозависимость между личными, а также определительными (типа
"сам") и возвратными (типа "себя") местоимениями, с одной
стороны, и указательными словами, с другой, объясняется скорее
всего тем, что название 1-го, 2-го и 3-го лиц одновременно
сопровождалось указанием на данное лицо (в том числе и с
помощью жестов).
Отсюда совершенно естественно предположить, что некоторые общие элементы, лежащие в основе личных и указательных местоимений, а также местоименных наречий всех известных языков, и являются теми первичными (архаичными) формами праязыка, которые благополучно дожили до наших дней. Сравнительный анализ более 200 языков практически всех языковых семей (недоступными оказались данные лишь по языкам группы мунда, андаманским и ряда языковых семей индейцев Южной Америки) позволяет выделить четыре таких первоэлемента: [М], [Н], [С], [Т]. Их происхождение вполне уместно возвести к общему праязыку, где смысловое значение названных элементов, быть может, соответствовало различной пространственной направленности, принадлежности или удаленности. Не существует в мире ни одного языка, личные местоимения и указательные слова которого в той или иной степени не основывались бы на четырех перечисленных элементах.
Под праязыком следует понимать лишь самый начальный этап формирования языков, относящийся к столь раннему периоду человеческой предыстории, когда человек еще не был человеком в собственном смысле данного понятия. Первичные пространственно-указательные слова и произошедшие от них личные местоимения с течением времени, естественно, изменяли свой первозданный вид. Тысячелетия не могли не оставить отпечаток на первоначальном фонетическом оформлении пространственно-указательных элементов. Из простого сопоставления видна эквивалентность элементов [Т] и [Д]. (Ср., напр., в индоевропейских языках местоимение "ты" = tu
испанск., румынск., ирландск., армянск., литовск., латышск.) =
du немецк., датск., норвежск.); или местоимение "мы" в
черкесской подгруппе кавказских языков: te (адыгейск.) =
de (кабардинск.). Точно так же следует принять
эквивалентность элемента [С] и элементов [З], [Ж], [Ш], [Ч],
[Ц]. Правомочность такого утверждения вполне видна из сравнения
указательных местоимений со значением "этот" в индоевропейских
языках: сей (русск.) = sa (готск.) = this
(английск.) = is (латышск.) = ce (французск.)
= co (ирландск.) = зэ (бретонск.) = sдm
(тохарск.) = so (авестийск.) = ацы (ж.р.)
(осетинск.); и далее - в других языковых семьях: за
(арабск.) = ez (венгерск.) = see (эстонск.) =
эс (грузинск.) = со (японск.) = cai
(вьетнамск.) = чжэ, цы (китайск.) = чо
(корейск.) = ,su (турецк.) = шу (узбекск.).
Хотя в сравнительном анализе можно было бы ограничиться одними указательными словами современных языков, - именно
сопоставление их с личными местоимениями дает возможность с
уверенностью говорить о многенезе языков мира. Во-первых, в
составе личных местоимений сохранились в большинстве случаев те
первичные элементы и те формы этих элементов, которые по тем
или иным причинам были утрачены в указательных местоимениях и
местоименных наречиях. Во-вторых, личные местоимения - это,
пожалуй, единственная в своем роде категория слов, в которой
запечатлена в доступной для анализа форме история развития
языка от самых истоков до настоящего времени: если образование
1 лица (дифференциация понятия "я" из древних пространственно-указательных понятий) относится, видимо, ко
времени единого праязыка, то выделение 3 лица из указательных местоимений и местоименных наречий во многих современных языках не завершено до сих пор. Наконец, в-третьих, - и это главное
- 1 лицо личных местоимений большинства современных языков можно привести к общей схеме.
Причина, по которой не всегда удается установить прямую зависимость между указательными словами и личными местоимениями в некоторых отдельно взятых языках, в принципе понятна. С одной стороны, несомненно, что в процессе эволюции первичные элементы праязыка могли развиться (в уже обособившихся семьях) в широкую систему конкретных указательных понятий, включившую в себя и новые основы. Примеры большого числа пространственно-указательных форм в различных языках вполне подтверждают эту мысль. (Так, в эскимосском языке насчитывается 20 указательных местоимений, до десяти указательных форм имеется во многих индейских языках, больше десяти - в
мальгашском языке и т.д.) С другой стороны, на определенных
этапах развития языков отдельные слова и формы, напротив,
отмирали. (Например, в русском языке сравнительно недавно
перешли в пассивный запас слов разноосновные указательные
местоимения "сей" и "оный".) Генетическая связь между
указательными словами и личными местоимениями становится сразу
же очевидной, если сопоставление в плане "указательное слово -
личное местоимение" производить не в отдельно взятом языке, а в
языковой семье или группе в целом. Впрочем, в каждой языковой
семье почти всегда находятся языки, в которых взаимосвязь между
указательными словами и личными местоимениями выступает
непосредственно в данном языке. Для примера можно сравнить
указательные слова и местоимение "я" некоторых языков:
индоевропейские языки:
индийская группа - ma - mama (сингальск.);
иранская гр. - ан - ман (белуджск.);
балтийская гр. - is - а (литовск.), is -
es (латышск.);
кельтская гр. - ma - me (бретонск.);
кавказские языки: вейнахская гр. - ис - со (чеченск.);
картвельская гр. - ham - ma (чанск.);
алтайские языки:
тюркские языки - манна - мин (якутск.);
мана-мен (узбекск.);
бурушаски языки: se - -za (вершикск.);
китайско-тибетские языки: цзай - цза (китайск.);
индейские языки:
алгонкинско-вакашская гр. - ina - nina (фокс);
пенути гр. - un-i' - n-i (майду);
нилотские языки: enк - nбnъ (масаи);
манде языки: anua - na (ваи);
семито-хамитские языки:
семитская гр. - хун-ака - 'бн-а (арабск.),
хауса-котоко гр. - nan - ni (хауса);
папуасские языки: ande - adi (бонгу);
мон-кхмер языки: nih-aс (кхмерск.);
дравидские языки: antna - n-anu (каннада);
малайско-полинезийские языки:
микронезийские языки - ine - -ani (науру);
эскимосско-алеутские языки: уна-хуана (эскимосск.);
тасманийский язык: ni, ne - mi(na);
баскский язык: an - ni.
Как уже было отмечено, есть достаточно оснований предполагать, что образование личных местоимений 1 лица относится к эпохе существования праязыка. Вероятно, на определенной ступени развития праязыка какое-то указательное слово стало выражать понятие "я". Скорее всего, даже не одно, а два указательных слова составили новое сложное понятие, имевшее, однако, на первых порах лишь конкретное узкое пространственно-указательное содержание. Это тем более объяснимо, что, коль скоро образование личных местоимений 1 лица относится к эпохе примитивного языка, а значит, и эпохе примитивного мышления, - то возникновение нового понятия вряд
ли могло основываться на фонетической дифференциации первичного
понятия, а, вероятней всего, возникло путем механического
соединения двух уже освоенных элементов. Возможно, что понятие
"я" в праязыке выражалось словом, образованным путем соединения
первоэлементов [М] + [H]. Во всяком случае, остатки такой
сложной архаичной формы можно обнаружить в личных местоимениях
1 лица почти всех современных языков. Остатки - ибо несомненно, что дальнейшее развитие отдельных языков,
выделившихся из распавшегося праязыка, повлекло за собой в некоторых случаях упрощение сложной формы [М] + [Н], т.е. утрату одного из составляющих элементов [М] или [Н]. В ряде языковых семей отпечаток этого распада отчетливо сохранился до наших дней. Ср., напр., местоимение "я" в финно-угорской группе уральских языков: [М] + [Н] - minд (финск.) = mina
(эстонск.) = monn (саамск.) = мон (удмуртск.) =
мынь (марийск.); [М] - ам (мансийск.) = ма (хантыйск.); [Н] - иn (венгерск.). То же в языковой
семье банту: [М] + [Н] - mina (зулу) = mi-na (thon); [М] - mimi (суахили); [Н] - nna
(sotho) = nne (venda) = i-ni (shona).
Трансформация первоэлементов нагляднейшим образом проявляется при склонении личных местоимений в современном русском языке: "я" - "меня" - "мне"...; "мы" - "нас" -
"нам"...
В других языковых семьях, если и не встречается форм, сводимых к [М] + [Н], то существуют параллельно местоимения, в основе которых лежит или [М] или [Н] самостоятельные, например, в языках койсандских, манде, отчасти - в кавказских. В
тюркских языках местоимение "я" в абсолютном большинстве
случаев соответствует формуле [М] + [Н]. В семито-хамитских и
дравидских языках в основе местоимения "я" лежит элемент [Н].
Однако и здесь косвенным путем можно обнаружить утраченный элемент [М], сопоставляя основы единственного и множественного числа, в которых можно установить соответствие. Чередование элементов [М] и [Н] во мн. числе 1 лица языков группы хауса-котоко семито-хамитской семьи и в некоторых дравидских языках раскрывает такую связь. Кроме того, в древнем языке каннада (дравидская семья) для 1 лица ед. числа существовала форма -am (an).
В процессе эволюции некоторых языков можно выделить и такой этап, когда в качестве местоимения "я" функционировало не одно, а несколько слов. (Напр., в истории японского языка насчитывается 17 местоимений 1 лица. В ряде современных языков и поныне существует несколько слов для выражения понятия "я".) Возможно, что первоначально появление синонимов личных местоимений 1 лица связано с расширением первичного примитивного пространственно-указательного значения слова "я", углублением его содержания. В дальнейшем архаичное значение местоимения "я" могло вообще утратиться. Так, очевидно, и произошло в большинстве языковых групп индоевропейской семьи. Однако там, где это случилось, в тех группах, где древняя форма была утрачена в именительном падеже, она везде сохранилась в косвенных падежах; если в им. падеже местоимение "я" имеет самые разнообразные формы, то в косвенных падежах его структура подчинена единообразной схеме [М] + [Н] или [М] самостоятельное.
Соответствие между именительным и косвенными падежами в индийской и кельтской группах индоевропейской семьи также подтверждает положение о том, что элементы [М] и [Н] - это
наиболее древние формы в системе личных местоимений
индоевропейских языков. Столь же очевидна картина в монгольской
и тунгусо-маньчжурской группах алтайских языков, где [М] + [Н]
косвенных падежей - это несомненный отголосок той первоформы,
которая сохранилась в именительном падеже современных тюркских
языков. Что касается собственно именительного падежа
монгольских и тунгусо-маньчжурских языков, то и его истоки
можно найти в указательных местоимениях тюркских языков (ср.,
напр., "этот" - бу (турецк., азербайджанск., туркменск.,
татарск., якутск., узбекск., уйгурск.) и "я" - би
(халха-монгольск., бурятск., калмыкск., эвенкийск., эвенск.,
негидальск., маньчжурск., удейск.). Результатом расхождения
основ именительного и косвенных падежей местоимения "я" более
существенны. Ибо, помимо простой фиксации пространственного
местоположения, притяжательные местоимения уже были связаны с
такими социально-значимыми понятиями (отобразившими
соответствующие общественные отношения), как обладание,
принадлежность, право на владение и вообще - любое право, а в
дальнейшем - и собственность. Уходящие своими корнями в самые
глубины предыстории, притяжательные местоимения совместно с их
указательными и личными словесно-понятийными прародителями
позволяют не только нащупать истоки первобытного мышления, но и
проследить в главных чертах его структуру и механизмы развития.
Однако это уже другая тема.
Примечание
Данная статья, написанная в самом начале 60-х годов, не получила нигде и никакой поддержки и не была опубликована. Ее идеи в качестве позитива удалось включить лишь в ткань художественного произведения, написанного примерно в то же время, но опубликованного значительно позже (см.: Демин В.Н. Ущелье Печального Дракона. Научная фантастика: роман, рассказ, повесть. М.: Прометей, 1989).
В 1971 г. посмертно был издан 1-й выпуск капитального лингвистического исследования В.М.Иллича-Свитыча "Опыт сравнения ностратических языков (семитохамитский, картвельский, индоевропейский, уральский, дравидский, алтайский): Введение. Сравнительный словарь", где были приведены бесспорные аргументы относительно лексического, словообразовательного и морфологического сходства шести перечисленных крупных языковых семей Старого света с анализом морфем различного лексического значения (включая личные и указательные местоимения). В данной публикации выводы относительно общего источника (праязыка) и прошлого родства шести больших языковых семей давались в самом общем плане без какого бы то ни было анализа исторических, этнокультурных и социолингвистических процессов. Возможно, что-то было опущено публикаторами или редакторами ввиду полузапретности самой темы.
В 90-х годах появились публикации, подтверждающие концепцию общего происхождения языков мира на основе компьютерного анализа иных лексических основ, взятых из далеко отстоящих друг от друга языковых семей (с упором на анализ полного массива языков индейцев Северной, Центральной и Южной Америки). Ниже приводится пример сопоставления только одного общего корня со смысловым значением "молоко - глотать" из
статьи: Гринберг Д.Г., Рулен М. Лингвистические корни
американских индейцев. - В мире науки, 1993, No 1 (Таблица 1).
Из приведенной таблицы наглядно видно, что русское слово "молоко" ("млеко") имеет общую генетическую основу со множеством языков древних и современных народов, разбросанных по материкам Евразии, Африки и Америки.
Приложение 2
Бытующее представление о греко-римско-еврейском
происхождении подавляющего большинства современных русских имен считается чуть ли не каноническим. Безусловно, такая связь налицо. Однако у этого вопроса есть и другая сторона. Дело в том, что с введением христианства на Руси библейские имена не просто вытеснили старый ономастикон, но зачастую ассимилировались, подстроились под прежние самобытные имена и прозвания. Точно так же церковь приспособилась и к древним языческим праздникам. Во многих же случаях сохранилось двух- и даже трех-четырехимение, например: Александр - Саша - Шура -
Саня. Следовательно, вполне допустимо попытаться выявить древние протославянские и проторусские основы современных имен.
Такой подход не нов. Еще один из основоположников русской этнографии Владимир Васильевич Пассек (1808 - 1842)
считал, что многие из коренных славянских имен сблизились по
созвучию с еврейскими, греческими и римскими. Пассек провел
целое исследование, установив, к примеру, такие зависимости:
имя Игнат сблизилось со старорусским прозвищем Огнян, Петр - с
Перо (Перун), Даниил - с Данко (Дан), Василий - с Веселин и т.д. и т.п.1.
Юра (Юрий)
Исторические метаморфозы имени Рюрик дают повод для следующегоодного отступления, касающегося подлинных генетических корней ряда исконно русских имен. Одно из них Юрик, которое, быть может, породило оваряженную (норманизированную) форму Рюрик, хотя вполне обоснованно и другое объяснение исконно-русского имени Рюрик (от общеславянского слова "рерик" - "сокол"). Но теперь нас будет
интересовать не Рюрик, а его возможная праформа - Юрик. Что
это за имя?
Обычно его истолковывают как уменьшительное от слова Юрий
- древнейшего и исконнейшего русского имени. Но что означает само имя Юрий и откуда оно взялось? Считается, что имя Юрий
является сокращением греческого христианизированного имени Георгий (в таком тандеме оно и фигурировало в обозримом историческом прошлом, начиная с первых летописей и вплоть до нынешних дней). В свою очередь этимологи поясняют, что сама усеченная форма имени - Юрий появилась на Руси вместе с
варягами и первоначально звучало как Гюрги (см.: Лаврентьевская летопись под 1174 г. и др.). Естественно, что чисто варяжское имя Гюрги могло приобрести русское звучание и превратиться в Юрия. Однако представляется более правдоподобным, что варяжское имя слилось с исконно русским именем Юрий, которое бытовало на Руси задолго до появления там каких бы то ни было варягов.
Юрий - литературная форма, применяемая первоначально только к князьям. В простонародье использовалась другая,
первичная форма - Юрик, что означало "юркий". От
прилагательных слов образованы многие русские имена (нынче
вышедшие из употребления): малый - Мал (Малюта), Малуша;
гордый - Гордей; любый - Любим, Любава; жданный (ребенок) -
Ждан, Ждана; нежданный (ребенок) - Неждан, Неждана и т.д.
Лексическое гнездо с древнерусским корнем "юр" - пестро и обширно. Беда только в том, что мы не ценим и быстро теряем богатства собственного языка. Достаточно открыть Словарь Владимира Даля - многие слова, начинающиеся на "юр", современному русскому человеку покажутся по меньшей мере диковинными. Само слово "юр" означает "открытое бойкое место, где народ юрит, где всегдашняя толкотня"; "юр реки" - "стрежень", "быстрина", а также "водоворот". Кроме того, в Смоленской губернии "юр" означал "ярость", "похоть", "вожделение". Дальше следует целый набор ныне практически забытых слов:
"юра" ("юрила") - "беспокойный человек", "непоседа", "егоза"; кроме того, в Архангельской губернии "юра" означает
"косяк сельдей", а в Новгородской - "шило" (есть версии, что с
учетом общего смысла от слова "юра" образовалось другое - всем
известная "юла");
"юрага" - "сыворотка", "остатки от сбитого масла";
"юрда" - "вареный конопляный сок";
"юрик" - "вышка рыбаков на сваях для подъема сетей";
"юричина" - "сходня с юрина в море";
"юрить" - "метаться", "суетиться", "спешить", "торопиться" (отсюда, по Далю, происходит слово "юлить");
"юрка" - "бойкий мальчишка", а в Архангельской губернии
- "моржовый ремень";
"юркать" - "греметь";
"юркнуть" - "спрятаться", "скрыться", отсюда междометие
- "юрк" ("юрк - и спрятался");
"юркий" ("юровый") - "бойкий", "резвый", "быстрый"; от этого прилагательного образуется целый каскад родственных по
смыслу слов: "юркой" - "круто наклонный", "покатый"; "юркость"
- "зыбкость", "неустойчивость", "шаткость"; "юро" - "косяк рыбы", "залежка тюленей или моржей"; а также "пора, когда
тюлень приносит потомство" (кроме того, "юро" означает "след за кормой плывущего судна", а в Псковской губернии - "омут"; "юроватый" - "расторопный");
"юровиха" - "резвая девка"; "юровая" - "праздник рыбаков
и охотников - 30 октября, первая пороша";
"юрок" - "юро тюленей (до семи штук)"; "снятая с тюленя шкура" вообще - "куча", "кипа", "пук", "связка", "косяк", "стая", "вихорь" - "заверт волос"; "приспособление при прядении";
"юрок" ("вьюрок" - "горный воробей"); в Московской губернии - мелкая птица "дубровка".
В этот ряд, казалось бы, напрашивается слово "юродивый", но, согласно господствующей точке зрения, оно происходит от слова "урод", которое в старославянском произношении звучало как "юрод". Впрочем, не исключена этимологическая близость и этой группы слов с лексическим гнездом "юрика". Как не исключена глубинная этимологическая связь на уровне праиндоевропейской общности языков с основой латинского слова j-uris (j-us) - "право", откуда происходит современное
понятие "юридический" и все образованные от него слова. В свою
очередь латинское j-uris (j-us) происходит от
urgo, что одновременно значит и 1) "браниться",
"ссориться", "ругаться" и 2) "судиться". К первому смыслу
данного латинского слова близко значение русского "юр" ("место,
где всегда толкотно и шум", а значит, и ссоры, требующие, чтобы
их рассудили). Морские же смыслы, которых немало в русских
словах с корнем "юр", сближают их с латышским словом
j-ura - "море".
Как видим, богатства форм и смыслов одной-единственной корневой основы "юр" не занимать. Именно оно и послужило базой для возникновения древнего и исконно русского имени Юра, которое приобрело облагороженную форму Юрий, было сопряжено с христианизированным именем Георгий, в котором полностью растворилось варягизированное имя Гюрги и от которого, возможно, и произошло оваряженное имя родоначальника первой исторической русской династии Рюриковичей - русского князя
(Р)юрика.
Варя
Женское имя Варя, уменьшительное от Варвары, так же как и рассмотренные выше и далее, несет отпечаток древних славянских корней и понятий. Как и в предыдущем случае, оно лишь впоследствии было совмещено с соответствующим христианским именем (в переводе с греческого означающим - "иноземка",
"варварка", "дикарка"). Ничего общего с этими "варварскими
смыслами" не имела древнерусская Варя. Словарь В.Даля дает три
значения собственно слова "варя": 1) "варево", "варка", "порция
сваренного"; 2) "толпа", "куча", "тьма", "множество" (так
говорили в Рязанской и Тамбовской губерниях); 3) "весь стан
человека", "рожа" (происхождение спорное). М.Фасмер в своем
Этимологическом словаре дает еще одно значение: "варя" - "вес"
(из северных говоров). Но имя Варя скорее всего связано с самым
первым значением, вытекающим из древнейшего слова "варить" и
производными от него словами и функциями. Русский язык
насчитывает десятки слов с корнем "вар" (и фонетически близким
ему корнем "вор"). Корень этот выходит к индоевропейской
общности языков и системе космогоническо-божественных понятий:
отсюда проистекают слова, означающие "творение", в том числе
"сотворение мира и человека", а также имена Богов - индийского
Варуны и русского Сварога.
Несомненный интерес представляет и сопряженность имени Варя и этнонима "варяг". Пресловутый "варяжский вопрос", но только в этимологическом аспекте. После более чем двухвековых дискуссий возобладала пронорманистская концепция: варяги были призваны на Русь в 862 г. из Скандинавии, и само слово - тоже
скандинавского происхождения (vбringz от var -
"верность", "порука")1. Ни та, ни другая точка зрения - как и
вся так называемая "норманская теория" критики не выдерживает
- и, надо сказать, в последнее время активно оспаривается.
Начнем с этимологии. Вообще представляется, что "варяжский вопрос" - это прежде всего лингвистическая проблема. В русском языке (см. Словарь В.Даля) "варяг" - это "мелкий торговец", "разносчик товара", синоним "офени" и "коробейника" (в украинском языке слово "воряг", по Фасмеру, означает еще и "борца", "крепкого рослого человека"). В несколько ином звучании: "варяга" - слово имеет значение: "проворный", "бойкий", "расторопный" (человек). Поэтому нет никаких оснований настаивать на иноземном происхождении слова "варяг". Издревле оно означало "торгового гостя", "купца". Классическими русскими варягами были новгородский Садко и былинный Соловей Будимирович.
Итак, варяги - это торговые люди вообще. И это нисколько не противоречит летописи. Согласно Повести временных
лет, среди варягов (читай: купцов, торговых людей) были и
шведы, и норвежцы, и англичане, и готы. Были и русские
купцы-варяги, собиравшие когда-то с новгородцев дань и, говоря
современным языком, занимавшиеся посредническо-торговыми
операциями и транспортировкой товаров. К этим-то русским
варягам и обратились посланцы новгородского веча с предложением
навести порядок в Новгороде. Откликнулись три брата-варяга.
Были они русскими купцами, старшего звали (Р)юрик, и, согласно северному преданию, был он родом из Приднепровья.
Предложенная здесь "чисто русская" версия происхождения варягов - одна из возможных; она зеркально противостоит "чисто
скандинавской". И аргументов у русской версии ничуть не меньше,
чем у альтернативной. Есть, впрочем, свои аргументы и у
"промежуточных" истолкований, выводящих Рюрика и варяго-руссов
из балтийско-славянских племен, обитавших в районе современной
Дании (см.: Кузнецов Е.В. Откуда есть пошла Руськая земля... Послесловие к историческому роману Г.Петреченко "Рюрик". -
Нижний Новгород, 1994). Некоторые, отстаивая "датскую версию", считают и Рюрика и варягов датскими викингами (см.: Войлошников
М. Рюрик: легенда получает прописку; Крутицкий Б. А был ли Рерик?// Техника молодежи. 1993. No 11). Кроме того, народная этимология сближает слово "варяги" с понятием "вор", образуя от него "воряги", "ворюги".
Шура
Употребляемое одновременно для мужчин и женщин имя Шура в настоящее время закрепилось как уменьшительное от имени Александр. Само по себе это достаточно необычно: если два других производных от этого имени - Саша и Саня - фонетически
связаны с основным, - то в уменьшительном имени Шура такая
фонетическая производность практически отсутствует. Это
позволяет предположить, что имя Шура было вначале
самостоятельным и лишь впоследствии оказалось в поле притяжения
христианизированного имени Александр.
Но что же тогда означает такое имя Шура? В русском языке оно созвучно слову "шурин", означающему "брат жены". Видимо, с факта их лингвистической родственности и следует начинать, что возводит имя Шура в область понятий, означающих родственные связи вообще.
В русском языке немало и других слов с корнем "шур". Вновь обратимся к Словарю В.Даля, опуская заимствованные понятия, вроде немецкого "шурф" - "разведочная яма", "колодец"; или
"шуруп", также заимствованного из немецкого языка:
"шур" - "дождевой червь";
"шура" - 1) "вязкая глина"; 2) "мелкий лед на реке" (по весне); 3) "птица щур"; 4) "женские гениталии";
"шураль" - "истопник", "кочегар" (от: "шуровать");
"шуранец" - "деревянный шар";
"шурга" - "вьюга", "метель", "буран", "пурга";
"шургать" - "проваливаться ногами";
"шурдабурда" - 1) "мутная смесь"; 2) "беспорядок", "путаница";
"шуринка" - "тонкое полотенце" (ср. "ширинка");
"шуркать" - 1) "шаркать", "скрести", "производить шорох";
2) "шмыгнуть", "прокрасться", "юркнуть";
"шурник" - "топка стекловарной печи";
"шурнуть" - "сказать на ухо";
"шуровать" - "мешать кочергой";
"шурка" - "взъерошенная курица";
"шурубара" - "болтун";
"шурубарка" - "гречневая каша размазня";
"шурубарки" - "мятные варенечки", "пельмени";
"шурукать" - "шептаться", "шушукать";
"шуршать", "шурчать" - "производить шорох";
"шурыга" - "непутевый человек", "негодяй", "мошенник".
Кроме того, имеются еще отглагольные слова, вроде "шурум-бурум", "шуры-муры".Итак, перед нами опять лексическая кладезь, в недрах которой и могло родиться древнерусское (дохристианское) имя Шура.
Но и это еще не все. Если обратиться к истокам индоевропейского словообразования, то непременно бросится в глаза санскритское слово зura (читается: "шура", "шюра")
- 1) "мужественный", "отважный"; 2) "герой"; 3) "воин". Прямых аналогий между русским именем Шура и санскритским "шура" вроде бы не наблюдается. Однако последнее слово происходит от корневой основы зur (читается: "шур", "шюр") - "бить", "ударять". И сразу же в памяти встает заветное русское слово "чур". В таком случае ныне игровые или же полушутливые заклинания типа "чур не я!", "чур чура!", "чур меня" в далеком прошлом могли иметь гораздо более серьезное значение: "чур чура!" и "чур меня!" - "не трогай меня, не бей, не убивай"; "чур не я!" - "я не участвую в драке", "я никого не трогаю". Этот вопрос был уже затронут выше.
Отсюда вытекает второе истолкование слова "чур" - "граница", "рубеж", "межа", "мера" (пределы последней и
обозначены в слове "чересчур"). Учитывая отсутствие
достоверных, в том числе и фольклорных данных, позволяющих
подробно охарактеризовать функции Чура, - трудно настаивать на
какой-то одной трактовке. О древности и распространенности слов
с корнем "чур" свидетельствуют также фамилия известных русских
купцов Чуриных и имя одного из младших былинных богатырей -
Чурилы Пленковича, образ которого в сопоставлении с функциями Бога Гермеса был скрупулезно проанализирован в 1-й части в разделе, посвященном русским былинам. Вариантом имени Чур является Щур (некоторые видят в нем самостоятельное Божество); исключительно по лексическому и этимологическому смыслу можно догадаться о некоторых дополнительных функциях Чура-Щура. Во-первых, корень "щур" входит в состав слова "пращур" ("предок"), учитывая чрезвычайную важность данного понятия в родо-племенных отношениях, можно предположить, что в системе мифологических воззрений наших предков Чур-Щур занимал далеко не последнее место. Во-вторых, от корня "щур" образовано живое слово "щуриться", что наводит на мысль: одним из отличительных качеств Бога Чура-Щура была функция, связанная со зрением, глазами (которые только и могут щуриться). Из славянской мифологии известно аналогичное Божество. Это Вий - враждебное
мифическое существо (в одной из сказок из афанасьевского сборника он отождествлен с Чудом-Юдом). У Вия огромные тяжелые веки и всегда закрытые глаза, откроешь их (а для этого потребуются по меньшей мере вилы) - и чудовище умертвит все
вокруг себя. Имя Вий проистекает от близких по своему происхождению слов "ведать" и "вежды", происходящих от древнеарийского и общеиндоевропейского понятия "Веды". Вполне обоснованно связать в единую этимологическую русско-санскритскую цепочку и слова "чур-щур-шур" (шюр)". Другое дело, что за тысячелетия самостоятельного развития языков и обособленных народов смыслы близкородственных слов могли значительно измениться.
Коля
На первый взгляд не должна вызывать каких-либо сомнений производность уменьшительного имени Коля от исходного Николай: налицо вроде бы полное совпадение корня "кол" в полной и сокращенной формах. Но в том-то и дело, что в исходном греческом слове-имени корней не один, а два: "ник" и "лай", и само имя означает "победитель народов". Созвучность второго корня с чисто русским словом "лай" (собаки) привело к тому, что старообрядцы вообще отвергают форму Николай (как якобы собачье имя) и признают только Николу.
Но в данном случае интересен иной аспект. Коля - несомненно, древнее имя, бытовавшее среди русских людей задолго
до введения христианства. Имя Коля связано с Солнечным Коло
древних славян и созвучно знаменитому языческому празднику
Коляде. Лингвистическая часть данной проблемы подробно рассмотрена в 3-й главе, в разделе, посвященном Космическому колесу - Коло.
По затронутой теме существует обстоятельнейшее монографическое исследование, специально посвященное историко-лингвистическому анализу русского культа Николы в сопоставлении его с языческими верованиями:
Б.А.Успенский. Филологические разыскания в области славянских древностей. (Реликты язычества в восточнославянском
культе Николая Мирликийского). М., 1982. Однако маститый автор
- крупнейший специалист в области отечественного языкознания и культурологии - почему-то полностью обходит вопрос о связи между древнерусским, протославянским и общеиндоевропейским
(вспомним хотя бы древнее название Шотландии - Каледония) культом Солнца-Коло и тождественным ему по вокализации
дохристианским именем Коля, которое можно "перевести" как "Солнышко".
Вполне возможно, что и женское имя Оля того же происхождения, если последовательно придерживаться русских преданий о святой княгине Ольге, согласно которым она -
обыкновенная русская девушка с исконно русским именем, а
никакая не варяжская Хельга (откуда почему-то стремятся вывести
имя Ольги).
Вместе с тем совершенно очевидно, что в свое время церковь удачно совместила христианского святого Николая-чудотворца с традиционно почитаемым русскими земледельцами Микулой (Селяниновичем). Праздники старый (языческий) и новый (христианский) полностью совпали и пришлись на 9 мая по старому стилю. Совпали практически в народном переосмыслении и имена: Николай превратился в Миколу, что почти равнозначно Микуле.
Володя
Уменьшительное имя Володя образовано от исконно русского Володимира (Владимира). Здесь никаких этимологических подвохов нет. Имя В(о)лодимир составное, образованное из двух слов -
"волод" и "мир" (что означает: "владеющий миром" - "миром" и в
смысле "согласия", и в смысле "людей", и в смысле
"Земли-Вселенной"). И все-таки не похоже, что так было
изначально. Маловероятно, что имя сразу появилось как
сложносоставное. Скорее всего, оно долго циркулировало в
укороченной, простой форме, пока к нему не привыкли. Тем более
что корневая основа данного слова древнейшая, и породила она
интереснейшие лексические цепочки.
Исходной основой следует считать глагол "володеть" - "владеть", "властвовать", "править" и существительное "волость"
- 1) "сила", "могущество"; 2) "власть"; 3) "территория", "округа", "область", "государство". Корень "вол" лег в основу
таких разносмысловых понятий, как "вол" - "бык", "крупная скотина", "волос" - "растительность на теле"; Волос (Велес) -
"скотий Бог" у древних славян, хотя имя Волоса (Велеса) скорее объединяет оба смысла: первоначальный - "сила, "могущество" и
тот, что относится к крупному рогатому скоту; "волхв" - "жрец", "колдун", "чародей"; "воля" - "целеустремленность" и др.
Корень "вол" путем чередования гласной трансформировался в другой не менее продуктивный корень "вел". Сама дифференциация корней произошла в период распада индоевропейской общности языков - при сохранении единого смысла (ср.нем. Welt:
1) "мир", "свет", "вселенная"; 2) "мир", "человечество", "люди"; 3) "сфера", "среда"). В русском языке оба корня нередко выступали как равнозначные: ср. "волос" - "Велес", "волот" -
"великан", "воля" - "веление". В ряде случаев корень "вел" играет вполне самостоятельную роль: "вельми" - "сильно", "очень"; "великий" - "очень большой" и "превосходный"; "величать" - "превозносить"; "вельможа" - "сановник" и т.д.
С точки зрения расшифровки закодированных древних смыслов и раскрытия корней древнего русского мировоззрения значительный интерес представляет имя одного из старших былинных богатырей
- Вольга. Впрочем, во многих текстах былины, записанных в разных местах, он именуется Волхом, что дало серьезное
основание большинству интерпретаторов считать имя Вольги-Волха образованным от наречения славянских жрецов волхвов. Волх -
значит, волхв. Представляется, однако, что в имени Волх (Вольга) скрыт еще один более глубокий пласт, связанный со старославянским названием "великана" - "волот" (оба слова -
однокоренные). Волх Всеславич он и волхв, и волот (Великан). Это многое проясняет в этом весьма загадочном былинном образе, естественно вписывающемся (вместе с исполином Святогором) в общекультурную концепцию и легендарную историю, согласно которой в древнейшие времена на земле обитала особая раса людей-великанов.
Приложение 3
В представлении современного образованного человека Мироздание разделено на вещество и антивещество. При этом антивещество стараются задвинуть в какие-то невообразимо далекие, почти недосягаемые края Вселенной. Но почему? Только потому, что оно никак не регистрируется в окружающем нас привычном мире? Однако на то оно и антивещество, чтобы не фиксироваться вещественными приборами. Что же происходит в природно-космическом котле в действительности?
Современная наука не дает однозначного и окончательного ответа о структуре материи вглубь, а значит, - и о конкретных
схемах взаимодействия Макрокосма (Вселенной) и Микрокосма
(Человека). Есть лишь некоторые перспективные подходы,
позволяющие в общих чертах представить не столько
действительную многоуровневость Вселенной, сколько невероятную
сложность ее всеобъемлющего постижения. Традиционные объекты
естественнонаучного исследования - вещество и поле, плазма и
физический вакуум - не покрывают всего богатства природной и
неприродной реальности. Господствующие воззрения не позволяют
до конца (а то и полностью) объяснить даже такие хорошо
знакомые природные и социальные феномены, как свет, тьма,
огонь, мысль, сон, слово, знак (символ), смысл и др. Попытки их
объяснения с точки зрения какой-либо одной науки неизбежно дают
искаженную, неполную и одностороннюю картину. Необходим
интегративный подход, носящий, быть может, совершенно
непривычный характер.
В познании физической первосущности мира и глубинных уровней всей цветущей сложности явлений преджизни, жизни и постжизни существуют как минимум три возможных подхода: 1) субатомно-голографический; 2) вакуумно-информационный; 3) фотонно-энергетический. Они не взаимоисключают, а взаимодополняют друг друга хотя бы потому, что в любом случае замыкаются на физический вакуум - первоотца всех остальных
прерывных и непрерывных форм движения материи. Подобное
представление в общем-то не ново. Творцы квантовой
электродинамики, например, В. Гейзенберг, сами указывали на
родство своих идей с учением Анаксимандра об апейроне
(беспредельном). Аналогичные представления были распространены
в древнеиндийской и древнекитайской философии.
Как и все другие современные теории, вакуумная концепция Мироздания имеет информационный аспект, что было предвосхищено еще в учении Н.Ф. Федорова, который постоянно подчеркивал : необходимо осмысливать судьбу не одних только частиц, но и следов, оставляемых ими в среде. Более того, "нам нужно
знать закон сохранения и исчезновения этих следов"1. Понятно,
что "следы", о которых в докибернетические времена писал
Федоров, есть то, что сегодня именуют информацией. Кстати, вакуумная среда изначально содержит в себе алгоритм воскрешения, так волновавшего Федорова, ибо квант физического вакуума есть не что иное, как материальная флуктуация, которая попеременно - то возникает, то исчезает, то есть по существу
непрерывно воскрешается в физическом смысле данного понятия. Проблема же состоит в том, каким именно образом эта элементарная "клеточка" воскрешения реализуется в дальнейшем и в физических макротелах, и в биотических циклах "жизнь -
смерть - новая жизнь".
Материальный мир един и единственен, а так называемые вещество и антивещество являются лишь различными проявлениями природного Всеединства. "+" и "-" не могут быть ничем иным, кроме проявления некоторых крайних значений в непрестанном перераспределении движения. В самой глубине (на "дне", так сказать, дальше которого уже ничего нет) такое перераспределение и выражается в спонтанных флуктуациях среды, получившей далеко не самое удачное название "физический вакуум". Квантовое возникновение ("воскрешение") может выражаться в некотором напряжении движения или увеличении энергии как физической меры движения; в таком случае квантовое исчезновение будет представлять собой ослабление движения или уменьшение энергии в некоторой локальной точке. Если "сгущение" условно принять за "+", то, соответственно, "разряжение" должно считаться "-".
Сами по себе флуктуации вакуума не дают ни вещества, ни антивещества. Об элементарных (субатомных) частицах допустимо говорить лишь с того момента, когда хаотичные, неупорядоченные "всплески" материи начинают организовываться в некоторую систему, а крайние значения энергии накладываться друг на друга. Образование флуктуационной системы происходит в том случае, когда "сгущение" одной флуктуации переходит в "разряжение" другой (соседней) флуктуации, а "сгущение" последней переходит в "разряжение" первой. Это - наипростейший
пример образования возможной флуктуационной системы. Однако,
скорее всего, первичная флуктуационная система образуется не из
2-х, а из 3-х флуктуаций, так как для взаимного замещения "сгущений" и "разряжений" необходимо некоторое "жизненное пространство". Другими словами, взаимопереход легче осуществим, если взаимодействуют не две, а три флуктуации. Более чем вероятно, что составные элементы такого триплета соответствуют тем теоретически предсказанным субчастицам, которые получили название кварков (отсюда, кстати, следует, что в чистом виде кварк получен быть не может).
В горниле первичных флуктуаций рождается первичное разделение на частицы и античастицы - мир позитивно явленных
систем и антимир, в котором устойчивой системе частиц в
конечном итоге всегда соответствует устойчивая система
античастиц (и наоборот). О частицах и античастицах можно
говорить, если принять за первые образовавшиеся системы
"сгущения", а за вторые - соответствующие им системы
"разряжений", следующие за первыми, как тень. Сколько
образующих любое тело частиц, - столько же должно быть и
соответствующих им античастиц. Где же они находятся? Верхом
алогизма было бы полагать, что античастицы, непрерывно
рождаемые во Вселенной, тотчас же устремляются по направлению
какой-то космической Terra incognita. Вещество и антивещество
разделены пространственно и временно, однако вовсе не так, как
принято истолковывать в современной физике. Отсюда же любая
устойчивая система имеет свою изнанку: каждый вещественный
предмет существует параллельно, одновременно и нераздельно со
своей невидимой обычными глазами тенью из антивещества.
Вещество и антивещество действительно взаимоисключают друг друга, не могут существовать одновременно в одной и той же точке, но могут сосуществовать рядом и сосуществуют, являясь разными аспектами вакуумных флуктуаций. Антимир - не где-то в
безграничных далях Вселенной, а внутри нас и рядом с нами.
В данной концепции нет ничего сверхъестественного или же такого, что бы уже так или иначе не освещалось в литературе. Хотя автор в свое время сформулировал представленные здесь идеи вполне самостоятельно, изучая закономерности глубинных структур материи, он тем не менее не без удовлетворения воспринимал обнаруженные впоследствии аналогичные выводы других ученых, вроде точки зрения английского биолога Лайэлла Уотсона: "Каждое тело имеет биоплазменного двойника, который существует на менее физическом уровне, принимает приблизительно те же формы, что и тело, и имеет некоторое отношение к контролю и организации жизненных функций. Его нелегко измерить, но его существование вытекает из практики иглоукалывания и может обнаруживаться с помощью специальной техники, состоящей из высокочастотной аппаратуры. Он не исчезает в момент клинической смерти".2
Мысль о раздвоенности Мира не нова; она красной нитью проходит через многие натурфилософские учения Древности, уходя своими корнями в герметизм, а через него - к самым истокам
теоретического осмысления действительности. На стыках эпох -
Возрождения и Нового времени - эта общемировая традиция была, к примеру, проложена и в известной мере развита Парацельсом во
многих его трактатах. "Мир имеет два тела, одно - зримое, другое - незримое, - писал знаменитый философ, алхимик и
врач. - Пример: <...> ум человеческий обладает неким магнитом, который притягивает к себе со звезд чувство и
мысль"3.
Не вдаваясь в рассуждения, каким образом системы флуктуаций образуют известные на сегодня элементарные частицы и античастицы (быть может, между обрисованной выше картиной "дна" и достигнутым ныне уровнем познания микромира существует еще ряд промежуточных звеньев), - переходим к главному.
Коль скоро каждой частице вещества соответствует ее материальная "антитень", то и любой системе частиц соответствует ее негативная копия. Следовательно, каждое материальное тело существует в двух ипостасях - вещественной и
антивещественной (последняя представляет собой опрокинутую
вовнутрь, "вывернутую наизнанку" материальную копию первой).
Каждому живому существу соответствует живой антипод в "потустороннем", но рядом находящемся мире. У каждого
человека есть материальный двойник - невидимый и незнаемый, но живой, неотступно следующий за ним и которому никто никогда не сможет пожать руку. Он живет в ином, но рядом расположенном мире, совершенно отличном от вещественного, хотя и является точнейшей, вывернутой вовнутрь, копией последнего. И этот мир, все эти двойники не где-нибудь, а в каждом из нас или рядом с нами.
Каждая нервная клетка, каждая частица, составляющая мозг, также, естественно, материально дублируется в антимире. И есть все основания предполагать, что мышление представляет собой в известной мере процесс взаимодействия и взаимоотражения между частицами и античастицами, образующими неразрывное единство в структуре мозгового субстрата. Отсюда: сама мысль не вещественна и недоступна никаким физическим приборам. Мысль идеальна. Сколько ни анатомируй мозг, сколь ни разлагай нервное вещество на химические элементы и микрочастицы - нигде не
обнаружишь никакой мысли. Она представляет в принципе иные
процессы, связанные с взаимодействием между частицами и
античастицами, образующими неразрывную материальную структуру
мозгового субстрата. Последний же находится в прямом контакте
(невыявленном до сих пор опытно, но подтвержденном тысячами
жизненными фактами) с энерго-информационным полем Вселенной или
окружающей среды. Так называемые путешествия шаманов, впадающих
во время камлания в состояние самогипноза, в иные миры - не
что иное, как подключение их сознания к такому
энерго-информационному полю.
В ряду подобных психофизических явлений и то, что З.Фрейд именовал Оно в его противопоставлении Я. Обладая психофизической реальностью, Оно вместе с тем неотделимо от Я и располагается не в какой-то отдельной части нервной системы, как полагают некоторые психоаналитики, а в параллельном мире, состоящем из античастиц (и присущих им полей) - слепков частиц
вещественного мира. Но, может быть, выявленный двойник - это
хорошо известное из теософских учений астральное тело? Похоже,
что научная и оккультная модели во многом совпадают, если,
разумеется, отвлечься от иррациональной терминологии и
теоретического мистицизма.
Итак, хотя наш двойник в антимире и разделен с нами пространственно и на какой-то неуловимый миг отстоит от вещественного оригинала во времени (на величину не менее одной вакуумной флуктуации), - наше мышление с ним едино и
неосуществимо одно без другого. Отсюда и возможность общения
или, по крайней мере, каких-то специфических контактов,
например, во сне, гипнотической или экстрасенсорной ситуации.
Косвенным подтверждением сказанного могут послужить и хорошо всем знакомые психические явления: например, во сне или в обычном мысленном представлении каждый видит себя со стороны (то есть по существу в виде того же двойника), а не изнутри -
как того требует житейская логика. Величайшая из человеческих иллюзий заключается в представлении, что окружающий мир находится вне нас. В действительности же мы сами находимся внутри этого мира.
Приходится пересматривать традиционное представление о мышлении, якобы локализованном и происходящем исключительно в одном мозгу. В действительности в нейронах лишь аккумулируется некоторая энергия, способная активизировать или снять информацию, находящуюся повсюду и зависящую далеко не от одного только мозгового субстрата. Мозг в значительной степени является приемником, предполагающим еще и наличие передатчика. Такой передатчик отчасти находится за пределами мозга, а отчасти в нем самом, образуя в конечном счете некоторое единое приемно-передаточное устройство. Система нейронов в мозгу -
своего рода дискета. Но, чтобы дискета заработала, нужен
компьютер. В целом таким компьютером и выступает энергополе
Вселенной, являющееся по своей сущности информационным.
Не только логическое мышление, но также оперирование наглядными образами и игра воображения с точки зрения взаимодействия двух миров - это объективно протекающий,
физически, биологически и психически обусловленный процесс.
Соприкосновение с клавишами собственного энергополя пробуждает в сознании и подсознании связные или бессвязные образы. Но бывает (и не так уж редко), что индивидуальное сознание включается в общий биосферный или космический энергопоток. И тогда творческий потенциал человека становится воистину неисчерпаемым. Особенно везет в данном отношении гениальным личностям. Собственно, творческая одаренность во многом именно в этом и выражается.
Почему же безмозглый вакуум с его хаотичным кипением флуктуаций порождает разумную жизнь? Ключ к разгадке содержится в правильном понимании сути размножения и развития живого из слияния двух половых клеток! Спрашивается: почему природа избрала столь излишне усложненный и странный на первый взгляд путь воспроизведения живого? Не проще ли было бы механически соединять устойчивые материальные системы в целостные организмы, наделенные активностью и самоуправлением? Какой невыявленный пока эффект приводит к развитию от простого слияния двух половых клеток к столь совершенному (и разумному
- в случае человека) живому существу?
Судя по всему, при переходе от абиотических к биотической форме движения материи природе необходимо было более жестко и решительно "развести" вещество и антивещество. Энергетические процессы, происходящие при делении зиготы после слияния половых клеток, как раз и направлены на то, чтобы отделить вещество от антивещества, вытеснив последнее на внешнюю сторону живого организма. Таким образом, полный набор античастиц, который в неживом теле существует как его своеобразная материально-негативная изнанка, в живом организме перемещается на внешнюю сторону, превращаясь в оболочку, взаимодействие с которой (в плане энергетического обмена) во многом определяет специфику живого. Точно так же и мозговые структуры имеют свои материальные "антислепки" (взаимодействие с которыми и обусловливают мыслительные процессы) не внутри мозга, а вне его. В свою очередь, античастицы, коррелирующие с нервной системой и находящиеся вне ее, вступают во взаимодействие с нервными клетками, обусловливая тем самым всю гамму психических процессов. Таким образом, человек как бы одет в невидимую "шубу" из "антиматерии", а голову его обволакивает и окаймляет своего рода нимб или рой из антивещества. Эту "живую шубу", образующую биополе в виде устойчивой энергетической структуры, можно вполне отождествить с душой. Данная энергетическая структура вполне доступна созерцанию, так как включает в себя видимые фотоны, которые, в отличие от других субатомных частиц, не поляризованы и не распадаются на "+" и "-", а, напротив, в определенной мере являются соединительной тканью между веществом и антивеществом. Нимб (аура) как раз и представляет собой подобные фотонные структуры.
Внешнее расположение вполне материальной "психеи" означает, между прочим, и то, что в определенных ситуациях (любовный акт, экзальтированная толпа, воины, столкнувшиеся на поле брани, и т.п.) возможно временное слияние "психей". Кроме того, возможно и их перемещение в пространстве, что позволяет без особых затей понять и объяснить явления реинкарнации, телепатии, телекинеза и другие парапсихологические феномены. Все эти вопросы в рамках обоснования биохимической первоосновы природы ставились еще В.И.Вернадским. В настоящее время те же проблемы всесторонне исследуются на экспериментальном уровне многими учеными, добившимися впечатляющих результатов (опыты
А.Е.Акимова и его группы, эксперименты и теоретические обобщения А.И.Вейника, концепции Б.И.Искакова, Г.И.Шипова и др.).
Отношения, которые до последнего времени складывались между представителями естественнонаучного и эзотерического знания, нельзя назвать иначе как парадоксальными. Объясняется это тем, что естествознание до сих пор не выработало приемлемых способов исчерпывающего или достоверного исследования паранормальных явлений, которые с точки зрения обыденного опыта не вызывают никаких сомнений. Например, известные каждому феномены сна и сновидений. Еще Шеллинг задавал каверзный вопрос Владимиру Одоевскому, на который и по сей день не в состоянии вразумительно ответить ни один ученый: "...Что такое сон, или, лучше сказать, где мы бываем во сне, а мы где-то бываем, ибо оттуда приносим новые силы. Когда мне случится что-нибудь позабыть, мне стоит заснуть хотя бы на пять минут, и я вспоминаю забытое".4
Потому-то многие ученые предпочитают самый простой, но не делающий им чести путь: вообще отрицают реальность или возможность существования отдельных психофизических явлений, рассуждая по странному для науки принципу: "Раз нет объяснения факту - значит, нет и самого факта". В свою очередь,
исследователи, пытающиеся осмыслить парафизические и
парапсихические явления, наталкиваясь на брезгливо-насмешливое
отношение своих ползуче-эмпирически настроенных коллег,
предпочитают уйти в себя и начинают изобретать теории, которые
еще больше отдаляют их от господствующих концепций и парадигм.
Между тем кажущееся непримиримым противоречие незамедлительно обнаруживает надуманность и неконструктивность - стоит только
непредвзято проанализировать то, что накоплено опытным и теоретическим естествознанием.
Локальные психические образования, имеющие
вакуумно-флуктационную природу и привязанные к отдельному индивиду или группе особей, не исчезают полностью после смерти и аккумулируются в окрестностях Земли (биосфера, пневматосфера), Солнечной системы и, быть может, за ее пределами. Тем самым налицо прямая связь с Космосом, который изначально и сообразно с присущими ему объективными закономерностями программирует именно такую схему взаимодействия косного, живого и психического. Следовательно, и у самого Космоса есть прямые каналы постоянной взаимосвязи со всем живым и разумным. И эти каналы находятся в непрерывном рабочем состоянии. Данное явление всегда осознавалось людьми, получало закодированное выражение в разного рода символах и знамениях, являло себя в виде откровения, творческих озарений и экстаза, находило выражение в произведениях искусства и т.п.
Разного рода видения, принимаемые за явление Божества, реализуются в виде ярчайших зрительных образов именно посредством взаимодействия двух миров - привычного и
параллельного. Типичным примером таких видений служат
свидетельства Владимира Соловьева о явлении ему в лучезарном
женском обличии насыщенной многими смыслами Софии Премудрости
Божьей:
И в пурпуре небесного блистанья
Очами, полного лазурного огня,
Глядела ты, как первое сиянье
Всемирного и творческого дня.
Что есть, что было, что грядет вовеки -
Все обнял тут один недвижный взор...
Множество аналогичных свидетельств содержится в житийной литературе. По природе своей таинственное сияние ничем не отличается от обычного света, однако для его созерцания необходимы определенные условия и настрой личности. Классическим образцом соответствующей ситуации может служить воссиявший перед учениками Иисуса свет на горе Фавор. Судя по всему, любая гора является естественным аккумулятором энергии, что при определенных условиях приводит к соответствующим эффектам. Неспроста во многих религиях горы являются священными объектами. Полярная гора индоариев Меру вообще считалась центром Вселенной. На вершинах гор открылась истина и совершилось богооткровение для Зороастра, Моисея, Мохаммеда. Вероятно, по той же причине на горных вершинах стараются воздвигать и тибетские монастыри.
Глубинное информационное поле Вселенной кодирует и хранит в виде голограмм любую информацию, исходящую от живых и неживых структур. С незапамятных времен многими великими умами утверждалось, что в любой точке Мироздания содержится информация обо всех событиях и сущностях Вселенной5. Голография
- изобретение недавнего времени. Однако задолго до ее открытия и теоретического обоснования голографическое постижение мира, выработанное путем длительных тренировок, было хорошо известно высшим посвященным в Тибете. Вот как характеризовал данную способность тибетских провидцев Далай-лама, отвечая на вопросы французской путешественницы и исследовательницы Александры Давид-Неэль: "Один бодхисатва представляет собой основу, дающую начало бесчисленным магическим формам. Сила, рождаемая совершенной концентрацией его мысли, позволит ему в миллиардах миров одновременно делать видимым подобный себе призрак. Он может создавать не только человеческие формы, но и любые другие, даже неодушевленные предметы, например, дома, изгороди, леса, дороги мосты и проч"6. Причем такая информация не хранится пассивно, а отбирается, перерабатывается и передается в необходимых дозах, в необходимое время и в необходимом направлении. Процессы эти невозможны без непрерывной энергетической подпитки и информационного круговорота, в ходе которого возникают устойчивые смысловые структуры, сохраняемые и передаваемые от одних носителей (живых и неживых) к другим. Сказанное относится и к Слову. Перефразируя афоризм средневекового индийского мудреца Бхартрихари: "Бесконечный, вечный Брахман [Космическое Всеединство. - В.Д.] - это сущность Слова, которое неуничтожимо", можно с полной уверенностью утверждать: "Бесконечная, вечная Вселенная непрерывно порождает и накапливает разнокачественную информацию (включая Слово). Потому-то эта информация неуничтожима и вечна как сама Вселенная, как весь бесконечный Космос. Включая Слово".
В указанном смысле устное Слово - это направленное волевым усилием акустическое выражение внутренней энергии
индивида, приводящее в движение механизм раскодирования
информации на различных физических уровнях, включая глубинный,
- пока во многом неизвестный и неисследованный. Являясь объективной акустико-энергосмысловой структурой, Слово
непосредственно замыкается на информационный банк (поле) Вселенной и репродуцирует заложенное в нем знание. Слово как звуковая речь - всегда представляет собой акустические
колебания молекул, но одновременно - и волновые колебания образующих их атомов, элементарных частиц и соответствующим
образом закодированные поля. При этом слово не только кодирует низшие формы движения материи, образуя и постоянно обогащая информационное поле, но также черпает из этого поля энергию и передает ее в случае необходимости обратно к источнику, производящему слова, то есть к человеку (другие биотические системы здесь не рассматриваются). Так, гневное слово возбуждает того, против кого оно направлено, не через одно лишь осмысление, но и через возникаемую энергию отрицательного эмоционального состояния, которая возбуждает информационное поле и распространяет его вокруг себя. То же - со смехом.
Можно не знать языка, выражающего гнев или радость, но плакать и смеяться наравне со всеми.
В определенной мере положительные или отрицательные эмоции могут возникать под непосредственным воздействием окружающего энергоинформационного поля. Резкие выкрики при выпаде и ударе в восточных единоборствах, русское "гых-х-х!" при рубке дров концентрирует энергию в соответствующем направлении и сообщает человеку дополнительную силу именно за счет подпитки, почерпнутой из общего энергополя Вселенной, и за счет включения соответствующих каналов под влиянием его информационной составляющей. Аналогичный эффект дают воинственные крики на поле брани (вроде русского "ура"), повышая энергетический потенциал сражающихся людей. Крик от боли или страха также мобилизует энергетические ресурсы организма, противодействуя факторам, вызывающим боль.
Взаимодействие между живым организмом и принадлежащим ему биополем, с одной стороны, и информационно-энергетическим фоном Вселенной, с другой, может принимать самые причудливые формы. Так, кровавое жертвоприношение в прошлом имело, судя по всему, колоссальный психофизический эффект: на месте жертвоприношения возбуждалось и менялось информационное поле, а энергия перераспределялась в пользу приносивших жертву (отсюда столь массовая и повсеместная приверженность к подобным кровавым спектаклям). То же, видимо, происходит и во время поединков: побежденный теряет свой энергетический потенциал и частично передает его победителю. В особенности это касается смертельной схватки, когда один из соперников гибнет.
Давно замечено и эффективно используется также и психофизическое воздействие Слова, музыки и песнопений, концентрируемых под сводами храмов всех без исключения религиозных культов. Здесь действует одновременно и чисто внешняя сторона (купол, стены), и целенаправленное воздействие энергоинформационного поля, приводящее к таким психологически нетривиальным следствиям, как молитвенный экстаз, благодать, очищение (катарсис), успокоение и т.п.
Те прозрения, откровения, голоса и видения, которые случаются во время молитвы (независимо от того, какую религию исповедует верующий), дают некоторое представление о формах возможных контактов с энерго-информационным полем. Их универсальность и абсолютная несвязанность с конкретным содержанием религиозного культа - лучшее доказательство
доступности для любого человека параллельно существующего мира.
Сказанное в одинаковой степени относится и к индивидуальным, и к коллективным ритуальным актам в виде хоровых песнопений, всенощных бдений, массовых молитв или танцев. Однако коллективное действо, вне всякого сомнения, усиливает эффективность контактов между впадающими в экстаз больших или малых групп людей, с одной стороны, и возбуждаемым ими параллельным миром, с другой.
Таким образом, не приходится сомневаться, что существует некая общая непрерывная и всепронизывающая материальная среда, именуемая "физическим вакуумом" и вполне объясняемая при помощи концепции взаимодействия и взаимопроникновения Макро- и Микрокосма. В результате разности потенциалов движения и энергии в "физическом вакууме" возникают устойчивые структуры, обеспечивающие все многообразие живого и неживого во Вселенной. Здесь же кроется разгадка информационно-генетических закономерностей. По новейшим данным (П.П.Гаряев), запись первичной генетической информации происходит на квантово-волновом уровне в виде голограмм и текстов. Информация поступает изнутри организма, но обусловлена космическими факторами. Гены принимают ее и передают от клетки к клетке. Частным случаем вакуумно-информационных процессов выступает феномен сознания, которое ни в коем случае не локализуется в одних лишь мозговых клетках, а проявляется в их неразрывной взаимосвязи с другими объективными структурами окружающего мира, в том числе и остающимися вне поля зрения современной науки. Ключ к проблеме умирания и последующего воскрешения, поставленной Н.Ф.Федоровым и получившей новое звучание в современной науке, также следует искать в закономерностях взаимодействия вещества и антивещества, составляющих целостный и живой Космос.
Ответить на традиционно-извечные вопросы "Что такое жизнь?" и "Что такое мысль?" невозможно в полной мере без учета выводов о Живой Вселенной, как ее понимал, к примеру,
К.Э.Циолковский. Жизнь - явление космическое. Она - далеко не способ существования одних только белковых тел, взятых само по себе в отрыве от взаимосвязанных с ними других уровней движения материи. Жизнь - это способ существования всех материальных структур в иерархии живого тела - от вакуумной флуктуации до нервного волокна и сердечной мышцы. Если спроецировать идею Циолковского о живом атоме на современные представления о структуре материи, то выходит: все образующие живую клетку молекулы, атомы, элементарные частицы и поля также по-своему живы. На какой уровень ни спустись - повсюду обнаруживается жизнеорганизованная материя со своими особенностями и возможностью трансформации. Общепринятая точка зрения, согласно которой все находящееся ниже белкового уровня и нуклеиновых кислот не может считаться живым, - нуждается в уточнении. Живое организовано не по одной лишь горизонтали, но и по вертикали, причем - до самого "дна", а элементы, образующие живое вещество, могут считаться живыми лишь в составе самой живой системы. И обусловлена подобная иерархия живого глубинными закономерностями Большого и Малого Космоса в их целостности и диалектическом единстве.
Если в антимире все наизнанку, все наоборот, - то не относится ли сие к направленности движения? Что же получается:
антилюди ходят по антиулицам и живут в антидомах, но - как?
Задом наперед? Или вовнутрь себя? А жизнь что - тоже с обратным знаком? Если так, то, быть может, и само время течет в
антимире в обратном направлении? Тогда что же: если в обычном вещественном мире человек стареет, то его двойник в антимире, напротив, молодеет? А дальше что? Каждый доходит до предельной точки и... ? Неужели меняются местами и все начинается сначала? Вечный круговорот: ничто из ничего не возникает и в ничего не исчезает. Да, есть от чего голове пойти кругом.
Но тогда исторические кальки антимира могут жить совершенно самостоятельной жизнью, не обязательно повторяя в точности известные сюжеты истории. Там, в глубинах материи, по существу рядом с нами, протекает параллельная жизнь и параллельная история. Нет, речь не идет о другом измерении -
четвертом, пятом, шестом и т.д. Измерение - всего лишь
абстрактно-математическая операция или соответствующее
практическое действие, направленные на количественное
постижение объективной реальности. Параллельный же мир и
необыкновенные пришельцы из него вполне доступны обычному
человеческому восприятию в виде световых эффектов,
электрических разрядов, молний (в том числе и шаровых), разного
рода силовых - известных и неизвестных - воздействий. Как уже
говорилось, свет не полярен и не заряжен; фотоны не распадаются
на частицы и античастицы и не образуют антиподных структур.
Потому-то свет одинаково должен восприниматься как в обычном мире, так и в антимире. А световые эффекты, порожденные античастицами и антивеществом, адекватно воспринимаются существами обычного мира. То же относится и к гравитации.
Потусторонний мир в многоразличных своих проявлениях подает сигналы или дает о себе знать самыми разнообразными способами. Так, есть все основания полагать, что подавляющее большинство (не все!) УФО-феноменов (неопознанных летающих объектов) принадлежат не космическим пришельцам, а параллельному антимиру нашей собственной планеты, ее биосферы и околоземного космического пространства. Аналогичным образом обстоит и с таким сверхъестественным феноменом как полтергейст, и с теми паранормальными явлениями, которые практически во всех первобытных культурах (да и развитых тоже) получили собирательное название - духов, невидимых для обычного глаза
запредельных феноменов. Однако при определенных условиях люди
способны вступать с ними в непосредственный контакт, влекущий
за собой положительный или отрицательный эффект. Не является ли
знаменитая Шамбала как раз одним из сакральных центров
концентрации Универсального Знания, которым владеют разумные
структуры (духи) параллельного мира? И сколько подобных шамбал
разбросано и сокрыто по всему миру? В том числе и на Русском
Севере. Не за этим ли отправлялся на Кольский полуостров
А.В.Барченко? Разве не Универсальное Знание пытался он здесь отыскать? Как, впрочем, и в других уголках земли...
Сказанное в значительной мере распространяется и на человеческую душу (психею) - энергетическую структуру более
локального порядка (то есть привязанную к конкретному
индивиду), но подчиняющуюся таким же объективным
закономерностям, какие были коротко очерчены выше. После смерти
человека такая энергетическая структура (душа) покидает тело,
некоторое время (9 дней) пребывает вблизи него, продолжая жить
полусамостоятельной жизнью, а спустя 40 дней сливается с общим
энергоинформационным полем Вселенной. Современная физика и
базирующаяся на ней космология ввели в научный оборот множество
новых понятий без установления какого бы то ни было точного
соответствия их с объективной действительностью. Таковы, к
примеру, понятия кривизны, сингулярности, пространственного
сокращения и временного растяжения, кварков, суперструн и т.д.
и т.п. Зато достаточно простые и имеющие всеобщую значимость
явления, с которыми человек сталкивается повседневно на
протяжении всей жизни и исторического развития, совершенно
игнорируются и не объясняются. Таковы уже упоминавшиеся
физико-химико-космические явления - тьма и огонь (пламя), о
которых наука как в прошлом, так и в настоящем ничего
вразумительного сказать не может.
Ответ на вопрос: что такое огонь (или тьма), невозможно отыскать ни в учебниках, ни в справочниках, ни в энциклопедиях (за исключением толковых или мифологических словарей, где дается либо объяснение терминов, либо сведения о донаучных верованиях и представлениях). В Большой советской энциклопедии (3-е издание) статья "Огонь" поражает полным уходом от каких-либо разъяснений, что же такое огонь с точки зрения естествознания (вместо этого говорится об использовании огня в человеческой практике со времен неандертальцев). Химия и физика дают нам описание процессов, происходящих при горении, ядерных и термоядерных реакциях, но описание это является узким и не раскрывает сущности огня (пламени) и его космической природы. Фактически в познании огня современный человек не ушел намного дальше своих первобытных предков; разница лишь в том, что донаучное познание описывало огонь в поэтическо-мифологизированной форме, а современная наука с помощью сухих и далеко не полных формул, также являющихся плодом творческого воображения.
Вероятнее всего именно Огонь является связующей стихией между Микрокосмом и Макрокосмом, между Человеком и энерго-информационным полем Вселенной. Так считал еще Гераклит, опиравшийся, впрочем, в своих воззрениях на древнейшую, общую для индоевропейцев традицию. "Единым логосом огонь устроил все в теле согласно своей собственной природе: (он сделал тело человека) подобием Вселенной, малое (Микрокосм) соответственно большому (Макрокосму) и большое соответственно малому" (подражание Гераклиту у Гиппократа: Досократики, в пер. А. Маковельского, I, 173). Этот фрагмент приводит С.Н. Булгакова с тем, чтобы дать свое истолкование единства Макро- и Микрокосма, увязав его с концепцией Всеединства: "Человек в своей причастности Человеку небесному объемлет в себе все в положительном всеединстве. Он есть организованное все или всеорганизм. "И как в росинке чуть заметной // Весь солнца лик ты узнаешь, // Так слитно в глубине заветной // Все мирозданье ты найдешь" [стихи А.Фета. - В.Д.]. Он есть логос
Вселенной, в котором она себя сознает... Как метафизический центр мироздания, как все-организм, человек в каком-то смысле есть это все, ему подвластное, имеет это все, знает это все"7.
Непреодолимую методологическую трудность обнаруживает и проблема тьмы. Ночное небо, издавна поражающее и вдохновляющее людей своим звездным великолепием, в большей своей пространственной части представляет собой тьму, а не свет. По древней натурфилософской традиции - индийской, китайской,
византийской (Иоанн Дамаскин), тьма считалась самостоятельной
субстанцией (а не отсутствием света, как принято объяснять в
современной учебной и справочной литературе). Да и более
близкие к нам по времени мыслители настаивали на точно таком же
подходе и понимании. Достаточно неожиданно встретить, к
примеру, в гегелевской "Философии природы" утверждение, что
тьма обладает самостоятельным, отличным от света
существованием, а материя есть по существу то же, что и тьма8.
Теоретическая физика и космология на новых витках своего развития возвращаются к этой старой философской концепции. Известно и представление, не просто выводящее огонь из тьмы, но и полагающее, что сама тьма является огнем, хотя и черным: "Тьма - это черный огонь, сильный цветом. Есть красный огонь,
сильный видимостью, желтый огонь, сильный формой, и белый
огонь, чей цвет заключает в себе все. Тьма же - наисильнейший
из всех видов огня, и именно он обуял тоху [ хаос. -
В.Д.]. Тьма - это огонь, но огонь не есть тьма, кроме
того случая, когда он охватывает тоху"9. [Кстати, образ черного
огня использовал Василий Розанов для названия одной из своих
последних книг. - В.Д.].
Современные представления единства Макро- и Микрокосма во многом опираются (о чем уже говорилось) на торсионную теорию Мироздания, предполагающую непрерывное накопление информации во Вселенной, ее мгновенное распространение и возможность считывания разумным существом в любой точке Космоса. Более того, по законам голографии, любая материальная микроскопическая структура содержит и позволяет воспроизвести информацию обо всем Мире. Возникает вопрос, как голографическо-торсионная модель Вселенной сопрягается с выводом о субстанциональном характере тьмы. Приведем наглядный пример: в телескоп наблюдатель видит не только множество удаленных галактик, но и тьму в их окрестностях. Спрашивается: с какой скоростью достигает Земли информация об окологалактической тьме? С той же конечной скоростью, что и галактический свет? Или со своей особой скоростью, превышающей световую константу? А может, мгновенно, и мы видим тьму, на каком бы расстоянии от наблюдателя она ни находилась, в тот самый момент, когда устремляем на нее взор. (Даже констатация факта несовпадения между скоростями распространения света и тьмы приводит к серьезным коррективам - если не пересмотру -
многих фундаментальных физических представлений.)
Этот вопрос мне довелось задать главному теоретику и разработчику торсионно-вакуумной модели Космоса Г.И. Шипову10, предложив использовать в качестве методологической основы для поиска оптимального решения философские принципы русского космизма. В личной беседе Г.И. Шипов согласился интерпретировать соответствующим образом полученные им математические выводы. В частности, было признано целесообразным интерпретировать субстанциональность торсионных полей, имеющих мгновенную скорость перемещения, с космической тьмой, как носителем таких голографически насыщенных полей. Одновременно признано перспективным и увязывание самого физического вакуума - источника и носителя торсионных полей
("Абсолютного Ничто, которое есть Абсолютное Все", по
афористической терминологии Г.И. Шипова) с космической тьмой
как самостоятельной объективной субстанцией.
Представляется также, что при дальнейшем познании и объяснении названных выше и других не до конца познанных природных явлений, необходимо учитывать закономерности целостности. Все части Космоса взаимодействуют с Целым и через это Целое взаимодействуют между собой: каждая несет информацию, которая посредством своих носителей распространяется повсюду. Наподобие улья: закономерности поведения отдельных пчел обусловлены законами, присущими всей массе пчел, т.е. законами улья. Изучая поведение отдельных пчел, мы узнаем очень и очень многое, но не узнаем главного - законов улья, которые вовсе не
складываются механически из закономерностей поведения
индивидов. То же можно сказать о современной физике и
космологии: они изучают отдельные частицы, волны, поля, но в их
инструментарии нет методов, способов и математического аппарата
для описания целого. В конечном счете Целостность Мироздания
реализуется в виде Мыслящего Универсума11.
Применительно к человеку такая целостность в общем уже определена. Это - космическая среда во всем ее многообразии и
неисчерпаемости. Последовательное применение методологии
космизма позволяет более четко и всесторонне постичь саму
проблему. Так в пределах земного шара - микроскопическая
песчинка в масштабах Вселенной - той целостностью, о которой
упомянуто выше и в границах которой осуществляется вся
многогранная деятельность живых индивидов, выступает биосфера
(ее теорию с наибольшей полнотой разработал В.И.Вернадский) .
Биосфера и есть тот энергетический котел в пределах Земли и окружающих ее полей, общий для всего живого, из которого осуществляется подпитка и накачка всех жизненных систем и отдельных их элементов - растений, животных, людей,
находящихся в рамках биосферы в неразрывном единстве.
Человек неотделим от природы во всем ее многообразии. Он не может существовать без света, воздуха и воды, без растений и животных, дающих ему пищу. Все названное и образует энергетическую основу жизни. Но этим не ограничивается жизнесфера людей. Связанная с невидимыми космическими силами (гравитация, антигравитация, фотонное и противофотонное поле -
тьма), она простирается в бескрайние просторы Вселенной. В
границах ноосферы и техносферы (второй искусственной природы)
громадное значение приобретает информационное поле, создаваемое
путем устной и письменной речи, печати, радио, телевидения,
разного рода компьютеров, произведений искусства и сопряженное
множеством выявленных и невыявленных каналов с неисчерпаемым
энергополем Большого и Малого Космоса. Наконец, глубинные
неизведанные пока силы обеспечивают мышление, генетическую
преемственность поколений, прием и передачу всех видов
информации в пределах целостных материальных систем, а в
конечном счете - внутри информационного "банка" Вселенной.
Прибежище тьмы, однако, вовсе не одно лишь космическое далеко или покров ночи. Это просто иллюзия ясного солнечного дня, что весь мир вокруг нас наполнен светом или что человек -
исключительно дитя света. Уже под ногами, в недрах Земли
безраздельно царит абсолютная тьма. Да и внутри человеческого
тела отнюдь не царство света, а в основном доминирует тьма. А
сон? Он ведь тоже - царство тьмы, хотя и нарушаемое картинами
сновидений. Почти треть жизни нормального человека проходит во
сне, представляющем собой естественное и неотъемлемое состояние
жизненных процессов.
Еще один поразительный парадокс: свободное космическое пространство наполнено бесчисленными летящими отовсюду и во все стороны фотонами; их мириады пронизывают ежемгновенно любой и каждый уголок Вселенной. Но в Космосе от этого не делается светлей. Сами по себе фотоны невидимы и не светятся. Свет возникает при их взаимодействии с вещественной средой, например, при попадании на сетчатку глаза. Так что же тогда первично - свет или тьма, если последняя есть всегда, а фотоны
возникают только при определенных условиях? Вот и получается,
что тьма более фундаментальная физическая субстанция,
несводимая к пустому пространству, лишенному света. Тьма -
особая форма движения материи, ее исконно-первичное состояние.
Она - носитель, а в ряде случаев и источник света. Она же (но в взаимодействии со светом) - аккумулятор информационного поля Вселенной. Сначала и всегда была Тьма и потом только появился
Свет - о том и Библия говорит.
И все же человек всегда стремится к свету, радуется ему, прославляет его, даже обоготворяет в виде светил - Солнца,
Луны и звезд. Без света немыслимо ничто живое - ни растения, ни животные. Но вот парадокс - о свете, его подлинной природе и истинных закономерностях человечество до сих пор знает столь
же мало, как и о тьме. Среди ученых даже сложился афоризм: "Самое темное в науке - это свет!" Конечно, геометрическая
оптика, электромагнитная и квантовая теория многое приоткрыли в тайнах природы. Однако хорошо известно: чем больше мы узнаем и вырастает объем нашего знания, тем больше у этого массива точек соприкосновения с неисчерпаемым океаном незнания. Следовательно, тем больше возникает все новых и новых проблем.
Современная фотонная теория опирается на сложнейший математический аппарат, в ней почти отсутствуют наглядные представления. Более проста и понятна активно разрабатываемая в последние годы тороидальная модель фотона (В.П.Селезнев и др.), вполне сопрягаемая с торсионной теорией вакуума. Согласно тороидальной модели, фотон представляет собой объемное кольцо в виде тора (баранки), обладающее переменной скоростью, что дает возможность объяснить все известные световые явления, предложить новые высокоэффективные технологии и преодолеть многие противоречия и тупики, возникшие на пути развития современной физики, астрономии и космологии12. Но и это всего лишь шаг для прорыва познания к подлинному пониманию фундаментальной роли света в эволюции Универсума и Социума. Ориентирами же для дальнейшего продвижения вперед могут служить идеи, сформулированные еще в начале нынешнего века выдающимся русским физиком Н.И.Умовым и великим первооткрывателем космической эры К.Э.Циолковским.
Умов последовательно придерживался
энергетическо-информационного подхода в постижении Вселенной
как вечного настоящего; его математическое обоснование
взаимодействия массы и энергии на три десятилетия опередило
соответствующие формулы и выводы теории относительности.
Энергетизм распространялся Умовым и на человека - сына неба [Космоса] и светозарного эфира, порожденного океаном лучистой
энергии13.
Циолковский пошел еще дальше: он не только провозгласил космическо-световое бытие человечества основой его существования и развития, но и рисовал грандиозные картины лучисто-энергетического будущего цивилизации. В разработанной Теории Космических Эр основоположник отечественной и мировой космонавтики предсказал четыре основных стадии информационно-энергетического развития Вселенной и Человечества: 1. Эра рождения; 2.Эра становления; 3. Эра расцвета; 4. Эра терминальная. Каждая из эр должна продолжиться, по Циолковскому, от нескольких до сотен миллиардов лет. На конечной же стадии эволюции Вселенной вещество превратится в свет, и человечество перейдет в лучистую форму высокого уровня, станет бессмертным во времени и бесконечным в пространстве. Так возникнет лучистое человечество14. Другими словами, человек выработает и обретет способность растворяться в энергоинформационном поле, черпая и обращая в свою пользу его неисчерпаемый потенциал. Микрокосм становится Макрокосмом!