Эльсе Роэсдаль. Мир викингов (викинги дома и за рубежом)

ОГЛАВЛЕНИЕ

СКАНДИНАВИЯ

Торговый оборот, серебро и товары

Ко многим новым явлениям эпохи викингов в Скандинавии следует отнести возникновение систем, позволивших производить в больших масштабах многообразные торговые операции, как на далеких расстояниях, так и на локальном уровне. Речь идет не только о предметах роскоши, но и о многих товарах повседневного быта, и это было совершенно новым явлением. В товарообороте появились как крупные, объемные предметы, так и мелочи, и все это стало, уже начиная с 700-х годов, доступно каждому городу, каждой отдаленной усадьбе. Торговые отношения приобретали самые разнообразные формы, часто сочетавшиеся друг с другом. Предпосылкой торговли частично были грабежи и дань, получаемая от многих, подвластных викингам наро-ц «ж. Но, как уже отмечалось выше, местные политические и экономические условия также могли способствовать развитию торговли.
Начала развиваться не только торговля, но и ремесла. Обычным явлением стала меновая торговля, вместе с тем, развитие получали и денежные отношения. Скандинавия была переполнена чужими товарами, и многие стали обладателями украшений, равно как и необходимых в быту товаров, произведенных чужими руками.
Практически побуждением эффективного товарообмена являлись хорошие транспортные возможности. Что же касается политических и социальных предпосылок, то к ним можно причислить укрепление верховной власти, которая могла обеспечить относительную безопасность и надлежащие формы торговых операций. Сюда же можно отнести наличие излишков продукции, все растущую специализацию в сфере добывания средств пропитания, появление многих торговых центров, а также новую форму поселений, каковой явились города, где все большую роль стали играть торговля и ремесла.
Одновременно возникла потребность в стандартизации ценностей. К числу таких ценностей в эпоху викингов относилось серебро. Его стали определять по весу, а и некоторых регионах начали постепенно появляться серебряные монеты установленном ценности. Однако серебро одновременно являлось и товаром, который существовал сам по себе в виде украшений и символа социального статуса его владельца.

Формы товарооборота

Не всегда имеется возможность определить, каким образом те или иные товары и конкретные средства оплаты переходили из рук в руки, и как появлялись в Скандинавии иноземные товары. Такие понятия, как внешняя и внутренняя торговля, неуместны в применении к эпохе викингов, когда связи между государствами были ослаблены. Формой перехода товаров из рук в руки не всегда являлась традиционная торговля между двумя регионами.
Важной формой товарооборота являлось вручение различных даров как внутри Скандинавии, так и вне ее. Короли и хевдинги расплачивались за услуги подарками. Так, к примеру, удачная хвалебная песнь приносила сочинившему ее скальду золотое кольцо. Посещения и переговоры также сопровождались вручением даров. Сообщается, что брат датского короля Сигфреда Халфдан привез в дар королю Людвигу Немецкому меч с золотой рукоятью, посетив его в 873 году с дипломатической миссией. А миссионер Ансгарий, когда он в 830 году отправился в Бирку к королю Бьерну, вез с собою богатые дары от императора. Но по дороге дары были захвачены морскими грабителями, вместе с 40 книгами, молитвенниками для богослужений. Не исключено также, что некоторые предметы роскоши, найденные при археологических раскопках и, в частности, павлин, останки которого были обнаружены в захоронении норвежского хевдинга в Гокстаде, являлись дарами, которыми обменивались между собою знатные люди. Вероятно, и в среде простых людей также было принято обмениваться подарками, хотя и гораздо более скромными. Одной из форм товарооборота являлись дары, которыми сопровождалось заключение браков. Тем не менее, обмен подарками все же не мог иметь определяющего значения для экономики.
Более важными факторами товарооборота были налоги и подати, грабежи и торговля. Об этом можно судить по рассказу северонорвежского хевдинга Оттара английскому королю Альфреду про то, что наиболее существенную часть его доходов составляла дань, которую ему выплачивали саамы. Платили ее натурой, и подобная форма оплаты существовала на протяжении всего Средневековья. Большая часть податей крупным земельным магнатам также выплачивалась в виде товаров. Это же, по всей вероятности, относится и к дани, взимаемой с покоренных народов, например, той, которую платили славянское племя ободритов (бодричей) и норвежцы в период владычества над ними датского короля. Возможно, часть норвежской дани выплачивалась мехами, моржовым зубом, стеатитом, точильным камнем. Значительная часть получаемых королями и хевдингами доходов распределялась среди их людей или складывалась в сокровищницы, а остальное, скорее всего, шло на продажу.
Так, видимо, поступал и Оттар. Добыча рядовых викингов, получаемая от их заморских и местных походов, несомненно, также продавалась в значительных количествах или выменивалась, а в том случае, когда она состояла из драгоценных металлов и монет, на нее покупались разные товары либо еще что-то. Например, предводители войска викингов, находившегося во Франции в 873 году, заплатили королю франков за возможность временно поселиться на одном из островов реки Луары, чтобы вести здесь торговлю. Дары, предназначенные для короля Бьерна, а также множество книг, отнятых у Ансгария во время ограбления его морскими пиратами, вероятно, также принесли грабителям немалый доход. А большое количество серебра, которое Ульф из Иттергерде добыл в Англии около 1000 года, дало ему возможность вести у себя дома крупную торговлю.

Серебро и монеты

Колоссальное количество серебра и золота, которое викинги добывали во время своих походов в Западную и Восточную Европу, а затем привозили домой, должно было значительно увеличить покупательную способность и тем самым существенно расширить товарооборот как в Скандинавии, так и во всех местах появления викингов, начиная от Дублина на Западе, и до берегов реки Волги на Востоке. Письменные источники сообщают, что одни лишь предводители франков и их подданные в 800-е годы выплатили викингам не менее 4 400 фунтов драгоценных металлов. Сюда можно причислить выплаты, размеры которых источники не называют, а иногда и вовсе не упоминают. Существовали также богатства и драгоценные металлы, которые викинги попросту отнимали у порабощенного населения. Официально викинги в Англии лишь с 991 по 1014 годы получили в качестве «Данегельд» (то есть датских денег) свыше 150 000 фунтов серебра, что соответствует, по меньшей мере, 36 миллионам монет того времени.
Что касается Восточной Европы, то в отношении нее в письменных источниках не приводится никаких цифр. В то же время на сегодняшний день нам известно свыше 1000 кладов, обнаруженных в Скандинавии и относящихся к эпохе викингов. Это говорит само за себя и указывает на то, сколь огромны были количества серебра, привозимого с востока и запада. Для удобства классификации кладом обычно считается намеренное сокрытие в земле двух или трех предметов из драгоценного металла. В погребения предметы из серебра и золота клали редко, очевидно, дабы избежать разграбления могилы. Клады могли состоять из монет, украшений, драгоценных слитков, металлической сбруи и тому подобного, а также изделий из них или фрагментов. Содержание кладов может быть самым разным. Размеры кладов также бывают различны. В Скандинавии они могут состоять из двух-трех предметов или содержать до 8-9 килограмм серебра. Самый большой из известных нам на сегодняшний день кладов викингов был найден в Англии, в Куэрдейле. Он содержал около 40 килограмм серебра.
Очень мало викингских кладов, которые содержат золото. Обычно они состоят преимущественно из серебра, с двумя-тремя предметами из золота. Так, например, один из наиболее крупных из известных нам кладов серебра, найденных в Норвегии, – клад из долины Слеммедаль в Тенсберге, содержал 2,116 кг серебра. Здесь были 8 шейных обручей, 7 браслетов, 3 больших обломка от подковообразной фибулы, 4 позолоченных франкских перевязи для мечей (на оборотной стороне двух из них имеются рунические надписи) плюс одно навершие и 5 монет: 4 арабских и 1 англосаксонская. Вес обнаруженного здесь золота составляет 291 грамм, сюда входят 4 браслета, 1 кольцо, 1 медальон, 1 крестовидная подвеска и 2 небольших кусочка золота. Судя по монетам, клад был зарыт, вероятно, после 918 года.
Монеты дают нам ключ к пониманию того, откуда поступало в Скандинавию столь большое количество серебра. Многие монеты нам знакомы, и большинство из них имеют надписи, свидетельствующие о том, где и когда производилась их чеканка. Разумеется, форма и декор могут также помочь в определении места и времени изготовления некоторых иноземных украшений, таких, как, например, перевязь меча из клада долины Слеммедаль. Впрочем, большинство украшений было в свое время расплавлено и пошло на изготовление других украшений, более соответствующих местным вкусам. Вместе с тем, в эпоху викингов считалось практичным хранить некоторое количество заморских монет для торговых сделок, поскольку за товар обычно расплачивались серебром по весу. Эти монеты весят от 0,5 до 3 грамм, в зависимости от того, где и когда их чеканили, и их легко бывает идентифицировать. Самыми тяжелыми были арабские или «куфические» монеты, дирхемы (название «куфические» происходит из надписи на них, поскольку место их чеканки – город Куфа в Ираке).


Нам известно свыше 200 000 монет, найденных в Скандинавии и относящихся к эпохе викингов. Большинство из них было найдено в Швеции, причем, две трети из них – на острове Готланд. Франкских монет, относящихся к 800-м годам, найдено немного, несмотря на то, что в письменных источниках суммы выплат называются немалые. То же самое можно сказать и об англосаксонских монетах. С другой стороны, обнаружено много браслетов русского происхождения, а также большое количество арабских монет. Монеты, относящиеся к 900-970-м годам, преимущественно арабские. В Скандинавии таких монет найдено свыше 85 000 штук. Многие из них изготовлялись в восточной части Халифата, на месте современных городов Ташкента и Самарканда, где чеканилось колоссальное количество монет, и можно утверждать, что, несмотря на большое количество восточного серебра, имевшегося у викингов, в их руки попала лишь малая его часть. Доставалось оно им, главным образом, на территории Восточной Европы. Но, примерно с 970-х годов, скандинавам пришлось утолять свою потребность в серебре в Западной Европе, поскольку восточные источники стали быстро иссякать. Примерно в это время начали разрабатываться германские серебряные рудники в Гарце, и германские монеты стали поступать в Скандинавию. Всего их известно около 70 000. Сюда же можно причислить свыше 40 000 англосаксонских монет, также относящихся ко второй половине 900-х и к 1000-м годам. Здесь их было найдено больше, чем в Англии. Вероятно, основная их часть состояла из выплаты Англии скандинавам «данегельд».
Содержание кладов и сравнение различных украшений, монет, кусочков серебра, обнаруженных в Скандинавии во многих местах, указывают на новшества в торговых операциях. С помощью небольших складных весов и находящегося при них набора стандартных гирь, свободно умещавшихся в небольшом ящичке, можно было без труда взвесить определенную меру серебра в уплату за товар, а если серебра недоставало, то можно было отрубить кусочек его от украшения, например, от браслета или шейного обруча. Как уже упоминалось, подобные украшения были наиболее практичным способом хранения ценностей. Именно поэтому у них нередко был определенный стандартный вес и твердая стоимость. Это были своего рода «деньги-украшения». Поскольку некоторые виды монет также имели определенный установленный вес, то их можно было использовать при несложных подсчетах, не прибегая к помощи весов.
Обнаруженные клады показали также, что расчленения украшений и тому подобных предметов из драгоценных металлов практиковались в особенности на юге Скандинавии (в Дании и в Сконе) в конце 900-х – начале 1000-х годов, и найденные обрубки украшений часто соответствовали весу монеты – арабской или европейской. Точно так же половинки или четвертинки монет наверняка использовались при мелкой торговле, и оплачивать их можно было, не прибегая к взвешиванию, благодаря чему монеты можно было экономить. С другой стороны, в Северной Норвегии, например, обрубки серебра не встречаются. Причиной может являться то, что здесь все еще была в ходу преимущественно меновая торговля.
Обнаружение многочисленных и необычайно богатых кладов на Готланде вызывает ряд вопросов, на которых пока еще нет ответа. Долгое время бытовало мнение, что в основе этого лежит весьма оживленная торговля на самом острове и за его пределами, и что огромное количество найденного здесь серебра– это доходы от торговли, которую жители Готланда вели на Руси. Но, хотя известно, что викинги действительно вели там торговлю, считать этот факт бесспорным объяснением нельзя. Не исключено, что источником богатых кладов на Готланде являются грабительские походы викингов в чужие земли и вымогательство дани у местного населения. Едва ли можно предположить, что люди, ведущие обширную торговлю, стали бы зарывать серебро у себя в усадьбе, а именно такие случаи особенно распространены на Готланде. Думается, что купцы в основном пускали свое серебро в оборот, В кладах на Готланде обнаружено не так уж много арабских монет. А вот в торговом центре Павикен обнаружены очень мелкие кусочки серебра, и это свидетельствует о том, что торговля на острове, тем не менее, велась.
В тех случаях, когда в том или ином кладе обнаруживаются монеты, по ним обычно можно точно установить время, когда он был зарыт в землю. Причины сокрытия кладов могли быть самые разные. Это могли быть смутные времена, отъезд или какие-либо другие экстремальные обстоятельства. На Готланде, судя по всему, было принято закапывать клады на территории своей усадьбы. Тот факт, что клады так и оставались зарытыми в землю, может иметь довольно простое объяснение. Их владелец мог покинуть этот мир либо у себя дома, либо в викингском походе и унести с собой в могилу тайну местонахождения клада. Эти и другие обстоятельства говорят о том, что размеры и количество кладов не могут быть показателем благосостояния или уровня экономического развития того или иного региона.
Первым регионом Скандинавии, где началась чеканка монет, была Дания. Уже в 700-е годы в торговом поселении Рибе в обороте были монеты, поскольку здесь их обнаружили в больших количествах. Речь идет о фризских (или, возможно, датских) монетах, так называемых «скеаттас». В начале 800-х годов началась чеканка монет в Хедебю. При их изготовлении брались за образец монеты императора Карла Великого, чеканившиеся во фризском городе Дорестад, но были в ходу и монеты иного типа, которые в той или иной мере использовали каролинские образцы. Вместе с тем, производство было не слишком обширным. Оно прекратилось во второй половине столетия, чтобы затем возобновиться около 900 года. Но лишь, примерно, в 975 году, при короле Харальде Синезубом, началась чеканка подлинных датских монет. Мест, где производилась чеканка, было много, и монеты изготовлялись по византийскому образцу. Вероятно, чеканка монет производилась под эгидой короля, как и повсюду в Европе, но, поскольку самые первые датские монеты не имели никаких надписей, установить этот факт не представляется возможным.


Перед самым наступлением 1000-го года началась новая эра чеканки монет. Она длилась недолго, и чеканка производилась в ограниченных масштабах, но она имела место во всех трех скандинавских странах, и за образец брались англосаксонские монеты, поскольку это был период получения викингами в Англии выплаты «данегельд». На надписях, имеющихся на монетах, можно прочесть имя короля Свена Вилобородого в Дании, Олава (Трюгвессона) в Норвегии и Олафа (Шетконунга) в Швеции. После Олафа на шведском престоле находился Анунд Якоб, и он тоже некоторое время чеканил монеты. Около 1030 года на монетах, чеканившихся в Сигтуне, появляется имя Кнуда Великого. Затем в чеканке шведских монет наступает столетний перерыв. В Норвегии чеканка монет возобновилась при короле Олаве Святом (1015-1030), но стабильная чеканка норвежских монет началась лишь при короле Харальде Суровом Правителе (1047-1066), и тогда же стали указывать место чеканки. Отныне монеты начинают играть главенствующую роль в экономике страны, и с этого периода в смешанных кладах серебра больше не встречаются кусочки украшений и монет. В Дании чеканка монет продолжилась, вероятно, при Свене Вилобородом и Харальде Свенссоне, и особенно широкий размах она приобрела в царствование Кнуда Великого (1018-1035) и его наследников. Здесь монеты также чеканились по образцу англосаксонских, их часто изготовляли английские мастера, и теперь на монетах мы находим названия самых разных мест их чеканки. Вскоре датчане настолько привыкли пользоваться монетами, что украшения и кусочки серебра почти полностью исчезают из содержимого кладов. А после того, как в производстве монет, примерно в 1070 году, произошла большая реформа, исчезают в значительной мере и заморские монеты. Отныне подобно тому, как это уже давно имело место в Англии и других регионах Западной Европы, законное право хождения получают лишь монеты данной страны. В результате длительного процесса развития возникает экономика, базирующаяся на национальных монетах, и это благоприятствует развитию торговли и способствует росту доходов короля.

Товары

Письменные источники сообщают о некоторых видах товаров, имевших хождение в Скандинавии, а также о торговле рабами и мехами. Но более полные сведения об этом дают нам археологические раскопки и естественно-научные исследования. Вместе с тем, едва ли возможно дать полный перечень ассортимента товаров того периода. Часто бывает трудно определить, произведен ли товар внутри страны, а также место, где он был произведен, и кем. Некоторые разновидности товаров не сохранились, либо сохранились частично. Это, в первую очередь, относится к продуктам питания, которые, естественно, полностью потреблялись, а также к тканям, истлевшим с течением времени. Но нет сомнения, что и то, и другое играло не последнюю роль в товарообороте. С другой стороны, поддаются определению некоторые иноземные товары. Это, в частности, относится к тем товарам, для производства которых на данной территории не было сырьевой базы. Речь идет, к примеру, о шелках и изделиях из некоторых пород камней и металлов. Если в поселениях мы находим лишь кости домашних животных, остающиеся обычно при потреблении мяса, и не находим костей, которые отчленяются при забое скота, то это свидетельствует о том, что мясо было не местным, а привозным. Иногда мы можем определить, произведен ли какой-либо предмет, например, украшения, из привозного сырья местным мастером, или привезен издалека, или, возможно, он был произведен в этой местности, но заморским мастером. Главным критерием для такого анализа является внешний вид изделия, техника изготовления и, возможно, следы производственного процесса. Так, для того, чтобы определить, изготовлено ли изделие для повседневного употребления, допустим, обувь, домашним способом или специалистом-ремесленником, необходимо исследовать степень сложности производственного процесса и степень стандартизации в покрое и технике изготовления обуви, которые обнаруживаются во многих местах. В целом следует отметить, что профессиональное производство рыночных товаров, в том числе, предметов повседневного пользования в 900-е годы достигло особенно большого размаха.
Это, несомненно, происходило наряду с неуклонным ростом товаров. Но, разумеется, речь не может идти об одинаково большом обороте для всех видов товаров по всей Скандинавии и для всех социальных групп населения. Большую роль в этом играли, в частности, местные ресурсы, установившиеся культурные контакты и экономические возможности. Вместе с тем, у большого числа людей имелось много всяких товаров, как произведенных профессионалами-ремесленниками, так и привезенных издалека, или из тех мест, где было в наличии сырье для их изготовления. Люди обеспечивали себя самым необходимым, но одновременно им требовались другие товары, и возможность их приобрести существовала в каждой, самой обычной усадьбе. Соотношение между тем, что производилось в домашних условиях, и тем, что изготовлялось профессиональными ремесленниками, едва ли сильно отличалось от обычной практики сельского поселения до индустриализации.


Ниже дается представление о тех видах товаров, которые были в ходу в Скандинавии. Этот перечень не претендует на полноту, здесь названы лишь товары, которые известны нам по немногочисленным находкам, и те, которые часто упоминаются в письменных источниках, свидетельствуя о том, что здесь речь идет о систематическом обмене товарами повседневного спроса. Наряду с этим, встречается достаточно много отдельных экзотических предметов. Это, к примеру, сувениры, награбленные вещи или дары, полученные за рубежом или от приезжих чужеземцев.
В Скандинавию из-за моря привозили обычно предметы роскоши и, в частности, металлы, за исключением железа. Вероятно, именно в этот период началась добыча меди в Фалуне, в Далеркалии (Швеция).
Множество превосходных мечей и доспехов поступало из Франции, однако известно, что там неоднократно налагался запрет на продажу викингам оружия и военных доспехов. Оттуда же поступала высококачественная соль, а из Рейнской области привозились красивые ткани, ореховая скорлупа для окраски тканей местного производства, жернова из Майнцского базальта, богатые сервизы из стекла и керамики, а также другие изделия из стекла и вино.
Из стран Востока, Руси и других регионов Восточной Европы в Скандинавию поступали шелк и другие тонкие ткани, пряности, изделия из стекла, красивые сервизы, бусы из полудрагоценных камней, таких как сердолик и горный хрусталь, а, возможно также, янтарь и пушнина.
Рабов привозили отовсюду, откуда только было возможно, и их экономическое значение как товара и рабочей силы было, очевидно, велико. Серебро, служившее и средством оплаты, и украшением и являвшееся символом благосостояния, поступало в больших количествах как с Востока, так и с Запада. Но, как уже отмечалось, количество его в разные периоды эпохи викингов неоднократно колебалось.
Разумеется, в чужих землях повсеместно сбывались и чисто скандинавские товары: рабы, шкуры, пушнина, моржовый зуб, железо, точильные камни, посуда из стеатита и, наверняка, многое другое. Эти же товары распространялись в самой Скандинавии, добавим только еще продукты рыболовства и земледелия и, возможно, также древесину. Сюда можно причислить также изделия ремесел, например, кожаную обувь, гребни из оленьих или лосиных рогов, кованые изделия из железа, бронзовые украшения и многое другое.
Скандинавские товары, конечно, были не столь экзотичны, как предметы роскоши, поставлявшиеся с Запада и Востока. Но торговля часто велась на большие расстояния, товары поступали из множества мест, и этот вид деятельности имел большое экономическое и социальное значение. Торговля была связующим звеном между странами Скандинавии, равно, как и между другими странами. Она создавала предпосылки для импорта товаров, а наряду с этим, благодаря местной торговле, возникали многочисленные торговища, торговые центры и города.