Наемники, террористы, шпионы, профессиональные убийцы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ I. НАЕМНИКИ И КИЛЛЕРЫ

ГЛАВА II. КИЛЛЕРЫ

БЕГСТВО ОТ СМЕРТИ ШОЛОМА БЕРНШТЕЙНА

Драматическая одиссея Шолома Бернштейна, крупного специалиста по угону
машин, которые затем использовались в своих целях отрядами "Мёрдер
инкорпорейтед", демонстрирует эффективность и неумолимость, с которой
действуют убийцы из преступного синдиката, преследуя беглеца, попавшего под
их "опеку".
Когда Рильз начал давать показания и называть своих сообщников, то
одним из первых арестовали Хэппи Мойона, который вместе с ним командовал
"Бруклинским объединением".
Вся его система защиты рухнула в результате "разговорчивости" его
бывшего компаньона. Мойон, вне себя от ярости и страха, придумал только один
способ предотвратить катастрофу - ликвидировать всех своих находящихся пока
на свободе сообщников, которые могли бы подтвердить показания Рильза. Из
своей тюремной камеры он передал приказ, согласно которому уничтожению
подлежала дюжина его собственных подчиненных, за которыми уже начала
охотиться полиция.
Зная, что он может оказаться самым опасным для Мойона, Шолом Бернштейн,
который в качестве водителя и поставщика автомобилей был свидетелем
многочисленных жестоких экзекуций, осуществлявшихся его хозяином, бежал в
Лос-Анджелес, за четыре тысячи километров от Бруклина. Там у него были
надежные друзья.
Едва он успел обосноваться, изменив на всякий случай фамилию, как
друзья предупредили его, что палачи, которым Мойон поручил его уничтожение,
каким-то образом напали на его след и уже прибыли в город. Бернштейн бежал в
Сан-Франциско.
Спустя несколько часов он обнаружил за собой слежку. Он бросил
автомобиль, полагая, что тот выдает его присутствие, и в дальнейшем
пользовался только общественным транспортом.
С этого момента он метался по всей территории Соединенных Штатов
Америки, пытаясь запутать следы, избегая любых контактов не только с
преступным миром, но и с самыми надежными друзьями, изменив свои привычки и
внешний облик, постоянно переезжал с места на место.
Напрасно! В Даллас, его преследователи прибыли спустя всего девять
часов после него. В Сент-Луисе они вышли на его след на вторые сутки. Нигде
Бернштейну не удавалось обосноваться более чем на три или четыре дня.
Его безумное бегство от смерти завершилось в Чикаго. Хотя там у него не
было ни одного знакомого, его беспощадные преследователи настигли его очень
быстро. Загнаннный, с минуты на минуту ожидавший, что его прикончат, на
пределе сил, Бернштейн решил вернуться в Бруклин и сдаться полиции, которая
единственная способна, быть может, его защитить.
Но, зная, до какой степени развращена полиция, снабжающая палачей из
синдиката нужной тому информацией, он предпочел затаиться до момента, пока
ему не удалось связаться со следователем Джонни Макдоноу, которого весь
преступный мир знал как абсолютно неподкупного.
Это был единственный полицейский, с которым Бернштейн имел шанс живым
добраться до бюро О'Двайера. Его расчет оправдался.
К моменту, когда происходила эта гонка, "Мёрдер инкор-порейтед", сильно
ослабевшая вследствие разоблачений Рильза, обезглавленная, дезорганизованная
многочисленными арестами, превратившаяся в мишень для полиции, не
располагала былой свободой действий и была не более чем собственнной тенью.
В течение шести лет, обладая чудовищной властью, не обнаруженный
органами, на которые возложено поддержание общественного порядка, этот
синдикат смерти благодаря своим методам, строгой конспирации и железной
дисциплине мог безнаказанно рассылать во все концы Соединенных Штатов свои
команды убийц.

(Шарльс Ж.-М., Марсилли Ж., Преступный синдикат. М.,1983).

БАГСИ СИГЕЛ ЛЮБИЛ УБИВАТЬ ЛИЧНО

Багси (Бенджамен) Сигел (1900-1946). Симпатичный брюнет, пробор на
левую сторону, чуть удивленные глаза, ослепительная белозубая улыбка.
Этот человек, входивший в высшее руководство синдиката, любил и умел
убивать лично. В "Корпорации убийств" он занимал должность палача. Сигел
отличался умом, жестокостью, изворотливостью. Совершая убийства, он всегда
тщательнейшим образом обеспечивал прикрытие - уничтожение следов, алиби и
т.п.
Впервые убил сразу двух человек, одновременно выстрелив из двух
револьверов.
Сигел убивал лично или принимал участие в убийстве десятков людей, в
том числе "босса боссов" американских гангстеров Сальваторе Маранцано. После
того как Маранцано был ранен ножами другими участниками нападения, Багси
Сигел собственноручно перерезал горло кричащему дону Сальваторе, едва успев
отскочить, чтобы не запачкаться брызнувшей кровью.
Есть серьезные основания считать, что именно Сигел убил голливудскую
кинозвезду Тельму Тодд.
Она была найдена 15 декабря 1935 года мертвой в своем гараже на сиденье
принадлежавшего ей "паккарда", и официальная версия гласила, что это
самоубийство.
Однако накануне Тельма встречалась с Багси Сигелом, после чего его
никто не видел. Сигел убил Тельму по приговору так называемого "суда
Кенгуру" - высшего "органа правосудия", существовавшего в те годы у
американских гангстеров. Дело заключалось в том, что, став подставной
владелицей ресторана, принадлежавшего Лаки Лучиано (лидеру американских
гангстеров), Тодд в конце концов перестала платить "налог" с ресторанной
прибыли Лучиано, и тот поставил вопрос об этом на "суде Кенгуру".
Преступный ареопаг приговорил актрису к смерти. Актрису погубила
жадность, хотя это, конечно, ни в коей мере не оправдывает ее "судей" и
жестокого убийцу.
Багси Сигел, заняв высокое положение в структуре преступ-ного
синдиката, занялся организацией игорного бизнеса.. Именно Сигел сделал
пыльный и скучный провинциальный городок Лас-Вегас мировым центром азартных
игр. В 1946 году он купил здесь землю и выстроил роскошный отель с казино.
За полгода были благоустроены песчасные пустыри - завезена земля, посажены
деревья, вырыты пруды и выпушены в них розовые фламинго. Сигелу не удалось
особенно наслаждаться делом рук (точнее, денег) своих. Через год после
открытыия первого казино он погиб в гангстерской "разборке".

(Лаврин А. Хроники Харона. М., 1993).

ПОЛЕТ "КЕНАРЯ"

На время проведения допросов Рильза поселили в отдельной секции
гостиницы "Боссерт", расположенной напротив здания муниципалитета Бруклина и
охраняемой наподобие несгораемого сейфа. Место его содержания под стражей
неоднократно меняли, сохраняя все это в строжайшей тайне.
Наконец его перевели в Кони-Айленд, в отель "Халф мун", отдельно
стоящее высотное здание рядом с пустым в это время года пляжем. Вскоре к
нему присоединились Таннен-баум и Бернштейн. Все трое дожидались в полной
изоляции момента, когда они должны будут свидетельствовать против своих
бывших патронов и сообщников.
Из вывозили из "Халф мун" в бронированном автофургоне, сопровождаемом
эскортом полицейских с оружием наготове. Дорога до зала судебного заседания
уголовного суда в Бруклине каждый раз пролегала по новому маршруту,
выбранному в последний момент.
Дворец правосудия был буквально наводнен детективами.
Чтобы проникнуть в небольшой зал судебного заседания, надо было
предъявить специальный пропуск. Двери тотчас основательно запирались за
каждым вошедшим.
Туркус арендовал весь шестой этаж отеля "Халф мун". Один из лифтов
специально предназначался для обслуживания только этого этажа. Чтобы
воспользоваться лифтом, надо было пройти пикет охранников в нижнем холле,
затем подвергнуться тщательному обыску на выходе из кабины лифта на шестом
этаже, где располагался второй пост охраны. Дальше было несколько
бронированных дверей.
Эйб Рильз занимал комнату 623, в самой глубине. Дверь комнаты постоянно
держали открытой, чтобы восемнадцать охранников, разделенных на три отряда,
не теряли заключенного из виду ни на минуту.
Все были вооружены до зубов. Перед этим они прошли тщательный отбор,
который проводил сам О'Двайер. Эти же охранники приносили и пищу. Время от
времени Рильзу разрешали принимать жену, которая уже произвела на свет
младенца...
Она посетила Рильза и накануне знаменательного дня - среды 12 ноября
1941 года (до начала процесса над Бухал-тером, Вейсом, Капоне оставалось
десять дней).
В среду в 6 часов 45 минут полицейский офицер Джеймс Боил заглянул в
комнату Рильза. Тот спал крепким сном, развалившись на своей мягкой постели.
Незадолго до семи часов Эл Литцберг, управляющий гостиницей, живший в номере
на третьем этаже как раз под комнатой гангстера, слышал какой-то шум на
террасе, которая одновременно служила крышей для части помещений,
расположенных на третьем этаже.
Три первых этажа гостиницы образовывали нечто вроде выступа и
значительно выдавались вперед по сравнению с остальной частью здания.
В 7 часов 12 минут инспектор Виктор Робине вошел в комнату Рильза,
чтобы провести очередное обследование. Эти проверки осуществлялись регулярно
с интервалом в пятнадцать минут. Робине? таким образом, опоздал на десять
минут. На этот раз кровать оказалась пустой, на ней не было простыней, окно
в комнате было широко открыто.
Полицейский подбежал к окну, выглянул наружу и зло выругался.
Тринадцатью метрами ниже, на террасе третьего этажа, лежало тело, сведенное
предсмертной судорогой. Это был Эйб Рильз по кличке Кривой. Он был полностью
одет. Рядом с ним валялись простыни, связанные электрическим проводом
наподобие каната.
Смерть наступила мгновенно от переломов черепа и шейных позвонков, не
считая других телесных повреждений. Труп покоился в шести метрах от стены
основного здания.
Как эпитафия этому человеу, заставившему содрогнуться преступный
синдикат, прозвучали циничные и торжествующие слова Лаки Лучиано, узнавшего
приятную новость в то же день: "Кенари умеют петь, но, к их несчастью, не
умеют летать!" Для О'Двайера и Туркуса удар был сокрушительным. Окружной
атторней потребовал от капитана Фрэнка Балса, командира отряда следователей
и ответственного за безопасность Рильза и Танненбаума, детально разобраться
в этом деле.
За несколько часов Бале на скорую руку провел расследование. По его
мнению, в том, что перед моментом падения Рильз находился в комнате один, не
было ничего особенного. В ночное время всегда так и было. Во всяком случае,
дверь оставалась открытой постоянно, обходы совершались регулярно каждые
четверть часа, и его телохранители бодрствовали в соседней комнате.
Эта версия, однако, полиостью противоречила показаниям Алли
Танненбаума, находившегося в аналогичных условиях содержания под страженй.
По его словам, заключенные ни на секунду не оставались одни, даже когда они
спали или справляли свои естественные надобности.
Расследование Балса породило версию о трагически окончившемся, но
довольно естественном несчастном случае: Рильз хотел сбежать, чтобы передать
жене припрятанные им сто тысяч долларов.
Вскрытие не показало каких-либо следов яда или наркотиков, но, когда в
1951 году акт вскрытия будет представлен комиссии Кефовера, выяснится, что
Кид, который никогда не пил, перед смертью употребил значительное количество
алкоголя. Но если он был в полном сознании во время своего падения, то как
объяснить, что он даже не вскрикнул и никто не слышал его воплей?
Он сам якобы связал свои простыни, чтобы сделать веревку и добраться
таким образом до пятого этажа, но она оборвалась, он упал и разбился. Можно
только удивляться, что никому не пришло в голову обеспечить блокировку или
вставить решетку в окно столь драгоценного и находящегося под угрозой
уничтожения свидетеля.
Но предполагать, что этот заключенный захотел сбежать, он, который не
сделал бы и десяти шагов вне своей "тюрьмы", как его тут же прикончили бы, и
который знал, что, где бы он ни спрятался, синдикат перевернет небо и землю,
чтобы покарать его, - предполагать это было по меньшей мере неразумно.
К тому же, он мог рассказать жене о местонахождении своего капитала во
время ее посещений. Перед лицом всеобщего возмущения, вызванного
заключениями следствия, капитан Бале рискнул выдвинуть другую гипотезу, еще
более смехотворную.
Эйб Рильз, как известно, слыл весельчаком и был всегда готов рызграть
охранников. Его любимая шутка состояла в том, что он через окно спускался до
пятого этажа и, с тем чтобы посмеяться над охранниками, кричал им оттуда:
"Ку-ку! Я здесь!" По словам Балса, утром 12 сентября он просто хотел
повторить свою шутку. Но на этот раз она не удалась. Более откровенную
галиматью трудно придумать! Поползли слухи, ставившие под сомнение
невиновность капитана Балса и его полицейских агентов.
Тогда, чтобы раз и навсегда пресечь разговоры, полиция Бруклина сделала
то, что она должна была сделать в самом начале: было официально объявлено,
что Рильз, измученный угрызениями совести и зная, что синдикат не отступит и
будет преследовать его всю жизнь, предпочел покончить с собой. Но эта третья
гипотеза несколько запоздала. К тому же, она не могла объяснить и
присутствия связанных простыней, валявшихся рядом с трупом, и того, как
удалось Рильзу оказаться в шести метрах от стены здания. Не мог же он
прыгнуть на такое расстояние.
Да и образ отчаявшегося окончательно доносчика не совсем увязывался со
свидетельством полицейского, который видел его храпевшим за десять минут до
того, как он "выбросился" из окна.
С другой стороны, известный радиокомментатор Уолтер Уинтшелл обнаружил
неопровержимое доказательство того, что Рильз получил несколько писем с
угрозами расправиться с его женой, если он не раскошелится.
Эти попытки вымогательства были предприняты одним из приятелей Шолома
Бернштейна. Для полноты картины следует добавить, что Кида Твиста ненавидели
даже сами его коллеги-доносчики: Алли Танненбаум, Маггун и Каталано.
Среди ответственных работников нью-йоркской полиции бытует другая
официальная версия, наиболее достоверная. Синдикат подкупил многих
полицейских и свидетелей на всех уровнях. При посредничестве Комтелло были
подкуплены некоторые из ближайших сотрудников О'Двайера и Туркуса, а уже
через них - ряд полицейских, охранявших обитателей отеля "Халф мун". После
этого устранение Эйб Рильза оставалось только вопросом времени и величины
вознаграждения, а, как известно, организация готова была заплатить
максимальную сумму, чтобы заставить навсегда замолчать неистощимого болтуна
из комнаты 623. Эйб Рильза, таким образом, выбросили наружу его собственные
охранники, презиравшие его за грубость и заносчивость. Они же подбросили к
трупу связанные простыни, чтобы подкрепить версию о попытке совершить побег.
Мы же расскажем иную версию, опираясь прежде всего на талант
экс-любовницы казненного Страуса, Девица по кличке Смертельный поцелуй
применила все свое обаяние и хитрость, помноженные на незаурядные актерские
способности. Ей удалось окрутить охранника Инсайдера с первой же встречи.
Через четыре месяца она сделала из него настоящую марионетку. Он полностью
оказался во власти ее прихотей и был готов ради нее на все. В это же время
Карбо, доверенный человек Сигела, за десять тысяч долларов склонил к
сотрудничеству одного из администраторов "Халф мун", которому дали кодовое
имя Мидлмэн (Посредник).
Этот человек должен был проследить, чтобы комната, расположенная под
комнатой Рильза, оставалась свободной до тех пор, пока в один прекрасный
день не появится "турист" из Монреаля и не сделает заранее оговоренный знак.
Ему и сдадут эту комнату.
"Туристом" был убийца, подобранный Сигелом специально для выполнения
столь трудной миссии. Его звали Фрэнк Левек Уроженец Квебека, он не был
известен американской полиции и потому не рисковал оказаться разоблаченным
до начала операции. На протяжении нескольких недель уединившись на ранчо
Багси Сигела, расположенном в укромном месте, Левек тренировался в лазании
по отвесной каменной стене высотой около двадцати метров, на которой
декораторы киностудии, не зная истинного назначения своей работы,
воспроизвели мельчайшие детали фасада отеля "Халф мун", а также планировку и
обстановку комнаты Рильза и той, которая располагаясь прямо под ней на пятом
этаже.
Сигел контролировал ход приготовлений Левека, которому в этом помогали
два других сообщника - Пит Монахам и Поль Келли, исполнявшие на ранчо роли
Инсайдера и Мидлмэна.
Когда они были достаточно подготовлены, прекрасная Эвелин убедила
своего нового любовника в необходимости встречи с Сигелом. Ее ласки и сто
тысяч долларов умаслили полицейского, и он согласился участвовать в
устранении Рильза с обязательным условием, чтобы это имело вес признаки
самоубийства или несчастного случая.
Сделка состоялась. Инсайдер, хорошо знавший все привычки и манеры
заключенных и их охранников, помог Левеку разработать окончательный вариант
плана. Когда все было выверено с точностью до секунды, Сигел разрушил стену,
служившую тренажером, и сдавшись властям, 8 октября 1941 года, расположился
в тюремной камере, дабы обеспечить себе алиби. Его заключение в тюрьму
представляло собой пустую формальность. Сигел мог ежедневно выходить на
свободу, заказывать себе любые яства, вина и принимать по своему желанию
весь цвет киномира.
Инсайдер и Эвелин Миттелмен возвратились в Бруклин, а Левек - в Квебек.
В конце октября в "Халф мун" появился "турист". Он с готовностью дал
себя обыскать полицейским, наводнявшим отель.
Администратор признал его и, как было уговорено, выделил ему пустующую
комнату на пятом этаже. В течение пятнадцати дней Левек изображал из себя
скромного коммерческого представителя, постепенно приучая охранников к своим
регулярным приходам и уходам, к своему лицу, усыпляя их недоверение своим
добродушием и внешней незначительностью. К концу второй недели ни одному
полицейскому уже и в голову не приходило уделять ему сколько-нибудь
существенное внимание. Он превратился для них в одного из постоянных
обитателей отеля, не вызывающих никаких подозрений.
11 ноября Левек обратился с просьбой выделить ему другую комнату.
Администратор тут же предложил ему другой номер, но при этом сделал так, что
комната на пятом эта-
же после него снова оставалась свободной. К этому времени у Левека был
уже дубликат ключа от нее. В этот же вечер к Рильзу приходила жена и они
крупно поссорились.
Когда в 23 часа Рози покинула своего мужа, он был вне себя от злости.
Никогда не бравший в рот спиртного, он вдруг без особых колебаний согласился
выпить и сделал большой глоток из бутылки, предложенной Инсайдером. В виски
было добавлено снотворное. Вскоре Кид Твист крепко уснул.
Ночью Левек тайком покинул свое новое жилище и пробрался в комнату на
пятом этаже, воспользовавшись изготовленным ключом.
В 5 часов 30 минут, проводя обход, Инсайдер заглянул к Рильзу,
храпевшему что было сил. Он опустил через окно провод, достававший до пятого
этажа, и зажал его рамой. Левек был наготове. Он привязал к нижнему концу
провода веревочную лестницу с двумя стальными крючками, обернутыми ватой,
чтобы не оставлять следов на стене.
В 6 часов 45 минут детектив Джеймс Боил, совершая очередной рейд, не
обнаружил ничего подозрительнгого в комнате Рильза. В 7 часов следующую
проверку производил Инсайдер. Он быстро открыл окно, подтянул веревочную
лестницу и закрепил крюки за подоконник. Спустя несколько секунд к нему
присоединился Левек Вдвоем они быстро одели сонного Рильза, раскачали его и
выбросили наружу, сбросив вслед за ним связанные простыни.
После этого Левек тем же путем вернулся на пятый этаж, захватив с собой
веревочную лестницу и провод. Он закрыл за собой окно и, уходя, запер
комнату на ключ.
В 7 часов 10 минут детектив Виктор Робине обнаружил отсутствие Рильза,
а спустя несколько секунд увидел его труп на террасе.
Левек дождался 8 часов 30 минут утра, уплатил по счету и покинул отель.
Перед этим он любезно согласился наряду с другими клиентами ответить на
вопросы следователей капитана Балса, даже не подозревавшего о тех
необыкновенных акробатических трюках, которые проделал этой ночью
"простодушный" канадец.
А Багси Сигел, как только узнал эту замечательную новость, попросил
доставить дюжину бутылок шампанского, чтобы прямо в тюремной камере
отпраздновать случившееся со своими надзирателями и многочисленными гостями.
Несмотря на кажущуюся привлекательность, версия, изложенная Багси
Сигелом, никогда не вызывала особого доверия экспертов. Они считали, что
Сигел выдумал всю эту историю с начала до конца, с тем чтобы
продемонстрировать, насколько он изобретательнее других главарей преступного
синдиката, а также чтобы скрыть истинных палачей - личных охранников Рильза.
Как бы там ни было, цель была достигнута. О'Двайер и Тур-кус потеряли
своего главного помощника. Кроме того, стало ясно, что правосудие, несмотря
на небывалые предосторожности, не в состоянии обеспечить безопасность своих
свидетелей, даже самых ценных и полезных.
Демонстративное устранение Эйба Рильза напугало других "кенарей".
Разумеется, они не могли отказаться от уже данных показаний, но в дальнейшем
их память стала обнаруживать странные и многочисленные провалы, а их
обличительные свидетельские показания уже не выглядели столь убедительными,
как прежде.
30 января 1942 года, когда Багси Сигел, Фрэнк Карбо и Чамп Сегал в
очередной раз предстали перед судом по обвинению в убийстве Биг Рина
Гринберга, то даже Танненбаум, доставленный по этому случаю в Калифорнию,
был настолько сбивчив и неубедителен в своих свидетельских показаниях, что
произвел на суд самое нежелательное впечатление. Присяжные оправдали трех
убийц. 21 февраля следующего года они были освобождены.
Но смерть Рильза все-таки не спасла ни бухгалтера, ни его лейтенантов -
Мэнди Вейса и Луиса Капоне от электрического стула.

(Шарлье Ж.-М., Марсилли Ж, Преступный синдикат. М., 1983).

ИЗ РАЗГОВОРА С КИЛЛЕРОМ-ПРОФЕССИОНАЛОМ

Лет 70 назад исследователь преступного мира доктор Лобас столкнулся с
редким для того времени криминальным происшествием - наемным убийством.
Сегодня, по данным Главного управления уголовного розыска МВД России, в
год расследуется свыше 200 заказных убийств.
Причем специалисты знают: в действительности их в несколько раз больше.
Точную цифру вряд ли кто назовет, так как "заказную мокруху" трудно отличить
от несчастного случая либо доказать.
Еще недавно, по статистике того же МВД, львиную долю сделок "смерть -
деньги" составляли убийства родственников, соседей, знакомых, заказанные из
мести, ревности, стремления получить наследство и т.д.
Исполнителями выступали "киллеры на час" - довольно пестрая публика,
представленная бомжами, алкоголиками, бывшими спортсменами,
солдатами-дезертирами. В ход шли бутылки, ножи, веревки, обрезы, охотничьи
ружья.
За последнее время принялись убивать одного за другим воров в законе,
авторитетов, банкиров, бизнесменов, предпринимателей. При этом уже
использовали полуавтоматическое, автоматическое оружие, а также взрывчатые
вещества.
Практически все убийцы благополучно покидали место преступления. Кто-то
приписывает эти убийства членам преступных группировок, кто-то склонен
полагать, что в России появился свой "эскадрон смерти", сформированный из
сотрудников уголовного розыска, который сам творит суд и расправу. А вот
мнение киллера: "Так применять профессиональные средства могут люди, не
только имеющие опыт обращения со служебным оружием, но и обученные убивать.
Один грамотно - выстрелами в ноги - укладывает (а не убивает) телохранителя
и шофера и аккуратно посылает три пули в "клиента" - директора. Другой ловит
"клиента" в щель между шторами (с чердака бывшего здания КГБ) и всаживает
ему в лоб пулю, Третий расстреливает объект в движущейся машине.
И вы скажете, что это работают бывшие уголовники или "крутые" мальчики
из какой-то группировки, мнящие себя суперменами? Оставьте иллюзии. Это -
профи. И запомните - российский киллер-профессионал воспитан не в зоне под
присмотром пахана. И стрелять он учился не на лесных опушках Подмосковья, и
мускулы наращивал не в люберецких подвалах.
Профессиональные киллеры имеют хорошую подготовку, за плечами у лих
либо спецподразделения армии и флота, либо участие в боевых операциях, либо
они были подготовлены спецслужбами ныне распавшегося СССР и оттачивали свое
мастерство и умение в специальных акциях.
Давайте скажем честно: профессиональный киллер - это, как правило,
человек, подготовленный государством, сознательно выбравший для себя
противозаконный род деятельности. Именно к этим людям предпочитают
обращаться "крестные отцы" организованной преступности и воротилы теневого
бизнеса. И не имеют при этом головной боли: гарантия стопроцентная и никаких
следов". По словам киллера, профессионалы успешно работают под несчастный
случай или самоубийство. Но такие заказы поступают в том случае, когда
"клиента" хотят убрать тихо. Допустим, некий зам мечтает сесть в кресло
директора фирмы. Последний может в пьяном виде вывалиться из окна,
отравиться газом, упасть в лифтовую шахту и т.д. И сделано все будет так,
что комар носа не подточит.
Заказ на отстрел поступает, когда политику какой-то структуры надо
изменить на 180 градусов. Убирая самого несговорчивого, устрашают остальных.
Заказ получают через посредника. У киллера-профессионала к заказчику
бывает только три вопроса: кого, где и сколько.
Сразу платят половину плюс расходы на подготовку (приобретение оружия,
"левых" номеров для автомашины, паспорта и т.д.) Остальное - после убийства.
Но бывают случаи, когда всю сумму передают до начала операции.
Киллер: "Некоторые мои коллеги полагают, что для исполнения каждого
заказа необходимо строго индивидуальное оружие, то есть отстрелянный "ствол"
должен исчезнуть. Бытует мнение, что настоящий профессионал никогда не
использует дважды одно и то же оружие.
Позволю себе с этим не согласиться. Если первый заказ не был "крупным"
и поисками не занималась ФСК, то я, например, мог бы использовать одно и то
же оружие несколько раз не меняя. Во-первых, для этих целей более надежен
револьвер.
Во-вторых, это пистолет ТТ. А вообще, с оружием, как и со взрывчаткой,
проблем нет, купить можно все, что угодно.
Правда, взрывчаткой я пользоваться не люблю. Промышленные ВВ, шашки
тротиловые прессованные ТП-200,ТП-400, литые ТГ-500, аммониты, гексопласты,
ну и другие, армейские - тен, тетрил, плаксид - все это определяется даже
после взрыва специальными аэрозолями типа "EXPRAY".
А дальше все пойдет по цепочке: ФСК определяет характер взрывчатого
устройства, места его использования и хранения, через МВД или армейскую
контрразведку выяснит, где были хищения. Так и до исполнителя дойти можно".
В федеральной программе Российской Федерации по усилению борьбы с
преступностью на 1994-1995 годы намечен комплекс мероприятий по пресечению
незаконного оборота оружия. Практика показывает: незаконный оборот оружия и
его использование в преступных целях приобрели широкий размах и все больше
оказывают негативное влияние на обострение криминогенной обстановки.
Только за последние три года количество преступлений, совершенных с
применением огнестрельного оружия, увеличилось с 4 до 22,5 тысяч. У
преступников изъяты 1366 пистолетов и револьверов, 1846 автоматов, 140
пулеметов, 328 винтовок и карабинов, 6 ракетных установок, 33 гранаты, 6
пушек. По фактам изъятия оружия и боеприпасов следователями органов
внутренних дел возбуждено свыше 20 тысяч уголовных дел.
Киллер: "Наш брат нынче пользуется спросом. А спрос, как известно,
рождает предложение. О подпольных школах киллеров не слышали? Есть такие.
Одна в России, другая на Украине. Мода у наших нуворишей завелась - иметь
домашнего киллера. И отстегивают они за обучение приличные деньги. Только
вот после сдачи первого "зачета" (к примеру, "наезда" на коммерческую
структуру) из десяти учеников останется один-два. Охрана, она ведь тоже не
лыком шита. Из тех, кто выкрутился, может быть, толк получится, но для этого
необходимо время. Потому на мой век заказов хватит..."
По мнению киллера, "крестные отцы" организованной преступности, покупая
государственных банкиров, чиновников, убивая строптивых банкиров и
бизнесменов, добились контроля над тысячами предприятий. Тут тебе и банки, и
торговля, и транспорт. Денег у этих людей в избытке. Теперь им подавай
власть. Сейчас происходит слияние криминально- коммерческо-финансовых
структур с политическими партиями и течениями. А значит, завтра уголовный
террор приобретет другие оттенки и у профессиональных киллеров появится
новая цель - политический лидер.
Киллер: "Каждый человек в окружении президента - предмет пристального
внимания тайно или явно противоборствующих групп политиков и высших
чиновников, ведь приближение или отдаление кого-либо может моментально
отразиться на судьбе его партии, на общей расстановке политических сил. До
тех пор, пока в эти игры не вмешивались мои заказчики, все заканчивалось
подсиживанием, интригами, склоками, ну, в худшем случае, мордобоем в Думе.
Теперь существует вероятность того, что в какую-то минуту очередную
проблему попытаются решить одним выстрелом или взрывом. Мои наблюдения
привели меня к выводу, что борьба с организованной преступностью
превратилась, по существу, в прикрытие истинной борьбы с конкурентами в
криминальном мире и преследует политические цели.
Преступность уже сегодня являет прямую угрозу правительству. В истории
найти подобные примеры невозможно. Были режимы и диктаторы, которые
использовали в своих интересах организованную преступность. Но попытки со
стороны бандитов подменить государство не случалось. Здесь мы оригинальны".
Устранить политического лидера сможет далеко не каждый из тех, кто
считает себя профессионалом. Это должен быть хладнокровный, прекрасно
подготовленный и оснащенный, хитрый, педантичный, не оставляющий без
внимания ни одной мелочи человек, который способен противопоставить свое
мастерство профессионализму агентов службы безопасности политического
лидера. А это тоже люди опытные, думающие, имеющие хорошую базовую
подготовку.
Их профессиональные качества строго индивидуальны, механизм
бессознательного инстинкта сохранения собственной жизни притуплён
длительными тренировками. В распоряжении службы хорошо разработанная,
эффективная практика охраны и защиты принципала, основанная на сборе и
анализе всех покушений на высокопоставленных чиновников и политических
лидеров, прекрасные информационные условия.
Киллер: "Я не раз наблюдал, как работает личная охрана какого-нибудь
лидера. Они взглядом рассекают и фильтруют толпу. По манере держаться
способны определить, насколько опасен подозреваемый, умеют правильно подойти
к нему, грамотно проверить. И, при необходимости, мгновенно обезвредить его.
Я всегда уважал профессионалов.
Одного только не пойму, чего ради они держатся за свои места?
Прикрывают собой этих типов, таскаются за ними по стране. Ни сна тебе,
ни покоя! Да еще смотря какой Хозяин попадется...
Иному для обеспечения его же безопасности советуют изменить линию
поведения. А он орать начинает. Зарплата у этих ребят - курам на смех, любой
банкир платит своим телохранителям в несколько раз больше..."
Опыт работы и знание реальной политики позволяют охране
предположительно знать, откуда может исходить возможная опасность для
политического или государственного деятеля, как проводить комплекс
мероприятий но контролю за деятельностью партии, предположительно готовящей
террористический акт, и, как следствие, изучать вопрос возможного покушения
и воздействия на ситуацию в нужный момент. Но несмотря на перечисленное,
настоящий профессионал знает: нельзя достичь абсолютной безопасности.
Нелишне добавить, что в мероприятиях по обеспечению безопасности
президента задействованы 1000-1200 сотрудников силовых ведомств,
подключаются "трассовики", "эпизодники", 15-20 человек личной охраны.
Безопасность политического лидера обеспечивается более скромными силами.
Киллер: "Мои шансы и шансы охраны приблизительно равны.
Самое сложное, на мой взгляд, это обеспечить абсолютную секретность
операции. Я ведь прекрасно осознаю, что мне будет противостоять едва ли не
лучшая в мире служба безопасности, МВД и ФСК. Добавьте сюда информаторов,
пасущихся в организации заказчика. Потому моя анонимность - большой плюс.
Служба безопасности бессильна перед исполнителем, о котором нет никакой
информации...
Любой профессионал, получивший заказ на устранение лидера, займется
тщательной разработкой плана, который позволит ему не только выполнить
задание, но и оставаться целым и невредимым. Камикадзе, как вы понимаете,
среди нас нет.
Основным элементом моего плана могла бы стать неожиданность. Когда
проходит год за годом, а покушений нет, проверки становятся в какой-то
степени формальными, а бдительность притупляется. К тому же, у охраны
сложился отработанный стереотип.
Моя задача - ударить так, чтобы действия не вписывались в схемы,
наработанные охраной, то есть чтобы были для нее неожиданны. Для этого мне
необходимо рассуждать так, как рассуждают мои оппоненты.
... После сбора информации о лидере и ее анализа я могу предположить,
где и когда будет проводится акция. Следующий этап - отработка места
покушения и близлежащих районов. Выбрав место и осмотрев доминирующее
строение, отрабатываю пути отхода. Определяю способ осуществления акции,
оружие...
Взрывные устройства с дистанционным способом подрыва не дадут
гарантированного результата. На трассе и на подъезде взорвать автомобиль
практически невозможно. Машина того же Президента, к примеру, это своего
рода броневик, внутри которого находится капсула-салон.
И для того чтобы нанести реальный ущерб, допустим, при подрыве авто из
люка коммуникационной сети, нужен заряд такой силы мощности, чтоб авто
подбросило на 15-20 метров. Значит, реальная возможность физического
устранения "клиента" появляется только в тот момент, когда он находится на
свежем воздухе.
Зарядом направленного действия с дистанционным подрывом, скажем,
немного модернизированной отечественной ПОМЗ-2, или ОМЗ-4, ну, это от
бедности, а лучше американским М18 (мина "Клеймор"), Но я бы использовать ее
не стал. У М18 сектор поражения осколками 60 градусов, и летят они на 30-40
метров, все живое выкосят, не подпрыгнешь, не заляжешь. А это значит, будут
лишние жертвы. Жалко ли мне людей? Да нет, просто устранение тех, кто не
оплачен, не есть профессионализм..."
Все пространство, окружающее телохранителя, условно можно разделить на
пять зон. Первая - зона непосредственной близости - от 0 до 3-5 метров. Это
пространство, в котором противник может совершить мгновенное нападение. Все
объекты здесь пользуются повышенным вниманием. Вторая - ближняя зона от 5 до
20 метров. Внутри этой зоны возможно эффективное нападение с помощью легкого
стрелкового оружия и применения метательных взрывных устройств. Третья - от
20 до 300 метров.
Внутри нее возможно эффективное нападение с помощью профессионального
оружия. Четвертая - зона ближайшей видимости - в основном, предназначена для
ведения наблюдения и изучения, id есть сбора информации. Пятая зона -
дальней видимости, до 500 метров. Это предельное расстояние, на котором
можно обнаружить опасность, оценить обстановку и принять решение.
Киллер: "Скорее всего, я решил бы работать в 300 метровой зоне. Ближе -
нет смысла, дальше - нет гарантии. Затем оружие... Теперь остается только
ждать. А когда появится объект, поймать в перекрестье прицела голову или
горло (на корпусе возможен бронежилет), задержать дыхание и плавно нажать
курок. А потом уходить.
В любом случае у службы безопасности, как бы хорошо она ни была
подготовлена, возможности ограничены, потому что профессионалы несут охрану
в непосредственнной близости от лидера.
За те мгновения, пока схлынет паника и ситуация станет подконтрольна
охране, я растворюсь в толпе.
Возможно ли организовать покушение на Президента? Почему бы нет?
Попытки уже были. 7 ноября 1990 года в 11.10 на Красной площади слесарь
Ижорского завода Саша Шмонов стрелял в Горбачева.
Михаилу Сергеевичу по гроб надо быть благодарным старшему сержанту
Мыльникову. Если бы Мыльников стоял на три шага дальше, если бы он не отбил
ствол вверх, если бы второй выстрел не пришелся в булыжник Красной площади,
кто знает, по какому пути пошла бы страна.
Сколько стоит подстрелить Президента? Фанатик типа Шмонова попытался
сделать это бесплатно, но его шансы минимальны. Профессионал моего уровня
запросит, я думаю, тысяч 500-700 "зеленых" и не промахнется. Я бы не
промахнулся... Только, по моим прикидкам, вряд ли кто на него замахнется.
Так что Президент может спать спокойно, чего я не могу сказать о президентах
банков и концернов, а особенно о лидерах политических партий...".

(Белоусова Т. Сколько стоит подстрелить президента. Совершенно
секретно. №10, 1994).

ОХОТА НА МУЖА

Мороз и солнце. День для Валентины Покровской оказался чудесным:
началась охота на ее мужа.
Солнце уже давно не баловало мурманчан. Оно не было ни ослепительным,
ни просто ярким, но это было солнце. Начался декабрь.
На вещевом рынке у магазина "Детский мир", где Валентина Покровская из
злостной спекулянтки превратилась по ходу времени в почтенную коммерсантку,
к ней подошел Тарас Шрамко, ее юный любовник, едва перешагнувщий
двадцатилетний рубеж (самой Валентине шел тридцать третий год), прошептал: "
Не оглядывайся и не озирайся по сторонам. Он здесь. Изучает объект".
Торговка скосила взгляд, на "объект": как бы безучастно ковырявшийся в
"Жигулях" Игорь Покровский, конечно, ревновал ее к Шрамко, несмотря на
открытую и длительную их связь (мог бы привыкнуть), но на людях он не выдаст
себя ни малейшим движением. Горд. За все отыгрывается дома. Ничего, это
будут последние его крики и тумаки; она перенесет. В конце концов у каждого
должна быть своя Голгофа
Вообще-то сезон охоты на собственного мужа Валентина Покровская открыла
немного раньше, еще в сентябре, когда появился первый человек, готовый на
отстрел ее дражайшей половины. На том же вещевом рынке она познакомилась с
вором-домушником Колыгановым, бойкой "феней" сразу же расположившим к себе
озабоченную женщину. В отвег на ее переживания он небрежно бросил, что
замочить человека ему - раз плюнуть и запросил за "разовый плевок" очень
даже скромную сумму, чем окончательно вскружил голову будущей вдове, всерьез
поверившей, что профессиональный вор пойдет на "мокруху".
Колыганов взял "кровавые" деньги, прокутил, попался на очередной краже
и отбыл в колонию, став для заказчицы недосягаемым.
Шрамко, доселе не имевший понятия о ее намерении (готовила сюрприз),
расхохотался:
- Нет, ну и киллера себе нашла! А ты уверена, что он не разболтал про
все твоему мужу, да еще и за это "бабки" не слупил?
- Уверена! - Валентину трясло. Она пришла к любовнику за утешением и
помощью ("Достань его, Тарас! Из под земли достань!"), а нарвалась на
смешки.
- Если бы Игорь про это узнал, то не стал бы молчать, не сомневайся...
- Так он тебе ничего не сказал? - вдруг посерьезнел Шрамко.
- Кто?
- Ну... Приговоренный твой, кто...
- Ты о чем? - растерялась Валентина. - Что имеешь в виду? - крикнула
она.
- Одно из двух: либо вор Колыганов хоть здесь оказался честным и не
перепродал тебя, либо... Лично я склонен думать, что "ниндзе" известно про
твои намерения и он сделал ответный ход. Аналогичный твоему, только с умом.
Высокий, плечистый, хорошо сложенный и физически развитый Игорь
Покровский с достоинством носил -кличку "ниндзя", под которой его знали все
в "крутых" кругах.
Игорь Покровский вращался в увеселительных заведениях при гостинице
"Арктика", и если он нанял киллера, то уж наверняка не промахнулся.
Валентина содрогнулась. Если Тарас прав, то и на нее открыт сезон охоты...
Господи, как тяжело, как мерзко, как тоскливо ощущать себя беззащитной! Нет,
Тарас, конечно, всячески заверил ее, что в беде не оставит, найдет человека,
способного расправиться с "ниндзей", и найдет быстро.
"Так быстро, что ты не успеешь остаться наедине со своим убийцей...
Пусть будет дуэль киллеров".
Дуэль киллеров... Подумать только, что может преподнести нынешняя
жизнь!
- Но все-таки побереги себя. Мало ли... Будь сверхосторожной. Слова
Тараса прошивали сознание, как гвозди - плоть.
Странный человек, присматривавшийся к ней на вещевом рынке, встретился
Валентине у ее дома, зыркнул, задержал взгляд, и, кажется, остановился.
Кажется, потому что Валентина опрометью бросилась в подъезд, ни разу не
обернувшись, а когда заскочила в свою квартиру и выглянула в окно, слезы,
заливавшие глаза, не позволили разглядеть, там ли он, этот страшный человек.
Да и было темно.
Она бессильно упала в кресло. Что делать, Боже мой, что делать? Вызвать
мужа на откровенность и прекратить дуэль киллеров? Проницательный взгляд
"ниндзя" непременно уловит, что она блефует: за ее спиной не было убийцы.
Тарас обманул. Оправдывался: не хочет, мол, влипнуть, как она. Выбирает,
проверяет.
Прощупывает. Добивается...
- Как "ниндзя"? Шумит, по-прежнему?
- Ох, не то слово...
Тарас улыбался - она кусала губы, чтобы не "сорваться" на него.
Защитничек!
- Между прочим, - раздельно сказал Шрамко, - это очень хорошо, что
шумит. Изменил бы к тебе отношение - верняк, что поставил на тебя.
- А! - слабо отмахнулась Валентина, не глядя на собеседника. - Я тоже
по отношению к нему не изменилась.
- Так и ты, моя дорогая, пока ничего не поставила на него. Пока. Я
нашел человека. Постарайся завтра привести мужа к "Детскому миру". Мой
человек им полюбуется.
Взяв у торговки сто тысяч рублей - задаток для убийцы, Шрамко, не
обращая внимания на Игоря, оторвавшегося от
"Жигулей" и мерящего соперника взглядом, растворился в толпе. Валентина
потеряла его, отвлекшись на пару минут в поисках охотника на ее мужа.
Подозрение вызвали сразу несколько человек, но поди разберись, кто из них
киллер... Ни к одному из них Шрамко не подошел.
Во время их короткой встречи на глазах у обреченного он успел ей
сообщить, что посвятил киллера в привычки и распорядок дня Игоря
Покровского, оставалось ознакомиться с "дичью" в натуре - и в любой день, в
любой час встреча "ниндзн" с неким человеком окажется роковой. Убийца сам
выберет момент. "Наберись терпения и жди".
Теперь она не отказывалась от своего намерения, но с этого момента
любого мужчину, заговорившего с Игорем или хотя бы посмотревшего на него,
Валентина не могла расценивать иначе, как возможного Исполнителя.
Потекли лихорадочные дни, каждый из них таил в себе смертельную для
Покровского секунду.
О где-то бродящем киллере, нанятом для убийства, она забыла. Пришлось,
однако, вспомнить.
Валентина была в квартире одна, когда услышала подозрительный звук.
Игорь только что ушел в свою "Арктику", вернется за полночь (если суждено
ему еще вернуться), обе дочери - в отъезде, гостят в Санкт-Петербурге у
родного отца.
Покровский был ее вторым мужем. Ради него, собственно, она и бросила
первого... Ради кого? О, тогда не стоял - и возникнуть не мог - такой
вопрос. Влюбилась, потому что он казался достойным ее любви. Да нет, не
так - просто влюбилась, а он оказался недостойным. Черт знает, точно и не
вспомнить, когда начались скандалы и постоянные жалкие мести. То есть пока
чисто женской, чисто супружеской мести: состроить кому-нибудь глазки, с
кем-то похихикать... Он кипел от злости. Злость его доставляла ей чувство
удовлетворения, но если бы этим все и ограничивалось! Он налетал не нее с
кулаками, он вымещал зло на ее дочках - семейный быт все больше и больше
превращался в кошмар. Оба катались по наклонной плоскости, и вот -
докатились до убийства...
Только убийство! Она не разрубит этот узел элементарным разводом! Он,
не оценивший ее, прибавивший ей морщин, не понявший и не удержавший своего
счастья, не имеет права на жизнь.
Еще, чего доброго, найдет после развода такую же дурочку и будет
мозолить ей глаза показным (она не сомневалась, что показным) благополучием.
Звонок повторился. Господи, это же у входной двери! Дверь у них была
двойная, но вторая, внутренняя, оказалась почему-то распахнутой... Муж
уходил - вот и распахнута. Валентина осторожно, на цыпочках, на чистом
инстинкте почуявшего опасность существа приблизилась к дверному глазку.
Кто-то громоздкий ковырялся в замочной скважине.
- Кто там? - неожиданно для себя крикнула она. Мужчина вздрогнул и
медленно, опасливо выпрямился.
- Да слесарь я, - сказал извиняющимся фальцетом, мгновенно
отвернувшись. - Получил заявку, что в квартиру не можете попасть, замок
сломан... Ошибся, что ли? Какая у вас квартира?
- Помер на двери!
- А, - протянул "слесарь", даже не оглянувшись. - Точно, ошибся! - и
побежал по лестнице.
Валентина глянула в зеркало - и не узнала себя. Ужас в глазах,
потонувших в чем-то мертвенно-бледном. Грабитель! Но почему так в наглую, не
позвонил, не проверил, есть ли кто дома... Засек, что ушел муж, а с ней
справится?.. Боже, но откуда ему знать, что она осталась одна?
Откуда? Внезапно догадка ударила ее так, что она едва устояла на ногах.
Киллер под видом грабителя! Замечательно!
Зашел - увидел - убил - обворовал. Кто подумает на мужа, веселящегося
сейчас черт те где?
А Мурманск суетился, смеялся, все кругом шумело, ворочалось,
скрежетало... Нелепые будни наводили вид, что не существует наемных убийц,
что нет дуэли киллеров, что все идет, как надо, и не было никому до нее
никакого дела... Она закатила Шрамко истерику. "Выговорилась? - спросил он,
спокойно и с достоинством переждав ее эскапады. - Теперь слушай меня.
Напрямую с Исполнителем я тебя не свяжу. Нет, нет, не упрашивай, иначе все
погубишь... Вот тебе телефон Олега Рыбальченко. Предложишь ему свой план, он
передаст его дальше по цепочке..."
План у Валентины созрел мгновенно и восхитил ее своей простотой: в
течение двух вечеров Игорь будет выгуливать собаку - возле их дома много
укромных и темных мест, киллеру стоит только затаиться и ждать. "Принято", -
сказал Рыбальченко.
Двух вечеров оказалось мало. Ни лаской, ни упреками, ни мольбами, ни
криками ей не удалось выгнать мужа на прогулку.
Он или хохотал, или молчал, или материла в ответ, посылая ее саму по
собачьим надобностям.
Его проинформировали! У Валентины не осталось ни тени сомнения в том,
что снова идет шулерская игра.
И вот в один из вечеров она отперла дверь и вздрогнула: кровь на полу.
Из Игоревой комнаты сочился тонкий ручеек.
После неудачи с реализацией плана Валентина поставила Олегу Рыбальченко
железное условие: либо они убивают Покровского прямо в квартире, причем в
самое ближайшее время (вот-вот возвратятся дочери из Санкт-Петербурга), либо
она с ними порывает и будет всеми возможными способами добиваться
возвращения задатка с учетом инфляции.
Они ее еще узнают!
Выходит, ультиматум сработал... Она шагнула вперед, но тут же отступила
обратно, с размаху стукнувшись о дверь.
Страшно!.. Интересно, как они вошли? Когда Игорь дома, он лично
проверяет запоры на обеих дверях, и чужаку никак не проникнуть в их
квартиру. Неужели его убил кто-то из хороших знакомых? А почему бы и нет?
Наемное убийство - бизнес, а в бизнесе друзей нет.
Не раздеваясь, Валентина бросилась на кухню. Так и есть!
Бутылки, объедки... Приятеля принимал. Судя но всему, хорошо напоследок
нажрался. Однако... Да Игорь ли там?! Три торопливых шага, два замедленных,
потом на цыпочках приблизилась к роковой комнате, заглянула через дверной
косяк.
Он лежал на полу, лицом вниз, в луже крови, с нелепо раскинутыми
руками. Конец котенку! Игорь - без сомнения!
И - уже с облегчением (страх отступил), с некоторым даже весельем -
сняла пальто, шапку, схватила сумку, чтобы выгрузить продукты в холодильник,
пока не думая о том, что делать дальше - звонить в милицию, в больницу?
Сунула в морозилку мясо, присела на корточки, отыскивая на нижней полке
место для сыра, и вдруг почувствовала руку на своем плече...
Втянув голову в плечи, скосила глаза. Над ней возвышался...
Игорь! Лицо в крови, глаза навыкате... Завизжав, она бросила в него
кусок сыра и, пружинно вскочив, кинулась в коридор.
Дура! - раздался хриплый голос. - Я тебя не лапал, а просто
отодвигал, - Игорь шумно забулькал минералкой, которую пил прямо из
горлышка...
Принять пьяного - за мертвого, блевотину - за кровь! В этом, в
общем-то, не было ничего удивительного, тем более, что Игорь, "отрубившись",
изрыгал одно красное вино (ничем не закусывал), но Валентина чувствовала
себя полной идиоткой.
Прошло время...
Она сидела полуразвалившись в кресле, в очень неудобной позе,
подогнутая нога давно онемела, шея ныла от неподвижности.
Машинально поднялась, услышав дверной звонок, пошла, прихрамывая,
открыла дверь, даже не посмотрев в глазок.
Когда спохватилась, было уже поздно - человек вошел в квартиру, как-то
необычно одет. Фу ты, милиционер же!
- Добрый вечер, - с бархатными интонациями в голосе поздоровался
вошедший. - Покровские здесь живут?
- Вам кого? - взглянула непонимающе Валентина.
- Я спрашиваю, - мягко повторил милционер, - это квартира Покровских?
- Я - Покровская Валентина Алексеевна.
- Очень приятно, - милиционер расплылся в улыбке. - Выходит, я к
вашему мужу. Он дома?
- Он... Нет, его нет. Уехал на своей машине.
- Когда вернется, неизвестно?
- Не знаю. Знаю только, что вернется...
- Что ж, извините, в таком случае, - милиционер еще немного помедлил
и, круто повернувшись, вышел, прикрыв за собой дверь. Щелкнул замок.
Какое дело у милиции к Игорю? Если бы что серьезное, то в одиночку,
наверное, за ним бы не пришли... А если не серьезное, за каким чертом
являться в столь поздний час? Дня им, что ли, мало? Странно это все.
Устав от мыслей, Валентина не стала дальше анализировать неожиданный
визит, и лишь потом, когда принимала ванну, согрелась и расслабилась, он
как-то сам собой всплыл в ее сознании.
Поверила, что милиционер пришел за Игорем! Да за ней он приходил, за
ней, и явно по Игоревому доносу! Гм, а почему в таком случае не арестовал?
Почему, почему... Доказательства нужны, вот почему. Сведет их вместе,
вопрос-другой, тут появится Олег Рыбальченко. "Было?" - "Было. Нанимала"...
Да и она сама не выдерживает, ненависть к мужу хлещет через край, такую
обстановку создают, что все выложит. Выложит, можно не сомневаться...
Стукнула входная дверь. Игорь пришел. Ни с чем не спутать его мерзкое
топтанье. Явился - и не разбился. Столько добрых людей погибает на дорогах,
а этому хоть бы что. Как заговоренный. Пугать его, сказать, что милиционер
за ним приходил, подробно о нем расспрашивал? Попугать! Сейчас, только мыло
смоет, ух, полюбуется на его растерянную рожу. Наверняка за душой есть
что-нибудь, что тянет на СИЗО. На следственный изолятор.
Опять звонок. Кого там еще принесло?
- Добрый вечер, - те же бархатные интонации в голосе. Тот же
милиционер. Она прислушалась.
- Машина, похожая на вашу, находится в розыске, - донеслось до нее. -
Пожалуйста, документы на машину, если вас не затруднит.
И всего-то? Боже, а она целую картину допроса нарисовала! Вот ее
пытают, вот она колется... Валентина засмеялась.
Выстрел. Громкий. Внезапный. Выстрел - и тишина. Что там произошло?
Прикрывшись полотенцем, она выскочила из ванной. Нервное напряжение
притупило страх.
Игорь Покровский распластался на полу, в шее - огромная дыра. Хлещет
кровь, он - неподвижен. Только, кажется, пальцы еще сводит легкая судорога.
Это был Исполнитель!
Заказчицу убийства "повязали" через двадцать дней. Спустя две недели
"загремел" и Шрамко. За ним - офицер фельдсвязи УВД Мурманской области Олег
Рыбальченко, следом - непосредственный исполнитель, тридцатитрехлетний
Андрей Семенов, тоже офицер фельдсвязи, в прошлом - офицер милиции, так что
форму ему искать не пришлось, своя сохранилась.
Внушительная "цепочка", где каждый "взял свое" с трупа Игоря
Покровского. Деньги, выделенные Валентиной, дошли до Семенова в весьма
усеченном виде. Можно сказать, копейки...
Между прочим, во всей этой истории нет ни одного "шаромыжника". Вполне
респектабельные члены общества. Образование - не ниже среднего специального
(у исполнителя - даже высшее). Заработки - стабильные и достаточно высокие.
Впрочем, по нынешним временам они, видимо, никогда не бывают достаточными...
Мурманский областной суд приговорил Семенова к 15 годам лишения свободы
(из них два года - в тюрьме), Шрамко и Рыбальченко - к 13, заказчица
получила 11. Верховный суд Российской Федерации оставил приговор в силе,
изменив лишь меру наказания исполнителю - все пятнадцать лет он проведет в
колонии общего режима.

(Глазунов С. Дуэль киллеров. Версия, № 3, 1995).

МЕСТЬ МАТЕРИ

К взрывам в Ялте давно успели привыкнуть. Но после второго "взрыва для
Светы" город гудел, будто растревоженный улей.
Совсем, дескать, озверели бандюги: девчонок-додростков - и тех уже не
жалеют!... Никто поначалу и думать не мог, что Светину семью накрыло волной
взрывоопасной любви...
Света с Олегом дружили с детства. С песочницы. А потом подросли.
Помните, как это у подростков бывает? Дернул разок за косу, рванул за
портфель - любовь! Олег и влюбился.
Обыкновенная история любви на обыкновенной лестничной площадке. И в
том, что Светка его не любила, - тоже ничего необыкновенного нет. Ей
нравился другой.
Он, наверное, сильно страдал от неразделенной любви. И не раз пробовал
доказать Свете: я тот, кто тебе нужен! И даже, сжав кулаки, подкарауливал
счастливую пару в темном переулке; он, очевидно, делал это не из желания
причинить сопернику боль. Он отстаивал свое право на присутствие в светкиной
жизни.
А у светкиного парня оказался нож. Куда он метил Олегу - и в без того
ноющее сердце или "в мягкие ткани ниже спины", - сегодня уже не столь важно.
Попал в ногу - лезвие прошлось по артерии.
"Скорую" Олег вызывать не стал. Из страха или из гордости или из стыда
перед Светой - неизвестно. Когда "неотложку" все-таки вызвали, было уже
слишком поздно. Он жил и умер на одной лестничной клетке со своей любовью.
Приятеля Светки посадили, но решения народного суда не всегда совпадают
с приговором потерявших своих детей матерей.
Мать Олега считает убийцей Свету. От любви к ней сына до ненависти к
ней матери оказался один шаг. И мать, не ставшая ее свекровью, этот шаг
сделала.
"Надежный" человек пообещал ей "все устроить".
Взрывчатку киллер швырял в открытую форточку. Но то ли время не
рассчитал, то ли силу заряда - обошлось шумом, дымом и ужасом Светкиных
домочадцев.
И тогда мать Олега заказала "вторую попытку" все тому же исполнителю.
Взорвать Светлану киллер решил "адресно". Взрывчатку - в бандероль,
бандероль - на почту. Пакет получила светланина мать. Торопясь в магазин,
передала бандероль младшей дочке, гулявшей у дома с подружками. Девчушки
оказались любопытными, в 13-14 лет было бы странно не сунуть нос в дела
старшей сестры. Они начали вскрывать бандероль... С тяжелейшими ранениями
девочек доставили в больницу. Они будут жить - слава Богу!
Киллера начальник ялтинского УГРО майор милиции Александр Радионов взял
при посадке в автобус: тот навсегда уезжал из города.

(Доля Э. Любовь нечаянно как грянет. Комсомольская правда, 2 ноября
1995).