Алексеев С. С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая. АЗБУКА ПРАВА

Глава третья. НОРМЫ ПРАВА И ПРАВООТНОШЕНИЯ

1. НОРМЫ ПРАВА

1. Особый ракурс - собственный (специальный) предмет юридической науки.

На первый взгляд, может сложится впечатление, что эта новая глава книги - всего лишь повторение и детализация того, о чем ранее уже говорилось. И не раз. Ведь говорилось же ранее о том, что важнейшей особенность права является его нормативность. И о том, что юридическая норма - исходная, элементарная частица, "кирпичик" права данной страны в целом. И о том, что норма права представляет собой общее правило поведения, которая - в отличие от других норм в обществе - отличается всеобщностью, строгой (формальной) определенностью по содержанию, принудительностью. И о том, что она представляет собой модель, эталон типизированного, притом - общеобязательного решения жизненных ситуаций определенного рода.
Так почему же, спрашивается, мы вновь, притом в особой главе, возвращаемся к одной из затронутых и в общем уже известных черт права? Только ли с той целью, чтобы просто углубить уже имеющиеся представления о нормативности и юридических нормах?
Нет, суть дела в другом. Изложенные ранее представления о праве в целом имеют общенаучный характер. Они в принципе в той или иной мере охватываются содержанием всех гуманитарных (и, пожалуй, не только гуманитарных) наук - таких, как история, социология, педагогика и т.д. И они к тому же, даже в самых простых обобщениях, уже отходят от непосредственной правовой материи, все более и более "влезают" в общетеоретические рассуждения и философию.
Главное, что обусловливает специальное рассмотрение юридических норм и субъективных прав, других аналогичных вопросов (главным образом в рамках особой категории - правоотношения), - это особый угол зрения, характерный именно для юридической науки, имеющей по своей исконной природе практическую, прикладную направленность. Угол зрения, который позволяет проводить аналитическую проработку материала, так сказать, препарировать его, и в результате этого получать такие "детали" и "подробности" в отношении юридических реалий которые необходимы для юридической практики, для решения жизненных ситуаций на основе требований и начал такого сложного, многогранного социального феномена, как право.
В связи с такого рода потребностью с давних исторических времен и сложилась научная и учебная дисциплина, которая ныне носит название "аналитической юриспруденции" или "теории права", которая преподается для людей, начинающих изучать право, на первых курсах юридических учебных заведений.
В чем заключается своеобразие того, специально-юридического угла зрения, который выражен в аналитической юриспруденции, в учебной дисциплине для начинающих юристов?
Наиболее общий ответ на этот вопрос таков: - тем, что в результате юридического анализа должна быть раскрыта анатомия права, без которой невозможно поставить квалифицированный юридический диагноз, в частности - юридическую квалификацию дела, и принять необходимые юридические меры, т.е. в соответствии с правом решить юридически значимую жизненную ситуацию.
Анатомия же права - это прежде всего - необходимость строгой точности при обозначении и определении тех или иных юридических явлений. Причем - точности, связанной с возможными или даже необходимыми юридически обязательными (принудительными) последствиями. И отсюда - предельной, скрупулезной точности математического типа.
И право в данной плоскости (что и предопределяет своеобразие научного подхода к нормам и правоотношениям) - это во многом явление технико-юридческого, строго логического, математического порядка; которое, в отличие от других социальных регуляторов (морали, обычаев), призвано вносить в жизнь общества, в поведение людей строгую определенность, давать прямые, неуклончивые ответы: виновен - невиновен, является или не является данное лицо собственником. И - определять на основе "анатомического разбора" данной жизненной ситуации юридически обязательные, принудительные последствия.

2 Характерна ли аналитическая юриспруденция только для романо-германской "семьи"?

В юридической науке ряда стран, в особенности построенных на началах англосаксонского, общего права (по большей части в США), господствует настроение, в соответствии с которым аналитическая, анатомическая проработка той или иной ситуации - это удел юридических систем романо-германского типа, непосредственно воплотивших культуру римского права (Германии, Франции, России). А вот для прецедентного права, в особенности американской юридической системы, - главное это суд, его деятельность, лежащие в его основе разнообразные критерии, факторы - причем не только формально-юридические, но и моральные, деловые и др. Отсюда - в правовой настроенности правоведов указанных стран на первое место в практическом отношении выходят не требования аналитической юриспруденции, а "реалистические" и "социологические" подходы, относящиеся к психологии, поведенческим критериям и т.д. Как утверждает знаменитый американский юрист О. Холмс "предсказание того, что будут делать суды фактически и ничего более, - вот что я называю правом".
Что ж, юридические системы прецедентного типа - уникальны, в чем-то с точки зрения современной культуры поразительны: они, "минуя" культуру римского права и рожденные ею методы, все накопленное интеллектуальное богатство, относящееся к юридической материи, позволили судам напрямую общаться с неюридическими, в том числе высокими духовными критериями. И это - по всем данным - позволило им сделать крупный "рывок" к идеалам права либеральных цивилизаций.
Но от логики правового развития (как и от логики человеческого прогресса вообще) никуда не уйдешь. Мировые достижения юридической культуры, базирующиеся на непревзойденных образцах и методах римского права, обогащенных современной эпохой, все равно пробьют себе дорогу и аналитическая юриспруденция все равно, рано или поздно, займет достойное место современного правоведения стран, вступивших в стадию либеральных цивилизаций.
Ведь и на основе и в рамках прецедентного права постепенно утверждается - пусть и своеобразная - но все же система общеобязательных норм, которые должны отвечать требованиям логики (вне сомнения - формальной, а на мой взгляд, также и особой, юридической) К ним присоединяются нормы, содержащиеся в Конституции, других законах, "писанных" источниках (в том числе в США- в таких своеобразных, как модельные федеральные нормативные документы). На основе всего этого нормативного материала складываются правоотношения. И императивы законности, необходимость юридически выверенных решений жизненных ситуаций уже сейчас требуют в указанных странах плодотворного использования достижений аналитической юриспруденции, своего рода "математики права" в том числе - по вопросам юридических норм и правоотношений, источников права, его реализации и применения. Можно уверенно предположить, что такого рода процесс получит - по мере освоения во всех странах достижений юридической культуры - плодотворное продолжение. И тогда "предсказание того, что будут делать суды фактически", наряду с другими, "реалистическими" и "социологическими" методами, будут не в меньшей мере раскрываться методами "юридической анатомией" - аналитической юриспруденцией, а на ее основе - данными общей теории права и философии права..

3.Исходные специальные положения "азбуки права".

Теперь - в сжатом, схематичном изложении - первичные, ("азбучные") данные из аналитической юриспруденции. - те, которые преподаются на первых курсах юридических учебных заведениях, содержатся в учебных пособиях для начинающих правоведов1.
Замечу, что именно последующий материал (во всяком случае до главы шестой) для читателя, знакомого с данными специальных юридических наук и юридической лексики, допустимо - как уже упоминалось во вступительном слове - "пролистать", просмотреть. Или просто освежить в памяти. Это - известные, во многом устоявшиеся данные и термины. Хотя - дополнительно замечу - их придется держать в памяти при рассмотрении вопросов второй и третей частей книги, а некоторые, казалось бы, технико-юридические подробности окажутся при этом весьма существенными.
Сначала, - в общем схематичном виде - некоторые данные о нормах права, а затем - в следующем разделе главы - о правовых отношениях.

4. Нормы права: системность и специализация.

Для норм права как правил поседения общего характера свойственны следующие принципиальные особенности.
Первая из таких особенностей - системность. Юридические нормы существуют и действуют по большей части не поодиночке, не каждая сама по себе, а в комплексах, ассоциациях, в составе целых правовых институтов и более обширных подразделений - отраслей права. Например, при наличии фактов, свидетельствующих о наличии преступления, вступают в действие обширные комплексы норм уголовного права (от ответственности за причинение телесного вреда личности, и тут же - о необходимой обороне, о недопустимости превышения ее пределов, об ответственности в случае такого "превышения" и т.д. ).
В связи с системностью юридических норм важно указать и на другую их особенность - специализацию: между юридическими нормами существует своего рода разделение труда, они специализированы на выполнении какой-то одной, "своей" юридической операции: одни нормы закрепляют общие положения (нормы-принципы), другие - вводят запреты (запрещающие нормы), третьи - направлены на применение принудительных мер в случае совершенного . правонарушения (правоохранительные нормы) и т.д.
Отсюда существенное значение приобретает деление юридических норм на виды. Эти виды, их черты и раскрывают своеобразие норм права, их специфику.

5. Основные виды юридических норм.

Это: регулятивные и правоохранительные;
управомочивающие, запрещающие, обязывающие;
императивные и диспозитивные.
Вот их краткая характеристика.
Р е г у л я т и в н ы е и п р а в о о х р а н и т е л ь н ы е н о р м ы. Это деление юридических норм выражает существование двух основных направлений действия права как регулятора в обществе - непосредственно регулятивного и охранительного.
Регулятивная норма - норма, определяющая субъективные права и юридические обязанности субъектов, условия их возникновения и действия (например, норма, закрепляющая правомочия собственника).
Правоохранительная норма - норма, определяющая условия применения к субъекту мер государственно-принудительного воздействия, характер и содержание этих мер (например, норма уголовного кодекса об ответственности за причинение личности телесного повреждения; нормы о возмещении имущественного вреда).

У п р а в о м о ч и в а ю щ и е, з а п р е щ а ю щ и е, о б я зы в а ю щ ие н о р м ы. Регулятивные нормы подразделяются на три разновидности: управомочивающие, запрещающие, обязывающие.
Управомочивающая норма - норма, предоставляющая субъекту право с положительным содержанием, т.е. право на совершение им тех или иных действий (например, правомочие распоряжаться имуществом, подавать иск в суд, получать пенсию).
Запрещающая норма - норма, устанавливающая обязанность субъекта воздерживаться от совершения действий известного рода (например, не сообщать посторонним лицам о факте усыновления; не принимать законы, нарушающие права и свободы человека).
Обязывающая норма - норма, возлагающая на субъекта обязанность совершать действия определенного содержания (например, вносить налоги, уплачивать квартирную плату; отработать на общих работах известное время в садоводческом товариществе).
И м п е р а т и в н ы е и д и с п о з и т и в н ы е н о р м ы. Все юридические нормы имеют официальный, государственно-обязательный, категорический характер; и в этом смысле все они - императивные.
Но степень их государственной обязательности различен. И с этой точки зрения существенное значение имеет в юридической науке и юридической практике то обстоятельство, зависит или нет их действие от усмотрения субъектов.
Норма, которая выражена в категорических предписаниях и действует независимо от усмотрения субъектов права, - это императивная норма.
Но вот в некоторых нормативных актах мы встречаем нормативное положение, которое излагает определенный порядок поведения, права и обязанности, но тут же помещены слова: "если иное не установлено в договоре".
Так, в статье 344 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено: "1. Залогодатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге".
Что же получается? Норма действует лишь тогда, когда в договоре не установлено "иное"? Например, порядок, в соответствии с которым по предварительной обоюдной договоренности при случайной гибели предмета залога (т.е. гибели, за которую ни залогодатель, ни залогодержатель не отвечают) они одинаково разделяют "риск" - делят убытки от гибели предмета залога поровну? Да, именно так.
Это и есть диспозитивная норма - норма, которая действует лишь постольку, поскольку субъекты не установили своим соглашением иных условий своего поведения. Такие нормы называют еще "восполнительными": они восполняют те пробелы, по которым нет договоренности между сторонами договора. Диспозитивные нормы по большей части встречаются в договорном праве. Они характерны для частного права - той области права, где регулирование осуществляется прежде всего самими субъектами.

6. Структура нормы права.

Юридический анализ предполагает уяснение деталей, тонкостей каждой юридической нормы. Для этого нужно знать логическую (обратим внимание - именно логическую!) структуру юридической нормы, т.е. такую структуру, когда бы она независимо от своего словесного изложения выступила в качестве общеобязательного правила поведения. В этой логической структуре выделяется три элемента:
гипотеза - указание на условия, при которых возникают права и обязанности;
диспозиция - указание на сами права и обязанности;
санкция - указание на неблагоприятные последствия, наступающие при нарушении нормы.
Моделью такой логической структуры, охватывающей три указанных элемента, является словесная схема: "если.., то.., а в противном случае..." И в тех случаях, когда перед нами юридическая норма, то независимо от стиля и особенностей изложения ее всегда можно выразить в приведенной словесной схеме. Возьмем в качестве примера из текста пункта 2 статьи. 339 Гражданского кодекса Российской Федерации такое положение: "Договор о залоге должен быть заключен в письменной форме". В логически развернутом виде эта норма (к тому же, с учетом других норм, например о последствиях несоблюдения формы - пункт 4 той же статьи 339 Кодекса) может быть сформулирована так: "Если заключается договор о залоге (гипотеза!), то он должен быть совершен в письменном виде (диспозиция!), а в противном случае договор является недействительным" (санкция!).
При анализе логической структуры нормы нужно учитывать специализацию права - то обстоятельство, что между регулятивными и правоохранительными нормами произошло как бы распределение элементов:
в регулятивных нормах, как правило, реально имеются такие элементы: гипотеза (указание на условия) и диспозиция (указание на права и обязанности);
в правоохранительных, нормах, как правило, несколько иной состав элементов: гипотеза, ее подчас тоже называют "диспозицией" (указание на правонарушение) и санкция (указание на меры государственно-принудительного воздействия, т.е. на сами санкции).
Кстати, возьмем на заметку то обстоятельство, что слово "логическое" в отношении структуры нормы берется не в смысле формальной логики, а в особом, юридическом значении: перед нами жесткая связь между тремя элементами, позволяющими определенному положению выступать в качестве общеобязательного регулятора.