Алексеев С. С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТЕОРИЯ ПРАВА

Глава вторая. ПРАВО И ЦИВИЛИЗАЦИЯ

4. ПРАВО - ЯВЛЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

1. Институт и механизм

Новые общественные силы, которые сложились в условиях цивилизации - такие, как частная собственность, рынок, демократические институты, выступили не только и не столько в качестве факторов и сил отторжения прошлого (хотя такое значение нельзя упускать из виду), сколько в качестве импульсов саморазвития, стимулов активности, наращивания самоценности человека.
А это значит, что для общества в эпоху цивилизации оказались необходимыми такие регулятивные механизмы, которые образуют новую, "цивилизационную" инфраструктуру социального регулирования, соответствующую новым социальным силам, требованиям новой эпохи.
Основным, центральным ее элементом и стало право.
Возникнув как институт цивилизации в соответствии с ее требованиями, как один из ее первых "блоков", позитивное право стало носителем этих требований, механизмом претворения их в жизнь, обеспечивающим "самоподдержание" общества, его развития.

2. Социальная предпосылка - конфликтная среда

Но какова социальная обстановка (среда), обусловившая возникновение права?
В настоящее время все более утверждается отрицательное отношение к теоретическим взглядам (остро, в крайних вариантах проповедуемых ортодоксальным марксизмом, особенно в его ленинско-сталинской интерпретации), в соответствии с которым право сложилось на основе раскола общества на классы, потому оно имеет классовый характер, является орудием классового господства в обществе. Что же, действительно, такой узкоклассовый, идеологизированный подход к праву, ориентированный на неразвитые юридические системы и обоснование тоталитарного режима власти, не согласуется с истинно научным пониманием права, его функций, ценности и назначения как института и механизма цивилизации.
Вместе с тем момент в социально жизни, который может быть назван "классовым" (а точнее - в более широком контексте, - тот, который выражает деление общества на большие группы, слои, страты) при характеристике права должен быть все же принят во внимание. Если не упрощать проблему, не сводить ее к классовому господству, то следует учитывать, что дифференцированное строение есть одна из существенных, и притом естественных, необходимых характеристик структурированности общества, вступившего в эпоху цивилизации. В таком, дифференцированном строении общества выражаются расстановка и соотношение общественных групп, слоев населения страны (или даже в международном плане) по ряду коренных признаков функционирования общества и жизнедеятельности людей в условиях цивилизации, в первую очередь по их отношению к собственности. Дифференцированное строение дает возможность не только увидеть глубинный срез общества как саморегулирующейся системы, но и выявить движущие силы общественного развития, взаимодействующие между собой. В то же время нельзя упускать из поля зрения и то, что в результате нарастающих процессов отчуждения групповые, классовые, этнические и иные отношения приобретают нередко антагонистичный характер, выливаются в острую борьбу за власть; и тогда они, преимущественно через государство, партии, иные звенья политической системы, начинают нести немалый заряд остро негативного - того, что осложняет, деформирует естественное общественное развитие, делает его еще более чуждым человеку.
В чем же состоит связь права с дифференцированным строением общества, со всеми его неизбежными последствиями? И вот тут требуется расширить угол зрения и рассматривать указанные выше антагонизмы как одно из проявлений более широкого и глубокого явления, свойственного сообществу существ, строящих свою жизнь в условиях свободы, - конфликтной среды. Причем такого рода среда (она может быть названа по-кантовски и средой "постоянных антагонизмов" - 3.2.2.), выражающая одну из сторон новых социальных сил, - не просто некое отрицательное явление в общественной жизни, а явление в условиях цивилизации неизбежное и даже необходимое.
Дифференцированные же отношения с рассматриваемой точки зрения создают в обществе принципиально новую социальную ситуацию: на первый план, в особенности, в обстановке антагонистических конфликтных ситуаций, политических и этнических страстей, выдвинулись групповые и личностные столкновения, конфликты, противоборства, жестокая борьба за власть. И зто расширяет и ожесточает "конфронтационное поле" в жизни людей. Общественные связи, объединяющие сообщество людей, начинают испытываться повышенные нагрузки - "на разрыв", "на саморазрушение", ведущих сообщество разумных существ к самоуничтожению.
И вот в обстановке такой "конфликтной среды", обостренной групповой и личностной борьбы, и потребовался своего рода противовес - формирование особой общественной силы, притом мощной силы, которая по самим своим исходным свойствам была бы направлена на то, чтобы обеспечивать всеобщее упорядочение общественных отношений, их умиротворение, гарантировать стабильность и устойчивость общественных связей, введение в необходимые рамки поведения людей, справедливое и разумное решение конфликтов. Такой новой общественной силой, противовесом возникших в обществе негативных, разрушительных тенденций и стало право.
Право выступило в качестве противовеса и в отношении наиболее могущественного образования - государства, способного при известных условиях (неразвитость политических отношений, несовершенство демократических институтов) быть не только всеобщей организационной структурой, но и мощным групповым или даже "персонифицированным" политическим инструментом в руках людей. Предназначенное по своей сути, как и право, для того, чтобы обеспечивать функционирование общества как целостной системы, государство при упомянутых условиях играет негативную роль, противостоять которой в принципе как раз может развитое право.

3. Об исконной природе права

Уже приведенные соображения и данные, надо полагать, свидетельствуют о том, что право как явление цивилизации призвано быть носителем высших начал, основополагающих ценностей цивилизации, реализовать историческое предназначение общества, связанное с утверждением в нем силы и потенциала разума, высоких гуманитарных начал.
Такая оценка права требует, разумеется, обоснования с философских позиций, что и будет сделано в завершающей части книги [3.4-5.]. Но и сейчас есть данные утверждать, что позитивное право призвано внести в остросложные ситуации, характерные для общественной жизни в условиях цивилизации и обостренные классовой, политической борьбой, этническими, групповыми, и иными столкновениями, личностными конфликтами, постоянные и твердые (определенные по содержанию, обеспеченные, гарантированные) нормативные начала, построенные на принципах гражданского мира, умиротворения, согласия, соглашения, учета различных интересов, взаимных скоординированных уступок.
С древнейших времен, с самых первых памятников права - законов, уставов, сборников обычаев и судебных решений, других юридических документов - сквозь вязь противоречивых элементов, когда правовую ткань порой разрывают классовые интересы, политические страсти, безумия борьбы за власть, а то и своеволие, произвол правителя-законотворца, в ней неизменно проступает исконное (что находит выражение в самом факте введения и поддержания общеобязательных норм, юридических процедур, одинаковых для всего населения решений).
Это - нацеленность на установление единого, стабильного, целесообразного порядка поведения людей, разумного решения конфликтов, на учет интересов лиц, участвующих в различных отношениях, защищенность и гарантированность их прав. Внимательный анализ обнаруживает в юридических документах, прежде всего в памятниках права, стремление утвердить в жизни справедливость (охватывающую истину и правду; не случайно поэтому многие памятники права так и назывались - "правды"), мудрость (видимо, оправданно то, что многие служители права, правосудия зачастую слыли мудрецами), реализм и жизненность (и потому юридическое регулирование проникает во все сложности жизни, касается деталей и подробностей человеческих отношений, стремится учесть всевозможные жизненные интересы).
Даже в древнейших законодательных документах порой встречаются обобщающие формулировки, затрагивающие сами основы права. Вот как, например, обосновывалось издание Сборника законов царя Хаммурапи (ХУШ в. до н. э.): "Для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого". В древнеиндийских законах Ману говорилось: "Если бы царь не налагал неустанно наказание на заслуживающих его, более сильные изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле".
Видимо, тут присутствует в какой-то мере и лицемерие, и то, что иные называют красивой фразой или двойной моралью, но весьма знаменательно, что подобные слова приводятся все же в законах, в положениях, обосновывающих их издание. Законы так или иначе сообразовывались с господствующим общественным мнением, с господствующими представлениями. Недаром древние римляне говорили: право - это искусство добра и справедливости.
Вполне закономерно, что в условиях, когда (уже в новейшей истории, ХУ1 - ХХ вв.) институты демократии получили всеохватывающее глобальное развитие, произошел и своего рода взлет права. Оно по самой своей природе было приуготовлено к восприятию ценностей либеральной цивилизации. В более широком плане можно сказать о том, что историческое предназначение права сопряжено с наличием в нем значительных потенциальных резервов, причем таких, которые первостепенны для утверждения и развития в обществе демократии, гуманизма, социального прогресса1. Эти резервы, можно предположить, сыграют свою позитивную роль в решении сложных проблем настоящего и будущего человечества.
Изначальное, исконное назначение права в соответствии с приведенными данными заключается в том, чтобы сообщить нормативность доминирующим началам цивилизации, особенно - с переходом человеческого общества к цивилизациям либерального типа, - упорядоченности социальной жизни человека как автономной личности, обеспечить их реализацию, гарантировать их реальность. Причем сделать это как в нормальном, так и конфликтном сценарии, с расчетом, в частности, на ситуации, когда происходит "сшибка" классовых интересов и политических страстей и действий. Да и само соединение упомянутых начал, в чем-то разноплоскостных (упорядоченность далеко не всегда совпадает с автономией, самостоятельностью личности, их проявлениями), как раз и характеризует специфические черты правовой материи, отличающейся прежде всего юридическими дозволениями (в их соотношении с юридическими запретами), сложными сочетаниями правового статуса субъектов, субъективных прав и обязанностей, мер защиты и юридической ответственности.
Обоснование такой высоко позитивной, в чем-то даже в нашем суровом мире возвышенной оценки права требует, понятно, не только приведения известных исторических и логических данных, но и основательной философской разработки, и это - как уже упоминалось - составляет предмет третьей части книги.

5. Право - явление культуры

Суть феномена права как явления, выражающего требования цивилизации, не исчерпывается только тем, что оно, право, нормативно объективирует и реализует эти требования. Право есть также явление культуры как сферы индивидуального самовыражения личности, творчества, их аккумуляции, самовозрастания.
В чем это выражается? Прежде всего в том, что право в специфическом виде отражает жизнь во всех ее сложных проявлениях, причем в проявлениях чрезвычайно широкого диапазона - от главных и глубинных пластов жизни (экономической организации общества, структуры политической власти и др.) до самых что ни на есть прозаических, житейских, семейных, бытовых.
При этом юридические нормы, относящиеся к сфере долженствования, ориентируются на основы качественного состояния общества и говорят о том, какими должны быть или могут быть поступки людей. Они призваны наперед в указанных отношения определять поведение людей, - что "можно", а что "нельзя", плюс к тому с таким расчетом, чтобы разрешались всевозможные конфликты, столкновения интересов. В этом и состоит удивительное своеобразие законодательных положений как явления культуры.
Недаром законы прошлых эпох, скажем, Законы Х11 таблиц, законы Ману, Русская Правда, Кодекс Наполеона, являются своего рода окошками в прошедшие времена, позволяют увидеть существовавшие тогда отношения, нравы, конфликты - , словом, наглядно и зримо увидеть прошлое1. Именно потому, что в юридических нормах отражается жизни людей, да притом под углом зрения возможных конфликтов, "должного" и "возможного" юридическая наука - юриспруденция всегда была тесно связана с искусством, с литературой, с театром. В Древней Греции юридические проблемы, конфликты между свободой и деспотизмом прямо воплощались в трагедиях Эсхила и Софокла и выносились на сцену древнегреческого театра, столь авторитетного и широко посещаемого в то время. Словом, коль скоро реализация права - юридическая практика выявляет и концентрирует острые жизненные конфликты и проблемы, она, как и право, имеет культурную ценность.
Но дело не только в этом. Быть может, именно через право воплощается главное, в чем выражается предназначение культуры, - потенциал разума, накопленных духовных богатств творчества, призванных и способных оградить и защитить человека от непреклонных демонических сил природы и общества.

6. Некоторые черты логики права

По мере углубления цивилизации, перехода ее на новые, более высокие ступени накопления ценностей происходит развитие права как глобального явления, обретение им качества и характеристик, соответствующих его природе. Наиболее важное значение в этом процессе имеют, по всем данным, такие вехи развития человечества, как взлет общечеловеческой культуры в условиях античности, прорыв в глубины человеческого духа в эпоху Возрождения, нарастающее в новейшей истории движение к демократии, к свободе, к гуманизму, к современному гражданскому обществу.
В ходе такого развития все более отчетливо обнаруживаются некоторые общие закономерности права как явления цивилизации и культуры:
во-первых, переход от регулирования, характеризующегося в основном запретительно-предписывающими чертами, к преимущественно дозволительному регулированию для граждан, их объединений, при котором центр тяжести переносится на юридические дозволения, субъективные права;
во-вторых, все более твердое обретение автономной личностью устойчивого правового статуса;
в-третьих, все большее связывание государства, всех лиц, имеющих власть, жесткими запретами, ограничениями, разрешительным. порядком их функционирования;
в-четвертых, становление и совершенствование развитой системы правовых институтов (прежде всего - правосудия), всего комплекса правовых средств (в том числе процессуальных), основанных на идеалах демократии и гуманизма - таких, использование которых во имя утверждения в реальной жизни принципов и идеалов права оказывается возможным любыми субъектами, прежде всего гражданином, автономной личностью.