Арас Дж. Терроризм вчера, сегодня и навеки

ОГЛАВЛЕНИЕ

Блок 2. Третья мировая война: формирование современных предпосылок

Эпизод четвертый: Красные Бригады (идейно мотивированный терроризм; левый спектр)

Политический терроризм эпохи холодной войны, который в 60-х – 80-х годах стал весьма важным самостоятельным фактором, по меньшей мере для ключевых стран Западной Европы (и с которым у многих из нас до 11 сентября во многом ассоциировался терроризм сам как таковой), во всех отношениях может считаться наследником терроризма XIX века, ставшего инструментом выбора слабых и несогласных. Идейный кризис значительной части первого и второго послевоенных поколений, разочарование отдельных групп интеллектуальной элиты индустриальных государств в шаблонных ценностях формирующихся потребительских обществ, объективно вели к конвертации недовольства в ненависть, а затем и месть. Хронологическим рубежом стал май 1968 г. в Париже. Тайфун студенческих выступлений, потрясший европейские столицы, кровь и трупы на асфальте, дым от сгоревших магазинов и перевернутых автомашин, психологически приемлемый для сообщений из Вьетнама или Конго, но не цивилизованной Европы, нанесли глубокую психологическую травму целому поколению.

К сожалению, выводы некоторых современников Парижа-68 были сколь просты, столь и радикальны: насилие, террор, саботаж, партизанская война – это единственный оставшийся набор средств ведения эффективной борьбы против доминантного общества. Понятно, что такие люди, и созданные ими организации, не могли в эпоху «холодной войны» остаться вне сферы внимания той стороны, которая хотела бы иметь эффективный рычаг внутреннего воздействия на вероятного противника. И КГБ СССР, и венгры, и болгары, и чехи, и в особенности, пресловутый 22-й отдел разведки ГДР Stazi, наверняка имели оперативные контакты c европейскими левацкими террористическими группировками, оказывая им скрытые формы организационно-технической и финансовой поддержки. История каждой из этих группировок представляет особый интерес – и западногерманской «Фракции Красной Армии», и французской «Аксьон Директ», бельгийских «Боевых коммунистических ячеек», испанской «Группы антифашистского сопротивления 1 октября». Но мы остановим свой выбор на итальянских «Красных Бригадах».

Феномен Brigati Rossi (BR) – Красных Бригад, наверное, мог реализоваться только в Италии, в ее во многом уникальном историко-психологическом и социально-политическом контексте. Первичное ядро группировки сложилось в 1969 г. на базе студенческого кружка университета города Тренто, руководимого Ренато Курчо. Молодые люди, разочарованные в капиталистическом пути развития, и начитавшиеся Маркса с Энгельсом, пришли к единогласному выводу, что террор является наилучшим детонатором давно ожидаемой общественной революции. Впрочем, политические программные установки группировки формулировались весьма расплывчато, хотя весьма эмоционально. Как писал Антонио Негри, один из идеологов «Бригад»: «Всякий раз, когда я одеваю пасамонтану (маску с прорезью для глаз), я ощущаю жар пролетарского сообщества… Результат меня не волнует: всякий акт разрушения и саботажа отзывается во мне как голос классовой общности… я ощущаю лихорадочное возбуждение, как перед встречей с любовницей» .

Первый теракт BR состоялся 28 ноября 1970 г. на заводе компании Pirelli - «удар по собственности эксплуататоров пролетариата». В течение последующих двух лет идейные террористы наращивали организационные и оперативно-боевые возможности, периодически совершая разовые покушения и похищения государственных функционеров среднего регионального уровня. Характерно, что наиболее сильные структуры BR, в соответствии с формальной классовой логикой, были созданы не на отсталом в социально-экономическом отношении Юге, а в крупных городах урбанизированного и более благополучного Севера – Милане, Турине, Генуе, Венеции. К 1976 году, понеся первые потери в результате полицейских мероприятий, группировка эвакуировала органы руководства в Цюрих и Париж (что никак не сказалось на эффективности оперативного управления), и перешла к массовому террору, действуя в составе автономных конспиративных ячеек, распределенных в пяти назначенных секторах ответственности, на которые была разбита вся территория Италии. За последующий трехлетний период 1.500 – 2.000 боевиков «Красных Бригад», фактически трансформировавшихся в партизанскую организацию городского типа, совершили свыше 8.700 террористических актов – в том числе, убийств, покушений на убийство и похищений крупных предпринимателей, государственных функционеров, политиков, сотрудников правоохранительных и судебных органов, профсоюзных деятелей, представителей СМИ. При этом численность BR никогда не превышала более чем 500 человек одновременно.

Апофеозом террористической кампании «Бригад» стало похищение одного из наиболее авторитетных и популярных политиков Альдо Моро. 16 марта 1978 г. лидер Христианско-демократической партии и бывший премьер Италии выехал из дома на заседание парламента. По дороге его машина была протаранена белым «фиатом» с дипломатическими (естественно, поддельными) номерами; два выскочивших из нее террориста за 23 секунды выпустили 95 пуль из пистолетов-пулеметов Beretta, убив всех пятерых сотрудников охраны; Моро был силой пересажен в другую машину и увезен в заранее подготовленное укрытие. Всего в операции участвовало до 60 боевиков BR, в том числе в группах прикрытия, обеспечения, наблюдения и радиоперехвата. Последовавшая вслед эпопея с выдвижением ультиматумов, угроз, заявлений руководства «Бригад», регулярно передаваемых в прессу и на телевидение, завершилась через 55 дней, когда, потеряв надежду на удовлетворение своих требований, боевики застрелили Моро в багажнике автомашины.

Хладнокровное убийство известного политика стало шоком для итальянского общества, усмотревшего в нем покушение на основы. Именно после него и наступил перелом общественных настроений, когда большинство стало склоняться к применению гораздо более жестких мер к левакам, которым ранее многие скрытно симпатизировали. Сочетанием силовых мероприятий, в которых главная роль была отведена карабинерам генерала Делла Кьезы, и разумного применения закона о сотрудничестве с полицией, благодаря которому многие террористы сдались под гарантию амнистии, оперативная активность «Бригад» была вначале блокирована, а затем в целом нейтрализована. С конца 70-х - начала 80-х г.г. группировка, резко уменьшившись в численности, начала вырождаться в криминальную структуру, практикующую киднеппинг с целью самофинансирования. Хотя и в этот период продолжались выборочные теракты политического характера, в ходе которых были убиты американские генералы Джеймс Дозьер, Лемон Хант, и итальянский генерал Джорджиери.

Кризис и последующий распад Восточного блока, вне всякого сомнения, способствовал деградации «Бригад». В течение почти семи лет о группировке практически ничего не было слышно. Но вот 10 января 1994 года у здания Военного колледжа НАТО в Риме прогремел взрыв. На месте происшествия полицейские обнаружили нарисованную мелом пятиконечную звезду и знакомую аббревиатуру – BR. Затем были убиты два советника правительства, во время операции НАТО против Югославии в 1999 г. произведен взрыв в районе авиабазы Авиано, ряд подрывов заминированных сотовых телефонов в Риме и других городах. И каждый раз поступали звонки об ответственности за теракт – то «Новых Красных Бригад», то «Красных бригад по созданию сражающейся коммунистической партии», или «Боевых коммунистических ячеек Красных Бригад». Однако, сегодня наибольшее опасение итальянских властей вызывают не столько сам факт возобновления терактов, сколько возможность конвергенции остаточного оперативно-боевого ядра BR с растущим и ширящемся антиглобалистским движением, которое радикализуется все более быстрыми темпами, о чем свидетельствует погром в Генуе во время встречи «Большой Восьмерки» в июле 2001 года. И вновь продолжается бой…