Бенедиктов Н. Русские святыни

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В смысле и руководящих идеях русского народа история показывает неожиданные и странные превращения.

Первый слой этих превращений связан с тем, что по внешности вынесено на первый план как задача России. Так, Русь начала бороться за святость и несла идеал святой Руси, а в XX веке была сокрушена православная церковь, пополнив ряды мучеников своими приверженцами. Россия начала бороться за мир во всем мире — мир и страна были потрясены мировыми войнами. Россия начала бороться за коммунизм — и сокрушен коммунистический режим. Россия боролась за продовольственную программу — и зерно начали ввозить из-за границы. Сегодня Россия переживает этап борьбы за демократию — в октябре 1993 г . расстреляна танками в Москве надежда на демократию.

Второй слой превращений связан с тем, что обозначено на штандартах врагов России. Враждебное государство Византия боролась с Русью своей христианской идеологией, но победа над языческой Русью превратила русский народ, по мнению русских философов, в единственный христианский народ. Европа боролась с Россией марксизмом, не скрывавшим своей изначальной русофобии, — и после разгрома русского царизма стал русским учением и идеологией коммунизм. Сегодня с Россией борются мировым порядком и мировой цивилизацией, — не следует ли предположить создание русского мирового порядка и русской мировой цивилизации?

268

И вывод. Все сокрушенные по внешности русские задачи и замыслы по сути своей не пропали. Они превратились в задачу и условие жизни не только России, но и всего мира — и «возлюби ближнего своего», и мир во всем мире, и свободное развитие каждого как условие развития всех, и исчезновение голода, и народовластие. В этом и можно предполагать «русскую» мировую цивилизацию как условие выживания мира, условие, прошедшее самые тяжелые — русские — испытания.

Обратившись к истории, мы видим, что не враги побеждали Россию и приносили новую идеологию. Россия с врагами справлялась сама. Привлекательность идеологии срабатывала вернее. И тогда Владимир Равноапостольный, осадив Херсонес, сильной рукой заставил греков дать нам новую идеологию. И Европа, заразив марксизмом, рассчитывала на сокрушение России. И Маркс, и Тютчев расценивали положение в Европе одинаково: по их мнению, есть только две силы — Россия и революция. И опять сломить Россию внешним врагам не удалось, а вот марксизм стал господствующей идеологией, превратившись в ленинизм, который скорее есть русское учение в марксистской оболочке, нежели чистый европеизм. И сегодня с демократией должно произойти то же самое. Россия выработает свой рецепт демократии, и в болезнях сегодняшнего времени идет борьба за превращение западного рецепта демократии в русское народовластие. И тогда вновь засияют принципы и святыни русской системы ценностей — миролюбие и любовь к святыням, единство слова и дела, свободолюбие и уживчивость, справедливость, труд, красота, соборность и высшей меры личность. Иного пути нет, ведь «когда национальная культура разрушена, народ обречен» 1 . Коли так, то задача перед нами стоит, говоря словами И. Северянина, такая:

1 Литвинова Г. И. Русские американцы. С. 16.

269

Родиться русским слишком мало —

Им надо быть, им надо стать.

 

И не должно нас в этом «становлении» русскими пугать нынешнее положение народа, и пьянка, и разврат, развал и преступность. Как говорил Ф. М. Достоевский: «Мерило народа не то, каков он есть, а то, что считает прекрасным и истинным» 1 . «А такой народ не может, не смеет погибнуть. Он вечен. Нельзя забывать, что русские — великий народ не только по своей численности, но и по вкладу в мировую культуру, а потому политика геноцида этого народа способна нанести огромный вред всему человечеству 2 . С целью уяснения и усиления святынь русской, а значит, и мировой культуры и писалась эта книга.

1 Литературное наследство. Т. 83. Неизданный Достоевский. М, 1971. С. 431.

2 Литвинова Г. И. Указ. соч. С. 92.