Артемов Г. Политическая социология

ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел 3. Субъекты политической жизни

Характер и тенденции политической жизни зависят не только от социально-исторических условий, но и от деятельности людей. В ка честве субъектов политической жизни люди делятся на ряд взаимосвязанных категорий: элиты и массы, администрацию и обществен ность, политические партии и избиратели.

Глава 7. Элиты и массы

7.1. Теории политических элит

В ходе изучения предшествующих тем курса мы выяснили, что большинство населения обычно не только не придает политике большого значения, но и почти не участвует в ней (или же участ вуют эпизодически). Это порождает проблему взаимоотношения рядовых граждан и правящей элиты. Элита (от франц. elite — от борная, лучшая часть) представляет собой высший, относительно замкнутый слой общества, господствующий над всеми остальными слоями в силу своего преобладания по объему экономического, политического или культурного капитала. Элита состоит из «луч ших людей» по богатству, престижу, рождению, заслугам, положе нию, образованию и т.д. Обычно выделяют экономическую, поли тическую и интеллектуальную элиту. Политической элитой называ ют людей, занимающих наилучшие позиции в сфере государствен ной власти и доминирующих на этой основе над всеми остальны ми людьми (массами). Элита и массы образуют парные категории, теряющие свой смысл вне сопоставления. Действительно «лучшую часть» людей можно выделить только из их общей массы (если бы не было этой массы, то не с кем было бы сравнивать). Поэтому противопоставление элиты массам является основным методологи ческим принципом всех элитистских теорий. В то же время во многих этих теориях используется дополнительный принцип про тивопоставления элиты классу, социально-профессиональной груп пе, партии и движению.

[128]

Таким образом, лучшую часть можно выделять в любом сооб ществе людей. В этом смысле можно говорить о бизнес-элите, военной элите, шахтерской элите, партийной элите, профсоюзной элите, региональных элитах и т.д. Так как «лучшие» выделяются из значительного множества людей на основе того или иного типа капитала, а капиталы конвертируются, то экономическая, полити ческая и интеллектуальная элиты могут перемешиваться между собой. Поэтому правящая элита фактически состоит из представи телей этих трех элит, у каждого из которых преобладает экономи ческий (состояние), политический (влияние) или культурный (спе циальные знания и навыки) капитал. Вместе с тем для допуска в круг правящих лиц человек должен тем или иным способом овла деть символическим капиталом — завоевать моральное право гос подствовать над людьми. Лишь в этом случае правящая элита при мет его как «человека своего круга» — круга власти.

В основе современных теорий правящей элиты лежат классические разработки Г. Моски, В. Парето, Р. Михельса, М. Остро горского и др. Гаэтано Моска (1858—1941) рассматривал элиту 7 как немногочисленный правящий класс, монополизирующий полити ческую власть. Этот класс может формироваться аристократическим или демократическим путем, но всегда остается правящей верхушкой, противостоящей основной массе населения. В ходе истории власть переходит от одних элит к другим, никогда не доста ваясь массам. Вилъфредо Парето (1848—1923) считал элиту группой прирожденных руководителей нации, обладающих личными качествами, обеспечивающими им превосходство над другими людьми. Он утверждал, что в обществе всегда есть элита и контрэлита, т.е. что группа «прирожденных руководителей нации» внутренне рас щеплена на правящую и оппозиционную части, непрерывно борю щиеся друг с другом. Поэтому он называл историю «кладбищем аристократий». Роберт Михельс (1876—1936) и Моисей Острогор ский (1854-1919) дополнили теорию правящей элиты теорией партийной элиты. Они обобщили опыт создания массовых партий в различных странах мира. Создавая эти партии в XIX в., люди счи тали, что с их помощью им удастся подчинить своему контролю правящую верхушку государства. Однако в этих структурах граж данского общества так же, как и в структурах государства, возник ло влиятельное меньшинство, присвоившее себе право принимать важнейшие партийные решения и фактически отстранившее «пар тийные массы» от участия в партийных делах. Р. Михельс назвал эту тенденцию «олигархизацией» политических партий (олигархия в переводе с греческого означает власть немногих). Это партийное меньшинство срастается с правящей элитой, становится ее состав-

[129]

ной частью, противостоящей не только основной массе членов своих партий, но и всему населению. Надежды на демократизацию государственной власти рушатся.

Русский политолог М. Острогорский на основе сравнительного анализа партийных систем Великобритании и США [Острогор ский М. Демократия и политические партии. Т. 1, 2. М, 1929—1930] еще в начале XX в. пришел к выводу о том, что для преодоления «партийного ига» необходимо создавать временные инициативные объединения граждан, не способные обюрократиться. Такие струк туры могут служить противовесом системе «постоянных партий», поскольку они позволяют всем активным гражданам оказывать влияние на политическую жизнь. Острогорский рассматривал активного гражданина как «краеугольный камень демократии».

От классического элитизма отличается так называемый демо кратический элитизм М. Вебера, который не считал представи тельную демократию неспособной противостоять власти меньшинства. Он выделил в самом правящем меньшинстве избираемую и назначаемую части. Первая часть придает власти легитимность, а вторая обеспечивает ее эффективность. Первая часть (партийные лидеры) контролирует деятельность второй (чиновников), а дея тельность ее самой контролируется народом с помощью механизма выборов. Гарантией демократии служит наличие множества пар тий, конкурирующих друг" с другом в борьбе за контроль над бю рократией. В этой борьбе формируются лидеры, способные подчи нить себе бюрократию на основе мобилизации граждан.

Однако в этом случае возникает опасность возникновения системы олигархического господства самих партийных лидеров. Особую роль в предотвращении этой опасности Вебер отводил инсти туту президентства. Он считал, что только всенародно избираемый глава государства, несущий прямую ответственность перед гражда нами, являющийся руководителем административного аппарата, наделенный правом отлагательного вето, роспуска парламента и проведения всенародного референдума, может противостоять про изволу и чиновничества, и политических клик [Социологические исследования. 1988. № 5. 139—146]. Но и в этом случае демократия выглядит не как правление народа, а как правление полити ков, хотя и облеченных народным доверием. Для преодоления дан ного противоречия были разработаны плюралистические теории власти. Согласно этому подходу в обществе существует множество конкурирующих групп интересов, уравновешивающих друг друга в сфере власти. Они образуют множество центров власти. Демокра тия — это баланс этих групповых интересов, автократия — доми нирование одного группового интереса над остальными.

[130]

Один из основных разработчиков теории групп интересов, аме риканский социолог А. Бентли, на основе изучения политического процесса в США показал, что для реализации своих интересов люди вынуждены объединяться в группы, которые и являются основными субъектами политики. Действия этих групп имеют массо вый характер. Они оказывают серьезное давление на правительство и Друг на друга, устанавливая таким образом равновесие политических сил. Совокупность существующих в обществе неофициаль ных, групп интересов (профсоюзы, общественные движения, ассо циации, комитеты и др.) образует среду, в рамках которой дейст вуют официальные структуры власти (официальные группы интере сов): парламент, правительство, суд, администрация, полиция, армия [ Bentley , 260-300].

К этой теории примыкает разработанная Арендом Лейпхартом теория сообщественной демократии ( consociational democracy ), ос нованной на автономии, сотрудничестве, взаимном вето и пропор циональном участии элит в управлении государством [Лейпхарт 1992, 217—218]. Этот тип осуществления власти можно также на звать демократией соучастия [Лейпхарт 1997, 29]. К плюралисти ческим теориям власти можно отнести и теорию полиархии (поли- архия в переводе с греческого означает власть многих) Роберта Даля. По мнению Даля, полиархией можно назвать систему пред ставительной демократии, основанную на выборности должност ных лиц; свободных, честных и часто проводимых выборах; свобо де выражения; доступе к альтернативным источникам информа ции; автономии ассоциаций и всеобщих гражданских правах [Даль, 85—86, 90]. Эта система обеспечивает эффективный и компетент ный гражданский контроль деятельности властей [Там же, 91].

С точки зрения плюралистического подхода в обществе существует множество элит, одновременно конкурирующих и сотрудничающих друг с другом. В принципе каждый класс, слой, социально-профессиональная группа, территориальная и этническая общность людей могут иметь свою элиту — незначительную часть своих наи более авторитетных представителей, наделенных правом от имени всех остальных защищать их интересы в сфере государственной власти. Базовые социальные группы могут влиять на политическую деятельность своих элит с помощью различных институтов прямой демократии: выборов, референдумов, обращений, демонстраций, пикетов и т.д. Вместе с тем плюралистический элитаризм не раз решает проблему доминирования меньшинства над большинством [Смелзер, 542—544]. Независимо от количества элит и способа их рекрутирования они остаются выделенным из массы правящим привилегированным слоем, деятельность которого лишь в незначи-

[131]

тельной мере поддается эффективному контролю со стороны боль шинства населения, не участвующего в повседневном осуществле нии государственной власти.

Между тем демократия — это режим, при котором существует не только контроль правящей элиты над администрацией, но и контроль рядовых граждан над самой элитой. Однако этот массовый контроль может осуществляться и фактически осуществляется в ограниченных пределах: во-первых, из-за политической некомпе тентности самих масс; во-вторых, из-за их естественной полити ческой пассивности; в-третьих, из-за столь же естественного со противления элит. Проблема заключается в том, что массы должны быть достаточно активными и подготовленными для воздейст вия на элиты. Вмешательство масс в деятельность элит снижает эффективность их контроля над администрацией, что невыгодно самим массам. Элиты заинтересованы в активной массовой под держке их руководства администрацией, поскольку значительно уступают ей по численности, организованности и сплоченности (в современных индустриальных странах в аппарате управления за действовано более 10% занятого населения). Поэтому политическая мобилизация масс является важнейшей задачей элит при осущест влении давления как на администрацию, так и друг на друга.

Но они не всегда могут осуществлять демобилизацию масс, после того как необходимость в их активности отпадает. Это при обретает особое значение в кризисные периоды развития общест ва, когда в политической жизни начинают доминировать образующие контрэлиту жесткие и авторитарные лидеры, закономерно сменяющие гибких и либеральных лидеров периода стабилизации. Лидеры контрэлиты (оппозиции), опирающиеся на авторитарный стиль руководства (на силу, а не на согласие), организуют массовые действия для отстранения от власти правящей элиты, состоя щей из лидеров, придерживающихся либерального стиля. Однако после завоевания власти они вынуждены подавлять спровоциро ванную ими же самими избыточную политическую активность на селения, применяя против масс силовые методы.

Точно так же вынуждены действовать и либеральные лидеры при переходе от кризиса к стабилизации. Они поднимают массы на борьбу с авторитаризмом, вытесняя из структур власти сторонников жесткого курса, блокируя их деятельность системой гражданского соучастия в принятии и реализации государственных решений. Но после выполнения этой задачи они вынуждены ограни чивать политическое участие активизированной ими обществен ности ради снижения степени ее некомпетентного вмешательства в управление и повышения уровня эффективности последнего.

[132]

В реальной политической жизни современных государств суще ствуют специфические механизмы рекрутирования правящих элит и их взаимодействия с массами. Рассмотрим некоторые из этих механизмов.

7.2. Состав правящих элит в различных странах

Американский политолог Райт Миллс (1916—1962) включил в состав правящей элиты США руководителей корпораций, высоко поставленных государственных служащих (официальных руководителей государства) и военных [Миллс, 31]. Данные категории образуют ядро элиты, к которому примыкают интеллектуалы. Эти люди связаны общими интересами, ценностями, образом жизни, кругом общения и престижным образованием.

Все население США, согласно Миллсу, распределено по трем уровням в зависимости от степени доступа к власти: на нижнем уровне находится основная масса пассивного населения, фактичес ки не влияющая на политику государства; на среднем — действуют заинтересованные группы, пытающиеся оказать давление на структуры власти; на верхнем уровне сосредоточен привилегированный слой, принимающий общеобязательные государственные решения. Миллс отмечает, что лица, принадлежащие к этому слою, «занима ют в социальной системе стратегические командные пункты, в ко торых сосредоточены действенные средства, обеспечивающие власть, богатство и известность» (Там же, 24].

Таким образом, представители элиты обладают сопоставимыми размерами экономического, политического и культурного капита ла. Объем и структура личного капитала делает их «отборной частью» американского общества, а высокая степень самоидентифи кации и групповой сплоченности — самой организованной час тью населения, доминирующей над остальной массой «простых американцев». Между этими частями — господствующей и подчи ненной — существует труднопреодолимая для основной массы представителей низов социальная перегородка.

Другой американский политолог, Майкл Юсим {Гидденс 1992, 98], для описания правящей элиты США и Великобритании ввел термин «внутренний круг» власти, в который он включил лидеров бизнеса (руководителей крупнейших корпораций), поддерживаю щих систематические контакты друг с другом и политическими лидерами (конгрессменами, высшими администраторами, руководи телями партий и т.д.). Важнейшие государственные решения принимаются в пределах этого круга, главным образом в рамках таких неофициальных форм общения, как общественные клубы, светские приемы, встречи и т.д., а затем проводятся через официальные

[133]

структуры власти [см. об этом также: ГэлбрейтДж. Новое инду стриальное общество. М., 1969]. Таким образом бизнесмены полу чают доступ к власти, а политики — к источникам финансирования своей деятельности.

Изучение социального состава законодательных органов США позволяет выявить структуру американской правящей элиты (рис. 22).

Среди депутатов в основном представлены юристы (главным образом владельцы адвокатских фирм), предприниматели и профессиональные политики. Остальные группы населения (рабочие, фермеры, учителя, врачи и др.) практически отсутствуют. Это свидетельствует о том, что парламент США является сугубо функцио нальным, а не представительным органом. Он не отражает социальный состав населения страны, а по общему мнению политологов — и не должен отражать, поскольку депутаты представляют

[134]

интересы не отдельных общественных групп, а избирателей того округа, в котором они баллотировались. Считается, что эти зако нодатели могут руководить административным аппаратом государ ства в интересах всех классов и слоев американского общества посредством принятия эффективных нормативных актов (отсюда преобладание юристов и менеджеров).

Депутаты парламента образуют внешнюю, официальную часть правящей элиты. Ее ядро, не занимающее никаких должностей в государственных органах, составляют наиболее богатые и влиятель ные люди, владеющие большей частью совокупного капитала стра ны [Гидденс, 1992, 97—100]. По мнению политологов, демократизм политической системы заключается не в массовом вмешательстве населения в управление государством, а в том, что все руководя щие должностные лица систематически избираются и сменяются населением, ориентируются на его поддержку и умеют ее получать.

Наличие правящей элиты — нормальное явление для традици онного и современного обществ. Все дело в режиме взаимодействия элиты и масс, а не в социальном составе высших органов власти. Например, в СССР в состав Верховного Совета, избранного на альтернативной основе в 1989 г., входили 35% представите лей научной, технической и художественной интеллигенции, 25% представителей рабочих и крестьян, 22% руководителей государст венных, партийных, профсоюзных, комсомольских органов, 18% руководителей предприятий. Таким образом, в высшем органе власти СССР рядовые граждане преобладали над руководителями разного уровня (60/40%). Приблизительно так же выглядел состав Верховных Советов союзных республик. Тем не менее, несмотря на то, что большинство населения всей страны в 1991 г. высказа лось на апрельском референдуме за сохранение СССР, руководите ли трех республик — России, Украины и Белоруссии — приняли решение о его упразднении. И Верховный Совет СССР не только ничего не сделал для выполнения воли большинства населения, но и самораспустился. Этот факт свидетельствует о том, что страной фактически управляли не народные депутаты, а руководители госу дарственной администрации.

7.3. Происхождение и структура современной российской политической элиты

Становление современной российской политической элиты началось во второй половине 80-х годов XX в. благодаря политичес ким реформам, осуществленным в стране под руководством гене рального секретаря Центрального комитета Коммунистической

[135]

партии Советского Союза (КПСС), первого и последнего Президента СССР М.С. Горбачева. Всем, что мы имеем сейчас хорошего и плохого, мы обязаны этому политическому лидеру. Если бы не было М.С. Горбачева, не было бы и Б.Н. Ельцина, не было бы нынешнего российского государства, не было бы того порядка нашей жизни, который этим государством поддерживается.

Нынешняя российская политическая элита возникла путем трансформации прежней советской элиты [Крыштановская..., 269— 290]. Достаточно вспомнить, что сам первый Президент России был секретарем сначала Свердловского обкома, затем Московского горкома и кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. Да, он был в оппозиции правящей верхушке Компартии и в конечном счете вышел из нее, а затем и приостановил ее деятельность, но тем не менее много лет он был в составе правящей элиты СССР, как и многие нынешние российские руководители. В этом нет ничего удивительного, наоборот, это естественно, поскольку у российско го народа в начале создания демократического федеративного го сударства не было другой элиты, кроме советской.

Что представляла собой эта элита? Э. Гидденс пишет, что она включала в себя руководящих партийных работников и менедже ров (руководителей) крупных промышленных предприятий, рекру тированных в основном из среды рабочих и крестьян (в 1961 г. они составляли 85% членов ЦК компартии). Он также подчеркивает (в 1989 г.), что в составе советской элиты «доля выходцев из низших слоев по-прежнему гораздо выше, чем обычно на Западе» [Гидденс, 1992, 100], но в то же время несмотря на эгалитаристскую (от франц. egalite — равенство) идеологию высшее руководство КПСС пользовалось привилегиями, недоступными остальному населению: поездки в зарубежные страны за государственный счет, доступ в спецмагазины с товарами повышенного качества, внеочередное получение жилья и т.д. [Там же, 101]. Борьба с при вилегиями — это то, с чего начал Б.Н. Ельцин свой разрыв с КПСС и свое восхождение на должность первого Президента де мократического российского государства.

Надо отметить, что как в движении «Демократическая Россия», так и в движении «Коммунисты России», боровшихся за места в Верховном Совете РСФСР в 1990 г., не было сторонников сохранения привилегий, однако стратегии этих движений были различными и отличались в оценке роли рынка и государства, частной и общественной собственности в экономической жизни страны. Если сравнить составы избранного тогда Верховного Совета РСФСР с составом Верховного Совета СССР (избранного в 1989 г.), то станет очевидно их сходство (табл. 10).

[136]

Таблица 10 Социальный состав Верховного Совета СССР и РСФСР, % от числа депутатов

. _____________________________________ ¦ -

Социальные группы

СССР

(1990)

РСФСР

(1992)

Руководители государственных и общественных органов

22

25

Руководители предприятий и их структурных подразделений

18

23

Инженерно-технические работники

35

36

Рабочие и колхозники

22

10

Другие группы

3

6

Источники: Политические процессы в условиях перестройки. М., 1992. Вып. 2. С. 36; Смена. 14 апр. 1992. С. 1.

Единственное изменение — уменьшение доли рабочих и крес тьян и увеличение доли разного рода руководителей. В высших ор ганах власти СССР и РСФСР периода перестройки преобладали все те же партийные, государственные, хозяйственные, профсоюз ные, комсомольские руководители и специалисты различного профиля (как, впрочем, и в Конгрессе США, с той разницей, что у нас руководители преобладали над специалистами, а у них — на оборот). Так что СССР, а тем более РСФСР управляли вовсе не «кухарки», а нормальная, по советским меркам, политическая элита, состоящая из людей, имеющих необходимое образование и пожизненно занимающихся политической деятельностью, т.е. как это ни странно — из профессионалов. Этим во многом объясняется преемственность прежней советской и нынешней российской элит. Профессионалы формируются десятилетиями, а перестройка (либеральный период российских реформ) продолжалась всего шесть лет (с 1985 по 1991 г.).

К началу 90-х годов были созданы условия для появления политиков нового типа. По всем стандартам формирования кадровых работников любой сферы (10—12 лет), в России только сейчас при ходит время политиков, способных действовать в условиях демо кратии. До них проявили себя две когорты российских политиков: горбачевская (разрушившая власть коммунистов) и ельцинская (разрушившая власть советов). Следующей когорте на площадке, расчищенной предшественниками, предстоит создавать новую рос сийскую политическую культуру и соответствующую ей систему политических институтов. Об этом пойдет речь в последующих главах, а здесь мы постараемся кратко воспроизвести коллективный жизненный путь современной российской правящей элиты,

[137]

учитывая неразрывную связь ее экономической, политической и интеллектуальной частей.

В работе О.И. Шкаратана и Ю.Ю. Фигантера приводятся важ ные эмпирические данные, характеризующие советскую правящую элиту [Шкаратан и Фигантер, 86—89]. Проведенное этими социо логами исследование состава членов КЦ КПСС в период с 1966 по 1986 г. дает довольно полное представление об основных чертах высшего слоя советского общества. Так, в 1986 г. у 45% членов ЦК КПСС родителями были крестьяне-бедняки, а у 27% — неквалифицированные рабочие и батраки, т.е. среди них 72% составляли выходцы из низших слоев общества [Там же, 87].

Можно сомневаться в правомерности самого деления людей на высший, средний и низший классы и слои, можно вспомнить и то, что морально безупречных людей среди низших слоев общества не меньше, чем среди высших, а аморальных людей среди высших слоев не меньше, чем среди низших, однако низкая профессио нальная компетентность в сфере управления государством, обусловленная недостаточной подготовкой низших слоев к этой деятельности, не требует особого доказательства. Но оставим в покое социальное происхождение и проанализируем качество образования (культурный капитал) членов ЦК КПСС в 1986 г. (начало перестройки).

Из 319 обследованных названными выше авторами членов ЦК 88% имели высшее образование, в том числе: техническое — 48,1%, сельскохозяйственное — 16,4%, военное — 12,5% (всего — 77%). Юридическое образование имели 1,4%, экономическое — 2,5%. Второе высшее образование было у 27,6% членов ЦК (40,4% имевших высшее образование), из них высшее партийное (комсомольское) — 57,5%, военное — 22,2%, экономическое — 2%. Вто рого юридического образования не было ни у кого [Там же, 88].

В то время главной проблемой стала разработка программ эко номической, политической и правовой реформы страны. Можно представить, насколько компетентны были члены ЦК в этих вопросах.

Следует учитывать и то, что 78,6% членов ЦК КПСС были одновременно депутатами Верховного Совета СССР, т.е. в высшем органе государственной власти было точно такое же качество экспертизы принимаемых решений. Не удивительно, что деклариро ванная на весь мир перестройка закончилась не обновлением, а полным крахом социалистического строя и советской власти, что исторически и не было неизбежно, поскольку в Швеции, например, не меньше, а больше социализма, чем было в СССР, и никто не может с полной уверенностью доказать, что этот вариант разви-

[138]

тия хуже, чем американский. А ведь у руководителей перестройки был еще и немецкий вариант социально ориентированной рыноч ной экономики, обеспечивающий высокую экономическую эффек тивность при таком качестве социальных гарантий, которое было невозможно даже в наиболее передовых социалистических странах. Конечно, заимствовать чужой опыт практически невозможно, но можно, по крайней мере, организовать дело так, чтобы не по терять контроль над ходом экономических и политических процес сов и в конечном счете — власть в стране. Этот факт и служит обобщенным показателем профессионального уровня бывшей со ветской элиты, хотя бьшшей ее можно назвать условно, поскольку нынешняя российская элита в значительной степени образовалась из советской, вернее, из ее молодого поколения: «новыми русски ми» стали дети и внуки «старых русских», олицетворявших собой Россию советского периода (табл. 11).

Таблица 11 Рекрутация современной элиты из советской номенклатуры, %

Группы элиты

Окружение Президента

Лидеры партий

Региональ ная элита

Правитель ство

Бизнес- элита

Всего

из советской

номенклатуры

75

57

82

74

61

В том числе из: партийной

21

65

18

0

13

комсомольской

0

5

2

0

38

советской

64

25

79

27

3

хозяйственной

9

5

0

42

38

другой

6

0

0

31

8

Источник: Общая и прикладная политология / Под. ред. проф. В.И. Жукова, проф. Б.И. Краснова. М., 1997. С. 624.

Обстоятельное исследование процессов трансформации советской номенклатуры в российскую элиту, проведенное сотрудника ми Института социологии РАН под руководством О.В. Крышта-новской, свидетельствует о правомерности этого вывода. Социоло ги изучили 3610 биографий членов элит: 1996 человек — бреж невской, 789 — горбачевской, 825 — ельцинской, а также взяли глубинные интервью у членов элиты, провели контент-анализ прессы, экспертные опросы и анализ статистики, т.е. применили весь арсенал методов эмпирического исследования. Исследователь ская группа выделила следующие «сквозные» функциональные группы элиты: высшее руководство, правительство, парламент,

[139]

партийные лидеры, региональное руководство, бизнес-элита. В со став современной российской политической элиты были включены: Президент РФ и его ближайшее окружение, Правительство РФ, депутаты Федерального Собрания РФ (лидеры крупнейших партий и главы региональных администраций в большинстве своем входят в состав Федерального Собрания) [Крыштановская..., 269- 271]. На основе обобщения фактического материала социологи вы явили основные направления трансформации старой элиты в новую: приватизация финансов, сфера распределения, междуна родные контакты, наиболее рентабельные виды производства [Там же, 277—293], и пришли к выводу, что в России произошла «рево люция, в которой победило молодое поколение номенклатуры», и что эта революция привела к перераспределению власти «между группой более молодых, прагматичных номенклатурщиков, часть которых стала политиками, часть — бизнесменами» [Там же, 294]. Что представляет собой новая российская политическая элита? Об этом можно судить на основе анализа состава высших законо дательных органов страны. Рассмотрим состав Государственной Думы первого (1993), второго (1995) и третьего (1999) созыва (табл. 12, 13).

Таблица 12 Социальный состав Государственной Думы первого созыва (1993)

Социальные группы

% от общего числа депутатов Госдумы

Работники науки, культуры, искусства, образования

22

Работники исполнительных органов власти

20

Работники аппарата общественных организаций

12

Предприниматели

10

Работники сельского хозяйства

7

Работники правоохранительных органов

6

Инженерно-технические работники

5

Работники представительных органов власти

5

Работники средств массовой информации

3

Военнослужащие

2

Рабочие

1

Другие группы

7

Источник: Думский вестник. 1994. № 1. С. 8.

[140]

Таблица 13

Социальный состав Государственной Думы второго (1995) и третьего (1999) созывов*

 

\ Социальные группы

% от общего числа депутатов Госдумы

1995 г.

1999 г.

Работники законодательных органов власти

46

42

Работники исполнительных органов власти

6

13

Работники органов местного самоуправления

4

3

Работники аппарата общественных организаций

7

12

Инженерно-технические работники

7

1

Работники науки, культуры, искусства, образования

7

8

Работники средств массовой информации

2

1

Работники правоохранительных органов

1 ; 5

1,5

Другие группы

19.5

18,5**

Источник: Г осударственная Дума Федерального Собрания Российской Федера ции второго созыва. М., 1996. С. 9-10.

* Рассчитано по кратким биографиям депутатов [см.: Власть. 2000. № 3. С. 20—44]. ** В Госдуме этого созыва 13% депутатов до избрания были руководителями гос предприятий, а 3,5% — предпринимателями.

Надо отметить несопоставимость категорий учета качественного состава не только Верховного Совета РСФСР (см. табл. 10) и Го сударственной Думы разных созывов (см. табл. 12, 13). Тем не менее попытаемся выявить признаки присутствия в этих органах прежней и нынешней правящей элиты. В Госдуме первого созыва половину депутатов составляли специалисты технического и гума нитарного профилей, половину — работники государственного ап парата, руководители предприятий и предприниматели. В Думе второго и третьего созывов преобладали работники органов зако нодательной власти (46 и 42% соответственно). Среди новых депутатов много тех, кто уже работал в представительных органах фе дерального и регионального уровней. Вторая по численности груп па депутатов состояла из руководителей предприятий, а также ра ботников органов исполнительной власти федерального и регио нального уровней (всего 23% в Думе второго созыва и 29,5% в Думе третьего созыва).

[141]

Мы видим, что в 1993 г. еще наблюдались реликты советской системы представительства (только без рабочих и крестьян); фун- ционеры + специалисты. В 1995 и 1999 г. более 40% депутатов профессионально занимались законотворчеством, а около четвер ти — государственным управлением. Важно и то, что около трети депутатов третьей Думы были депутатами второй и первой Дум, а часть впервые избранных депутатов была народными депутатами СССР и РСФСР. Это говорит о том, что депутатская деятельность в России все больше становится профессиональной.

Совет Федерации — Верхняя палата Федерального Собрания — в настоящее время образуется из руководителей администрации и органов представительной власти субъектов Федерации (предпола гается замена руководителей представителями обеих региональных властей). Эта палата обновляется после региональных выборов. В Федеральном Собрании представлены следующие группы рос сийской правящей элиты: лидеры наиболее влиятельных партий и движений, региональные лидеры, работники госадминистрации, предприниматели. Остальные группы правящей элиты сосредото чены в правительстве и аппарате Президента. Разумеется, надо учитывать и наличие контрэлиты — лидеров и активистов различных политических партий и общественных организаций, не пред ставленных во всех перечисленных структурах и образующих оп позицию политическому курсу этих структур. Кроме того, оппози ция существует и в самих структурах, например в Государственной Думе (фракции КПРФ, «Яблоко» и др.). Имеются противоречия и между федеральной и региональными элитами, но это обычное явление для любого правящего меньшинства.

Для нормального функционирования элиты в условиях демократии важны не только отношения между ее отдельными группа ми, но и отношение к ним основной массы рядовых граждан. Составить представление об этом можно на основе всероссийских ис следований, проведенных различными социологическими центрами. Необходимо разделить данные, полученные до 1999 г. и с начала 2000 г. (рис. 23, 24).

Анализ этих данных показывает, что уровень доверия населения к основным группам российской политической элиты во второй половине 90-х годов XX в. был различным. Наибольшим доверием пользовались руководители регионов. Доверие Правительству, Совету Федерации, Государственной Думе было намного ниже, но практически не менялось в течение всего периода. Доверие Прези денту росло до 1997 г., а в 1998 г. резко снизилось (как и доверие руководителям регионов). Эти данные свидетельствуют о нараста-

[142]

Источник: Россия: преодоление национальной катастрофы. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 1998 году / Под ред. Г.В. Осипова, В.К. Левашова, В.В. Локосова. М., 1999. С. 173 (за 1995 и 1996 г. данных по Администрации Президента нет).

нии кризиса власти, который в декабре 1999 г. вынудил Б.Н. Ельцина добровольно уйти в отставку.

Парламентские (1999) и особенно президентские (2000) выборы изменили ситуацию в стране. Сложилось новое соотношение ос новных группировок политической элиты, которое способствовало изменению отношения населения к ним. Об этом свидетельствуют Всероссийские опросы Фонда «Общественное мнение» (рис. 24).

К этим данным следует добавить результаты замеров личного рейтинга Президента В.В. Путина. «Положительно, с доверием» к нему относились: 44% опрошенных во II квартале 2000 г., 40% — в III квартале, 38% — в IV квартале и 39% — в начале 2001 г. [Поле мнений..., 9].

С учетом различия инструментария этих опросов можно ут верждать, что в 2000 г. в сравнении с предшествующим периодом возрос уровень доверия населения группам политической элиты,

[143]

Источник: Поле мнений. Дайджест результатов исследований. Вып. 07. Январь 2001. С. 10.

действующим в сфере федеральной исполнительной власти. Уро вень доверия группам элиты, представленным в региональных ор ганах исполнительной власти, несколько снизился, а уровень дове рия группам элиты, действующим в органах федеральной предста вительной власти, практически не изменился. Эти данные можно рассматривать как свидетельство приостановки того процесса деле- гитимации власти политической элиты России, который наблюдал ся в течение второй половины 90-х годов XX в.* Более того, в на чале 2001 г. четко обозначился определенный рост доверия населе ния практически ко всем группировкам российской правящей элиты в сравнении с последним кварталом 2000 г. (см. рис. 24).

Повышение уровня доверия элите со стороны населения создает благоприятные условия для повышения эффективности осу ществляемого ею руководства государственной администрацией. Однако элита не может успешно руководить администрацией без сотрудничества с общественностью (ориентированных на полити ческое участие граждан), которая разделена на множество борющихся за влияние на администрацию группировок.

* Доверие населения политической элите является одним из показателей легитим ности ее власти.

[144]

Эффективность гражданского контроля над администрацией за- виситХот характера взаимоотношений не только различных группи ровок правящей элиты, но и от характера взаимоотношений элиты и общественности, от мнения которой в свою очередь во многом зависит степень доверия основной массы рядовых граждан правя щей части, политической элиты.

Основные выводы

Общим для различных вариантов теории власти (классический элитизм, демократический элитизм, плюрализм) является ут верждение о том, что обществом на любой стадии его развития управляет меньшинство — политическая элита.

•  Политическая элита делится на правящую и оппозиционную части, каждая из которых состоит из множества группировок, борющихся за контроль над государственной администрацией (чиновниками).

•  Правящая элита осуществляет в политической системе функ цию руководства государственной администрацией, которая непосредственно управляет всем остальным населением.

•  Система представительной демократии создает условия для контроля над элитой со стороны активных рядовых граждан (общественности).

•  В обществе существует множество групп интересов, которые конкурируют друг с другом в борьбе за влияние на государст венную администрацию и препятствуют монополизации власти правящей элитой.

•  В современных западных промышленно развитых странах пра вящие элиты воспроизводятся в основном за счет представителей высших классов или высшего слоя среднего класса. Имеющийся в их распоряжении экономический, политичес кий и культурный капитал дает им больше шансов для выдвижения на государственные должности в сравнении с выходца ми из рабочего и низшего класса.

» В советский период истории России правящая элита рекру тировалась главным образом за счет представителей низших классов (крестьян-бедняков и неквалифицированных рабочих). Элита современной России сформировалась в основном из представителей младшего поколения бывшей советской но менклатуры (руководителей партийных, советских, профсоюз ных, комсомольских органов, а также директоров предприятий).

[145]

•  В период проведения радикальных экономических и полити ческих реформ (90-е годы XX в.) правящая элита ^оссии пользовалась незначительным доверием населения, что в оп ределенной мере снижало эффективность ее деятельности и мешало решению накопившихся проблем. Отчасти это было обусловлено низким профессионализмом постсоветской пра вящей элиты, ее некомпетентностью и неумением действовать в условиях демократического режима.

•  Новое поколение российской политической элиты состоит в основном из людей, обладающих достаточно высоким экономическим, политическим и культурным капиталом, подготовленных к профессиональной политической деятельности и стремящихся заниматься ею на постоянной основе.

•  Начало XXI века характеризуется ростом доверия населения России ко всем группам политической элиты и более благоприятными возможностями для развития системы представи тельной демократии. Реализация этих возможностей во многом зависит от характера взаимодействия как основных группировок правящей элиты, так и последних с активной частью различных общественных классов и слоев.

Основные понятия

Политическая элита Представительная демократия

Прямая демократия Демократия соучастия

Полиархия

Наиболее важные термины

Правящая элита Группы интересов

Неофициальные группы Официальные группы

интересов интересов

Сообщественная демократия Базовая социальная группа Политическая мобилизация

Контрольные вопросы и задания для самостоятельной работы

1. Дайте определение понятия «элита» и назовите виды элит.
2. Что такое правящая элита?
3. Из каких групп состоит правящая элита?
4. Какую роль играет политическая элита в условиях представительной демократии?
5. Чем отличаются официальные и неофициальные группы интересов?
6. Какие социальные группы входят в состав правящей элиты США?
[146]
7 Из каких классов рекрутируется правящая элита стран Северной Америки и Западной Европы?
8. Из представителей каких классов состояла советская правящая элита?
9. Проанализируйте социальный состав депутатов Государственной Думы первого, второго и третьего созывов и назовите представленные в нейчасти политической элиты России.
10. Чем отличается динамика доверия населения различным группам правящей элиты в 90-е годы XX в. от динамики доверия в 2000-2001 гг.?