Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть 1. Нормальное разбитие

Глава II. Что люди пытаются делать

8. Почему человек должен управлять собой?

Вначале ребенок еще не знает, что прямое выражение либидо и мортидо не
окупается; он просто играет, не пытаясь управлять собой. Если здоровый
младенец хочет сломать какой-нибудь предмет, он его ломает. Если ему хочется
обхватить кого-нибудь руками, он обнимает мать или няню. Когда ребенок
вырастает, он узнает, что подобное поведение может принести в конечном счете
больше боли, чем удовольствия, что немедленное снятие какого-нибудь
напряжения может привести к накоплению большего напряжения. В таких случаях
надо решить, какое поведение приведет к наибольшему снятию напряжения на
длительное время, и судить об этом должно Эго, если оно на это способно.
Если ребенок сломает музыкальную пилу, на которой играет отец, его за
это выпорют или выбранят. Это причиняет страдание и приводит к психическому
напряжению. Когда у него в следующий раз возникнет деструктивное настроение,
он, возможно, призадумается: "Если я разобью эту вазу пятнадцатого века
династии Мин, уменьшится ли от этого напряжение сильнее, чем возрастет
потом, когда меня выпорют?" Если у отца твердая и непреклонная рука, то
ответ будет "нет". Вследствие этого ваза останется целой на своем пьедестале
-- за кадкой с каучуковым деревом.
В более зрелом возрасте той же личности придется, возможно, ответить на
вопрос: "Если я отобью девушку у инструктора дзюдо, уменьшится ли от этого
напряжение сильнее, чем возрастет потом, когда инструктор швырнет меня
наземь?" И ответ будет снова "нет", так что девушка инструктора дзюдо
останется на своем пьедестале -- возле той же кадки с каучуковым деревом.
Наказание вызывает возрастание напряжения, причем различными путями. Мы
рассмотрим здесь лишь возрастание напряжения либидо, когда теряется
возможность любви, и возрастание напряжения мортидо, когда теряется
возможность мести. Выпоротый ребенок на какое-то время теряет возможность
ласкаться к своему отцу; в то же время он лишен возможности выместить свою
обиду, подвергнув отца подобному же обращению. Тот же результат получается,
когда дело ограничивается бранью.
В некоторых случаях наказание приносит дрожь наслаждения и облегчение.
Если порка вызывает не только либидо, но и мортидо, она принимает
сексуальный характер. Многие взрослые точно так же, как дети, получают
своеобразное удовольствие от наказания. Вот почему некоторые люди все время
попадают в беду. Побои и обиды не отталкивают их от различных опасных
ситуаций, а, напротив, привлекают к ним.
Большая часть людей предпочитает, однако, избегать того, что обычно
именуется "наказанием", и находит способы обращения с инстинктами своего Ид,
позволяющие отложить их удовлетворение, если оно может привести к страданию.
Они рассчитывают получить в конце концов полное или частичное
удовлетворение, не оплатив его слезами.
В нашей стране взрослые редко наказываются физической болью, и люди
управляют собой, чтобы избежать психических страданий, связанных с другими
видами наказаний. Например, большинство людей воздерживается от
преступлений, потому что преступление вызвало бы у них тяжелые фрустрации
либидо -- потерю самоуважения, уважения друзей, родственников и
возлюбленных. Кроме того, тюремное заключение означает отрыв от обычной
общественной жизни и возрастание напряжений Ид, проявляющихся, например, в
особых видах половой деятельности и во взрывах насилия. Большинство людей
находит неприятными напряжения мортидо, возникающие от ненависти к самому
себе.
. До сих пор мы не упомянули о совести, которой обычно и приписывается
хорошее поведение большинства людей. В действительности мы уже намекали на
существование совести, когда пользовались выражениями "потеря любви",
"потеря возможности любви", или когда говорили о ненависти к себе и потере
самоуважения. В следующем параграфе мы увидим, как все это связано с
совестью, и из чего она развивается. Люди не рождаются хорошими или плохими,
а учатся своим способам поведения в очень раннем возрасте от окружающих
людей. Когда ребенок становится плохим, родители нередко задают себе вопрос:
"В чем тут наша вина? Каким примером были мы для наших детей?"

9. Как человек принимает решение?

Есть два способа принимать решение. Первый из них состоит в
обдумывании. Мы рассматриваем ту или иную возможность, взвешиваем все
обстоятельства и принимаем решение, более или менее соответствующее Принципу
Реальности. Второй способ обходится без сознательного обдумывания. Если бы
нам пришлось думать о каждой мелочи, которую мы делаем в течение дня, то
нерешительность обратила бы нашу жизнь в сплошную суматоху. Представьте
себе, что нам пришлось бы каждый раз, нажимая кнопку, задумываться над тем,
каким пальцем ее нажать; тогда это превратилось бы в столь же длительную
процедуру, как одевание у малышей. Поэтому мозг располагает способами
принимать за нас решения без ведома нашего сознания.
Один из способов бессознательного принятия решений -- автоматическая
экономия мышления, называемая привычкой, -- экономит усилия при обращении с
простыми повседневными ситуациями, не вызывающими напряжений Ид. Встречаются
люди, и в самом деле вынужденные обдумывать и разрабатывать каждый пустяк,
который большинство из нас делает по привычке; как мы увидим дальше на
примере Энн Кейо, у таких людей возникает множество забот, поглощающих все
их время и энергию, так что у них почти не остается времени заняться всерьез
обычными делами. Как показали исследования, обычные действия вроде нажатия
кнопки или мытья рук, не имеющие для обычного человека какого-либо
эмоционального смысла, приобретают у таких людей особое значение. Их либидо
и мортидо слишком смещено на тривиальные предметы и делает слишком многие
образы неясными. Поскольку привычка работает лишь в ненапряженных ситуациях
с отчетливыми образами, у таких одержимых как раз поступки, связанные с
привычкой, вызывают трудности. Разные части окружающего мира чрезмерно
привлекают их либидо и мортидо.
Для принятия решения в более эмоциональных ситуациях само Ид доставляет
нам бессознательную силу. Сила эта основана на эмоциональных установках,
заимствуемых в раннем детстве у родителей и других лиц, любовь которых мы
ценим и боимся потерять. Выйдя из младенческого возраста, люди приобретают
способность бессознательно принимать некоторые решения, соответствующие, как
они полагают, воображаемым пожеланиям этих близких людей в данных условиях.
Они ведут себя, как будто они говорят себе что-нибудь вроде следующего: "Я
должен поступить таким образом, потому что этого потребовал бы мой отец,
будь он сейчас рядом со мной. Если я поступлю не так, он нахмурит брови, как
это бывало в детстве".
Важно заметить, что человеку вовсе незачем говорить себе эти вещи;
результат получается, однако, в точности такой, как если бы он их себе
сказал. Таким путем сберегаются время и энергия, необходимые для принятия
решений.
У детей, воспитанных без отца или родителями, плохо исполнявшими свою
роль, эта часть их развития оказывается нарушенной, что может причинить им в
дальнейшей жизни возрастающие огорчения и трудности.
В состав родительских влияний входят усвоенные с детства уроки, как
сохранять любовь других людей. В раннем детстве индивид усваивает, как он
"должен" себя вести, поскольку родители порицают его, когда он поступает не
так, как должен поступать, по их мнению; и это чувство "должного" внедряется
столь глубоко, что становится частью психической структуры человека. В более
позднем возрасте (то есть после пяти-шести лет) также усваивается нечто
должное, теперь уже остающееся в сознании в виде так называемой совести и
также играющее роль в принятии решений. Более ранняя подсознательная
совесть, однако, важнее сознательной совести, поскольку она образуется
раньше, укореняется глубже, имеет большую силу, труднее поддается изменению
и контролю и влияет на поведение человека без его отчетливого понимания, а
часто вопреки его воле.
Когда индивид вырастает, его родители уже не стоят рядом с ним, готовые
наказать его за отступления от должного поведения; но их могущественные,
тяжело нагруженные эмоциями образы остаются в его психике, а это не менее
действенно, поскольку индивид будет всегда поступать в соответствии со
своими образами, а не с реальным окружением. Неважно, что этим образам
должного двадцать или сорок лет, потому что они подсознательны, а
подсознательное, как мы знаем, никогда не стареет, и образы его пропитаны
ощущением бессмертия, сохраняющим их молодыми и свежими. Что касается
наказания в случае проступка, то и оно обходится без участия родителей. Об
этом заботится его собственное Ид.
Точно так же, как часть либидо обращается на самого индивида, внушая
ему уважение к себе, так и часть его мортидо обращается внутрь, доставляя
энергию для собственного наказания. Если его поступок несовместим с
поведением, усвоенным как должное в раннем детстве, эта часть его мортидо
высвечивает перед ним порицающие образы родителей. Когда мы делаем
что-нибудь, чего бы делать не должны, возникающая при этом реакция
называется "виной". И если даже индивид не сознает этой вины, то
неудовлетворенное напряжение направленного внутрь мортидо, возникающее от
его безнравственности, проявляется в виде потребности в наказании. Вина и
потребность в наказании означают, что образы родителей проявляют активность,
угрожая ему наказанием приблизительно так же, как это делали его подлинные
родители. Пока эта потребность в наказании не удовлетворена, она продолжает
существовать; напряжение может накапливаться годами, а попытки снять его
могут привести к тому, что человек будет снова и снова попадать в беду.
Направленная внутрь разрушительная энергия должна быть поэтому устранена.
Как и другие виды энергии Ид, она может зайти слишком далеко, если Эго не
осознает, что происходит, и не остановит развитие процесса. В противном
случае потребность в наказании может причинить индивиду неприятности,
нередко проявляющиеся в "забывчивости" или "легкомыслии".
Как мы видим, напряжения Ид несколько сложнее, чем можно было
подозревать вначале. Имеются напряжения либидо, направленного наружу, и
напряжения либидо, направленного внутрь; напряжения мортидо, направленного
наружу, и напряжения мортидо, направленного внутрь. Все четыре группы
напряжений требуют удовлетворения, и обязанность Эго держать их все под
контролем. Одна из важнейших и самых трудных задач Эго -- следить за тем,
чтобы направленное внутрь напряжение мортидо не возросло сверх меры
вследствие удовлетворения какого-либо из остальных трех напряжений. Иными
словами, "вина" может вызвать большее напряжение, чем было снято поступком,
вызвавшим эту вину; некоторые люди, не умеющие контролировать свое чувство
вины, способны безудержно наказывать себя за какой-нибудь банальный
проступок.
Бессознательные образы родителей и их преемников, воплощающие ранние
уроки жизни, нагружены долей либидо и мортидо, отщепленной от остального Ид.
Эта система, участвующая в принятии решений, носит название Суперэго. Вопрос
о вине и потребности наказания сложен, поскольку явления эти связаны с рядом
элементов, участвующих в принятии решений. Первый из них -- только что
описанное Суперэго. Второй -- это Идеал Эго, состоящий из сложившихся у
индивида сознательных и бессознательных образов того, чем он хотел бы быть;
образы эти сформированы по образцу некоторых людей, кем он восхищается и
кому хотел бы подражать, поскольку приписывает им идеальные качества. Далее,
у индивида есть еще сознательный образ того, что хорошо и что плохо,
полученный главным образом от его религиозных наставников, школьных учителей
и других авторитетов; эти авторитеты и формируют то, что обычно называется
совестью.
Для простоты мы объединим все эти три элемента под общим именем
Суперэго.
Одна из первых вещей, на которых ребенок учится выполнять свой долг, --
это правильное управление кишечником; поэтому период тренировки кишечника
играет важную роль в формировании Суперэго. Это хороший пример твердо
установленной, но довольно сложной связи между кишечником и мортидо, с
которой мы еще встретимся ниже.
Следует иметь в виду, что мортидо, заключенное в Суперэго, есть
некоторая доля, отщепленная от остального Ид и способная выступать в большей
или меньшей степени в качестве противника Ид. Итак, в конечном счете Эго
встречается с тремя энергетическими системами, которые надо принимать в
расчет перед действием: это желания Ид, реальность внешнего мира и Суперэго.
Как мы видим, решения человека могут приниматься сознательно или
подсознательно. Сознательные решения, как нам хотелось бы думать,
регулируются Принципом Реальности и сознательной совестью. Подсознательные
решения в случае действий небольшого эмоционального значения могут быть
упрощены привычкой, чем достигается также сбережение энергии. В большей
части эмоциональных ситуаций решения зависят от исхода конфликта между
подсознательными силами Суперэго и Ид. Решение принимается без ведома
индивида, не знающего стоящих за этим решением подлинных сил; когда оно уже
принято, индивид берет на себя задачу найти для него оправдание, убедив себя
и других, что оно принято в соответствии с реальной ситуацией. Этот процесс
называется "рационализацией".

10. Для кого все это делается?

Что такое "Я"? Мы описали желания Ид, удовлетворение которых доставляет
индивиду удовольствие. Мы рассказали, каким образом Суперэго руководит
действиями Эго и наказывает индивида за его грехи. Мы рассмотрели, каким
образом Эго, зажатое между этими двумя силами, должно руководить "нами"
среди опасностей внешнего мира. Для кого же работают все эти силы? Что такое
мое истинное Я? Может быть, это мое Эго? Или мое Ид? Или мое Суперэго?
Одна женщина описывала свое Я как нечто управляющее всем ее остальным
существом. Самое себя она представляла чем-то вроде возницы, управляющего
запряженной ослом тележкой. Осел был частью ее самой; временами он брал верх
и заставлял ее делать вещи, о которых она жалела. В таких случаях ее Я
осуждало осла. Чем было это Я, о котором она говорила? Это было Эго.
Эго -- это система, способная видеть самое себя подобно тому, как части
тела могут ощущать одна другую. Отсюда у людей возникает ощущение, что они
могут проследить за работой собственной психики как будто со стороны точно
так же, как могут проследить за перемещениями своей ноги. В действительности
в Эго содержатся три части, и все они могут смотреть друг на друга в разные
моменты времени. Одну из этих частей составляют специальные родительские
образы; другая часть -- это взрослое Я, работающее в соответствии с
Принципом Реальности; и вдобавок у каждого человека сидит в голове маленький
ребенок, которым он некогда был. У каждой женщины есть в голове маленькая
девочка, а у каждого мужчины -- маленький мальчик. Родительская часть,
взрослая часть и детская часть представляют собой три различных Я. Пока одно
из этих Я действует независимо от остальных, индивид чувствует себя одной
личностью; но если две из них действуют одновременно, то каждая из них
смотрит на другую, удивляясь, что же происходит? Эти три аспекта Эго будут
подробнее рассмотрены в главе IX.

Есть, однако, нечто сверх этого -- некая сила, побуждающая людей расти,
развиваться и становиться лучше. Ее можно рассматривать как четвертую силу
личности наряду с Эго, Суперэго и Ид. Об этой четвертой силе психиатры и
психологи знают очень мало, а может быть, не знают ничего. Верующие могут
сказать, что это душа. Ученые в настоящее время не имеют ответа. До сих пор
мы избегали этого вопроса, описывая человека просто как энергетическую
систему -- систему сил, непрерывно пытающуюся восстановить или сохранить
равновесие, и вовсе не пытающуюся "понравиться" кому-нибудь или чему-нибудь
вне себя или в самой себе, не более, чем Земля пытается кому-нибудь
"понравиться", вращаясь вокруг Солнца. Полезно предположить, однако, что
существует некая система напряжений, в нормальных условиях непрерывно
толкающая живые существа в направлении прогресса. Мы можем предположить
существование такой системы, чтобы объяснить, почему человек растет, почему
человеческий род пытается стать лучше, почему животные в процессе эволюции
становятся предприимчивее и почему психика обогащается творческой любовью к
красоте, по мере того как ее энергетическая система становится все сложнее
-- от медузы через лягушек и обезьян -- к человеку. Мы можем забыть о том,
кому все это нужно, и все же предполагать, что внутри нас есть некая сила,
устремляющая нас дальше и выше.
Как мы увидим дальше, невроз дает индивиду ряд преимуществ.
Какая же сила заставляет его хотеть выздороветь, если ему во многих
отношениях лучше остаться со своим неврозом? Какова целебная сила природы,
вызывающая у больного тела и больной психики стремление к здоровью, к
продолжению роста? Что заставляет зародыш развиваться? Почему не остается он
просто зародышем? Расти -- это тяжелый труд, требующий немалых затрат
энергии. Что вынудило каких-то медуз развиваться в человека? Почему не
остались они навсегда медузами? Эволюция ведь тоже тяжелый труд.
В поисках ответа обратимся к Зенону, великому семиту, жившему более
двух тысяч лет тому назад. Много лет Зенон скитался и задавал вопросы.
Скитания его завершились в Афинах, в Древней Греции, но он продолжал
задавать вопросы. Зенон часто говорил о физисе, силе природы, вечно
побуждающей все вещи расти, а выросшие -- совершенствоваться. Не он первый
пришел к идее физиса, но он много размышлял о ней в связи с ростом и
развитием живых существ. С тех пор многие философы говорили о творческой
силе природы, побуждающей все вещи расти, следуя неким правильным и
прогрессивным путем.
Если подобное стремление к росту существует в психике и теле человека,
то каким образом можно включить его в нашу энергетическую систему, и как оно
связано с другими напряжениями нашей психики? Напомним, что выше была речь о
мортидо, направленном внутрь и наружу, и о либидо, направленном наружу; но
до сих пор мало упоминалось либидо, направленное внутрь. Может оказаться,
что энергия роста происходит от либидо, направленного внутрь. Это объяснение
кажется, однако, слишком уж простым; не исключено и прямо противоположное:
либидо может оказаться лишь одним из аспектов энергии роста. Может быть,
физис вовсе не существует; но при всей нашей неспособности сказать об этом
предмете что-либо определенное очень уж многие вещи происходят таким
образом, как если бы такая сила была; и поэтому легче понять человека,
предположив, что она и в самом деле существует.
Начиная с этого места, мы позволим себе предполагать, что физис -- это
сила, с которой приходится считаться при изучении человеческой психики,
избегая при этом вопроса, связана ли эта сила с направленным внутрь либидо и
в чем может состоять такая связь. Мы не решили до конца проблему, кто этот
"возница", ради которого Эго, Суперэго и Ид поддерживают тонкое равновесие
напряжений, позволяющее человеку расти и развиваться; но мы осознали, что в
человеческой психике есть и другие возможности, которыми не следует
пренебрегать.