Пушкарева В.М. История финансовой мысли и политики налогов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 2. ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

§ 2. Принципы налогообложения

Выяснив природу налога, мы сразу озадачиваемся следующим вопросом: что облагать налогом, какую часть продукта, доход или капитал? Так ставила вопрос финансовая практика, когда пришла пора взимать налоги. Вопрос, с которого началась практика и разработка принципов налогообложения, “Что облагать налогом, валовой или чистый доход?” — задает вопрос И.И. Янжул. И отвечает — чистый доход. “Эта истина, — продолжает И.И. Янжул, долго не осознавалась в финансовой практике. Государства руководствовались правилом: с чего бы не брать, только бы брать, и не задавались вопросом, берется ли налог с имущества или с дохода”*1*. Это было характерно для того времени, когда налоги в доходах казны носили второстепенный, даже чрезвычайный характер, благодаря слабости государственной власти, господству натурального хозяйства и поэтому слабому развитию денежного обращения, наконец, вследствие малого развития потребностей государства, которые удовлетворялись доходами с доменов и регалий.

Финансовая наука была не в состоянии ответить на вопросы: что облагать налогом, каковы принципы обложения. Поэтому государство взимало налоги произвольно, руководствуясь лишь потребностями казны. Превращение налогов в главный источник государственных доходов создавало возможность и поставило задачу исследования природы налогов, в том числе источников и принципов обложения. С этой точки зрения в истории финансовой науки надо выделить А. Смита и А. Вагнера. Принципы налогообложения, разработанные ими, положены в основу современной налоговой системы.

*** Самуэльсон П. Экономика, т. 1, М., 1992, с. 38-39. 150.

*** " Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс, М.. 1992, ч. II, с. 390.

*** Янжул И.И. Основные начала финансовой науки, 1904, с. 207-208.

А. Смит первый четко сформулировал основные принципы налогообложения, глубину, верность и точность которых отмечали ученые финансисты конца XIX — начала XX в.

Заслуга А. Вагнера состояла в том, что его дополнения принципов налогообложения А. Смита носили концептуальный характер. А Смит считал налоги источником покрытия непроизводительных затрат государства и потому хотел защитить права налогоплательщиков. А. Вагнер в разработке принципов руководствовался теорией коллективных потребностей и потому на первый план поставил финансовые принципы достаточности и эластичности обложения. Принципы налогообложения стали представлять собой систему, которая учитывала интересы и налогоплательщиков, и государства с приоритетом последнего. Таким образом, финансовая наука поставила вопрос о сбалансированности финансовых интересов государства и налогоплательщиков.

С момента провозглашения А. Смитом принципов налогообложения до внедрения их в финансовую практику прошло более столетия. Только со 2-й половины XIX в., когда государство настолько окрепло и финансовая наука окончательно сложилась в самостоятельную, принципы обложения могли быть реализованы посредством проведения налоговых реформ. Венцом достижений финансовой науки явились налоговые реформы, проведенные после 1-й мировой войны, в которых впервые были полно учтены научные принципы обложения и посредством которых создана конструкция современной налоговой системы, в которой прямые налоги, и прежде всего индивидуальный подоходно-прогрессивный налог, заняли ведущее место.

Оценка вклада науки в построение налоговой системы необходима, чтобы проследить эволюцию взглядов на правила налогообложения, на то, как из хилого растения финансовая наука превратилась в плодоносное дерево, которое смогло своими плодами насытить финансовую практику.

Принципы налогообложения привлекали внимание практиков и теоретиков с момента возникновения налогов. Разработка их опиралась на индивидуалистические теории государства и налогов, которые рекомендовали государству как можно меньше обременять плательщика и с помощью налогов удовлетворять только потребности казны, не вмешиваясь в хозяйственные процессы, что означало приоритет интересов плательщика налогов.

Меркантилисты не ставили проблемы непосредственной разработки принципов налогообложения, тем не менее они уже в XVII в. высказали свое отношение к главному принципу - принципу равномерности. А.И. Буковецкий отмечает, что “ в период меркантилизма в английской литературе был сформулирован ряд интересных положений, долго сохранявшихся в финансовой науке. С Т. Гоббса начинается характерная для всего XVII в. усердная защита косвенного обложения. Он критикует обложение имущества и рядом аргументов доказывает, что косвенное обложение — самое равномерное и самое справедливое”*2*.

В одном из блестящих и остроумнейших памфлетов XVIII в., написанном при участии Ф. Кенэ, О. Мирабо дал основные положения налоговых воззрений физиократов. Мирабо полагал, что всякое обложение должно отвечать трем принципам: во-первых, оно должно быть основано непосредственно на самом источнике доходов; во-вторых, - должно быть в известном постоянном соотношении с этими доходами; в-третьих, оно не должно быть слишком обременено издержками взимания. Его книга - страстный протест против откупной системы. Откупщиков он считает паразитами, подтачивающими государство и народное хозяйство. “Сборщик налогов никогда не бывает желанным гостем, даже тогда, когда он является непосредственным представителем местной или центральной власти. Но когда он является откупщиком, личная прибыль или убыток которого зависят от размеров собранной суммы налогов, когда его агенты, лишенные крупицы сострадания, понимания или желания выслушать извинения или объяснения, насилуют общественную совесть неумолимыми строгостями, в то время как хозяева их наживают огромные состояния на общественный счет, - он возбуждает только ненависть”. Мирабо предлагает не только уничтожить откуп, но даже вычеркнуть из французского словаря слово “откупщик”. Мирабо особенно много внимания уделил юридической природе обложения. Он приходит к выводу, что никакой налог не может быть взимаем без согласия подданных. Вотирование налога вытекает из признания права собственности. Там, где налоги не вотируются, по мнению Мирабо, нет собственности.

Ф. Кенэ, перечисляя при анализе своей экономической таблицы причины, сокращающие процесс воспроизводства, указывал в том числе: 1) на плохую форму обложения и предлагал как можно скорее уничтожить произвольные налоги, падающие на земельных арендаторов, иначе этот вид обложения не замедлит поглотить все доходы государства, 2) на излишнее бремя налогов вследствие чрезмерных издержек по их взиманию, 3) на чрезмерные судебные расходы”*3*.

Рекомендации по реализации принципа равномерности обложения отражали состояние финансовой науки. Физиократическая школа ответила на вопрос: с чего брать налоги, с валового или чистого дохода, отдав предпочтение последнему. Решив этот вопрос, физиократы предложили налог, который позволил бы эффективно уловить чистый доход, что обеспечило бы равномерность распределения налогового бремени. Поскольку все налоги платятся из чистого дохода, то теоретически все существующие налоги можно заменить единым налогом, падающим на этот единственный источник — на чистый доход граждан.

*** Буковецкий А.И. Введение в финансовую науку, Ленинград, 1929, с. 124.

*** " Там же, с. 137.

Таким образом, заслуга физиократов состоит в том, что они первыми поставили вопрос о принципах налогообложения.

Вклад А. Смита в теорию налогов состоит в том, что он —автор четырех принципов налогообложения, названных впоследствии “великой хартией вольностей плательщика” и “декларацией прав плательщика”, “максимами обложения”.

Ниже приведены принципы налогообложения А. Смита в изложении А.И. Буковецкого. “В области налогов А. Смит всегда вспоминается как автор четырех принципов обложения:

1) подданные всякого государства обязаны участвовать в поддержке государства по возможности сообразно со своими средствами, т. е. соответственно тем доходам, которые получает каждый под охраной государства;

2) налог, который должен уплачивать каждый, должен быть точно определен, а не произволен. Время его уплаты, способ и размер уплачиваемого налога должны быть ясны и известны как самому плательщику, так и всякому другому;

3) каждый налог должен взиматься в такое время и таким способом, какие удобны для плательщика;

4) каждый налог должен быть устроен так, чтобы он извлекал из кармана населения возможно меньше сверх того, что поступает в кассы государства”*4*.

По оценке М. Фридмана, “первый принцип носит этический характер, остальные три могут быть отнесены к отделу техники взимания или организации обложения”. Таким образом, в конструкции А. Смита главный принцип налогообложения — равномерность, а следовательно, справедливость по отношению к налогоплательщику.

В учении о налогах А. Смит стремился поставить его в связь с установленными им законами народного хозяйства. В своих максимах (принципах) он исходит из положения, что нужно щадить народное и частное имущество. В соответствии с учением о непроизводительности услуг, в том числе и услуг государства, он устанавливает налоговые принципы, исходя из интересов не государства, а плательщика, почему принципы эти и получили название “декларации прав плательщика”.

Эти четыре правила, превратившиеся в аксиомы, уже во времена А. Смита не являлись новшеством. И француз О. Мирабо (1761), и немец Ф. Юсти (1766), и итальянец П. Верри (1771) требовали равномерности обложения, точного определения налогов законом, удобства для плательщика, возможно меньших расходов взимания, прибавляя к этому, что налоги не должны чрезмерно обременять подданных, не должны задерживать роста населения, торговли и промыслов, не должны наказывать за успехи в области промышленности. Заслуга А. Смита заключалась не в приоритетном открытии этих принципов, а в яркой и точной формулировке и обосновании их, как и в том, что их выдвинул именно он, Адам Смит, у ног которого сидели экономисты и политические деятели в течение многих десятилетий, жадно ловя каждое слово учителя, А. Смит, которому внимала и за которым следовала вся Европа, глубоко уверовав в новое Евангелие великого шотландца. Тем не менее эти принципы для своего времени носили чисто теоретический характер. Нужна была упорная продолжительная борьба с укоренившимися и в государстве и в обществе мнениями и представлениями, с заинтересованными сословиями и классами, прежде чем эти требования были признаны аксиомами и стали претворяться в действительность. Самый смысл их понимался различно в те времена и в последующие эпохи, с изменениями жизни и они меняли свое содержание”*5*.

*** БуковецкийА.И. Введение в финансовую науку, с. 144.

В дискуссии об источниках налогообложения А. Смит в соответствии с его взглядами на непроизводительный характер государственных расходов выступал против привлечения капиталов в качестве налогового источника. Последователь А. Смита Ж.Сисмонди писал: “В каждом доходе всегда есть часть, которая должна оставаться неприкосновенной, которую фиск не может затронуть без того, чтобы не сохранить объекты обложения и лишиться в будущем своих ресурсов”*6*. Обобщая взгляды А. Смита и его последователей, И.X. Озеров писал: “Это воззрение считало, что облагать капитал, значит его уничтожить, — это убивать курицу, несущую золотые яйца”*7*.

А. Смит, в отличие от физиократов, считает производительным труд во всех сферах материального производства, не ограничивая его сельским хозяйством. Он устанавливает связь налогов с каждой отдельной категорией дохода, рассматривает налоги, падающие на земельную ренту, на прибыль и заработную плату.

Русский экономист Н. Тургенев разделял и пропагандировал в России принципы А. Смита. Он ставил вопрос о сбалансированности фискальных интересов государства и рядовых налогоплательщиков: “Дело не только в том, чтобы правительство получало сколько возможно более доходы, но в том, чтобы доход сей был сколь возможно менее обременителен для народа”".

***Кулишер И. М. Очерки финансовой науки, 1919, с. 138.

*** СисмондиЖ. Новые начала политэкономии. М., 1897, с. 145.

*** Озеров И.Х. Основные начала финансовой науки, Рига, 1923, с. 230.

*** Тургенев Н. Опыт теории налогов, 1818, с. 24.

Давая обоснование первому принципу обложения, он продолжает мысль, что “правительство обязано стараться отклонять, сколько возможно, тяжесть налога от простого народа”. Он считает крайне несправедливым, когда целые классы - такие как духовенство и дворянство, особенно во Франции — были освобождены от уплаты налога. “Налоги должны быть распределяемы между всеми гражданами в одинаковой соразмерности, пожертвования каждого на общую пользу должны соответствовать его доходу”*8*. Говоря об определенности налогов, он конкретизирует второй принцип: “Количество налога, время и образ платежа должны быть определены, известны платящему и не зависимы от власти собирателей”*9**. Н. Тургенев указывает, что неопределенность в платежах, “своевольно налагаемых вельможами, “доходила до высочайшей степени в средних веках”. Для сокращения издержек по взиманию налогов он дает рекомендации государственным органам, которые, по его мнению, не считаются с выводами финансовой науки. Н. Тургенев полагает, что надо сократить “великое число чиновников, жалованье которых может заключать в себе важную часть дохода от налога”. Он выступает за умеренные ставки налогов. “Когда чрезмерная величина податей возбуждает желание избежать платежа налога”, то требуются дополнительные расходы на взимание налогов. Чтобы доходы от налогов могли как можно больше перекрывать расходы по взиманию, система налогообложения должна быть построена так, чтобы налог не вредил промышленности народной, не отвращал людей от ремесел, для них выгодных, принуждая их обращаться к невыгодным для них”-\ С этих позиций Н. Тургенев определил и обосновал источник обложения. “Налог должен быть взимаем с дохода и притом с чистого дохода, а не с самого капитала, дабы источники доходов государственных не истощались”***.

И.И. Янжул в развернутой форме изложил аргументацию противников обложения капитала налогом: “Первая часть имущества (капитала) безусловно требует пощады. Производительная деятельность невозможна без капитала: народ не может без него увеличить массы ценностей; капитал есть как бы задаток, который дается производителю и который в продукте получается обратно и притом с прибылью. Если бы государство стало черпать свои налоги из капитала, то вслед за уменьшением последнего произошла бы задержка в создании новых ценностей, и народное богатство стало бы прогрессировать все медленнее и медленнее, по мере увеличения тяжести обложения. Отсюда вытекает следующее правило: налоги должны оставлять капитал страны по возможности нетронутым (за исключением чрезвычайных случаев — войн и пр.) и падать лишь на доход”***.

*** Тургенев Н. Опыт теории налогов, 1818, с. 25.

*** Там же, с. 52

*** Там же, с. 56

*** Там же, с. 24

А. Вагнер предлагает девять основных правил, которые классифицирует в четыре группы. На первом месте стоят финансовые принципы организации обложения: 1 ) достаточность обложения и 2) эластичность (подвижность) обложения. Затем идет группа народнохозяйственных принципов: 3) надлежащий выбор источника обложения, то есть, в частности, решение вопроса — должен ли налог падать только на доход или капитал отдельного лица или населения в целом, 4) правильная комбинация различных налогов в такую систему, которая бы считалась с последствиями и с условиями их переложения. К третьей группе правил А. Вагнер относит этические принципы, принципы справедливости: 5) всеобщность обложения и 6) равномерность.

Четвертая группа состоит из административно-технических правил, или принципов налогового управления: 7) определенности обложения, 8) удобства уплаты налога и 9) максимального уменьшения издержек взимания.

Два первые принципа финансово-политического характера — “достаточность” и “подвижность” — А. Вагнер ставит во главе всех принципов, в отличие от многих финансистов — современников, которые ставили на первое место принцип справедливости, равномерности обложения. Он руководствуется тем, что общественно-хозяйственная система настолько необходима для людей, что доставление средств для нее, достаточность, должны быть поставлены на первое место, и принципы справедливости проводятся в той мере, в какой это позволяют финансовые принципы. Второй финансовый принцип — подвижность (эластичность) обложения, то есть его способность адаптироваться к государственным нуждам. Не все налоги обладают эластичностью, поэтому налоговая система должна заключать в себе и такие налоги, которые при увеличении потребностей можно было бы произвольно увеличить. Типичным примером эластичного налога может служить английский подоходный налог начала XX в. На каждый бюджетный период законодательным порядком определялся размер обложения в зависимости от потребностей фиска (размер обложения колебался от 4 до 16 пенсов с каждого фунта ст. дохода). Чем больше казне требовалось, тем быстрее росла ставка обложения.

Практическое значение принципов, определенных А. Вагнером, подчеркнуто русским и советским экономистом Г. И. Болдыревым: “Со времен А. Смита финансовая наука, как и финансовая практика, сильно продвинулись вперед. Согласно современным воззрениям, правильно построенная налоговая система должна отвечать требованиям, сформулированным известным немецким экономистом Адольфом Вагнером”***.

*** Янжул И.И. Основные начала финансовой науки, СПб., 1904, с. 207.

*** Болдырев Г.И. Подоходный налог на Западе и в России. Ленинград, 1924, с. 4-5.

А. Вагнер, развивая идеи справедливости применительно к источникам налогообложения, решительно высказался зато, чтобы не только доход, но и капитал являлся источником обложения. Таким образом, и здесь А. Вагнер занимает позицию, отличную от позиции А. Смита, развивая идеи, высказанные Ж.-Б. Сэем и Д.С. Миллем, которые считали возможным обложение капитала, имея ввиду налог на наследство. Точка зрения А. Вагнера была принята финансовой наукой. В учебнике по финансовой науке М.Н. Соболева читаем: “Утверждение, что не надо брать налог с капитала, что ведет к сокращению производства — не так уж и убедительно. Дело в том, что капиталы тоже накопляются из текущего народного дохода, и принципиальной экономической разницы, берется ли налог из дохода или капитала, создающегося тоже из дохода, нет. Весь вопрос в степени обложения и в целесообразности настижения плательщика во время распоряжения им его доходом или его капиталом”***.

Борьба за равномерное распределение налогового бремени привела к тому, что к началу XX в. налоги на собственность (капитал) заняли ведущее место в доходах бюджетов ведущих капиталистических стран. В США в 1902 г. налоги на собственность составили 41,8% всех налоговых поступлений***. В XX в. финансовая наука и практика сумели решить проблему социальной справедливости и защиты интересов капитала одновременно, превратив индивидуальный подоходный налог в основной источник налоговых поступлений. В США в 1986 г. поступления от подоходного налога составили 60,5% общей суммы налогов, а от налога на собственность —8,5%.***

Необходимость совершенствования налоговой системы заставила финансовую науку выделить еще два принципа налогообложения. Идея А. Смита об отрицательном влиянии государственных расходов на развитие производства в связи с сокращением капитала из-за уплаты налогов была развита его последователями, в частности, Сисмонди, который считал, “что налоги должны быть взяты с дохода, а не с капитала данного лица, надо, чтобы никто не затрагивал капиталов, предназначенных для воспроизводства”.

Ф. Нитти с учетом требований своего времени преобразовал эту идею в один из принципов налогообложения — “налоги не должны мешать развитию производства”. Этот новый принцип был поддержан финансовой наукой. У И.X. Озерова читаем, что при построении налоговой системы нужно “по возможности избегать вредного влияния обложения на производство, нарушение этого условия ведет к сокращению фонда, из которого берутся средства, нужные для уплаты нaлoгoв”***.

*** Соболев М.Н. Очерки финансовой науки. Изд. “Пролетарий”, 1925, с. 66.

*** Фишер С., Дорнбуш P., Шмалензи Р. “Экономика”, с. 379.

***Там же. с. 379.

*** Озеров И.Х. Основы финансовой науки, Рига, 1923, с. 277—278.

Вопрос о ставках налогообложения, о его границах, как мы уже указывали, был поставлен в 20-е годы нашего века. Суть проблемы и ее актуальность отмечена А.И. Буковецким в связи с одним из высказываний социалиста К. Каутского о налогах: “Одной случайной фразе К. Каутского о налогах особенно посчастливилось, так как она цитируется очень часто. В брошюре, носящей название “На другой день после социальной революции”, К. Каутский говорит: “Известно, что чем выше налог, тем сильнее у плательщиков искушение уклониться от платежа его посредством всяких обходов закона. И если бы даже нам удалось сделать совершенно невозможным всякое сокращение доходов с имущества, то все-таки мы были бы не в состоянии довести налог до желательной для нас высоты. Нельзя было бы взвинчивать до любой высоты подоходный и поимущественный налоги. В случае если бы налог слишком урезал доходы или имущество, капиталисты просто бы покинули государство, и последнему только бы и оставалось смотреть им вслед. Государство очутилось бы тогда с подоходным и поимущественным налогами, но без доходов и без имуществ. Таким образом в настоящее время при этих обстоятельствах нельзя перейти известную границу, хотя и имелась бы политическая возможность”***.

Решение вопроса о высоте налогообложения было найдено американским экономистом А. Лаффером в середине 70-х гг. в рамках теории предложения, которая была основана на идеях неоклассической школы. Он установил математическую зависимость дохода бюджета от налоговых ставок. Увеличение налогов за счет повышения их ставок на определенном этапе не компенсирует сокращения поступлений в государственный бюджет из-за быстрого сужения налогооблагаемых доходов. В итоге высокие налоги, по выводам А. Лаффера, оказывают сдерживающее влияние на предложение труда и капитала, что и было учтено при проведении налоговых реформ в 80-е гг.

Принцип, предлагаемый Ф. Нитти, состоит в том, что “налоги должны быть уменьшаемы, или вообще отменяемы, если они сокращают потребление. Слишком высокие налоги на потребление сокращают потребление и, следовательно, производство”***.

Кроме того, сокращение производства касается рынка обложенных налогами товаров, “великий вред слишком обременительных сборов с потребления, - как справедливо указал Пирсон, - лежит в том, что население прибегает к суррогатам худшего качества. Ж-Б. Сэй был в Англии и ему бросилось в глаза: в тот момент ввели налог на окна. Хозяин его дома тотчас приказал замуровать несколько окон. Кто получит от этого выгоду? - спросил себя Сэй. Не государство, так как оно ничего не приобрело; не квартирант, ибо он лишился света, и даже не домохозяин, ибо он должен был замуровать окна, т.е. бесполезно тратить деньги”***. И.X. Озеров и связи с этим писал, что во Франции обложение окон ведет к постройке домов с малым количеством окон или даже совсем без окон”.

*** БуковецкийА.И. Введение в финансовую науку, 1929, с. 185. '

*** Нитти Ф. Основные начала финансовой науки, М., 1904, с. 277—278.

Принципы налогообложения, разработанные в XVI 11-Х1Х вв., с учетом реалий экономической и финансовой теории и практики XX в, не утратили своего значения, и сформулированы следующим образом: “Справедливость налогообложения в вертикальном и горизонтальном аспектах. Справедливость налогообложения в вертикальном разрезе означает, что налог должен взиматься в строгом соответствии с материальными возможностями конкретного лица, то есть что с повышением дохода ставка налога увеличивается. Справедливость налогообложения в горизонтальном разрезе - это принцип, предполагающий единую налоговую ставку для лиц с одинаковыми доходами. Эффективная налоговая система подразумевает наличие в ней инструментов, стимулирующих экономический рост, хозяйственную деятельность индивидов и предприятий. Нейтральность налогообложения предполагает равновеликость налоговых изъятий независимо от сфер приложения капитала и видов экономической деятельности. Простота налоговой системы выражается в легкости и доступности для широких кругов техники подсчета налогов и заполнения различных форм налоговой отчетности”***.

Теоретическое обоснование источника налогообложения позволяет рассмотреть юридические аспекты налога, его элементы: понятие объекта и источника обложения, субъекта и носителя налога. В начале XX в. эти вопросы были четко разработаны финансовой наукой и утверждены в законодательном порядке. “Предмет, на который падает налог, называется объектом обложения; в подоходном налоге объектом будет доход, в поземельном — земля, в промысловом — предприятия, в соляном — соль и т. д.”\ Источником обложения является чистый доход как разность между валовым доходом и издержками производства".

“Практическое правило финансовой политики говорит, что следует вообще избегать обложения валового дохода, потому что тогда есть опасность задеть издержки производства и тем расстроить восстановление затраченных частей капитала или повредить сбыту товаров. Представим себе два предприятия, которые действуют с очень различным составом капиталов, но производят продукты на одну и ту же сумму, положим, на 100 тыс. руб. Но у первого предприятия издержки производства, требующие восстановления из цены продуктов, составляют 80 тыс. руб., а у второго — всего 50 тыс. руб. Обложите оба предприятия по валовому доходу из расчета 30%. Первое должно отдать не только весь чистый доход, ной 10 тыс. руб., которые должны идти на покрытие издержек. Следовательно, либо не будут восстановлены все издержки и сократится в следующий оборот производства размер производства, либо предприятие должно будет попытаться поднять цену своего продукта, чтобы покрыть платеж налога, то есть продать продукт не за 100 тыс. руб., а дороже - за 120 тыс. руб., или хотя бы за 110 тыс. руб. Но в лучшем случае, если это допустит рынок, от повышения цены произойдет сокращение сбыта, а в худшем случае рынок и совсем не допустит сбыта. Второе же предприятие, уплатив 30 тыс. руб., все же будет иметь еще чистого дохода 20 тыс. руб. В силу сказанного наиболее безболезненно для народного хозяйства такое построение налога, при котором он берется с чистого дохода как совокупности действительно новых ценностей, прирастающих в народном хозяйстве заданный период”***.

*** Нитти Ф. Основные начала финансовой науки, М., 1904, с. 278.

*** “Налоговые реформы в США: 80-е годы” в книге “Новые аспекты в системе налогообложения в капиталистических странах”, М., 1990.

*** Боголепов Д. Краткий курс финансовой науки, 1929, с. 18.

*** См. Соболев М.Н. Валовый доход есть совокупность всех тех товаров и продуктов, которые создаются в процессе производства страны за известный период, за год, с. 68.

“Масштабом обложения называется та единица, которая кладется в основу измерения налога; в промысловом налоге масштабом может быть оборот предприятия или его прибыль, или его капитал, или количество рабочих и станков, или величина помещения, или плата за него и т. д.

Единицею обложения называется самая мера, с которой исчисляется налог: со стольких-то десятин столько-то, с каждого окна (подомовый налог), с каждой сотни рублей. Разница между масштабом и единицей обложения заключается в том, что в масштабе единица измерения берется как принцип (в промысловом налоге, например, сбор со станка, а не с рабочего, не с дохода, не с капитала и т. д.), единица обложения берется как мера (с каждого станка столько-то). Субъект налога -лицо, которое вносит налог. Субъект или плательщик налога не всегда является действительным носителем его, ибо часто он перекладывает налог на других, иногда это переложение прямо имеется в виду, и государство, которое формально берет налог с данного лица, зная и даже имя в виду, что в действительности налог падает на других лиц; например, облагая ввозной пошлиной керосин и собирая эту пошлину за импортера, государство знает, что налог будет переложен на потребителей керосина”***.

К концу XX в. понятия о главных элементах налога не претерпели изменений, но с учетом фактора времени появились новые объекты обложения, ушли в прошлое старые (например подомовый налог), в связи с чем изменились и единицы обложения.

*** Соболев М.Н. “Очерки финансовой науки”, с. 68.

*** БоголеповД. Краткий курс финансовой науки, 1929, с. 18-19.