Березин И. Краткая история экономического развития

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 7. СИСТЕМА МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНЦИИ

Лучшая монополистическая прибыль — это спокойная жизнь.

Джон Хикс

Немного хронологии

Реставрация Мейдзи в Японии (1868 г.). Франко-Прусская война (1870). Объединение германских земель в империю (1871). Продвижение России в Центральную Азию (1870—85). Русско-турецкая война (1877—78). Японо-китайская война (1894—95). Война между Испанией и США за Филиппины (1898). Англо-бурская война в Южной Африке (1899— 1902). Русско-японская война (1904—05). Беспорядки в России (1905—07). Революция и принятие конституции в Турции (1908). Первая мировая война (1914—18). Свержение монархии в России (февраль 1917). Большевистский переворот в России (октябрь 1917). Гражданская война в России (1918—1920). Муссолини приходит к власти в Италии (1922). Создание СССР — Союза Советских Социалистических Республик (1922). Новая экономическая политика — НЭП в России (1921— 27). Власть в стране и партии переходит к Сталину (1923). Великая депрессия на Западе (1929—34). В СССР начинаются массовые репрессии (1930). Гитлер становится канцлером Германии (1933). Гражданская война в Испании. Генерал Франке становится диктатором (1936—39). Президентство Франклина Рузвельта (1933—1945). Вторая мировая война (1939—45).

Население

Рассматриваемый период относится к времени завершения демографического перехода в Европе и предшествует его началу в других регионах мира. Соответственно, население хотя и увеличивалось довольно высокими темпами, но это еще не несло в себе угрозы для экономического развития. Так, население Европы возросло с 330 млн. в 1870 г. до 440 млн. человек в 1913 г., а к 1945 году сократилось до 375 миллионов.

На первом этапе наиболее интенсивно росло население Германии, увеличившееся с 41 млн. до 67 млн. человек, и Англии, возросшее более чем в 1,5 раза, с 26 млн. до 41 млн. А вот население Франции, первой прошедшей через демографический переход, возросло всего на 10%, с 37 до 40 млн. человек. Но затем, в результате войн и падения рождаемости численность населения этих стран стабилизировалась на уровне 40—45 млн. человек.

Население России (в составе Российской Империи, а затем СССР) сперва увеличилось почти в 1,5 раза, с.80 до 120 млн. человек, но затем сократилось и стабилизировалось на уровне 100 млн.

А сильнее всего возросло население США и в целом обеих Америк, с 39 и 100 млн. в 1870 до 96 и 180 млн. в 1913 и до 150 и 320 млн. человек соответственно в 1945. Рост населения в этом регионе был обусловлен, в первую очередь, массовой эмиграцией европейцев.

Население Китая в рассматриваемый нами период оставалось практически стабильным — на уровне 400—450 млн. человек, и, таким образом, давнишняя наша (броделевская) гипотеза относительно приблизительного равенства населения Европы и Китая пока подтверждается.

Население Азии и Африки в результате некоторого снижения смертности начало быстро расти и за отчетный период (75—80 лет) удвоилось, достигнув 800 и 200 миллионов человек соответственно.

Урбанизация

Под воздействием промышленного развития в конце XIX века начинает резко возрастать число городов, численность городских жителей и доля горожан в общей численности населения. Городское население превысило сельское в Англии в 1871 г., в Германии в 1895, в США — в 1920, в России — в 1958 г.

Города современного типа существенно отличаются от средневековых. Они уже не обносятся стенами, и защищать их во время войны становится весьма затруднительно. Тем более, что после городских беспорядков середины века улицы городов стали делать прямыми и широкими, с тем чтобы их нельзя было перегородить баррикадами. Соответственно меняется характер войны в Европе. Если раньше основными ее моментами были столкновения армий и осады. городов, то теперь основной стратегией становится противостояние по всей линии фронта, которая может растянуться на сотни километров.

Города растут не только вширь, но и ввысь. Среднее число этажей городского дома достигает пяти. Обязательным городским атрибутом становится водопровод, канализация, а впоследствии — центральное отопление. Газовые, а затем электрические фонари освещают главные городские улицы. Качество городской жизни существенно повышается. Снижается смертность, и города начинают расти не только за счет миграции сельских жителей, но и за счет естественного прироста.

Жизнь человека в городе становится все более автономной. С ограничением рабочего дня восемью часами даже у рабочих классов появляется досуг, который можно заполнить культурным развитием: чтением, посещением музеев, клубов, театров, а впоследствии и кинотеатров.

Городские районы, до которых не доходят блага индустриальной цивилизации, заселенные люмпен-пролетариатом — необразованными, низкоквалифицированными лицами без определенных занятий, превращаются в трущобы, становящиеся рассадником политической и уголовной преступности, алкоголизма и проституции.

Утрата Англией мировой экономической гегемонии

С последней четверти XIX века Англия начинает постепенно, но неуклонно утрачивать роль экономического центра мира. Можно найти тому множество обоснований:

1) обеспечивать высокие темпы роста при высоком уровне экономического развития намного труднее, чем при низком;

2) несколько запоздалая модернизация в США и Европе, особенно в Германии, осуществлялась на базе передовых технологий, в то время как на острове значительная часть оборудования успела устареть морально, физически сохраняя работоспособность;

3) колонии обеспечивали более высокий уровень прибыли, за счет дешевой рабочей силы, поэтому капитал утекал туда:

4) политика протекционизма, практикуемая великими державами в сочетании с экспансией на мировые рынки промышленников США (зерно, сталь, нефть, машины), Франции (роскошь, продовольствие, вооружения,) и Германии (уголь, сталь, машины и оборудование), сузила рынки для английских товаров:

5) недооценка значения электрической энергии привела к слабой энерговооруженности труда в Англии по сравнению с США и Германией. В результате доля Великобритании в мировом промышленном производстве сократилась с 32% в 1870 г. до 14% в 1913 г., хотя само производство за этот период выросло в 2,3 раза. Но во Франции производство утроилось, а доля сократилась с 10 до 6% мирового, в Германии рост составил 6 раз (!), а доля возросла с 9 до 16%, в США промышленное производство увеличилось в 9 раз, доля же Соединенных Штатов составила 38% мирового промышленного производства. Промышленный центр мира явно сместился на другое побережье Атлантики, если уже в 1913 году США производили больше продукции, чем Англия, Франция и Германия, вместе взятые.

Утрата мировой гегемонии происходила медленно и практически незаметно для современников, тем более, что доходы всех слоев английского населения уверенно росли. Национальный доход Англии в последнюю четверть XIX века вырос в три раза, а доходы от вложений за рубежом

— в девять раз. Британский военный флот оставался самым мощным в мире, тем более, что на его оснащение уходила половина расходов бюджета страны.

Причины замедления промышленного развития Франции

Промышленное развитие Франции в рассматриваемый нами период также существенно замедлилось, особенно по сравнению с США и Германией, от которой в 1871 году Франция потерпела сокрушительное военное поражение, повлекшее потерю Эльзаса и Лотарингии, гибель 1,5 млн. человек, что составляло 3,5% населения страны, контрибуцию в 5 млрд. франков и прочие “издержки” в размере более 10 млрд. франков (2 млрд. дол.).

Большая доля привозного (дорогого) сырья снижала конкурентоспособность французских товаров на мировом рынке, а стагнация численности населения привела к относительному сужению внутреннего рынка. Значительная доля сельскохозяйственного населения (более половины) вела к дороговизне рабочей силы. В промышленности было занято всего 2 млн. человек, в то время как в сельском хозяйстве — 5, в торговле — 4 миллиона.

Все это привело к переориентации капиталов с внутреннего на внешние рынки и с промышленных на ссудо-ростовщические операции. Франция превратилась в крупнейшего кредитора Запада. Только России было предоставлено займов на 12 миллиардов франков (около 5 млрд. золотых рублей). Слой рантье составлял около 15% населения Франции. По темпам же концентрации банковского капитала Франция занимала первое место в мире.

Технический прогресс и его последствия

В последнюю треть XIX века было сделано множество важных научных и технических открытий, отдаленные технико-экономические последствия которых ощущались в течение всего следующего столетия. В конце восьмидесятых англичанин Парсонз и швед Лаваль изобретают паровые турбины, которые вскоре объединяются с динамо-машиной в турбогенератор. И мир вступает в век электричества, который сменяет век пара в качестве ведущего технико-технологического уклада. Появляются электростанции, газовые фонари сменяются электрическими, появляются трамваи, новый импульс для развития получают металлургия и химия.

Еще в шестидесятые годы Д. И. Менделеев изобретает способ бурения для добычи нефти, который найдет широкое применение в Пенсильвании. Добыча нефти увеличится с 25 тыс. тонн в 1860 г. до 800 тыс. в 1870-м и 20 млн. тонн в 1890 г. Но век нефти придет несколько позже — ее век двадцатый.

В восьмидесятые же годы немцами Дизелем и Отто будут изобретены двигатели внутреннего сгорания, а в 1885 году Даймлер и Бенц построят первый автомобиль. Несколько позже братья Райт построят свой первый самолет, а безымянные конструкторы — подводную лодку.

В этот же период появятся новые материалы: вулканизированная резина, дюралюминий, пластмассы.

В 1895 году итальянец Маркони и русский Попов изобретают радио, которое станет отличным дополнительным способом связи наряду с телефоном, изобретенным Беллом в 1876 году, и телеграфом. И в этом же 1895 году братья Люмьер открывают эру кинематографа, которому суждено впоследствии превратиться в одну из ведущих отраслей хозяйства, по крайней мере в США.

Совершенствуются также способы уничтожения людей. Максим построил первый пулемет, который дает невиданную еще в истории возможность одному солдату на открытом пространстве сражаться сразу с целой сотней. Нобель изобретает оружие страшной разрушительной силы — динамит. Появляются артиллерийские снаряды, начиненные боевыми отравляющими веществами: ипритом, фосгеном.

Концентрация производства и капитала

Технический прогресс привел к тому, что ведущая роль в экономическом развитии перешла от легкой, текстильной, пищевой отраслей к тяжелой промышленности, машиностроению и металлообработке, транспорту. Последние требуют больших вложений капитала, имеют более продолжительные деловые циклы, а оптимальный объем производства и занятости на них существенно выше. Для привлечения больших, долгосрочных капиталов создаются акционерные общества открытого и закрытого типа, участниками которых становятся десятки и даже сотни тысяч граждан. В периоды кризисов такие крупные компании, с компетентным руководством и большим запасом прочности оказываются более устойчивыми, чем мелкие частнопредпринимательские, семейные фирмы. Почти все крупные фирмы на заре своей истории практиковали недобросовестную конкуренцию по отношению к своим мелким собратьям: лишение сырья, транспорта, рабочих рук, специалистов, сбыта, кредита, демпинг.

В результате количество небольших предприятий к концу XIX века существенно сократилось, а их доля в совокупном производстве упала до 50 и даже 30%.

Так, в США к началу XX века было более 300 тыс. компаний, но лишь 3 тыс. из них имели объем производства свыше миллиона долларов. Но на этих крупнейших компаниях было занято 30% всех работающих по найму американцев, они выпускали 43% всей промышленной продукции страны, на их долю приходилось 70% совокупной мощности оборудования. Аналогичная картина наблюдалась в Англии, Франции, Германии, Японии и России.

Но тем самым нарушались практически все условия существования свободной конкуренции, в первую очередь условия однородности продукции и нейтральности цен. Структура рынка перешла в новое состояние, которое получило название монополистической конкуренции. Ее характерными признаками-условиями являются:

* относительно небольшое число производителей (продавцов) в каждой отрасли (два-три десятка), с существенной, значимой долей рынка (3—15%) у каждого из них;

* неоднородность товара, дифференцированного по рыночным сегментам, защищенного патентами, лицензиями, товарными знаками и марками:

* неравномерность распределения информации;

* существование серьезных барьеров для входа в отрасль;

* слияние банковского капитала с промышленным;

* выход компаний за рамки национальных границ.

Основными формами монополистических объединений являются:

картель — участники которого сохраняют юридическую, финансовую, производственную и сбытовую независимость, но связаны соглашениями о регулировании объемов производства, о найме рабочей силы, о ценовых диапазонах и рынках сбыта;*

синдикат — в котором, сохраняя юридическую, финансовую и производственную независимость, участники осуществляют распределение заказов, организацию поставок сырья и сбыт продукции через единую контору;

трест — в котором, сохраняя юридическую независимость, предприятия, производящие однородную продукцию, объединяют финансы, производственные мощности и сбыт:**

концерн — в котором сохраняющие юридическую, производственную, а иногда и сбытовую независимость предприятия объединены общим финансированием и стратегическим управлением в холдинг путем перекрестного владения акциями.

Различают вертикально-интегрированные концерны, объединяющие предприятия по цепочке выпуска готовой продукции (шахта — сталелитейная компания — завод двигателей — шарикоподшипниковый завод — кожевенная фабрика — лакокрасочная фабрика — сборочных цех), и горизонтально-интегрированные, объединяющие предприятия смежных областей (табачная фабрика — винзавод — макаронная фабрика — гостиничная сеть — ресторан).

* В корпоративное законодательство США в начале XX века было введены существенные ограничения на деятельность картелей как противоречащей Конституции страны.

** В начале XX века в США был принят ряд законов, носящих название Антитрестовских актов.

Борьба за ресурсы и сферы влияния

Важнейшим экономическим ресурсом вначале XX века стала нефть. В то время было три основных региона ее добычи: США (Пенсильвания, Техас, Калифорния), Российская империя (Азербайджан, Поволжье) и регион Персидского залива, входящий в сферу британского влияния. Германия, на долю которой приходилось 16% мирового производства, не имела выходов к значимым запасам нефти и зависела от поставок из России и США.

Другим важным ресурсом была селитра — сырье для изготовления вооружений. Основным регионом ее добычи стала Южная Америка, добившаяся политической независимости в середине XIX века. Соединенные Штаты, превратившись в ведущую промышленную державу мира, на долю которой приходилось 38% мирового производства, категорически предостерегали европейские страны от вмешательства в дела Западного полушария, которое они объявили зоной своих интересов.

В условиях стремительно растущего производства огромное стратегическое значение получили рынки сбыта. Если у США такой рынок был, что называется “под боком”, Британия и Франция являлись колониальными империями и могли навязывать свою продукцию зависимым странам по завышенным ценам. Если Российская империя присоединила огромные территории в Азии, на хозяйственное освоение которых у нее даже не хватало ресурсов, то Германия была практически лишена рынков, которым она могла бы диктовать свои условия.

Империализм

Концентрация производства и капитала, их слияние, удаленность источников сырья и рынков сбыта от национальных границ, стремительный рост мировой торговли и строительства привели к формированию мощных финансово-промышленных компаний, которым становилось тесно в этих национальных границах. Они вели борьбу между собой уже по всему миру, стремясь к вытеснению конкурентов и захвату монопольных позиций, особенно в финансовой сфере. В этой борьбе они опирались на поддержку своих правительств и вооруженных сил, прежде всего флота, отождествляя собственные и национальные интересы. Так, например Центральная Америка стала зоной интересов компании “Юнайтед фрутс”.

Территориальный раздел мира, практически завершившийся к началу XX века, дополнился его экономическим разделом, где-то совпадавшим, а где-то и не совпадавшим с территориальными границами. Правительства ведущих стран дипломатическими и военными средствами оказывали содействие проникновению и закреплению своих монополий на интересующих их территориях. Так, США в рассматриваемый период более ста раз вмешивались во внутренние дела стран Западного полушария, отстаивая интересы своих монополий. Активная поддержка государством монополий позволила сделать вывод о переходе “классического капитализма” в новое качество — государственно-монополистический капитализм.

Милитаризм

Борьба за ресурсы и сферы влияния привела к усилению внутри ведущих стран мира позиций офицерского корпуса и военной промышленности. Военно-промышленные нужды стали поглощать все большую часть ресурсов и долю бюджетов. Особенно сильна эта тенденция была в России, Германии и Японии, где военная служба стала единственной приемлемой сферой деятельности старой феодальной аристократии, лишившейся абсолютного права землевладения. Неспособная к иной деятельности каста военных толкала правительства своих стран к попытке решения экономических проблем силовым способом. Тем более, что война рассматривалась ими как “благородное дело”, к тому же способное поднять их авторитет в обществе.

Идеологическая подготовка к войне сопровождалась созданием образа врага, угрожающего всей нации.

Причины первой мировой войны

Основной причиной войны было стремление монополий различных стран, в первую очередь Германии, осуществить передел (экономический и территориальный) мировых сфер влияния. Для этого Германия инициировала строительство железной дороги Берлин—Стамбул—Багдад, успешное завершение которого позволило бы ей прорваться к стратегически важному региону Персидского залива и оттуда угрожать британским интересам в Индии и французским в Африке.

Англо-французская коалиция с помощью войны хотела прекратить экономический рост в Германии, окончательно лишить ее колоний, сырья и рынков сбыта, и тем самым вернуть себе лидирующие позиции в мире.

Дополнительной причиной стало желание за счет нагнетания военной истерии, а в будущем за счет дележа добычи сплотить нацию и отвлечь нижние слои общества от борьбы за свои экономические интересы. Особенно сильной такая мотивация была у Японии и России.

Экономическая мощь и военный успех

К началу 1914 года на долю Германии и ее союзников приходилось более 20% мирового промышленного производства. На долю Англии и Франции — не более 20%. Но участие России обеспечивало странам Антанты незначительный экономический перевес. Вот почему в течение трех лет война шла с переменным успехом. Но включение США, чья доля в мировом продукте приближалась к 40%, резко изменило баланс экономических сил в пользу антигерманской коалиции и предопределило ее победу.

Со стороны Антанты на войну работало 40 тысяч предприятий с 13 миллионами занятых, в то время как германский блок располагал всего 10 тысячью предприятий с 6 млн. занятых. За четыре военных года было изготовлено 30 млн. винтовок, 1 млн. пулеметов, 150 тыс. орудий, 10 тыс. танков. Военные расходы воюющих стран составили 200 миллиардов долларов в ценах текущих лет, что в 12 раз превосходило золотой запас европейских стран. На долю Германии пришлось почти 40% совокупных расходов — 150 миллиардов золотых марок.

Половины военных расходов хватило бы для двукратного увеличения средней заработной платы рабочим воюющих стран и завершения аграрных преобразований в Германии и России.

Экономические итоги войны

В войне погибло более 10 миллионов человек, еще 10 миллионов умерло от голода и эпидемий. 20 миллионов человек было ранено или травмировано. На 16 млн. человек за пять военных лет сократилась рождаемость. Таким образом, население Европы в 1919 году оказалось на 36 млн. человек меньше (почти на 10%), чем должно было быть в ходе мирного развития.

За годы войны было потоплено 500 боевых кораблей, 2000 вспомогательных плавсредств и 6000 торговых судов. Значительные территории во Франции, Австрии, Германии и России подверглись разграблению и разрушениям.

Национальное богатство стран Европы сократилось в среднем на треть, в то время как в Японии выросло на 25%, а в США — на 40%. Доля Соединенных Штатов в мировом промышленном производстве превысила 50%. В США производилось 60% мирового чугуна и стали, добывалось 65% мировой нефти, производилось 85% мирового выпуска автомобилей. Американские инвестиции за границей увеличились с 2,5 до 7 млрд. дол.

Германия потеряла 12% своей довоенной территории в Европе и все заморские колонии общей площадью 3 млн. кв. км с населением 13 млн. человек, большая часть которых отошла Англии. Ее сухопутная армия была сокращена до 100 тысяч человек, а офицерский корпус — до 4000. По условиям Версальского мирного договора Германия обязалась выплатить странам победительницам 132 млрд. золотых марок. Объем производства к началу 20-х годов сократился на 43% по сравнению с 1913 годом. Заработная плата рабочих была на 40% ниже, чем в Англии. И на 20% ниже, чем во Франции. Продолжительность рабочего дня возросла до 10—12 часов. В 1921—23 годах страна переживала чудовищную инфляцию. Дошло до того, что заработная плата выплачивалась два раза в день: днем и вечером, причем после дневной выплаты устраивался перерыв для того, чтобы люди могли успеть что-либо купить до нового повышения цен, которое доходило до 50% в день.

Австрийская, Турецкая и Российская империи распались. В Австрии, Венгрии, Чехии, Польше, Румынии, Италии к власти пришли слабые буржуазные правительства, которые за 20 лет так и не сумели вывести свои страны на траекторию устойчивого экономического развития, вследствие чего эти страны стали легкой добычей фашистов. В Турции к власти пришли военные, которым удалось осуществить модернизацию страны. Сильнее всего пострадала Россия, где власть захватили большевики.

План Дауэса

В 1923 году в Германии была проведена денежная реформа и инфляция практически прекратилась. 1 сентября вступил в действие План Дауэса, по которому снимались ограничения с развития германской промышленности, платежи по репарациям устанавливались в размере 1—1,75 млрд. золотых марок в год (с 1928 года — по 2,5 млрд.), а источниками выплат определялись пошлины и налоги на предметы массового спроса, отчисления с доходов германских железных дорог и дополнительные налоги с промышленности. В июне 1929 года план Дауэса был заменен планом Юнга, по которому общий объем репараций снижался до 114 млрд. марок, срок выплат растягивался на 37 лет (в среднем по 2 млрд. в год), а единственными источниками платежей определялись: государственный бюджет и доходы железных дорог.

Очистительный кризис 1921 года

В самом начале 20-х годов США, Японию, Англию и Францию охватил непродолжительный, но интенсивный кризис. Снижение объемов производства достигло 25—30%. Промышленный кризис усугубился сельскохозяйственным, сопровождавшимся падением закупочных цен на 40%, разорением фермеров и сокращением посевных площадей. Причины кризиса следует искать в крайне неравномерном отраслевом развитии в военный период. По понятным причинам основной упор делался на развитие отраслей тяжелой промышленности, тесно связанных с военным производством в ущерб отраслям, производящим потребительские товары. К тому же за годы войны расплодилось множество посреднических фирм, которые паразитировали на трудностях военного времени, извлекая инфляционную прибыль из многочисленных дефицитов.

Кризис очистил рынок от этих фирм-однодневок и способствовал успешному проведению конверсии предприятий (ориентированных на оборону). В целом кризис сыграл положительную роль, обеспечив базу для дальнейшего поступательного развития экономики.

Наиболее сильным кризис был в Англии, что, с одной стороны, объясняется серьезными экономическими потерями во время войны — окончательной утратой морской торговой монополии и финансовой гегемонии, а с другой — активной поддержкой, которую голодающая Советская Россия оказала бастующим английским шахтерам в тщетной надежде на эскалацию революционных действий в Европе.

Эпоха “просперити”

После окончания очистительного кризиса в ведущих западных странах начался период непрерывного экономического подъема, который продолжался 7—8 лет. За этот период восстановился и окреп средний слой, доля которого приблизилась к 50% населения. Только с США от 15 до 25 млн. человек владели акциями, что составляло от 30 до 50% взрослого населения страны. Индекс Доу-Джонса, рассчитываемый на основе данных о динамике курсовой стоимости ведущих американских корпораций, непрерывно рос на протяжении 5,5 лет, увеличившись за это время в 3 раза. Суммарная стоимость акций, котирующихся на Нью-Йоркской фондовой бирже, возросла с 27 до 87 млрд. долларов, и Уолл-Стрит стала мировым финансовым центром, оставив позади и Лондон, и Париж.

Увеличивались объемы производства, прибыли и заработная плата. Общая сумма потребительского кредита возросла в США до 6,5 млрд. дол. Автомобильный парк в 1929 году составил 26 млн. машин, из которых 23 млн. было приобретено в рассрочку. Даже в Германии к 1929 году был превышен довоенный уровень производства. И она опять вышла на второе место в мире по этому показателю.

К концу 20-х даже самые осторожные экономисты поверили в то, что началась эпоха всеобщего “вечного” процветания. В тени оставался тот факт, что наряду с бумом в строительстве, автомобильной и химической промышленности, киноиндустрии “традиционные” отрасли — угольная, текстильная, судостроение и сельское хозяйство — переживали настоящий застой.

Недооценивалась также относительная узость внутреннего рынка и недостаточная инвестиционная активность населения, обусловленные крайней неравномерностью распределения доходов.

Великая депрессия в США

Начавшаяся с краха Нью-Йоркской фондовой биржи в конце октября 1929 года Великая депрессия стала последним, но самым мощным кризисом перепроизводства, в изначальном смысле этого термина, продолжавшемся около пяти лет и имевшим кардинальные и трагические последствия для всего Западного мира.

ПРИЧИНЫ КРИЗИСА. О том, что же на самом деле явилось главной причиной депрессии, споры в научном мире ведутся до сих пор.

Объяснение, лежащее на поверхности, состоит в том, что за предыдущие семь лет экономика США и других развитых стран “перегрелась” — быстрые темпы роста создали множественные диспропорции, которые должны были быть ликвидированы. Чересчур оптимистичные ожидания, фиксируемые биржей, должны были поостыть, а спекулянты получить хороший урок.

Достаточно справедливы претензии экономистов к правительству США, которое допустило ряд серьезных ошибок, вследствие которых кризис быстро распространился с биржевой сферы на банковскую, а с банковской — на промышленную. В частности, недопустимо было в момент биржевой паники ужесточать денежную политику и резервные требования. А напротив, следовало допустить расширение денежной массы и произвести санацию обязательств. Неправильно также было вводить торговые ограничения, в результате которых внешняя торговля сократилась втрое и были утеряны заграничные рынки сбыта.

Одно из самых изящных объяснений предложил Элвин Хансен, объяснивший депрессию наложением нижних точек сразу нескольких больших деловых циклов: кондратьевского, кузнецовского, марксового, вызвавших эффект резонанса.

Но ни одно из этих объяснений не может ответить на вопрос — почему кризис был столь глубок и почему экономическая система сама не смогла найти из него выход, как это предполагается классической экономической теорией? Ответ, по-видимому, состоит в том, что к концу 20-х годов экономическая система стран Запада достигла такого уровня сложности, при котором механизмов рыночной саморегуляции (“невидимой руки”) становится недостаточно для поддержания устойчивого экономического и социального развития и требуется вмешательство государства. Отсутствие же такого “руководящего и направляющего” вмешательства ведет к углублению кризиса с непредсказуемыми социальными последствиями.

ПАДЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА. К 1933 году промышленное производство сократилось в США, по сравнению с 1929 годом, на 46%, валовой продукт сократился на 34%, производство стали упало на 76% (в четыре раза), из 280 доменных печей работало всего 44 (15%), производство автомобилей снизилось на 81% (в пять раз), сбор пшеницы снизился на 36%, кукурузы — на 45%.

Обанкротилось шесть тысяч банков (почти четверть их общего количества), 135 тысяч фирм, один миллион фермерских хозяйств (15% их общего числа).

От падения курса акций пострадало от 15 до 25 миллионов американцев. Реальная и номинальная заработная плата рабочих сократилась на 30—35% — в среднем до 20—22 долларов в неделю.

По уровню экономического развития страна была отброшена на 20 лет назад — к уровню 1911 года.

ДЕФЛЯЦИЯ, Эффект перепроизводства (продукция не находила сбыта ввиду сокращения платежеспособного спроса) вызвал дефляцию — снижение цен. Оптовые (закупочные) цены на сельскохозяйственную продукцию снизились на 58% (в 2,5 раза), на продукцию промышленности — на 20—40%. Розничные цены также понизились, но не столь сильно — в среднем на 5—10%.

Банки не только прекратили выплату процентов по вкладам, но и брали за хранение денег плату в размере 0,5—1% годовых. Ставки по коммерческим кредитам не превышали 3% годовых, но мало кто решался брать кредиты, поскольку эффективность промышленного производства стала отрицательной.

Производители, отчаявшись сбыть свой товар по приемлемым ценам, стали уничтожать продукцию, особенно фермеры. Зерно сжигали в паровозных топках, перерабатывали на спирт, заливали мазутом.

БЕЗРАБОТИЦА. Но хуже всего была разразившаяся в связи с закрытием производства безработица. В пик кризиса без работы осталось 25% трудоспособного населения (около 13 миллионов человек), а ведь в его число тогда не включались домашние хозяйки.

Около трех миллионов городских жителей переселилось к своим сельским родственникам. Образовались поселки, ведущие натуральное хозяйство и не использующие денег для совершения товарообмена.

Резко возросла преступность, особенно в городских трущобах, контролируемых мафией. Участились самоубийства.

Начались невиданные в истории Америки акции гражданского протеста — походы на Вашингтон, пикетирование госучреждений, компании неповиновения властям, в которых приняли участие миллионы человек, включая ветеранов первой мировой войны. В подкрепление полицейским силам пришлось применять войска регулярной армии.

Меры, принимаемые властями для стабилизации цен, спасения от банкротства банков, железных дорог, промышленных компаний, на которые было истрачено более 3 млрд. долларов, не дали должного эффекта. Кризис продолжал разрастаться, ставя под сомнение состоятельность философии и практики американского индивидуализма, ярым адептом которого был президент Гувер.

“Новый курс” Ф. Д. Рузвельта

В условиях углубляющегося кризиса победу на президентских выборах 1932 года одержал демократ Франклин Делано Рузвельт. Лозунгом его предвыборной компании стали реформы в сельском хозяйстве, промышленности, банковской сфере, финансах, трудовых отношениях и социальном обеспечении. А теоретической базой реформ стало учение англичанина Джона Кейнса о необходимости вмешательства государства в экономику, в целях стимулирования инвестиций и смягчения кризисов. Конгресс предоставил Рузвельту чрезвычайные полномочия.

Первой акцией новой администрации стало объявление в марте 1933 года чрезвычайного экономического положения и закрытие всех 25 тысяч банков. Наиболее здоровая их часть была открыта через две недели. Проблемные банки открылись позднее, и их деятельность тщательно контролировалась Федеральной резервной системой. Около 40% самых слабых банков было ликвидировано. В июне был принят закон о разделении банков на депозитные и инвестиционные, действующий до сих пор.

В апреле того же года был принят закон о прекращении вывоза золота за границу и обязательной продаже гражданами золота государству. Цена при этом устанавливалась выше рыночной. Это позволило государству закупить золото для запаса на сумму почти 200 миллионов долларов (около 200 тонн).

В январе 1934 года была проведена девальвация доллара на 40% до 35 долларов за унцию и разрешался выпуск банкнот, не обеспеченных золотом. Таким образом, дефляция была прекращена.

В апреле 1933 года начала функционировать Администрация общественных работ во главе с Г. Икесом, которая, истратив за четыре года более 3 млрд. долларов, оказала помощь в трудоустройстве пяти миллионов человек.

Организуются трудовые лагеря для безработной молодежи в возрасте от 18 до 25 лет, участники которых обеспечиваются жильем, питанием, униформой и получают 1 доллар в день. Ежегодно в лагерях участвовало 250—500 юношей и девушек, а всего через них прошло около 3 миллионов американцев. Молодежь, также как участники общественных работ, прежде всего была задействована на строительстве дорог, плотин, парков. Многие второстепенные дороги, построенные в то время функционировали, еще в середине 80-х годов.

В мае 1933 года принимается закон о регулировании сельского хозяйства, по которому производится планомерное сокращение посевных площадей, осуществляется финансирование задолженности фермеров на общую сумму более чем 2 млрд. долл., принимаются меры по повышению цен на продукцию сельского хозяйства.

В июне 1933 года принимается закон о восстановлении национальной промышленности и создается Администрация национального восстановления во главе с генералом Джонсоном.

В Администрацию вошли представители ведущих компаний Америки (“Форд”, “Дженерал Моторз”, “Стандарт Ойл”, группы Моргана) и руководители АФТ (Американской Федерации Труда). Эмблемой Администрации стал синий орел. Предпринимателям всех отраслей предлагалось добровольно объединиться в союзы (на них не распространялось действие антитрестовского законодательства) для выработки “кодексов честной конкуренции”, определения объемов производства и занятости, продолжительности рабочего дня (не более 8 часов в день) и оплаты труда (не менее 12 долларов в неделю), распределения рынков сбыта. Всего было принято около 750 таких кодексов, действие которых распространилось на 95% промышленности и торговли. Доходы 200 крупнейших корпораций уже в следующем году возросли на 60%.

В том же 1933 году создается Управление долины реки Теннесси, осуществившее осушение болот и интенсификацию хозяйства в этом наиболее отсталом Штате. Программа реки Теннесси считается образцовой программой регионального развития в истории экономической политики.

С началом выхода из кризиса прямое вмешательство государства в экономику сокращается, но в 1935 году принимается закон о социальном страховании, который вводит обязательные пенсии по старости (с 65 лет) и пособия по безработице (в среднем по II долларов в неделю). Страховые фонды формируются за счет отчислений с прибыли предприятий и заработной платы работников.

Последние получают возможность свободно объединяться в профсоюзы, причем работодателям запрещено вмешиваться в их создание или дискриминировать их членов,

Полностью восстановить экономику США перед войной не удалось, поскольку этому помешал внезапный кризис 1937 года. Однако об эффективности “нового курса” свидетельствует хотя бы тот факт, что, несмотря на сохраняющуюся высокую безработицу (15—17% рабочей силы) и медленно растущий уровень жизни населения, серьезных социальных волнений во второй половине 30-х годов избежать удалось. Рузвельта же еще три раза избирали на пост президента — случай беспрецедентный в истории США.

Осуществление программ экономического и социального регулирования потребовало существенного роста государственных расходов. А это, в свою очередь повлекло резкий рост налогообложения. Если до депрессии бюджет расширенного правительства (федерального, штатов, общин) составлял всего 5—7% ВВП, то после депрессии он вырос до 25—33%, а в дальнейшем достиг 40—50% ВВП. Несмотря на то, что прямое государственное вмешательство в экономику США больше не повторится, роль государства в регулировании экономических процессов уже никогда не сократится до того минимального уровня, каким оно было в эпоху Свободной конкуренции.

Особенности депрессии в Великобритании

Депрессия началась в Англии несколько позже, чем в США и других странах. Объем производства упал в меньшей степени — всего на 15—20%. Это объясняется замедленными темпами роста британской экономики, даже речи о “перегреве” которой не может идти. Внешняя торговля сократилась вдвое, что меньше чем в США и объясняется сохранением торговых связей с колониями. Зато безработица охватила 20% всех занятых, в том числе 33% всех рабочих.

Уже в 1931 году была создана специальная комиссия под руководством банкира Дж. Мея, которая рекомендовала увеличить прямые и косвенные налоги, уменьшить оклады многочисленных государственных служащих и учителей, сократить уже имевшуюся программу общественных работ и урезать на 10% пособия по безработице, которые распространялись на лиц, которые старше 15 лет. После непродолжительной борьбы и смены правительства, под давлением международных кредиторов, предложения Мея пришлось в целом принять.

Также была произведена девальвация фунта на 30%. И отменен его устойчивый курс к золоту.

Были введены протекционистские пошлины на товары, в первую очередь из США и Европы. Что позволило стабилизировать цены, которые за 1931—36 годы возросли всего на 10% (менее 2% в год). Банковский кредит снизился до 2% годовых, что создало благоприятные условия для возобновления инвестиций. К 1934 году был вновь достигнут до-кризисный уровень 1929 года. Можно отметить, что в целом империя оказалась более устойчивой к кризису, чем республиканская Франция или США.

Но и без того немаленькие общие государственные расходы возросли до 24—29% ВВП.

Имперский путь Германии

Гиперинфляция 1923 года не просто уничтожила марку, в конце концов простая денежная реформа вернула национальной валюте покупательную способность, она уничтожила германский средний слой и веру населения в рынок и демократические институты. Отказ от демократии стал только делом времени. Экономический подъем второй половины 20-х годов лишь отсрочил торжество наиболее темных, реакционных сил.

Кризис 1929 года подтвердил наиболее пессимистичные ожидания. К 1932 году потерпели крах 68 тысяч промышленных предприятий, производство сократилось на 40%, внешняя торговля — на 60% (в 2,5 раза), судостроение упало на 80% (в пять раз), без работы оказалось 8,5 миллионов человек — около половины всех лиц наемного труда. Лишь 20% из них получали пособия по безработице, да и те не обеспечивали прожиточного минимума. Фонд заработной платы сократился вдвое. Средний заработок рабочего составлял 22 марки в неделю, при прожиточном минимуме — 40 марок. Ремесленное производство и мелкая торговля, которыми были занято более 5 миллионов семей (13 миллионов человек), также сократились почти в два раза.

Правительство Германии пошло по британскому пути урезания заработной платы и куцых социальных программ. Параллельно оно добивалось, и не безуспешно, смягчения условий выплаты долга страны по репарациям. Но, с другой стороны, мировой кризис повлек сокращение кредитования промышленности международными финансовыми корпорациями, что также ухудшило положение страны.

Крупнейшие промышленники страны (Флик, Стиненс, Тиссен) уже с 1923 года начали финансирование Гитлера и его партии. Обнищавшее население окончательно разочаровалось в демократических методах управления государством и готово было отдать свои голоса “партии сильной руки”.

Следует подчеркнуть, что Гитлер пришел к власти не в результате военного переворота, а законным путем, используя демократический институт выборов! Избранный президент Гинденбург — милитарист и реваншист — добровольно назначил Гитлера рейхсканцлером. Диктатура будет установлена позднее, как раз в тот момент, когда началось оживление экономики!

В июне 1933 года организован Генеральный совет немецкого хозяйства, в который вошли 12 представителей крупнейших компаний Германии. Предпринимательские союзы объединяются в корпорацию “имперское сословие германской промышленности”. Тогда же принимается закон о принудительном картелировании и создаются семь главных имперских групп: промышленная, энергетическая, ремесленная, торговая, банковская, страховая, транспортная.

Путем выхода из кризиса стал путь тотальной мобилизации ресурсов и военного реванша. Военные расходы увеличились с 1933 по 1939 годы более чем в 10 раз и составили 15—16 млрд. марок в год, или 75% всех госинвестиций (на долю транспорта приходилось 17%, управления — 6%, жилищного строительства — 1%). Уже в 1934 году воссоздается колониальное ведомство.

В том же 1933 году принимается закон о наследственных дворах, способствовавший укреплению хозяйства гроссбауэров. Создается “имперское сословие по продовольствию”, и каждый десятый крестьянин объявляется “солдатом фронта питания”.

В 1935 году принимается закон об обороне империи и вводится всеобщая воинская повинность. В нарушение международных соглашений германская армия начинает стремительно расти. В том же году вводится обязательная трудовая повинность для юношей и девушек от 18 до 25 лет, с 1938 года она становится всеобщей.

Вся Германия была разделена на 18 хозяйственных областей, в каждой из которых Палата, возглавляемая местным фюрером, становится высшим органом экономической власти.

В 1936 году принимается 4-летний план мобилизации ресурсов, включавший накопление стратегического сырья и валюты, вывоз которой из страны был фактически запрещен, направленный на создание авторкичного замкнутого хозяйства, способного вести длительную войну. Постепенно удлиняется рабочий день, достигая 10—14 часов.

Благодаря предпринятым мерам безработица резко сокращается, тяжелая и военная промышленность растут на 10% в год, а вот легкая и пищевая промышленность стагнируют. И приходится ввести нормирование отпуска продуктов (карточки).

Принимается декларация о прекращении классовой борьбы, профсоюзы распускаются, стачки и забастовки запрещаются.

Ликвидируются все гражданские права и свободы, на инакомыслящих и политических противников, а также на евреев, которых решили сделать коллективным “громоотводом” для немецкого народа, обрушиваются репрессии. Организуются концентрационные лагеря для физического истребления людей.

Все это происходит при прямом попустительстве Англии и Франции, которые в любой момент, до 1938 года включительно, могли легко ликвидировать правительство Гитлера. Хуже того, поддержка, оказываемая Германии из-за океана влиятельными финансово-промышленными кланами, достигала во второй половине 30-х годов 5% германского ВВП. Оказывал фашистской Германии экономическую и военную поддержку также Советский Союз.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Канун первой мировой войны. Всемирная история. Т. 18. — Минск, 1997.

2. Канун второй мировой войны. Всемирная история. Т. 22. — Минск, 1997.

3. Экономическая история зарубежных стран. — Минск, 1996.

4. Хансен Э. Экономические циклы и национальный доход, — М„ 1997.

5. Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. — М., 1996.

6. Шпеер А. Воспоминания. — М., 1997.

7. Драйзер Т. Финансист.

Ж. “ВЕЛИКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ”

Величайшие наши неприятности проистекают из нашего желания улучшить участь современников.

Карл Поппер

Катастрофа 1917 года

С уходом Витте и гибелью Столыпина экономическая политика, проводимая Николаем II и придворными кликами, может быть охарактеризована как абсолютно бездарная. В то время как в экономике и обществе нарастают опасные противоречия, связанные с недореформированностью сословно-феодальных отношений и незавершенной модернизацией, правительство позволяет втянуть себя в войну за чужие и чуждые интересы. Не удивительно, что наиболее сильно пострадала от участия в первой мировой войне именно Российская империя. Фактически прямым результатом военно-экономического поражения России стал распад империи и захват власти полууголовной партией большевиков, которая решила отказаться от основных принципов рыночной экономики, демократии и христианских ценностей, и дальнейшее развитие страны в течение почти 70 лет базировалось на иных ценностях. Но империя была восстановлена.

Политика военного коммунизма

Россия не была готова к первой мировой войне прежде всего экономически. В первый же год войны начались перебои в работе транспорта, приведшие к серьезным проблемам со снабжением промышленных городов продовольствием, а армии боеприпасами и техникой. Дефицит государственного бюджета покрывался с помощью эмиссии рублей, которые вскоре потеряли золотое обеспечение, инфляция возросла до 50% в год. С середины 1915 года единое экономическое пространство Российской империи начинает разваливаться. Губернаторы запрещают свободный вывоз из своих губерний хлеба, скота, льна, топлива.

Параллельно идет всевозрастающее ограничение рыночных, товарно-денежных отношений. Появляются фиксированные цены, которые по губерниям могли различаться в 2—3 раза, что закономерно вызывает всплеск спекуляции, а в начале 1916 года в крупных городах вводятся продуктовые карточки и нормирование выдачи муки и круп. 30 июня 1916 года был принят закон о четырех мясопустных днях в неделю, а с января 1917 года объявляется принудительная хлебная разверстка.

25 марта 1917 года уже Временным правительством вводится хлебная монополия, в соответствии с которой весь хлеб будущего урожая за вычетом посевного фонда и нужд крестьянского хозяйства должен быть сдан государству. Для реализации этого решения была создана Хлебармия снабжения. Летом 1917 года из продажи исчезли папиросы, кофе, мыло, чай, гвозди, проволока, подковы, обувь. Количество денег в обращении к концу 1917 года возросло в 10 раз по сравнению с 1913 годом. Цены на мясо за этот период выросли в 5 раз, на хлеб — в 16 раз, на картошку — в 20 раз, на сахар — в 27 раз. Покупательная способность рубля сократилась в 15 раз. Поздней осенью 1917 года большевики начали раздел помещичьих земель между крестьянами, что серьезно укрепило их социальную базу. Передел, сопровождавшийся грабежами, разорением образцовых хозяйств, актами настоящего вандализма, насилием и сведением старых счетов, проводился в интересах беднейшего крестьянства. Средний размер надела крестьянина увеличился в 1,5 раза. Правда, упала производительность труда и урожайность, что впоследствии привело к голоду, от которого умерло более 5 миллионов человек.

В середине 1918 года была национализирована крупная промышленность, в начале 1919 — вся остальная. Упраздняется торговля, замененная прямым государственным распределением товаров, опять вводится продовольственная разверстка, еще более жесткая, чем при Временном правительстве, формируются продотряды, столкновения которых с “зажиточными” крестьянами постепенно перерастают в Гражданскую войну, сопровождавшуюся массовым террором со всех сторон, расстрелами заложников (особенно эту практику полюбили большевики), насилием над мирным населением, созданием концлагерей, в которых содержалось более 200 тысяч человек. Устанавливается всеобщая трудовая повинность, для строительства оборонительных сооружений организуются трудовые армии из представителей непролетарских слоев населения. К концу 1919 года хозяйственные отношения в сфере производства и распределения натурализуются.

В 1920 году выпускаются заменители денег — учетные трудовые и энергетические единицы. Кроме того, в обращении находились царские деньги различных годов выпуска, “керенки” (их печатало и советское правительство) чеки, марки, облигации казначейства, боны, иностранная валюта — всего более 2000 разновидностей денежных знаков. Разрушение денежного обращения по мысли революционеров должно было способствовать быстрейшей победе коммунизма.

Новая экономическая политика

К 1921 году Гражданская война в основном была завершена, Россия лежала в руинах, в Поволжье свирепствовал голод и началось людоедство, а надежд на мировую революцию практически не осталось.-Большевики закрепились у власти в одной отдельно взятой, сильно разрушенной стране, более 80% населения которой составляли крестьяне. Промышленное производство упало в 10 раз по сравнению с уровнем 1913 года, численность квалифицированных рабочих сократилась вдвое. Транспорт практически не работал, топлива и продовольствия критически не хватало.

Продолжение политики “военного коммунизма” в мирное время было чревато новыми восстаниями крестьян. Огромной армии Тухачевского с большим трудом, при использовании отравляющих газов и массовых репрессий, удалось справиться с тамбовским восстанием Антонова. Да и в среде рабочих было неспокойно — восстание рабочих и матросов Кронштадта, выступивших с антибольшевистскими лозунгами, хотя и было подавлено со ставшей уже “обычной” жестокостью, показало непрочность социальной базы власти. В этих условиях “фанатикам” в партии большевиков пришлось временно отступить перед “хозяйственниками”.

В 1921 году безразмерная продразверстка была заменена фиксированным продовольственным налогом в размере 30—40% от урожая (для беднейших крестьян 10—20%). Допускалась частная торговля — сначала в виде простого товарообмена без использования денег, затем и денежная. Дозволялся частный (мелкий) бизнес. Десятки тысяч предприятий были переуступлены частным лицам — иногда их бывшим владельцам на срок от 2 до 5 лет. Началось активное печатание советских денег — совзнаков. Появились кооперативные магазины и рестораны. Для западного бизнеса было предоставлено около сотни концессий. Трудармия была распущена, заработала биржа труда. На государственных предприятиях началось внедрение хозяйственного расчета, была разрешена аренда земли и наем работников. Военная реформа, осуществленная М. Фрунзе, позволила резко сократить численность Красной Армии —с 5—7 млн. до примерно 1,5 миллионов бойцов.

Все это позволило довольно быстро восстановить промышленное и сельскохозяйственное производство. Уже в 1922 объем промышленной продукции возрос на 30%, а в 1926 году был превышен довоенный уровень. Реальная заработная плата рабочих также восстановилась на довоенном уровне.

Денежная реформа Сокольникова

Результатом безостановочного печатания совзнаков для покрытия бюджетного дефицита, естественно, была жесточайшая инфляция, уступавшая разве что германской гиперинфляции. В 1922 году в обращение были выпущены новые совзнаки, достоинством 10 тысяч старых соврублей, но уже в следующем 1923 году еще более новые совзнаки обменивались по курсу 1 к 100 знакам образца 1922 года и 1 к 1 000 000 старых.

В конце 1922 года в обращение, параллельно с совзнаками были введены советские червонцы — золотые банкноты, приравненные к царской десятирублевой монете. Они на четверть были обеспечены золотом, а на 3/4 краткосрочными обязательствами и высоколиквидными товарами, но на золото не разменивались — такова была принципиальная позиция наркомфина Сокольникова, в кабинете которого висел транспарант с лозунгом — “Эмиссия — есть опиум для народного хозяйства”. Не использовались червонцы и для покрытия бюджетного дефицита. С 15 февраля 1924 года печатание совзнаков было прекращено и начался постепенный обмен уже выпущенных на червонцы, пятерки, трешки, рубли и разменную монету по курсу 1 рубль за 50000 совзнаков образца 1923 года, 5 000 000 — образца 1922 и 50 000 000 000 — более ранних выпусков, который был к середине 1924 года завершен. К этому времени бюджетный дефицит усилиями Сокольникова существенно сократился и был принят декрет, запрещавший эмиссию бумажных денег для покрытия дефицита.

После стабилизации национальной валюты — курс золотого рубля вырос с 2,2 до 0,9 рублей за доллар, началось формирование советской банковско-кредитной системы.

Помимо Госбанка, на который были возложены эмиссионные и учетно-контрольные функции, были организованы Промбанк — для финансирования промышленности. Электробанк — для кредитования электрификации, Внешторгбанк — для внешней торговли, Цекомбанк (будущий Жилсоцбанк) — для коммунальных платежей и жилищного строительства, Сельхозбанк — для финансирования сельского хозяйства.

В 1923 году была проведена налоговая реформа, по которой основная тяжесть налогообложения была перенесена с подоходного налога на промышленные предприятия, которые стали перечислять 70% от прибыли в бюджет, который в течение нескольких следующих лет был профицитен. В январе 1926 года Сокольников под давлением “красных директоров” был смещен с поста наркомфина. И эмиссия возобновилась.

Уже в 1926 году денежная масса возрастет в 1,5 раза, возобновится инфляция, обострятся дефициты. Впоследствии Сокольников будет репрессирован как “враг трудового народа”.

План ГОЭЛРО

Быстрое восстановление разрушенного войнами хозяйства страны должно было по мысли большевиков базироваться прежде всего на развитии отраслей, производящих средства производства — тяжелой промышленности. А они. как известно, весьма энергоемки. Десятилетний Государственный план электрификации России, рассмотренный и утвержденный в конце 1920 года, был направлен на резкое увеличение выработки электроэнергии в стране. Для осуществления грандиозного плана электрификации были созданы мощные планирующие и распределяющие ресурсы органы государственного управления экономикой, полномочия которых впоследствии будут расширены. И им будет подчинена вся промышленность, а позднее и сельское хозяйство.

Параллельно частично решалась проблема занятости, увеличивался инвестиционный спрос, сначала со стороны участников программы, а затем — по всей производственной цепочке.

Одновременно ставилась задача привлечения населения в города, которые должны были стать благоустроенными центрами “социалистической культуры”. Планировалось увеличить число городов, их размер, долю городского населения. Это должно было привести к росту рабочего класса, зависимого от централизованных поставок продовольствия, и укреплению социальной базы большевиков.

Индустриализация

С восстановлением разрушенного войнами хозяйства и стабилизацией относительно высоких (до 10% в год) темпов экономического роста перед руководством страны встал вопрос о дальнейшем направлении экономического развития страны. Выбор, по сути, возможно было осуществить из двух основных альтернатив. Первая состояла в том, чтобы сделать основной упор на развитии сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности. Для этого надо было договориться с крестьянством, расширить сферу частного предпринимательства, снизить степень государственного регулирования экономики. Такому пути соответствовала бы оборонная военная доктрина, без надежд на вмешательство во внутренние дела других стран и экспансии в Европу и Азию. Экономические и политические позиции крестьянства и “новой буржуазии” укреплялись, а рабочего класса и революционной номенклатуры слабели.

При этом со всей остротой вставал вопрос — во имя чего же были принесены в жертву миллионы человеческих жизней?

Немаловажным был также тот факт, что не у дел оказывалась большая часть разросшегося аппарата управления, а и без того озлобленные НЭПом представители большевистской номенклатуры (“профессиональные революционеры”) оказали бы бешеное сопротивление такому повороту событий.

Вторая альтернатива состояла в усилении милитаризации экономики на базе ускоренного развития тяжелых отраслей и военной промышленности за счет ограбления сельского хозяйства и стагнации отраслей, производящих потребительские товары. Это позволяло, с одной стороны, резко (беспредельно) усилить госаппарат и распределительные механизмы, а с другой — давало реальную надежду со временем развернуть экспансию (“экспорт революции”) в Европу и Азию.

В 1927 году под руководством Совета труда и обороны был разработан первый (директивный) пятилетний план, ставший основой программы индустриализации страны. План предусматривал чудовищно высокие темпы роста промышленности (16—22% годовых!). Для его реализации было необходимо резко увеличить число заводов и численность рабочих. Только за годы первой пятилетки численность возросла более чем в два раза. Заводы строились в “чистом поле”, возле месторождений полезных ископаемых. Рабочие жили в палатках и землянках. Позднее появились бараки и общежития барачного типа, некоторые из которых стоят и по сей день. Рабочих рук не хватало, и уже в 1931 году биржа труда была закрыта, впоследствии рабочим было запрещено увольняться по собственному желанию, были введены паспорта и система прописки — закрепления на определенной территории, менять которую по своему желанию было запрещено. Наркомтруд получил право переводить любого квалифицированного работника в любую точку страны любую отрасль хозяйства, не спрашивая желания последнего. Если во времена НЭПа на крупных промышленных предприятиях действовала уравнительная система оплаты (заработок квалифицированного рабочего всего на 10—15% превышал доход чернорабочего), то в эпоху первых пятилеток материальные стимулы были существенно усилены. Кроме того, была введена система нематериального поощрения (грамоты, льготы, медали, ордена, почетные звания и должности). К прогульщикам, опаздывающим, нерадивым работникам начали применяться репрессии — вплоть до отправки в концлагеря, постепенно превращающиеся в крупные производственные единицы.

Темпы экономического роста в период первой пятилетки впечатляют — они составляют, по различным оценкам, от 8 до 15% годовых, а по углю, чугуну, нефти, железной руде валовые показатели удвоились!

Но запланированных заоблачных высот достичь, конечно, не удалось, и на головы тех, кто хоть в чем-то был несогласен с проводимой политикой (“линией партии”), обрушились первые массовые репрессии. Директоров предприятий, не справившихся с выполнением плана, отправили под суд. Число расстрелянных пока измерялось сотнями, а отправленных в концлагеря для “перевоспитания” — десятками тысяч. Но это было только начало построения великой Империи страха. В 1933 году число расстрелянных измерялось уже тысячами, а отправленных в лагеря — сотнями тысяч.

Страх перед репрессиями породил систему приписок — завышения валовых отчетных показателей по отношению к реальным. Несоответствие показателей приводило, с одной стороны, к завышению норм “естественных” потерь продукции: бой, лом, усушка, утруска и т. п., а с другой стороны — к усилению поисков “вредителей”, которые портят и уничтожают продукцию, что, в свою очередь, вело к раскручиванию новой волны репрессий.

Советскому Союзу удалось в короткий срок осуществить модернизацию промышленности по милитаристскому пути.

Этот сомнительный успех был оплачен подневольным трудом миллионов рабочих, снижением их жизненного уровня примерно в два раза по отношению к 1913 году, формированием разрушительных для экономики диспропорций между основными отраслями хозяйства, разрушением морали и нравственности, вирусом страха и физическим уничтожением социального слоя крестьянства в ходе коллективизации.

Коллективизация

Следует сразу заявить, что основной, тайной целью коллективизации было уничтожение крестьянства как социального слоя. Дополнительной, явной целью программы было решение зерновой проблемы — организация бесперебойного изъятия хлеба для нужд города и армии. Пропагандируемой же целью были объявлены социализация аграрных отношений и борьба с “пережитками капитализма” в деревне.

XV съезд партии принял курс на коллективизацию сельского хозяйства уже в 1927 году. Поначалу ее осуществляли на добровольной основе. Но к концу 1929 года было объединено всего 3,4 млн. крестьянских дворов, или менее 15% от их общего числа. Тогда в декабре 1929 года Сталин объявил о политике “ликвидации кулачества как класса”.

Следующий 1930 год был объявлен “годом Великого перелома”. Уже к концу февраля 1930 г. было насильно объединено 14 млн. крестьянских хозяйств — 60%.

К середине 1930 года было раскулачено свыше 320 тыс. кулацких хозяйств, а их имущество стоимостью 115 млн. руб. передано в неделимые фонды колхозов, что составило более 34% всей стоимости колхозного имущества. Норма раскулачивания составляла 5—7% от общего количества крестьянских дворов. Против сопротивляющихся крестьян были направлены отряды Красной Армии. Около миллиона крестьянских семей было сослано в сибирские лагеря.

Для проведения коллективизации из городов в деревни направили 25 тысяч рабочих-коммунистов, которым были даны большие полномочия.

Существовало четыре формы объединения:

* создание коммун с полным обобществлением материальных условий производства и быта;

* товарищества по совместной обработке земли (ТОЗ):

* сельскохозяйственные артели с обобщением основных материальных ресурсов и сохранением личного подсобного хозяйства (колхозы);

* государственные сельскохозяйственные предприятия (совхозы).

Основной формой стали колхозы. Перед вступлением в них крестьяне уничтожали рабочий скот, птицу. Посевная 1930 года оказалась под угрозой полного срыва. Диктатуре пришлось временно отступить. В газете “Правда” была опубликована статья Сталина “Головокружение от успехов”, в которой “критиковались перегибы” и разрешался выход из колхозов тем, кого заставили войти туда насильно. В Центрально-Черноземных областях процент коллективизированных хозяйств быстро снизился с 82% до 18% (!). Неудача лобового наскока на крестьянство заставила партию перейти к политике перманентного террора против крестьянства, проводимого руками его беднейшей части. К 1936 году опять было коллективизировано более 90% крестьянских хозяйств.

Введение в 1933 году системы обязательной сдачи продукции окончательно лишило колхозы кооперативного начала и превратило в государственные предприятия.

Монопольный закупщик зерна “Заготзерно” покупал пшеницу по 80 коп. за центнер, а продавал по 10,4 руб., из которых 8,9 руб. изымались в госбюджет в качестве налога с оборота, за счет чего и происходило финансирование индустриализации.

Почти четверть века — с 1929 по 1953 год — закупочные цены на основную сельскохозяйственную продукцию оставались неизменными.

С 1929 г. создаются машино-тракторные станции (МТС), которые брали примерно 20% урожая у тех хозяйств, чьи поля обрабатывали, а также осуществляли политический контроль под руководством ГПУ, которое выявляло разного рода “вредителей”. Только в 1933 г. были арестованы по обвинению во вредительстве 33% всех колхозных кладовщиков и 25% бухгалтеров.

В результате проведенных мероприятий валовой сбор зерна снизился в 1928—34 гг. почти на 8%, при том что объем государственных заготовок вырос в 3 раза. Средняя урожайность зерновых в 1932 г. составила 5,7 центнера с гектара — против 8,2 центнера в 1913 г.

За 1929—34 гг. погибло почти 150 млн. голов скота, а его ценность (стоимость в сопоставимых реальных ценах) намного превышает ценность выстроенных в это время огромных заводов и фабрик, эффективность производства на которых была весьма низкой уже в то время.

Страшный голод 1932—35 гг. по своим масштабам превзошел даже голод 1921—22 гг. Хотя данные о рождаемости и смертности населения после 1932 г. перестали публиковаться, сопоставляя различные источники, можно с уверенностью сказать, что страна потеряла от коллективизации и голода более 15 млн. человек.

И тем не менее основная часть продовольствия, за исключением зерновых, сахарной свеклы и подсолнечника, как и прежде, поступала от единоличных хозяйств и приусадебных участков. Хотя на их долю приходилось лишь 13% посевных площадей и никакой техники, в них производилось 65% общего объема картофеля, 48% овощей, основная масса фруктов и ягод: содержалось 57% крупного рогатого скота, который давал 72% всего мяса в стране, 77% молока и 94% яиц.

С введением в 1932 году паспортной системы колхозники, не получившие паспортов, были принудительно прикреплены к земле, работали, как на барщине, получая при этом крайне небольшую плату, высчитанную по трудодням. В относительно благополучном 1939 г. в 5—7% хозяйств люди не получали вообще ничего.

Без разрешения партийных бонз районного масштаба колхозники не имели права покидать свою деревню. Так, спустя всего 70 лет после Манифеста Александра II, крепостное право в Российской (Советской) империи было восстановлено в самой архаичной форме — перераспределения живого труда.

Лагерная экономика

К концу тридцатых годов усилиями Сталина и Коммунистической партии в СССР была построена экономика, отличительными чертами которой являются:

* опора на естественные производственные силы, экстенсивная эксплуатация природных ресурсов и простого живого труда;

* централизация и концентрация экономической власти, управление при помощи административных директив;

* доминирование коллективных видов собственности — так называемой “общенародной, государственной”, а по сути — общей собственности партгосноменклатуры, сплоченной в особый социальный слой;

* внеэкономические способы принуждения к труду на основе лишения всех членов общества гражданских прав, включая права на жизнь, с применением перманентного террора и волнообразных массовых репрессий по отношению ко всем общественным группам, включая номенклатуру;

* автаркичное полунатуральное хозяйство, с наивысшим развитием отраслей военно-промышленной группы, которые должны обеспечить силовые ресурсы при захвате и удержании жизненного пространства.

Перечисленные выше отличительные черты характеризуют уже хорошо знакомую нам “азиатскую” систему, или “азиатский” способ производства.

Не удивительно, что доля заключенных в составе рабочей силы достигала 25% и практически совпадала с долей государственных рабов в Шумере третьей династии Ура. Доля продукта, производимого “социалистическими рабами”, достигала 33% промышленного производства и 50% строительства.

После того, как маниакально-садистическое высшее руководство органов безопасности было уничтожено и к власти пришли “прагматики” во главе с Берией, лагеря перестали быть просто центрами уничтожения “врагов народа”, а стали крупными производственными единицами. “Посадки” стали осуществляться по профессиональному признаку. Сажали тех специалистов, в которых лагерное хозяйство ощущало нехватку. Были даже специальные “посадочные” разнарядки. Создавались целые научные институты за колючей проволокой — “шарашки”, условия жизни в которых были лишь немногим хуже, чем на свободе. И не случайно, система коллективной ответственности и круговая порука, охватывавшая родственников до третьего колена, а также друзей и сослуживцев, были восстановлены именно в этот период.

Не удивительны, а страшны относительно высокие темпы экономического роста, демонстрировавшиеся этой системой на протяжении первых 20 лет ее существования. Эти темпы в прямом смысле оплачены потом и кровью, страхом и потерей человеческого достоинства, разрушением морали и психики десятков миллионов человек.

Расчеты показывают, что только первые 20 лет советской власти обошлись России более чем в 25 миллионов загубленных жизней, а всему Советскому Союзу — более чем в 40 миллионов. Такова цена “Великого эксперимента”. А впереди — война, в которой будет потеряно 26 миллионов человек убитыми и почти 20 миллионов — “неродившимися”. Война, доля вины за развязывание которой лежит и на высшем руководстве Советского Союза.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Итоги первой мировой войны. Всемирная история. Т. 20. — Минск, 1997.

2. Рынок и реформы в России. — М., 1995.

3. Вернадский Г. Русская история. — М., 1997.

4. Тимошина Т. М. Экономическая история России. — М., 1998.

5. Хайек Ф. Дорога к рабству. — М., 1992.

6. Шумпетер И. Капитализм, социализм и демократия. — М., 1995.

7. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ.

8. Шолохов М. Поднятая целина.