Салий Я. Гадания, астрология, реинкарнация...

ОГЛАВЛЕНИЕ

Экзорцизмы

Меня интересует вопрос об экзорцизмах. В Евангелии написано, что Иисус Христос изгонял злых духов. Было время, когда Церковь не уклонялась от экзорцизмов. Сегодня такой проблемы как бы не существует, но ведь сатана действовал не только раньше, он действует и сейчас. Мне хотелось бы знать, каково нынешнее отношение Церкви к экзорцизмам. Недавно я столкнулся с человеком, который исцеляет и изгоняет злых духов, а также возвышенно призывает к обновлению Церкви. Мне известно, что Христос предостерегает от лжепророков, но не известно, как их распознать. Не знаю, был ли то истинный пророк или лжепророк. И еще одна проблема: в последнее время появилось множество книг о черной магии. Как католик должен к этому относиться?

В действующем с 1983 года новейшем Кодексе канонического права экзорцизмам посвящен лишь один канон 1172: "#1. Согласно праву, никто не может совершать экзорцизмы над одержимыми, если им не получено от ординария данной местности специальное и четкое разрешение. #2. Такое разрешение ординарий может дать только пресвитеру, отличившемуся благочестием, знаниями, благоразумием и безупречностью жизни".

Два года спустя, 29 сентября 1985 года (в праздник Архангелов), Конгрегация Учения Веры направила епископам послание под названием "Inde ab aliquot annis", напоминающее им об обязанности следить за тем, чтобы без их разрешения ни священники, ни миряне не совершали экзорцизмов — ни над одержимыми, ни для избавления от дьявольской силы в каких-либо других ситуациях.

Однако это послание заканчивается следующим утверждением: "Введение вышеизложенных норм ни в коем случае не должно отвращать верных от молитвы, как нас учил Христос, дабы мы были избавлены от лукавого. Пастыри также могут использовать данное послание как повод для напоминания традиционного учения Церкви о той роли, которую в духовной борьбе христиан, в том числе и со злыми духами, выполняют таинства и заступничество Пресвятой Девы Марии, ангелов и святых".

Теперь я напомню, чему учат Евангелие и произведения Апостолов относительно изгнания злых духов. Следует также сказать несколько слов о церковной должности екзорциста. Итак, многое указывает на то, что в раннехристианской Церкви главной задачей экзорциста было участие в специальных обрядах для катехуменов, состоявших в совершении над ними экзорцизмов. Из "Поучений огласительных" св. Кирилла Иерусалимского (Catecheses illuminandorum, 14) — текст сей восходит к середине IV века — мы узнаем, что этот обряд длился необычайно долго, так как екзорцизмы совершали над каждым кандидатом в отдельности. Поэтому не исключено, что именно по практическим соображениям для проведения этих обрядов в Церкви появились помощники епископа и священников.

Принимая во внимание и психологическую, и духовную сторону дела, переживание экзорцизма должно было подготовить катехумена к принятию крещения как дара, поистине переломного в жизни. Главный резон того, чтобы подвергнуть экзорцизмам кандидата на крещение, был прост: "Так как в тебя должен будет вселиться сам Святой Дух, то прежде тебя должны покинуть все нечистые духи. Именно их присутствие делало тебя рабом греха, стремящимся к вечной погибели. Следовательно, в воды крещения ты должен войти уже как человек, избавленный от тех духов, которые делали из тебя дитя мира сего, далекое от вечной жизни".

Независимо от того, как это интерпретировать, остается фактом то, что во время предкрестильных екзорцизмов иногда происходили удивительные вещи. Некоторые могут трактовать это как результат массового внушения, подкрепленный воспоминаниями о предыдущих экзорцизмах, однако фактографическая сторона множества свидетельств на эту тему не вызывает сомнений: участники этих экзорцизмов были абсолютно уверены, что воочию убедились в поражении злого духа. "Иногда, — писал в 225 году Киприан Карфагенский, — дъявол, бичуемый, сжигаемый и терзаемый человеческим голосом экзорцистов и силою Божией [знака креста], обещает, что уже выходит из человека и оставляет его" (Письмо 69, 15). Субъективную достоверность этого свидетельства увеличивает то обстоятельство, что главной загадкой для Киприана являлся следующий затруднительный вопрос: как так получается, что во время экзорцизма злой дух, казалось бы, вышел из кого-то, и это видно на практике, а потом, после крещения, оказывается, что человек не перестал служить этому злому духу?

Приведем еще одно свидетельство о странных событиях, происходивших иногда во время предкрестильных екзорцизмов. Его автором является сам св. Августин: "Пройди через огонь перед тем, как входить в воду, а тогда и воду пройдешь. Поэтому во время совершения таинств и при катехизации, и при экзорцизмах сначала применяется огонь. Ибо откуда это берется, что иногда нечистые духи кричат: "Горю", если бы то был не огонь?" (Ennaratio in Psalmos 65, 17).

Примечательно, что современный (послесоборный!) ритуал подготовки взрослых к крещению тоже предусматривает экзорцизмы. Конференция Епископата может ввести экзорцизмы "в странах, где еще живы языческие культы, исповедники которых поклоняются духам, вызывают тени умерших, ищут их помощи посредством магии". Однако предлагаемая ритуалом формула экзорцизма является не приказанием сатане, а обычной молитвой к Иисусу Христу: "Господи, изгони злых духов дыханием уст Своих, повели им уйти, ибо приблизилось Царствие Твое".

Ритуал, введенный после II Ватиканского Собора, допускает и акт "отречения от культов нехристианских религий, духов или магии". В этом акте содержатся и такие слова: "Необходимо, чтобы вы сейчас публично отреклись от тех сил, которые не являются Богом, и от культов, которые не ведут к почитанию Бога. Никогда не оставляйте Бога и Его Христа, чтобы служить другим силам".

Вернемся еще раз к раннехристианским экзорцизмам, совершаемым перед крещением. Итак, атмосфера, царящая во время этих обрядов, сформировала в Церкви такой вид экзорцизмов, который всеми его участниками воспринимался как тяжкий труд борьбы с дъяволом. Таким образом, экзорцизм стал чем-то большим, чем акт религиозного отречения от дъявола. Более того, это стало определенным культивируемым явлением, тем труднее поддающимся объяснению, что им приводятся в движение тайные пласты подсознания (что в действительности не осознается, но, несомненно, присутствует как предчувствие).

Именно по этой причине в Церкви начали запрещать экзорцизмы, за исключением тех, которые совершались в рамках подготовки к крещению. Первый запрет на проведение экзорцизмов без разрешения епископа был объявлен уже в 416 году современником св. Августина папой Иннокентием Первым.

Теперь, после предварительного исторического обзора, можно наконец перейти к Евангелию. Итак, необходимо ясно осознавать, что Иисус Христос никогда не совершал экзорцизмов в точном значении этого слова. Греческое слово "egzorkizein" означает "заклинать" и указывает на духовную борьбу с целью изгнания злого духа. Иисус Христос — Сын Божий, и злой дух в принципе не может быть Его противником в этой борьбе. Одно Его появление вызывало страх у нечистых духов (ср. Мф8,29). Евангелие повествует, что Он просто-напросто "изгонял духов словом" (Мф 8, 16; 9, 33), "запрещал им" (Мк 1, 25), "исцелял бесноватых" (Мф 12, 22; 4,24). Однажды Он даже изгнал злого духа из девочки, находящейся далеко, по одной лишь просьбе ее матери (Мк 7, 29).

Понятно, что эти деяния Иисуса Христа аналогичны другим Его чудесам. Вспомним: когда Иисус исцелял слепых, Он хотел, чтоб мы уверовали, что у Него есть сила избавить нас и от слепоты духовной (Ин 8, 12; 9, 5 ел.). В свою очередь, исцеляя парализованного, Он напоминает о своей силе отпущения грехов (Мф 9, 6), а воскрешение Лазаря подтверждает истинность Его слов о том, что Он жизнь и воскресение для всех, верующих в Него (Ин 11, 25). Также и исцеления одержимых являли Его глубинную силу, имеющую отношение ко всем нам: у Него есть сила избавлять нас от ига Князя мира сего, изгонять из нас духа эгоизма, лжи, ненависти, разврата и т. д. Он для того и пришел, чтобы изгнать из нас всех этих нечистых духов, лишающих человечности и нас самих, и наш человеческий мир, чтобы даровать нам Духа Своего Святого.

Польский термин "одержимый бесом" в какой-то мере мешает нам увидеть в описаниях изгнания злого духа обещание, обращенное к каждому из нас. В греческом оригинале употребляется причастие "daimonizomenos", что в дословном переводе означает "взбесившийся" ("бесноватый"), "связанный со злым духом", "проникнутый злым духом". Короче говоря, здесь идет речь не только об одержимости как о чем-то сверхъестественном, но и о каждом из нас: в том отношении, в котором мы не послушны Богу и подвластны Князю мира сего. Именно от такого "беснования" пришел избавить нас Иисус Христос.

Поэтому мы извратили бы Евангелие, если бы Его обещание: "именем Моим будут изгонять бесов" (Мк 16, 17) — связывали главным образом с экзорцизмами. А ведь Он пришел на землю для того, чтобы из меня и из тебя, из наших домов и любого нашего сообщества изгонять духа раздора, духа эгоизма, духа обмана и всех иных нечистых духов. Он пришел к нам для того, чтобы мы могли все глубже входить в Его Царствие.

Именно так видел нашу борьбу со злыми духами Апостол Павел. Вчитайтесь внимательно в следующий фрагмент: "Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских; потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостоять в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир. А паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие. Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом" (Еф б, 11-18).

Именно в этом состоит сущность нашей борьбы со злым духом, и ее нельзя заменить никакими экзорцизмами. Искушение уладить с помощью экзорцизмов то, что должно совершаться ежедневным трудом и духовной борьбой, почти так же опасно, как и прямой путь высоко в горах: обычно он заводит нас совсем не туда, куда мы хотели попасть, а иногда на таком пути можно просто разбиться. Вспомните, пожалуйста, фрагмент из Деяний Апостолов 19, 13-16. Это единственное место в Священном Писании, где появляется выражение "заклинатель" (в польском переводе Библии — "экзорцист". — Прим. пер.). И весьма примечательно, что заклинание злых духов во имя Господа Иисуса закончилось для этих экзорцистов плачевно. Несмотря на то, что они это делали во имя Его.

Несколькими строками ниже Вы обнаружите сведения о том, что не те самозванные экзорцисты, но Апостол Павел — своим трудолюбивым и жертвенным служением веры — сумел сделать так, что "из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми" (Деян 19, 19).

Вы спрашиваете также, что следует думать о католике, который занимается магией. К сожалению, он идет в сторону, противоположную той, куда шли три волхва, чтобы поклониться Младенцу Иисусу. Как писал в 108 году прямой ученик Апостолов св. Игнатий Антиохииский, "с этого времени стала упадать всякая магия, и все узы зла разрываться" (Послания св. Игнатия к Ефесянам XIX, 3). Когда же христианин, которого Христос освободил от уз лукавого, обращается к магии, происходит нечто обратное: он покидает своего Избавителя и отдается в рабство своему злейшему врагу, жаждущему лишить его жизни вечной.