Эльсе Роэсдаль. Мир викингов (викинги дома и за рубежом)

ОГЛАВЛЕНИЕ

СКАНДИНАВИЯ

Торговля и города

Лишь в последние годы в результате новых исследований стало ясно, сколь велики были ресурсы Скандинавии и насколько масштабными были торговля и товарооборот внутри скандинавских стран. Прежде у нас не было полного представления о богатствах Скандинавии. Считалось, что торговля в основном ограничивалась тем, что викинги привозили из-за моря предметы роскоши. Из далекого Востока путь шел по русским рекам до Балтики. Привозились предметы роскоши также из Западной Европы. Прямой путь был закрыт после того, как арабы проникли в район Средиземного моря. Существовала гипотеза о том, что прибыли Скандинавии были связаны с тем, что она стала транзитной территорией, а сами скандинавы выполняли посредническую роль. Однако гипотеза эта нуждается в пересмотре.
Безусловно, скандинавы перевозили некоторые западноевропейские товары, например, предметы роскоши на север Восточной Европы, а часть товаров привозили оттуда. В частности, на территорию Киевской Руси, а также в Западную Европу они везли пушнину. Но едва ли речь может идти о масштабной транзитной торговле, поскольку существовали прямые связи между Востоком и Западом, например, через Европу, из Майнца в Киев. Так что, скорее всего предметы роскоши, поступавшие в Скандинавию из Восточной Европы, Востока и Западной Европы, предназначались для внутреннего потребления. Как уже упоминалось выше, покупательная способность скандинавов была велика. Разумеется, и серебро, и другие товары скандинавы могли добывать не только посредством покупки. Торговля процветала, а экспансия викингов в Северную Атлантику, в Западную Европу, на Британские острова, Балтику и Русь приводила к созданию викингских колоний, торговых центров и, в целом, к дальнейшему расширению рынков сбыта.
В настоящее время считается общепризнанным, что скандинавы сами играли важную роль в торговле у себя дома и весьма существенную роль – на территории других регионов. Когда-то главенствующая роль в торговле отводилась фризам. Но наряду с фризами в Скандинавию прибывали и другие заморские купцы – саксонские, славянские и восточноевропейские. Это проявилось, в частности, в ритуалах погребения на обширных могильниках Хедебю и Бирки. Приезжали сюда и англичане. Как известно, в Хедебю побывал также испано-арабский купец Ат-Тартучи. По его представлениям, «Хедебю находится на самом краю мирового океана».
Большое количество превосходных товаров и серебра, находившихся в обороте, привлекали к себе жадные взоры морских и прочих грабителей, и это, как уже было отмечено, вызывало потребность оградить торговлю от опасностей. Торговища и города нуждались в гарантии мира и безопасности, а иначе купцы предпочитали бы держаться подальше от этих мест. Гарантом обычно должен был выступать король или местный хевдинг, который получал за это различные отчисления, а, возможно также и определенные привилегии при покупках товаров. Короли были заинтересованы в расширении торговли, поскольку в их ведении была чеканка монет, а, кроме того, с 800 года они имели своих представителей и являлись владельцами земель в крупных городах и торговых центрах, таких, как Хедебю, Рибе и Бирка. Часто сами короли имели резиденции в этих городах и, вероятно, принимали активное участие в их основании, застройке и благоустройстве.
В дальние поездки купцы отправлялись в сопровождении многочисленных спутников, однако только могущественный король или хевдинг мог предоставить твердую гарантию безопасного проезда через свои земли, как своим подданным, так и иноземцам. В последнем случае за это наверняка взималась определенная плата или пошлина.
Известны многие случаи, когда в Европе два короля заключали между собой соглашение, в соответствии с которым их подданным обеспечивался безопасный проезд через территорию договаривающихся стран. Вероятно, это была обычная процедура. Один из наиболее известных договоров, касающихся Скандинавии, приводится в Фулдских анналах, относящихся к 873 году. Здесь говорится, что посланцы короля данов Сигфреда прибыли в Вормс заключить договор с королем Людвигом Немецким о том, «чтобы обеспечить мир на границе между ним и саксами, дабы купцы, проезжая туда и обратно через эти королевства со своими товарами, могли мирно вести куплю и продажу. И король (то есть Людвиг Немецкий) со своей стороны обещает, что так оно и будет».
Можно также вспомнить, что хевдинг Оттар прервал свое путешествие на север к Белому морю, добравшись до страны бьярмов. Он не решился ехать дальше по причине «немирья». Слово это не означает «войну» в современном понимании этого слова. Оно означает отсутствие договора о безопасности, который позволил бы Оттару безбоязненно находиться в стране бьярмов и вести с ними торговлю.
Велась торговля, в основном, в те времена года, когда условия для путешествий были наиболее благоприятными. В большинстве регионов наиболее благоприятным для поездок было летнее время или более теплая половина года. Именно в этот период предпринимались также и поездки в чужие земли. Во многих местах создавались постоянные торговые подворья, где зачастую приходилось оставаться на зиму. Но в Средней Швеции, в районе больших озер, где в феврале всегда устанавливался прочный лед под снежным покровом, устраивались большие зимние торги. В остальном зимняя торговля ограничивалась, в основном, местной куплей-продажей предметов первой необходимости.
Существовало много разных способов торговли, но источников, в которых они описаны, не так много, и детали нам неизвестны. В больших торговых городах, например, в Бирке и Хедебю, вероятно, имелась группа купцов, для которых торговля была основным занятием. Однако было много и таких скандинавских торговцев, главным средством существования для которых были земледелие, рыболовство и охота, а в торговые поездки они отправлялись лишь время от времени, в компании себе подобных. Такие торговые ватаги назывались «фелаг», Другие были, подобно Оттару, хевдингами или крупными землевладельцами, у них было много ценных товаров, и они могли загружать ими целые суда. Многие ремесленники наверняка продавали свои товары прямо в мастерских или сами отвозили их на торговища. Безусловно, некоторые ремесленники выполняли также роль коробейников и ездили со своим товаром от усадьбы к усадьбе. Торговали главным образом в городах, а также на рынках и в торговых поселениях, которые в эпоху викингов вырастали, как грибы, и существовали более или менее долгое время. О некоторых из них упоминают письменные источники, и большое их количество было обнаружено при археологических раскопках. Как правило, они находились в природно-защищенных бухтах и гаванях на побережье или вблизи фьордов, посредством которых осуществлялась связь с морем. По мере роста торговли к концу эпохи викингов на побережье и на материке возникло множество городов. О существовании торговых центров в малонаселенных северных районах Норвегии и Швеции нам ничего не известно, но это, бесспорно, объясняется тем, что они еще не найдены. Что касается наличия городов в этих районах, то их могло на самом деле не быть. Их не было и в средние века. Самым северным городом был Тронхейм в богатой области Треннелаг.
Города определяются как крупные, густонаселенные, круглогодичные места обитания с наличием централизованной власти на обширной территории, и, в первую очередь, являются местом расположения рынков. Помимо этого, город являлся религиозным центром, местом созыва тингов, административным центром определенной территории и местом чеканки монеты. Поэтому занятия населения в городах были иными, то есть оно не занималось ни земледелием, ни рыболовством, ни охотой. Многие жители городов занимались торговлей и ремеслами. Товары здесь производились и сбывались, их использовали и в самом городе, и за его пределами. В городах могли быть редкие вещи и сырье, а также специалисты для выполнения уникальных работ. Самые крупные города являлись звеньями в разветвленной торговой сети, соединяя воедино местные и дальние ветви торговли.
Из ближайших окрестностей города получали некоторые продукты питания, например, мясо, зерно, а также топливо и древесину. Из дальних мест сюда же шло сырье и, в частности, железо и другие металлы, рога, шкуры или кожи животных, товары повседневного потребления, которые не производились на месте, и предметы роскоши. При покупках товары могли оплачиваться натурой, предметами первой необходимости, такими, как ножи, изделия из бронзы, гребни, обувь, стеклянные бусы, или предметами роскоши, серебром. Города представляли собой сложные экономические и общественные образования. Они принадлежат к числу новых форм поселения в Скандинавии в эпоху викингов.

Хедебю

Хедебю был самым южным городом Скандинавии. Он находился у восточной оконечности Ютландии (к югу от Шлезвига), близ старой границы с фризами, саксами и славянами, и тесно примыкал к большому пограничному валу Даневирке. Здесь пролегал самый короткий сухопутный путь через Ютландию, поскольку от долины продолговатого, узкого Слиен-фьорда было всего несколько километров до небольших речушек, связанных с рекой Эйдер и Северным морем. Вблизи Хедебю проходила также на юг важная дорожная артерия Ютландии, позднее известная под названиями Войсковой тракт и Воловий тракт. Город имел все предпосылки стать центром международной торговли.
Самое древнее поселение, располагавшееся южнее будущего Полукруглого вала, относится к 700-м годам. Большинство из обнаруженных здесь построек – это небольшие, наполовину углубленные в грунт землянки. Здесь были найдены следы деятельности ремесленников. Год 804 фиксируется как год возникновения Хедебю на исторической арене. Франкские анналы сообщают, что датский король Годфред явился сюда с войском. В тех же анналах говорится, что спустя четыре года Годфред разрушил славянское торговое поселение Рерик и захватил богатую добычу. После этого он переселил купцов в Хедебю и решил укрепить свою южную границу защитным валом.
Начиная с этого времени и до конца эпохи викингов Хедебю постоянно упоминается в письменных источниках, как иноземных, так и скандинавских. Упоминания об этом поселении можно найти и на рунических камнях, и в поэзии скальдов. Правда, город этот значится под различными названиями (Шлиесторп, Слиасвич, Шлесвиг, Хэтум, Хайта бю). Из этих сообщений явствует, что это город, наделенный функциями центра, тесно связанный с королем и поддерживавший самые разные контакты с другими странами. Этот богатый город был не раз осажден и захвачен, и именно здесь миссионер Ансгарий около 850 года получил от короля Хорика разрешение на постройку первой в Дании церкви.
Со времен эпохи викингов уровень воды в Хедебю поднялся приблизительно на 120 сантиметров. Условия сохранности дерева и других органических материалов во влажной почве были необычайно благоприятны. Здесь производились обширные раскопки, как на месте центра поселения внутри Полукруглого вала (тем не менее, было исследовано лишь 5 процентов из площади в 24 гектара), так и на месте гавани (около 0,5 процентов), а также на местах захоронений. Ни об одном из скандинавских городов эпохи викингов мы не знаем столь много, как о Хедебю.
Город планомерно строился вдоль ручья, пересекавшего территорию Хедебю с запада на восток, и от него сразу же отведены были каналы. Улицы, покрытые дощатыми настилами, располагались под прямым углом к ручью или параллельно ему, и на них находились незначительные, огороженные земельные участки, внутри которых стояли сравнительно небольшие четырехугольные дома. Именно такие дома, по всей вероятности, были типичны для поселений городского типа. На некоторых участках имелись мелкие надворные постройки и часто – колодец. Размеры участков почти всегда одинаковы. Особенно хорошо сохранился один дом размером 5 на 12 метров (что несколько больше, чем обычно), и теперь он реконструирован в полную величину. Возраст множества фрагментов древесины определен Дендрохронологическим методом. Самый древний датируется 811, а самый поздний 1020 годами. Таким образом, это близко к 808 году, когда король Годфред переселил купцов из Рерика и построил пограничный вал. Возможно, одновременно он предпринял шаги к реконструкции старого поселения, чтобы превратить его в отвечающий требованиям времени международный торговый центр. Как уже упоминалось, в этот период стали чеканить самые первые в Скандинавии монеты.
В гавани, защищенной полукруглым свайным сооружением, были найдены остатки причальных мостков, расположенных под прямым углом к берегу, а в воде обнаружено множество различных предметов, в том числе товаров и всяких отбросов. Были также найдены остатки судов и, в частности, одно большое торговое судно и один необычайно элегантный боевой корабль. Полукруглый вал, сегодня являющийся главной достопримечательностью Хедебю, имеет в длину 1300 метров, а в некоторых местах его высота достигает 10-11 метров. Он был возведен в беспокойные времена в середине 900-х годов, но территория, которую он окружает, никогда не была застроена полностью. Еще одним валом, построенном несколько позднее, он соединен с валом Даневирке. Он несколько раз укреплялся и был снабжен еще одним передним валом и системой рвов на юге. Таким образом, Хедебю превратился в сильно укрепленную крепость. В прежние времена, в моменты опасности, люди наверняка укрывались на укрепленном холме Хохбург, находившемся в окрестностях города на севере.
Многочисленные предметы древности, встречающиеся здесь (их свыше 340 000 единиц), равно как ботанические и остеологические остатки, дают возможность получить представление о жизни общества той эпохи, о том, чем питались люди, чем торговали, а также об их повседневных нуждах. Здесь можно обнаружить предметы из всех стран мира. Дополнением к этим находкам служат письменные источники.
Очевидным является тот факт, что связи с регионом Балтийского моря были гораздо более оживленными, нежели с Западной Европой. Мы находим здесь также следы занятий самыми разными ремеслами. Производились кожаная обувь и стеклян ные бусы, а также гребни, иголки, дудки, игральные доски и многое другое. Материалом служили рог и кость. Украшения создавались посредством ковки и литья; моржовая кость, янтарь и гагат (черный янтарь) превращались в предметы украшений. Много было изделий из железа. Мастера производили разного рода ремонт, в том числе и судов. В целом процесс специализации ремесел в 900-е годы заметно продвинулся вперед. Вместе с тем очевидно, что ни земледелие, ни скотоводство здесь не играли заметной роли, и это вполне согласуется с функцией города как центра.
В районе археологических раскопок не было обнаружено следов королевской усадьбы или усадьбы знатного хевдинга. Однако могильники Хедебю свидетельствуют о наличии существенного социального расслоения среди погребенных там людей. Большинство могил отличается простотой, они вполне могли принадлежать обитателям небольших городских домов. Но одновременно здесь были найдены богатые погребальные камеры, относящиеся к 900-м годам. Была обнаружена одна просторная могила знатного человека. Здесь находились мечи, упряжь, кубки для питья; причем вместе с умершим были погребены еще двое. Они находились в погребальной камере под двадцатиметровым торговым кораблем, перекрытым большим курганом.
Согласно письменным источникам, Хедебю в середине 1000-х годов был несколько раз разрушен, а археологические раскопки показывают, что население его покинуло. С упадком Хедебю значительно вырастает роль Шлезвига. Вероятно, на протяжении 1000-х годов эти города какой-то период существовали одновременно, причем, резиденция короля и его представителей находилась сначала в Шлезвиге, а уже затем в Хедебю. Шлезвиг расположен на западной стороне Слиена, а Хедебю находится несколько в глубине, у южного разветвления. Вероятно, одной из причин того, что Шлезвиг стал предпочтительнее Хедебю, было появление кораблей, имевших более глубокую осадку.

Бирка

Бирка был самым большим городом Швеции. Город был расположен на небольшом острове Бьерке, на озере Меларен (в 30 километрах от Стокгольма). В эпоху викингов, когда уровень суши был на 5 метров ниже, чем сегодня, суда могли выходить отсюда к Балтийскому морю через исток у Седертелье. С северной стороны он был связан с Упсалой, древним центром государства свеев.
Район озера Меларен был очень богатый. Приблизительно с 400 года здесь был расположен торгово-ремесленный центр Хельге. Он находился в 12 километрах к востоку и, возможно, был связан с какой-то большой усадьбой. В этих местах было обнаружено множество богатых захоронений, что свидетельствует о том, что люди здесь издавна жили в большом достатке. В таких погребениях, как Вендель и Валсгерде, было захоронено несколько поколений хевдингов. Они захоронены с большой пышностью в кораблях и ладьях. Богатство здешних обитателей, по всей вероятности, базировалось на торговле железом, пушниной и шкурами, поступавшими сюда с севера. Так было и в Бирке.
Город Бирка был, судя по всему, основан в 700-х годах. Уже тогда, когда о нем впервые было упомянуто в связи с миссией Ансгария около 830 года, это был процветающий город. В книге Римберта о житии Ансгария, написанной около 875 года, содержится подробное описание этого города, который посещали многие миссионеры и оставались в нем на более или менее продолжительное время. Сам Ансгарий приехал сюда снова в 852 году.
Бирка, как и Хедебю, был наделен многими функциями центра. Упоминается, например, о пребывании здесь короля и королевских наместников, о том, что здесь проходил тинг и торжественные богослужения, здесь велась международная торговля, благодаря связям с крупным фризским торговым центром Дорестадом. Здесь устраивались большие зимние торги, где, в частности, шла купля-продажа огромных количеств прекрасных, теплых мехов. Здесь же была построена первая в Швеции церковь.
Частичные раскопки поселения были произведены в 1800-е годы. Затем были исследованы крепостные сооружения и причалы, а в 1990-е годы были начаты новые, большие раскопки этого поселения. При этом были найдены дома, а также множество предметов, в том числе, заморского происхождения. Были обнаружены и следы деятельности мастеров-ремесленников. Находки здесь в значительной степени сопоставимы с находками, обнаруженными в Хедебю.
Город находился на северо-восточной стороне острова, а в 900-е годы он был, так же, как и Хедебю, огорожен со стороны суши полукруглым крепостным валом. На севере он выходил к побережью, а на юге, вероятно, примыкал к небольшому, укрепленному валом скалистому плато, вероятно служившему в случае надобности оборонительным сооружением. В этом случае полукруглый вал охватывал площадь около семи гектар, а поверх отверстий, которые были расположены в крепостном валу с равными промежутками, очевидно, возвышались деревянные башни. Посреди поселения («Черная земля» – по черному культурному слою, характерному для данной территории и поныне) расположена небольшая бухта, куда могли заходить суда с неглубокой осадкой. Здесь были найдены причалы, а остатки свай в воде свидетельствуют о том, что гавань была укреплена.
На северной оконечности поселения имеется другая бухта, которая называется Куггхамн, и традиционно считается, что она была предназначена для судов с более глубокой осадкой. Если название относится к периоду существования Бирки, то это означает, что Куггхамн, в частности, использовался для прохода судов фризского типа, которые назывались «когги». К востоку имеются еще две бухты – Хорсамн и Салвикен, которые носят характер гаваней. Обширные могильники окружают город, и по количеству могил была сделана попытка подсчитать среднюю численность населения Бирки. Результаты колеблются от 500-600 и до 700-1000 человек, однако при всех обстоятельствах это немало. Могилы свидетельствуют также о большом социальном расслоении жителей поселения. Около 1100 могил было раскопано в 1871-1895-е годы, а обнаруженный в них материал был досконально изучен и описан.
Самые богатые могилы, которые содержали восточные ткани и сохранившиеся полностью одежды восточного покроя, блюда британского происхождения, фризские кубки, саамские украшения, свидетельствуют о широком использовании предметов роскоши и о наличии связей, особенно с Востоком. Эти могилы, характеризующиеся особыми традициями захоронения, свидетельствуют о космополитизме высших социальных слоев Бирки, о калейдоскопическом обороте товаров и о множестве иноземцев, посещавших этот город. Многие языки и наречия звучали в Бирке, и множеству разных богов молились здесь.
Примерно в 975 году жители покинули Бирку, и с этого времени исчезают всякие признаки существования здесь города. Но зато появляются сведения о Сиггуне. Этот город находился несколько севернее Бирки, на пути в Упсалу, и был тесно связан с королем. Около 1000-го года здесь чеканились монеты, и на них даже было выгравировано место чеканки. Причина упадка Бирки неизвестна, возможно, это было связано с поднятием суши, что сразу же преградило доступ к морю у Седертелье, а может быть, это было обусловлено изменением в экономике данного региона, поскольку как раз в этот период прекращается приток арабских монет с Востока.

Каупанг

Каупанг находился в Вестфолле, в бухте по левую сторону от устья Осло-фьорда, поблизости от нынешнего города Ларвик. Здесь также имело место поднятие суши после эпохи викингов, так что водные коммуникации в ту эпоху были гораздо лучше, чем ныне.
Вестфолл – самый плодородный и богатый край Норвегии. С воцарения Харальда Прекрасноволосого берет начало королевский род Инглингов. Здесь же находятся наиболее выдающиеся памятники Норвегии эпохи викингов, а также самые знаменитые находки, относящиеся к той эпохе. Речь идет о захоронениях хевдингов и королей в Борре, в курганах Гокстад и Усеберг. Эта территория была предметом раздоров, поскольку из франкских анналов мы узнаем, что в начале 800-х годов власть здесь принадлежала датским королям.
Каупанг, возникновение которого относится, вероятно, к 700-м годам, никогда не был городом с постоянным населением и никогда не был укреплен. Это был международный торговый центр, возможно, с устройством больших сезонных торгов. Само название «каупанг» означает «торговое место». Было раскопано около 1400 кв. метров из общей площади в 40 000 кв. метров, и в близлежащих могилах здесь было найдено большое количество заморских вещей, что свидетельствует о контактах, и в первую очередь, с Западной Европой и Данией. Так, здесь была, например, обнаружена керамика из Рейнской области, бронзовые накладки с Британских островов, керамика из Дании. Были найдены также следы деятельности ремесленников и причал, а пять из шести обнаруженных здесь строений, вероятно, были не жилыми домами, а мастерскими.
В некоторых захоронениях находились, в частности, сельскохозяйственные орудия. Большинство погребенных здесь людей, скорее всего, были крестьянами, жившими поблизости и время от времени занимавшимися торговлей. Другие, возможно, были настоящими торговцами. Основу экономики Каупанга, вероятно, составляла доставка сюда товаров высокого качества на продажу, в числе которых были точильные камни, железо, охотничья добыча, стеатитовая посуда местного производства, а также, вероятно, товары, поступавшие с севера Скандинавии. Характер и местоположение этого города свидетельствуют о том, что это вполне мог быть тот самый Скирингесхил, который Оттар из Холугаланда посетил около 800-го года во время своего долгого путешествия, когда он побывал в Хедебю. Местонахождение города, возникшего на смену Каупангу, нам неизвестно, но около 1000 года в этом регионе вырос город Шиен. Основой экономики этого города явились железоделательное производство, производство точильных камней и охотничий промысел в лесах Телемарка. Все эти товары легко могли перевозиться водным путем в Шиен, а оттуда переправляться дальше.

Другие торговые поселения и города

На сегодняшний день у нас нет сведений о других международных торговых центрах Норвегии, относящихся к 800-900-м годам. Впрочем, не исключено, что это дело случая, поскольку у многих здешних городов имелись все предпосылки для того, чтобы стать важными торговыми центрами, и в частности, в районе Тронхейма и Осло-фьорда. Возможно, что эти города и возникли из крупных, но пока что не выявленных торговых центров. Археологические раскопки подтвердили сведения, почерпнутые из саг, что город Тронхейм был основан королем Олавом Трюгвессоном незадолго до 1000-го года, а город Осло возник несколько позднее.
Тронхейм стал королевской резиденцией и был наделен особыми функциями как центр культа короля Олава Святого, объявленного святым вскоре после его гибели в 1030 году. Здесь, а также в Хамаре, находящемся на юге Норвегии, приблизительно в 1050 году чеканились монеты.
Некоторые современные города Дании и Швеции также возникли в конце 900-х годов, в первой половине или середине 1000-х годов (В Дании большинство городов возникло в средние века). Помимо Шлезвига и Сиггуны можно, в частности, назвать Виборг, Оденсе, Роскилле, Лунд, Скара, Ледесе, Седертелье и Висбю. Однако иногда мы не знаем, какого рода поселения находились на месте нынешних городов. В то же время очевидно, что на первый план выдвигаются функции религиозных (христианских) центров. Если не считать трех последних из вышеперечисленных городов, то все они до 1060 года были резиденциями епископов. А помимо четырех последних, во всех остальных (и еще в нескольких датских) в тот период чеканились монеты.
Корни древних городов на сегодняшний день обнаружены лишь на месте двух городов Скандинавии. Это Рибе и Орхус. В Рибе, близ фризской территории, при раскопках были найдены следы многочисленных ремесленных мастерских, относящихся к 700-м годам. Под мастерские, судя по всему, выделялись участки-парцеллы, и они были специально оборудованы для ремесел, в частности, для производства бус, шлифовки янтаря, изготовления гребней и бронзового литья. Продукция была, по всей вероятности, рассчитана на скандинавских потребителей. Но были также найдены многочисленные привозные товары из Рейнского региона, а также монеты «скеатта». Рибе был крупным, хорошо организованным сезонным торговым центром, созданным около 705-710-х годов, где периодически, в определенные месяцы года, собиралось множество народа. Возможно, здесь происходила торговля скотом, потому что были найдены толстые слои коровьего навоза. Находок, относящихся к последующим столетиям, было сделано не так уж много, хотя нам известно, что в 860 году сюда прибыл Ансгарий и построил здесь церковь, что город этот являлся епископской резиденцией с 948 года и что с начала 1000-го года здесь чеканились монеты. В середине 900-х годов Рибе был укреплен, а в 1100-е годы город переместился на другой берег реки.
Орхус был основан около середины 900-х годов и с самого своего возникновения или вскоре после него был окружен мощным полукруглым валом, который возник почти одновременно с валами, окружавшими Хедебю и Бирку. На укрепленной территории площадью в 4-5 га были обнаружены следы ремесленной деятельности. Но из строений того времени до нас дошли только землянки, причем на ограниченном участке. Возможно, одной из первоначальных функций древнего Орхуса была функция крепости, и лишь немного позднее он превратился в город с большим количеством постоянных жителей. В 948, 965 и 988 годах город упоминается как епископская резиденция, незадолго до 1050 года здесь начинают чеканить монеты, а приблизительно с 1060 года город становится постоянной и общепризнанной епископской резиденцией.
Нам доподлинно известна лишь малая часть многочисленных международных и местных торговых центров и рынков эпохи викингов. Каждый из них соответствовал экономическим, политическим и топографическим условиям своего места и своего времени. Эти торговые центры не были постоянными поселениями. Время от времени они либо переносились на другие места, либо вообще прекращали свое существование. Рибе, однако, почти не менял местоположения и это, вероятно, было связано с особыми топографическими условиями региона. В 1000-е годы наверняка было еще много торговых городов, кроме Сиггуны и Шлезвига. Так, результаты новых раскопок дают нам основание предполагать, что готландское торговое поселение Павикен у Вестергарна, которое процветало в 900-е годы, стало предшественником города Висбю, единственного торгового центра на Готланде и, возможно, самого важного торгового поселения в средневековой Скандинавии. Упоминания о Висбю прослеживаются с момента исчезновения упоминаний о Павикене.
В 1000-е годы для многих городов Скандинавии начинается новая эра. Появляются новые стабилизирующие факторы, в том числе, церковь и все более укрепляющаяся централизованная власть. Но значение централизованной власти было различным в разных местах. И торговые поселения продолжали возникать и исчезать, подобно Чепингсвику на Эланде, который пережил пору расцвета в 1000 – 1100-е годы, но так и не превратился в город.