Феофилакт Симокатта. История

ОГЛАВЛЕНИЕ

Книга восьмая

Гл. 1:1—8. Византийский посол Георгий в Иране (весна — лето 592 г.)
Гл. 1:9—4:8. Переправа византийских войск через Истр и сражения (600 г.).
Гл. 4:9—7:7. В 20-м году царствования Маврикия назначение Петра главнокомандующим и его поход против славян (602 г.).
Гл. 7:8—15. Свержение Маврикия и воцарение Фоки (602 г.).

I
1. В это же самое время персидский царь Хосров попытался нарушить мир. Причиною этого в глазах варвара было следующее. В Аравии живет много различных племен, которых в народе обычно называют сарацинами. 2. Из этих племен некоторые находились в союзе с ромеями[1]. Одна их часть, двинувшись в Персию во время мира, совершила набег и разграбила часть Вавилонской области. Из-за этого Хосров был в большом затруднении. 3. Поэтому император Маврикий отправил послом в Персию Георгия, который прежде был начальником по сбору налогов с восточных городов; ромеи называют его префектом претория. 4. Хосров, громко жалуясь на происшедшее, сурово отнесся к послу и заставил его долгое время пробыть в варварской стране. Подвергаясь недружелюбному обращению, Георгий провел много дней в Персии, не получая приглашения в царский дворец. 5. Так как положение дел у Хосрова было неспокойное, то, конечно, у царя было сомнение, стоит ли в данный момент начинать войну с ромеями. И вот вавилонский царь принял Георгия во дворце. 6. Тогда Георгий, воспользовавшись благоприятным моментом, стал убеждать варвара, в силу военного союза, не нарушать мирных отношений с ромеями. Таким образом, «волей-неволей», как говорится у поэтов, Хосров избрал мир и спокойствие[2]. 7. Все случившееся посол подробно передал императору. Но изложение всей этой беседы имело для Георгия неблагоприятный конец. Говоря с императором, Георгий употребил такое выражение: «В присутствии сатрапов персидский царь сказал следующее: «из уважения к достоинствам посла я согласен решить вопрос о войне». 8. Услыхав это, император рассердился на посла, и для Георгия эта беседа во время почетного для него посольства была опасна. И действительно, речь, построенная в неподходящих выражениях, может доставить произносящим ее большие несчастья. 9. Вернемся теперь к событиям в Европе. Когда каган по заключении мира, уходя домой, перешел через Истр, ромейские войска, бывшие во Фракии, отправили послов к императору Маврикию, обвиняя стратига Коментиола в измене. 10. По этому поводу в столице произошло большое волнение; император назначил Коментиолу и послал третейских судий. Когда состоялось это судебное заседание и император всячески ходатайствовал перед послами за Коментиола, обвинение не встретило поддержки и Коментиол вновь был назначен стратигом. 11. С наступлением лета он выехал из города, и так как ромеи после ссоры примирились со стратигом, Коментиол вновь набрал тяжеловооруженное войско, двинулся с ним к реке Истру и в Сингидуне соединился с Приском[3].

II
1. На четвертый день войска были созваны на собрание, и после речи Приска мир между аварами и ромеями оказался нарушенным. Дело в том, что император Маврикий в письме приказал стратигам нарушить договор. 2. Когда, таким образом, мир явно был нарушен, ромеи двинулись к Виминакию — этот остров находится посредине Истра. На этом острове Коментиол решил объявить себя больным. 3. Когда ромеи переправились с острова на материк, каган получил известия о движении ромеев. Поэтому варвар, собрав свои силы, опустошил ромейскую землю, своим же четырем сыновьям, оставшимся у него в живых, он передал войска и поручил охранять переходы через Истр. 4. И вот сыновья варвара согласно поручению пытались охранять переходы Истра, ромеи же, связав себе плоты, одновременно переправились через реку. Когда на ее берегу завязалась битва, ромеи одолели стоящие против них неприятельские силы. 5. А Коментиол вместе с Приском продолжали оставаться в Виминакии. У него было заранее решено: ни под каким видом не вступать в сражение с врагами, переубедить его в этом было невозможно; открыв себе медицинским ножом жилы на руке, он вследствие потери крови, под этим предлогом, а по существу из-за трусости, был небоеспособным. 6. Когда ромеи переправились через Истр и выстроили там укрепленный лагерь, Приск не покидал острова: он не хотел без Коментиола вступать в решительное сражение. Так как ромеи остались без командования, варвары налетели на их лагерь со всех сторон. 7. Ромеи отправили послов в Виминакий к стратигам и указали им на свое опасное положение. Хотя Приск и отказывался приступить к военным операциям без Коментиола, но так как натиск варваров был очень сильным, удалось убедить Приска оставить Коментиола и самому приняться за заботы об этих опасностях. 8. Таким образом, Приск покинул остров и явился в ромейский лагерь. На другой день он приказал, чтобы суда, покинув берега Истра, были отправлены в Виминакий. 9. Приск боялся, как бы ромеи, если эти суденышки будут у них стоять около берега реки, не стали часто переезжать на остров и вследствие ухода таких маленьких групп ромейские силы постепенно не становились бы все малочисленнее, а укрепления ромейского лагеря не остались без достаточной охраны. 10. Так как варвары настойчиво стремились к бою, то на четвертый день ранним утром Приск приказал ромеям вооружиться и, выстроив насколько было возможно, свои войска тремя фалангами, принял первые нападения врагов. 11. Не имея луков, ромеи вступили с неприятелями в бой копьями с близкого расстояния. Авары поставили свои войска пятнадцатью отдельными отрядами; ромеи же, боясь за свой лагерь, стояли сплошной линией, готовые принять бой со всех сторон, и тем самым обеспечивали лагерю большую безопасность. Битва вначале шла очень вяло. 12. Когда же солнце стало склоняться к закату, наметился и исход боя, и чаша весов этого сражения склонилась на сторону ромеев; в то время как ромеев было убито только триста человек, из аваров погибло четыре тысячи. С наступлением ночи ромеи вернулись в лагерь.

III
1. На третий день варвары вторично стали готовиться к бою. С своей стороны Приск, насколько был в состоянии, выстроил в боевой порядок свое войско и с утра вышел на сражение. 2. Он построил силы ромеев самым лучшим образом, разделив их на три отделения; он побуждал их сражаться как можно храбрее, затем, постепенно вытягивая фланги, окружить аваров так, чтобы варварское войско оказалось словно в какой-то котловине, и варвары, попав в середину, подверглись неожиданному уничтожению. 3. Таким-то образом варвары попали в эту засаду, и силы стоящих против них врагов истребили из них девять тысяч. С заходом солнца победоносное войско вернулось в лагерь. 4. На десятый день стратиг услыхал, что варварское войско вновь пошло в наступление. Среди дня, вооружив и построив как следует ромейское войско, Приск двинулся в бой. 5. Он вновь построил свое войско тремя фалангами, варвар же, выстроив одну фалангу, двинулся на Приска. Приск, выбрав на этой местности самое удобное расположение и используя себе в помощь направление ветра, с возвышенности ворвался в ряды аваров, а двумя своими фалангами нанес врагам решительный удар. 6. В этих местах находилось озеро — в его воду он и загнал варваров. Поэтому варвары, оттесненные к бушующим его волнам и на свое несчастие видя его перед собой, позорно в нем потонули. 7. Множество их, в том числе и сыновья кагана, погибли в этом озере, а Приск одержал одну из самых блестящих своих побед. В этом сражении погибло пятнадцать тысяч варваров. 8. Сам каган, спасшись с великой для себя опасностью, направился к реке Тиссу.[4] На тридцатый день варвар собрал войско. Он стал в четвертый раз готовиться к наступлению. Услыхав об этом, стратиг ромеев Приск отправился походам к реке Тиссу. 9. Таким образом, определился день битвы и для той и для другой стороны. Когда наступил назначенный срок, на самом рассвете Приск выстроил свое войско, но переменил места его частей: левый фланг фаланги он сделал правым, а отряд центра он поставил на левом крыле. Варвар же вооружил и поставил свое войско двенадцатью отрядами. 10. Ромеи вели битву с большой доблестью и победили варваров в этой борьбе; в том сражении погибло много врагов. Эта победа принесла ромейскому войску еще большую славу. 11. Отобрав из своего войска четыре тысячи, Приск велел им переправиться через Тисс и выследить движения неприятелей. Посланные полководцем, они переправились через реку. Там они напали на три местечка гепидов. Эти варвары, ничего не зная заранее, устроили пир и справляли какой-то местный праздник. 12. Сосредоточив все свои помыслы на пьянстве, они всю ночь провели пируя. В этот день, еще в предрассветной тьме, когда шли последние часы ночи, ромеи напали на опьяневших варваров и произвели страшную резню: они уничтожили тридцать тысяч варваров[5]. 13. Овладев множеством пленных, они вновь переплыли через реку и в неприкосновенности передали Приску свою добычу. На двадцатый день варвар вновь собрал силы у этой реки. Поэтому Приску пришлось снова вернуться сюда. И в этом месте произошла самая большая и замечательная битва. 14. Варвары, разбитые, можно сказать, наголову, в этот день были потоплены в волнах реки. Вместе с ними погиб и очень большой отряд славян. 15. После поражения варварское войско было взято в плен, из них аваров было захвачено три тысячи, остальных варваров — шесть тысяч двести и славян восемь тысяч. На этих пленных были надеты оковы, и стратиг послал захваченных варваров в качестве добычи в город Томис.

IV
1. Тогда каган, прежде чем император узнал о чем-либо случившемся, отправил послов к Маврикию, пытаясь получить назад пленников. 2. Маврикий, пораженный угрозами варвара и обманутый их словами, приказал Приску возвратить кагану взятых в плен аваров. Таким образом, варвары были выданы из Томиса кагану. 3. Коментиол, как будто пробудившись от какого-то долгого сна, решил избавиться от болезни. Поэтому он отправился в Девы и, желая пройти так называемой Траяновой военной дорогой[6], собрал там некоторых из местных жителей и потребовал, чтобы они дали проводника; он торопился провести зиму в Византии. 4. Местные жители отсоветовали Коментиолу идти этой тропой. Придя в гнев, двоих из тех, которые ему это говорили, он велел казнить. Тогда жители Нов сказали Коментиолу, что нет у них человека, который смог бы показать ему этот путь, но что за двенадцать миль отсюда остался еще глубокий старик ста двух лет от роду; они утверждали, что он знает военную дорогу императора Траяна. 5. Отправившись в эти места, стратиг Коментиол велел этому старику стать его проводником. Старик сильно колебался и выражал неудовольствие; он предупреждал стратига, что это тяжелое предприятие, подробно рассказывая ему о трудности пути, о бывающих там холодах, о том, насколько дик этот путь: ведь по этой дороге не ходили вот уже лет девяносто. 6. Но стратиг настаивал, не слушая старика. Дурное решение одержало верх, и ромейские войска приступили к этому переходу. 7. И вот случилось, что в эти дни ударил необычайно сильный мороз, все покрылось глубоким льдом, а так как еще поднялся сильный и резкий ветер, то многие из ромейского войска погибли; погибла и большая часть вьючных животных. 8. В крайне плачевном состоянии Коментиол с трудом добрался до Филиппополя. Там он провел все зимнее время, а с наступлением весны отправился в Византию[7]. Летом император Маврикий вновь назначил его стратигом. 9. На девятнадцатом году царствования императора Маврикия[8] у ромеев и варваров не произошло ничего замечательного. На двадцатом году[9] император Маврикий назначил своего родного брата Петра стратигом войск в Европе. 10. Перед этим торжественно была отпразднована свадьба Феодосия, сына императора, которому отец выбрал в жены дочь Германа, человека очень знатного и очень видного из числа сенаторов[10]. 11. Немного дней спустя после этой свадьбы, зимою, в Византии почувствовался недостаток хлеба. Когда разразился этот голод и через сорок дней наступил праздник рождества великого бога Иисуса, которого по всей вселенной народы почитают под именем Христа, народ поднял мятеж против императора. 12. Обычно государь встречает этот праздник вместе с народом. И вот когда государь вместо с толпами народа молился в храме, некоторые из толпы, желавшие государственного переворота, стали поносить Маврикия и бросали в него камнями. 13. Маврикий приказал своим телохранителям пригрозить нападающим железными дубинками (на языке ромеев они называются дистриями) и сделать вид, что они хотят напасть на них, но на самом деле не нападать. Герман же, закрыв хламидою Феодосия, через Илары[11] (так называется одно место в городе) увел его с места молебствия и спас.

V
1. Император также был охраняем своими телохранителями и не дал нарушить церковную службу. Затем он и все отправились в храм богородицы, который почитающие его византийцы называют Лакерны[12]. 2. Этот храм почитается весьма священным и пользуется в городах наибольшим почитанием; говорят, что здесь в золоченом ковчеге был положен покров девы Марии, которую одни мы, ромеи, чтим как богородицу. 3. Поэтому император по обычаю отстоял в этом храме святую обедню, а затем отбыл во дворец. На другой день, приведя в разум небольшими наказаниями наиболее видных из мятежников, он выслал их из города. 4. Но это изгнание продолжалось недолгое время. Очень скоро император, забыв об обиде, дал разрешение высланным вернуться в столицу.
5. Стратиг же Петр, собрав войска, двинулся к Истру. Он прибыл в Паластол[13] и, построив лагерь, там провел всю летнюю пору. С наступлением осени[14] стратиг передвинулся к холмам Дардании[15]. Слышал он, что у так называемых Катаракт собрались силы аваров и что туда направляется с войском Апсих. 6. Когда туда прибыли ромеи, стратиг Петр вступил во взаимные переговоры с Апсихом, ипостратигом аварских войск. Апсих пытался получить в свою власть от ромеев так называемые Катаракты. 7. Так как стратиг отказывался от заключения мира на этих условиях, войска той и другой стороны разошлись и каган удалился в так называемой Константиоле, ромеи же вернулись, собираясь остаться во Фракии. 8. С наступлением лета[16] до императора Маврикия дошел слух, что каган умышленно затягивает войну, чтобы, когда разойдутся ромейские войска, каким-либо быстрым движением напасть на Византию. 9. Поэтому он приказал стратигу оставить Адрианополь и перейти через Истр. 10. Тогда Петр стал готовить поход против славян и написал Воносу. Это был один из телохранителей императора, человек очень видный, которого обычно в народе называют скрибоном. 11. Он в это время должен был помогать стратигу Петру. В этом письме было требование, чтобы он приготовил суда для перевозки ромейских войск через реку. 12. Ипостратигом боевых сил Петр назначил Гудуина. Гудуин, переправившись через реку, острием меча погубил множество врагов и захватил большое количество пленных, чем приобрел великую славу. Ромеи старались вновь переправиться через реку на свою сторону, но Гудуин некоторое время препятствовал им в этом. 13. Тем временем каган, получив известие о набегах ромеев, направил сюда Апсиха с войском и приказал истребить племя антов[17], которые были союзниками ромеев.

VI
1. При таких обстоятельствах авары в большом числе отпали и спешно, как перебежчики, перешли на сторону императора. Слухи об этом привели кагана в замешательство; его охватил страх, он и упрашивал их и придумывал много различных средств, чтобы вернуть себе назад отпавшие силы. 2. Когда наступила осень[18], император Маврикий настойчиво требовал от Петра, чтобы ромейские войска провели зиму во владениях славян. Но сами ромейские войска были очень недовольны таким планом императора как из-за малой надежды на добычу, так и из-за недостатка лошадей. Кроме того, их пугало бесчисленное множество варваров, которые, как волны, заливали всю страну на той стороне Истра. Так как стратиг признавал власть императорского приказа над своими действиями, среди войск вспыхнул сильный мятеж. 3. В частых письмах Маврикий настаивал, чтобы Петр заставил ромеев поступить таким образом, ромеи же держались другого мнения и решительно отказывались от этого. Тем временем они переправились через реку и, когда это произошло, прибыли в Паластол, охваченные величайшим гневом. 4. Петр остановился в десяти милях от лагеря. Стратиг, негодуя на свои войска, смотрел на это как на бессмысленное безумие, и не считая возможным для себя находиться вместе со своим войском. 5. На третий день он обратился к Гудуину и сказал, что он будто бы видел во сне, как ему было прислано императорское письмо, а в заглавии письма буквально было следующее: 6. «Владыка наш Иисус Христос, истинный бог и божественная милость, стоящий во главе всех церквей, исполняет все, чего недостает, на благо всем и в настоящее время вновь ставит владыку над этим новым (Римом)». Петр был в недоумении и печали; охваченный всяческим волнением, он беспокоился и горевал, не зная, к чему приведут все эти ночные видения. 7. Да и Гудуин, пораженный и этим мятежом войск и вещими указаниями сновидений, не мог ничего сказать. На другой день войска снялись с лагеря и, минуя Асим (так называлось укрепление), остановились в Куриске, откуда они собирались переправиться в места, где стояли палатки варваров, ибо немного уже успокоились в своей заносчивости. 8. За эти дни они стали строить лодки. Но в это время начались проливные дожди, и вместе с ними ударили холода. Из-за этого воины вновь подняли мятеж, не желая переправляться через реку. 9. Они отправили к Петру, который жил от лагеря на расстоянии двадцати миль, в качестве послов восемь ромеев, в числе которых был и Фока, самый жестокий тиран. Они требовали отвести войска домой и там провести зимнее время. 10. Но император прислал письмо, где настойчиво добивался, чтобы Петр перешел через реку и с войсками вступил в неприятельскую землю, с тем чтобы ромеи добывали там средства для пропитании войск и тем дали возможность прекратить их снабжение из государственных запасов.

VII
1. Стратиг, приняв послов, заявил им, что наутро сам придет к ним и разберется во всех неприятностях. Затем, послав за Гудуином, он обратился к нему со словами, полными отчаяния: 2. «Опасности грозят мне с обеих сторон, как отвесные пропасти. Выполнить приказание императора представляет непреодолимую опасность: и противоречить ему невозможно, и повиноваться очень тяжело. Склонность к скупости чревата многими бедствиями; скупость — это акрополь бедствий. 3. Заболев такою склонностью, император «скоро душу погубит», скажу я, чтобы украсить свою речь каким-нибудь словом из гомеровских сказаний[19]. Этот день будет для ромеев началом великих бедствий. Знаю я это и верую. И разум и сердце мне это говорит». 4. Заливаясь слезами и из-за слез прервав свою речь, Петр уже подъезжал к лагерю. На другой день он собрал таксиархов всего войска и предъявил им письмо императора. 5. Но начальники тяжеловооруженных войск сказали стратигу, что боевые отряды не желают переходить на ту сторону реки, и привели ему в объяснение этого определенные причины. 6. Когда же Петр продолжал говорить речи, идущие вразрез с желаниями толпы, у воинов поднялась страшная буря гнева. Поэтому войска, выйдя из лагеря, созвали отдельное собрание. Увидев это, начальники тяжеловооруженных отрядов бежали из лагеря и явились к стратигу Петру. 7. На другой день, собравшись там же во второй раз, войско поставило своим предводителем гекатонтарха Фоку и, подняв его высоко на щите, с исключительным воодушевлением приветствовало его провозглашение. Услыхав об этом, Петр решил бежать и обо всем случившемся со всей точностью доложил императору Маврикию. 8. Маврикий вызвал к себе во дворец этого вестника несчастья, по секрету расспрашивая обо всем, что произошло там. Затем его охватило беспокойство и заботы, и он не находил выхода среди бедствий, обрушившихся на него. Однако он скрыл, что до него дошли эти неприятные слухи, велел устраивать частые конные ристания и делал вид, будто не обращает внимания на эти попытки произвести государственный переворот, а на стадионе через глашатаев велел объявить народу не волноваться по поводу этого безумного мятежа воинов. 9. Сторонники голубых стали восклицать, гармонично, как в песне, обращаясь к императору (я сохраню для памяти потомства подлинные слова их обращения): «Господь, вседержитель, велевший тебе царствовать, склонит к твоим ногам всякого, кто пойдет войной на твое царство. Если, о благодетельный, он ромей, оказавшийся к тебе неблагодарным, он подчинит его тебе и сделает твоим рабом без пролития крови». 10. На четвертый день император пригласил к себе во дворец димархов, которых народ привык называть диойкетами (звали их Сергием и Косьмой), и со всей тщательностью расспросил о числе членов их димов. 11. Сергий подал ему записанный на листе бумаги список сторонников «зеленых» в числе тысячи пятисот, Косьма же насчитал из противоположной партии девятьсот[20]. Дело в том, что весь ромейский народ делился на сторонников этих двух цветов, а из-за этого его жизнь омрачилась великими бедствиями. Когда это безумие и бешенство понемногу увеличилось, оно разрушило все положение ромеев,

VIII
1. Император, услыхав о приближении узурпатора, отправил послов, как бы пытаясь предотвратить несчастье, Но узурпатор вследствие этого еще больше загордился и, воспламеняемый безумием, возмечтал о государственном перевороте. Поэтому он отослал послов без ответа. 2. Маврикий поручил членам димов охранять Феодосиевы стены[21] которые, по старинному преданию, были выстроены Аркадием, сыном императора Феодосия. 3. За несколько дней до этого Герман, тесть Феодосия, сына императора, взял с собой в Калликратию сына кесаря Маврикия для развлечения ездой верхом и в парной колеснице. Это место, в высшей степени, если можно так выразиться, цветущее и приятное, находится перед городом. 4. Маврикий снарядил туда своего сына по-царски. Когда юноша беззаботно и с полным увлечением занимался охотой, к нему явился посол, имея письмо от всего тяжеловооруженного войска к Феодосию, сыну императора Маврикия. 5. В этом письме войско требовало, чтобы или Феодосий принял на себя руководство государством, или Герман был опоясан императорским поясом, ибо ромейские войска не хотят больше выносить, чтобы ими правил император Маврикий. 6. Это стало известно императору Маврикию. Когда государь узнал об этом, он тотчас же письмом вызвал к себе сына. На другой день, будучи в крайней печали, император поручил Коментиолу стать во главе тех, кто охраняет стены города. 7. Тогда же ранним утром, еще на заре, Маврикий велел привести к себе Германа и, обливаясь слезами, заявил, что Герман является главным виновником всех его бед. 8. Подтверждением этого подозрения ему служило то, что войско в письме хотело сделать Германа государем, а затем то, что это самовольствующее войско забрало всех лошадей, пасшихся перед городом, и приняло меры, чтобы только кони Германа остались незабранными. 9. Герман много сказал в свою защиту перед императором, но не мог успокоить огорчения и обиды владыки; говорят, что под конец Маврикий сказал ему: «Довольно, Герман, говорить дальше; нет ничего слаще, как умереть от меча». После этого император последовал в ту часть дворца, которую ромеи называют Секретом. 10. Сын императора Феодосий, стоя рядом с разгневанным отцом, почувствовал жалость к своему тестю, находившемуся в опасности; поэтому, выйдя из своего дома, он тайно шепнул выходящему Герману: «Беги от него, друг; наказанием тебе будет смерть». 11. Поэтому Герман по широкой улице, которую в народе называют Среднею[22], отправился в свой дом, а к вечеру, собрав своих телохранителей, укрылся в священном храме богородицы, который, по достоверному преданию, выстроил Кир, живший при императоре Феодосии[23]. 12. В то время он был возведен в звание консула. Говорят, что он был замечательно хорошим человеком и с каким-то мудрым безумием был предан любви к слову. 13. При заходе солнца Маврикий услыхал, что Герман держится за выступы жертвенного престола. Поэтому он послал к нему Стефана, воспитателя своих детей (это был евнух, один из самых знатных у императора и самых славных во дворце). Он велел ему пойти к Герману и убедить его выйти из священной ограды. 14. Когда лица, окружающие Германа, увидали, что императорский евнух хочет его увести из храма богородицы, они, став против него, оттолкнули Стефана, осыпая его самыми обидными словами. 15. С наступлением ночи Герман вышел из храма богородицы и перешел в великий храм столицы, который был построен императором Юстинианом с любовью и роскошью. Византийцы называют его «великой церковью»[24]. А Маврикий своим жезлом избил сына своего Феодосия — он говорил, что Феодосий сообщил Герману его тайные планы.

IX
1. Пока все это происходило, ромеи, продвигаясь все ближе и ближе, продолжали наступать на Византию. Герман, окруженный тяжеловооруженными воинами, твердо держался в храме. Император послал целый отряд своих телохранителей, стремясь вывести Германа из храма. Из-за этого в городе поднялось сильное негодование. 2. Однако в конце концов Герман решил послушаться и выйти из храма. Но городская толпа собралась у входа в храм, и некий муж — имя ему было Андрей, — свободный в это время от церковной службы, изо всех сил крикнул: «Беги назад в храм, Герман, спасай свою душу; тебе предуготована смерть». 3. Этим он убедил Германа вновь удалиться во внутреннюю часть храма. Собравшаяся же здесь толпа поносила императора, посылая по адресу Маврикия резкие оскорбительные слова и зачисляя его в ряды маркионитов: это была секта, полная глупого суеверия, легкомысленная и вызывающая насмешки[25]. 4. Когда из-за этого поднялось волнение, члены димов, которые охраняли стены, услыхав это, бросив сторожить, смешались с бунтующим народом. 5. Когда это бедствие волнами разлилось по всему городу, толпа, как безумная, бросилась в неразумном волнении и подожгла «всепоглощающим пламенем» дом Константина, именуемого Ларди. 6. Он был виднейшим человеком из сенаторов, облеченный званием патрикия. За некоторое время перед тем он получил от императора пост начальника по сбору налогов с восточных провинций, — ромеи обычно называют эту должность префектурой претория. Маврикий считал его одним из первых своих начальствующих лиц. 7. Поэтому среди ночи, сняв с себя императорское одеяние и надев платье простого человека, Маврикий сел на весельный корабль (в народе их называют дромонами), погрузил на него большое количество денег, посадил с собой жену и детей, взял Константина и решил бежать. 8. Толпа же, предавшись насилиям, всю ночь совершала безобразия и распевала против Маврикия оскорбительные песни. Издевались и над бывшим тогда главою церкви Кириаком[26], которого ромеи обычно называют патриархом. 9. Ведь действительно невоспитанная толпа, обезумев при переворотах, проявляет худшие свои стороны, не поддается увещаниям и совершенно не понимает, что будет ей на пользу. Так как поднялся ужаснейший ураган и подул сильный южный ветер, Маврикий едва спасся и пристал к церкви мученика Автонома, бывшей стадиях в ста пятидесяти от Константинополя[27]. 10. Его поразила болезнь сочленений. Эта тяжелая болезнь в сильной степени бывает обычно у тех, которые постоянно живут в столице. О причинах ее я не распространяюсь, чтобы не изменять хода своею исторического повествования. 11. Тогда Маврикий послал Феодосия к Хосрову с просьбой о союзнической помощи. Маврикий просил напомнить, сколько одолжений сделал он Хосрову, когда тот находился в тяжелом положении, и просил ответить в свою очередь взаимным содействием, так как весь дом Маврикия находился в большой опасности. 12. Показывая ему перстень, Маврикий поставил условие: ни в коем случае не возвращаться, пока он опять не увидит этого перстня. С этим Феодосий отправился в Никею. Спутником в этом путешествии с ним был Константин, называемый в народе Ларди. 13. Этою ночью один человек из плебеев, очень видный — прозвище его было Евдомит — и другие сторонники партии зеленых, открыв ворота в стене, перешли к узурпатору. 14. Герман же, охваченный жаждой царской власти, послал Феодора (он был удостоен войском звания силенциария) к Сергию (в это время тот был начальником дима прасинов) и просил, чтобы он был облечен народом царским венцом на основании договора и письменного соглашения. 15. Ранним утром Сергий доложил слова Германа представителям народа. Прасины враждебно приняли эти слова и отклонили его просьбу, говоря: «Никогда Герман не сделает другого выбора и не переменит своих намерений, потому что он слишком явно предан партии венетов». 16. Так прасины поставили крест на надеждах Германа[28]. Когда план Германа потерпел неудачу, он перенес свои надежды на милость узурпатора и преклонился перед тем, на котором, так сказать, судьба остановила свой выбор.

X
1. Прасины же направились в так называемый Регий, превознося своими восхвалениями узурпатора, и убедили Фоку явиться в так называемый Евдом (это место в семи милях от города). 2. В тот же день узурпатор послал Феодора из асикритов, выдающегося человека среди царских скорописцев, в так называемый великий храм объявить, чтобы византийский народ вместе с иерархом и сенатом явились к нему. 3. Феодор, явившись в великий храм столицы, выстроенный императором Юстинианом, поднявшись на высокую кафедру (народ называет ее амвоном), сообщил народу приказ узурпатора. 4. Когда все явились к этому калидонскому тирану, этому распутному кентавру (такими только именами следует называть Фоку), одетому в незапятнанный пурпур, этот полуварвар в насмешку решил заявить, что он хочет провозгласить императором Германа. 5. Но так как димы прославляли узурпатора и все страстно хотели перемены, это чудовище было провозглашено императором, узурпатор стал владыкою императорского скипетра, горе взяло верх над счастьем и с этого времени начинались великие и, можно сказать, прославленные бедствия ромеев. 6. Царский венец возлагался на этого кровью запятнанного человека в храме пророка и крестителя Иоанна[29]. На другой день он вступил в столицу, восседая на царской колеснице. 7. Свой въезд во дворец этот узурпатор сделал блестящим и прославленным: он ехал на четверке белых коней; как из золотой тучи, дождем сыпались на встречавших его, орошая их, деньги из императорских сокровищниц. 8. И много рукоплесканий со стороны членов димов, благопожеланий и восхвалений доходили до слуха узурпатора. Когда же, как вражеский поток, вкатился он во дворец, толпа торжественно ознаменовала этот день конскими ристаниями, празднуя провозглашение этого бедствия. На другой день он роздал войску подарки по случаю вступления на престол. 9. Была у узурпатора и жена по имени Леонтия; на нее он возложил императорский венец. Так как у императоров было в обычае провозглашать своих жен императрицами во время торжественных шествий, то и узурпатор, явно придерживаясь этого обычая, счел нужным устроить триумфальный выезд императрицы Леонтии. 10. В этот день у членов димов произошла распря из-за мест, где они должны были стоять. Спорным оказался у них вопрос о местах: прасины хотели стоять в так называемом Ампелии — это помещение при входе во дворец — и приветствовать императрицу обычными рукоплесканиями. Дим же венетов возражал — это показалось ему необычным. 11. Произошел очень большой шум. Тогда узурпатор послал Александра успокоить вражду между спорящими. Был этот Александр человеком скверным, очень заметным среди тех, которые поднимали мятеж против императора Маврикия. 12. И вот Косьма, который был облачен званием демарха, стал возражать на слова Александра. Александр же, усвоив себе зазнайство и дерзость тирана, стал поносить Косьму, а затем, ударив его в грудь кулаком, оттолкнул от себя. От этого толчка Косьма упал. 13. Венеты в гневе на Александра подняли всем димом негодующие крики. А говорили они вот что (мне кажется, что стоит передать памяти слова и простых людей): «Поди прочь; знай, Маврикий еще не умер!».

XI
1. Услыхав эти слова, узурпатор успокоил народ, разгневанный неподобающим поведением [Александра], а рано утром на другой день в ярости он решился на убийство императора. Тем временем Маврикий, раскаиваясь в своих поступках и видя грозящую ему опасность, послал своему сыну Феодосию, уже прибывшему в Никею, перстень, приказывая ему возможно скорее вернуться к нему. 2. И вот Феодосий, послушный воле отца, на свое несчастье вернулся и попал как раз ко времени своего убийства. Узурпатор, послав воинов на ту сторону пролива против столицы, где находится город Халкидон, убил Маврикия в гавани Евтропия. 3. Тут на глазах государя были умерщвлены его сыновья, а затем эти убийцы, наказав его сначала мечом природы — убийством детей, убили и самого Маврикия. А он, со спокойствием и мудростью относясь к своим несчастьям, при всех их призывал бога и часто восклицал: «Справедлив ты, господи, и справедлив суд твой». 4. Затем и сам он пал невинною жертвой, положив под удар меча свою голову, явив полученную по жребию позднюю свою смерть как бы эпитафией смерти своих детей и в огромности своего несчастья явив величие своей доблести. 5. Когда кормилица скрыла одного из царских младенцев и — отдала в руки убийц своего грудного ребенка, то, как говорит достоверное предание, Маврикий открыл убийцам эту тайну и сказал о сокрытии ребенка, утверждая, что несправедливо сокрытием этого сына оскорблять святость смерти других детей. 6. Так государь расстался с жизнью, оказавшись выше законов природы. Говорят, что за некоторое время до своего убийства император Маврикий во всех самых чтимых храмах вселенной умолял в своих письмах Христа, владыку единого пречистой троицы, чтобы он принял в обмен за совершенные им прегрешения его жизнь, полную кратковременной и смертной пышности. 7. Я не хочу в этой истории пропустить рассказа о так называемом завещании Маврикия. В начале царствования императора Ираклия была найдена рукопись, свернутая и запечатанная печатью императора Маврикия, в которой он распорядился, как по его желанию должно быть все устроено после его смерти. 8. На пятнадцатом году своего правления он впал в тяжелую болезнь, и в этом документе он устанавливал порядок власти в государстве. 9. Своего старшего сына Феодосия он назначал владыкою Константинополя и поручал ему заботу о Востоке. Тиверия он назначил императором старого Рима и отдал ему Италию и острова по Тирренскому морю. 10. Остальные части ромейской державы он распределил небольшими частями между другими своими детьми, и опекуном во время несовершеннолетия своих детей он назначил Дометиана, бывшего родственником Маврикия. 11. Тот был архиереем славной мелитенейской церкви, человек, очень ловкий в делах, но еще белое ловкий в политике. Поэтому вследствие обширности его познаний и прозорливости в государственных делах Ромейской империи император доверял ему в наиболее ответственных делах. 12. Относительно достоинств этого человека я не считаю нужным распространяться в данное время; но чтобы мне не расширять моего рассказа больше, чем предполагалось, я прекращаю ненужное отступление и направлю свое изложение по намеченному руслу.

XII
1 Морские волны бросали тела убитых, как достойную слез игрушку, и можно было видеть, что морские потоки, как говорится, то любовно прибивали к берегу трупы вновь убитых, то уносили их в далеко уходящее море вместе с волнами, стремившимися вернуться назад. 2. Эти сцены бедствий императорского дома или, проще сказать, несчастья всей вселенной были зрелищем для толпы, и все берега у Халкидона были полны народом; он видел тут повесть собственного безумия; блуждающим взором созерцал он картины несчастий, которые являли ему волны моря в виде обнаженных тел императорской семьи. 3. После того как прекратилась власть узурпатора, когда сочинитель прочел с высокой кафедры в звучных периодах составленный свой рассказ, все собрание исполнилось слез, и едва ли не все полагали, что своими глазами видят бедствия императорского дома. 4. И вот когда родитель этой истории увидал, что вся аудитория обливается слезами, слушая горестное повествование, он прервал свой рассказ и экспромтом предложил собравшимся эту грустную песню плача. 5. Театр, кафедра и свободная речь пусть сегодня печалятся со мной. Пусть праздник наш станет трагедией и слезами. Пусть высоко, как в хороводе, взовьется наш плач, чтимый и почитаемый в празднике этой печали. 6. Пусть речам не вторят рукоплескания, пусть не будут сладкогласными музы, пусть Афины сложат свой белый плащ. Вдовами стали все доблести и ищут возницу своего, но свирепым порывом зависти разломана его колесница. 7. О дорогие слушатели! Если бы не были вы свидетелями таких несчастий! Илиада бед — мой рассказ; эриннии — хор к моей речи. Сценой же драмы моей является славный могильный холм… 8. Лилий, которому деспот доверил убийство императора, привез к узурпатору отрезанные головы убитых. Затем на равнине, лежащей у так называемого Евдома, которую ромеи называют полем[30], он, выставив головы погибших, объявил войскам узурпатора об убийстве императорской семьи. 9. Нужно было этому бесчеловечному войску хотя бы через это зрелище принять участие в ненависти, с тем, чтобы всех, кто в этом деле был охвачен безумием, ненавидящий злых и неподкупный божий суд мог поймать сетями возмездия. Все из этого запятнанного кровью войска, подвергшись многим великим бедствиям, покончили здесь со своей жизнью. 10. Ибо когда персидская война вновь получила свободу действия, то вследствие божьего гнева их постигло возмездие за то преступление, на которое они дерзнули: во время похода они частью были сожжены огнем молнии, павшей на них с неба, частью погибли от голода или стали добычей врагов. 11. Большинство из них было отдано во власть секир и мечей, окончив так свою многогрешную жизнь, и персы только тогда перестали одерживать победы, когда это возлюбленное деспотом и безбожное войско полностью погибло. 12. Достаточным доказательством этому может послужить то, о чем я сейчас скажу: ради того, чтобы придать своим словам больше убедительности, я на несколько мгновений прерву последовательность своего рассказа. Когда император Ираклий начал войну против Разата[31] и производил набор и смотр вооруженных сил, он нашел, что из всего этого войска, любезного сердцу тирана, осталось всего только два человека, хотя времени между этими двумя событиями прошло немного. 13 Когда же с течением времени создались новые военные силы и это зло было истреблено, то прекратились успехи персов, погиб этот вавилонский дракон, Хосров сын Хормизда, и персидская война пришла к своему концу[32]. 14. Но чтобы и вторично не делать мне отступлений, перейдем к изложению по порядку всего, что случилось в дни этого тирана. С того времени вплоть до наших дней не прекращались в Ромейской империи различные и неудачи, и бедствия, непереносимые по своему размаху.

XIII
1. Я возвращаюсь к своему рассказу. Тиран, опьянев от своих безбожных деяний, как бешеный стремился к другим убийствам. Он велел отрубить мечом голову брату Маврикия, своему стратигу. 2. Был убит и Коментиол, который в моем рассказе не раз упоминался как стратиг войск в Европе. Равным образом погиб и Георгий, ипостратиг Филиппика, а также и Пресентин, которому доверялись все планы, обычно называемый у ромеев доместиком. 3. Что касается Феодосия, сына императора Маврикия, то, вернувшись, он бежал и укрылся в храме мученика Автонома. Услыхав об этом, тиран послал Александра зарезать юношу. Поэтому Александр убил Феодосия, а [Константина], называемого в народе Ларди, перевел в так называемые Диадромы[33] и казнил мечом. 4. Некоторые распространяли легенду, будто Александр был подкуплен Германом с тем, чтобы он оказал пощаду попавшим в опасность. Вследствие этого, как говорят, Александр воздержался от убийства Феодосия и убил другого, похожего на него, а этот Феодосий, столь неожиданным образом избежавший опасности, скрывался во многих странах Востока, меняя местожительство, и в конце концов оказался в Колхиде. Но поселившись в пустынях этих варварских стран, он, ослабев телом, окончил свою жизнь. 5. Этот рассказ распространился по всей земле, породило его наверно чье-либо блуждание в варварских странах. Насколько возможно, я предпринял тщательные расследования по этому поводу и нашел, что и Феодосий был в числе убитых. 6. Те, которые сообщают, будто Феодосий не умер, легкомысленно пользуются недостоверным свидетельством. Единственное их основание — это то, что из всех голов убитых не была показана одна только голова императора Феодосия. 7. Не обойдем молчанием и событий, достойных упоминания, но в рассказе кажущихся невероятными. В день убийства императора Маврикия в Александрии произошло достопамятное событие, весьма заслуживающее записи на досках истории. 8. Одному человеку из числа красиво пишущих, которых народ, сложив эти слова, называет каллиграфами, знакомому также и мне, пришлось до четвертой стражи ночи провести время на пиру в одном доме. 9. У того купца праздник шел всю ночь, так как его жена справляла седьмой день рождения ребенка мужеского пола. У местных жителей в обычае при рождении мальчиков справлять седьмой день длящимся всю ночь праздником и пиршеством. Когда на этом пиру все уже пресытились и угощение было окончено, каллиграф ушел из дома купца. 10. Была полночь, когда он оказался в Тихее — так называлось одно очень известное место в Александрии — и увидел, как наиболее известные статуи, сойдя с пьедесталов и обратившись к нему, очень громким голосом назвали его по имени и все вместе отчетливо рассказали ему, какое несчастье случилось в этот день с императором Маврикием. 11. Этот человек пришел домой в великом страхе от такого необычного зрелища. Рано утром он передал это страшное сообщение свите Августалия[34]. 12. Когда слух об этом дошел до наместника Египта (в это время Египтом правил Петр, который приходился мне родственником), этот слушатель речей статуй был вызван во дворец наместника. 13. Правитель, обдумав его слова и удивившись заключению его рассказа, запретил этому каллиграфу передавать кому бы то ни было другому эти таинственные рассказы о столь необычных делах. А днем, записав этот рассказ, правитель Египта ожидал, чем все это окончится. 14. Наступил девятый день, когда в Александрию прибыл вестник, торжественно, если можно так сказать, возвещая об убийстве императора Маврикия. Когда таким образом Петру стало известно то, о чем еще раньше объявили статуи, или, правильнее сказать, демоны, он торжественно обнародовал это предсказание, поставил перед всеми этого каллиграфа к указал на него, как на автора этого рассказа. 15. Много к других чудес с предсказанием будущего произошло в Ромейской империи; если бы я захотел подробнее описывать их; мне не хватило бы целой вечности. 16 Кроме того, говорят, что Маврикий был большой любитель пышных речей и высоко ценил достигших блестящих успехов в науках. Он же, говорят, воздвиг в Тарсе храм Павла Киликийца, с успехом проповедовавшего почти во всей вселенной спасительное и чудесное благовестие Иисуса Христа, единородного сына божьего[35]. 17. Передают, что император Маврикий сложил с подданных третью часть налогов и подарил византийцам тридцать талантов, чтобы ремонтировать водопроводы.

XIV
1. Да не пройдут мимо любителя истории сверхъестественные события, случившиеся в это время у мученицы Евфимии, и я немного продолжу свой рассказ. Повествования, которые озаряют людей божественным светом, щедро одаряют души слушающих проистекающей от них пользою. 2. Город Халкидон основан у устья Понта, напротив столицы византийцев. В нем сооружен храм мученицы Евфимии, где, еще по древнему сказанию, было положено в раке всесвятое тело ее. 3. Каждый год в день ее мученичества происходит удивительнейшее чудо и для тех, которые не видали его, попросту сказать недостоверное вследствие необычайности божественного проявления. 4. Хотя тело ее лежало в могиле 400 лет; но в указанный мною день на глазах у толпы здешний протоиерей, глава святого храма, губками смывал с ее мертвого тела потоки крови. 5. И ты мог бы увидать, как из ее ран вытекает кровь, смешанная с влагою, словно из только что убитого тела; кровь эта была смешана с благовониями, сами собой созданными; и священнослужитель раздавал ее толпе в маленьких стеклянных сосудах. 6. На двенадцатом году его императорского правления в душу Маврикия запало суетное подозрение относительно этих божественных явлений; он отрицал эти чудеса, взял под сомнение то, что было в них невероятным, и таинственное это явление приписал легкомысленным человеческим выдумкам. 7. Поэтому он снял серебряное украшение с ее могилы и запечатал ее памятник своими печатями. Так угодно было сделать ему в дерзости неверия. 8. Когда же наступил обычный день праздника, было попытано несказанное, исследовано таинственное, подтвердилось невероятное и она стала непреложным свидетелем своих чудес. Вновь потекли из могилы потоки благовонной крови, был залит истечением святой алтарь, благовонием крови напитались губки. Во много раз мученица увеличила эти истечения крови. Бог, даже когда не верят ему, не хочет лишить людей возможности познания. 9. Так мученица обучила императора не быть неверующим. И вот император к истечениям крови мученицы прибавил потоки своих слез и к струям благовоний добавил дождь из своих очей, восклицая: «Чуден бог в его святых!».
10. Если вполне разумно я сделал сейчас отступление, то время вспомнить о возвращении к прерванному рассказу и точнее и последовательнее описать то, что произошло во время владычества тирана.

XV
1. Константину, дочь императора Тиверия, вместе с тремя дочерьми деспот заключил в каком-то частном доме. Этот дом называется домом Льва. 2. На пятом месяце тиран послал к Хосрову письменное извещение о своем провозглашении, избрав Лилия вестником своего насильнического захвата; такой обычай был установлен у ромеев и персов всякий раз, когда кто-либо вступал на царский престол. 3. Лилий, взяв с собой императорские дары, отправился в Дару. Его блестяще принял Герман; этот человек был удостоен звания консула и получил поручение заботиться о находящемся здесь войске. 4. Незадолго до начала тирании, когда персидский царь Хосров был раздражен против военачальника Нарсеса, император Маврикий снял Нарсеса с поста начальника гарнизона в Даре и вместо него назначил Германа, желая этим успокоить гнев вавилонского владыки. 5. На третий день утром, когда Герман и Лилий верхом въезжали в город, какой-то воин поразил мечом Германа. 6. Герман слез с коня и был на руках внесен домой. Но так как к счастью эта рана не была смертельной, через несколько дней Герман поправился от нанесенного ему удара. Вылеченный лекарствами, он, устроив в честь Лилия пышный пир, отправил его к Хосрову. 7. Но Хосров, выставив в качестве предлога для войны этот насильственный захват власти, велел трубить в трубу войны, губящую мир; она разрушила счастье ромеев и персов. Казалось, Хосров делал вид, что хочет сохранить святую память об императоре Маврикии. Так суждено было начаться войне с персами, а Лилий, оставаясь у персов, подвергался жестокому обращению.
8. В эти же дни по всей земле распространился блуждающий слух, и ромеи стали считать, что Феодосий не умер. Этот гибельный слух был причиною многих бед, и ложный рассказ об этом вызвал длинный ряд убийств. Когда он, разрастаясь, дошел до императорского дворца, тиран пришел в великое замешательство и велел казнить Александра, отсекши ему голову мечом. 9. Суждено было, чтобы Фока погубил всех, кто содействовал захвату им власти, и всех своих союзников по совершению преступлений погубил кровавою гибелью — не может совместное участие в преступлении создать твердой дружбы между злоумышленниками.

1

Симокатта имеет в виду княжество Гассанидов. См. прим. 77 к книге III.

2

Рассказ Симокатты о посольстве Георгия в Иран является вставкой, хронологически не совпадающей с предшествующим изложением (посольство имело место весной — летом 592 г. См. M. Higgins. Chronology of Theophyl. Sim. VIII, 1—8, 1. Orientalia Christiana Periodica, vol. XIII, № 1—2, Roma, 1947, p. 219—232).

3

Лето 600 г.

4

???? ??? ?????? ??????? ???????.

5

Эта цифра явно преувеличена.

6

Траянова военная дорога соединяла Новы с Филиппополем.

7

Зима 600/601 г. — весна 601 г.

8

См. прим. 38 к книге VII.

9

Двадцатый год — с 14 августа 601 по 13 августа 602 г.

10

Свадьба состоялась зимой 601 г. Феодосию было в это время 16 лет (род. 26 сентября 585 г.).

11

…??? ??? ????????? ‘??????. Это здание находилось в районе квартала на Золотом Роге и принадлежало сестре Маврикия Гордии. (R. Janin. Constantinople byzantine…, p. 332—333).

12

…?? ???????? ?????????? (ряд чтений — ?????????) — храм богоматери Влахернской в квартале Влахерн (?? ?????????), находившемся в северной части Константинополя, между Золотым Рогом и городской стеной. (R. Janin. Constantinople byzantine…, p. 303—304).

13

?????????? — укрепление на правом берегу Дуная близ устья современной реки Вит в Болгарии, к западу от г. Никополя. («Византиски извори…», стр. 124, н. 84).

14

Осень 601 г.

15

Дардания — одна из провинций префектуры Иллирика.

16

Лето 602 г.

17

Анты — восточнославянские племена, населявшие в IV—VI вв. Среднее Поднепровье и Поднестровье. Вместе с другими славянскими племенами анты на рубеже V—VI вв. начали борьбу с Византийской империей, завершившуюся заселением Балканского полуострова славянами. Из новейших работ об антах см. П. Н. Третьяков. Восточно-славянские племена, стр. 153—184; Б. А. Рыбаков. Анты и Киевская Русь. — «Вестник древней истории», 1939, № 1; М. Ю. Брайчевский. Об антах Псевдо-Маврикия. — «Советская этнография», II, 1953; В. В. Мавродин. К вопросу об антах Псевдо-Маврикия — «Советская этнография», II, 1954. Обширная литература вопроса дана в книге «Византиски извори…», стр. 23, н. 20.

18

Осень 602 г.

19

Ср. Ilias, I, 205: ???’?? ???? ????? ??????.

20

До конца VI в. димы систематически участвовали в защите столицы от вражеских нападений совместно с войсками, но не имели еще своей постоянной военной организации. Данное сообщение Симокатты — первое упоминание источников о существовании постоянных военных отрядов димотов. О военной организации димов см. А. П. Дьяконов. Византийские димы и факции. Стр. 168; Н. В. Пигулевская. Византия и Иран, стр. 159—164. Разумеется, 1500 «зеленых» и 900 «голубых», составлявшие два военных отряда, представляли собой лишь небольшую часть из общего числа димотов.

21

?? ????????? ????? — Феодосиевы стены были построены при императоре Феодосии II в 412—413 гг. Они шли от Мраморного моря к Золотому Рогу и имели длину 5632 м. (Д. Ф. Беляев. Byzantina, кн. III, стр. 10 и сл.; R. Janin. Constantinople byzantine…, p. 248—264).

22

? ???? — главная улица Константинополя. Подлинным деловым центром города была ее часть от площади Августеон (???????????) до форума Константина (о ?????). R. Janin. Constantinople byzantine…, p. 362; Д. Ф. Беляев. Byzantina, кн. III, стр. 31—50.

23

Имеется в виду храм богородицы ??? ?????, построенный префектом претория Киром, одним из видных государственных деятелей Византии середины V в. Местонахождение храма точно не установлено. См. об этом R. Janin. La geographie ecclesiastique de lempire byzantin, 1-oe partie. Paris, 1953, p. 203.

24

Храм Софии.

25

Известно, что Маврикий отличался терпимостью в религиозных вопросах, выражавшейся, в частности, в его стремлении препятствовать преследованиям монофизитов. См. об этом H. Gregoire. Maurice le Marcioniste, empereur armenien et «Vert». — «Byzantion», XIII, f. 1, 1938, p. 395.

26

Константинопольский патриарх Кириак (595—606).

27

Храм мученика Автонома находился в Пропонтиде, недалеко от Никомедии.

28

Как известно, дим «голубых» (венетов) объединил высшие слои общества, аристократию, близкую к императорскому двору. К «зеленым» (прасинам) примыкали менее состоятельные слои городского населения — ремесленники, торговцы, лица, занимавшиеся разного рода неквалифицированным трудом. Из рассказа Симокатты ясно, что в острой политической борьбе, которой сопровождались события 602 г., «зеленые» стояли на более крайних позициях.

29

Фока был коронован 28 ноября 602 г.

30

Имеется в виду Марсово поле Евдома.

31

В 613 г.

32

630 г.

33

????????? — город в Вифинии.

34

Praefectus Augustalis или просто Augustalis стали называть префекта Египта со второй половины IV в. н. э.

35

Тарc считался родиной апостола Павла.