Соловьев С. Учебная книга по Русской истории

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА VIII. СОБЫТИЯ ОТ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА МОНОМАХА ДО ВЗЯТИЯ КИЕВА ВОЙСКАМИ АНДРЕЯ ЮРЬЕВИЧА БОГОЛЮБСКОГО

По смерти Мономаха, случившейся в 1125 году, киевский стол прямо занял
уже старший сын его Мстислав; соперников опять ему быть не могло: он был
похож на отца, был любим народом; кроме того, племя Мономахово было
сильнее всех других племен, или линий княжеских, сильнее обширностью и
богатством волостей: Мстислав владел Киевом, Новгородом и Смоленском, в
Новгороде княжил сын его Всеволод, в Смоленске - другой, Ростислав; братья
Мстиславовы княжили: Ярополк в Переяславле, Вячеслав в Турове, Андрей на
Волыни, Юрий в Ростовской и Суздальской земле. Пользуясь своею силою,
Мстислав приобрел себе еще княжество Полоцкое: он взял в плен всех князей
полоцких и отправил их в Грецию в изгнание, а в Полоцке посадил сына
своего Изяслава.
Сильные владениями, Мономаховичи при Мстиславе были сильны братским
единодушием, тогда как межцу Святославичами черниговскими происходили
усобицы:
по смерти Олега и Давида Святославичей оставался третий брат, Ярослав
Святославич, который, по обычаю, как старший в племени, и должен был
княжить в Чернигове, но племянник его Всеволод Ольгович выгнал его из
Чернигова, и Ярослав должен был удовольствоваться северо-восточными
владениями своего племени - Рязанью и Муромом; от него пошли князья
рязанские и муромские. В Талиции сын Володаря Ростиславича Владимирко
соединил все земли под одною своею властию.
По смерти Мстислава Владимировича, случившейся в 1132 году, начинаются
усобицы и в самом потомстве Мономаха: и прежде мы видели усобицы между
племянниками и дядьми, но прежде эти усобицы происходили оттого, что дядья
обижали племянников, не давали им волостей, а теперь, по смерти Мстислава
Владимировича, наоборот, усобицы происходят оттого, что племянники,
сыновья старшего брата, обнаруживают попытку отнять у младших дядей
старшинство и стол киевский.
По смерти Мстислава, по обычаю, в Киев перешел княжить из Переяславля
старший по нем брат Ярополк; в Переяславль же должен был перейти следующий
за Ярополком брат Вячеслав, но вместо того Ярополк перевел туда из
Новгорода племянника своего Всеволода Мстиславича; дядья, и особенно самый
деятельный из них Юрий Владимирович, восстали за это на племянников,
Мстиславичей; враждою между Мономаховичами воспользовались Святославичи
черниговские, вспомнили свою обиду, что лишены были старшинства и Киева
сперва в пользу Мономаха, а потом сыновей его, и вооружились; таким
образом, к усобице между племянниками и дядьями в потомстве Мономаха
присоединилась еще усобица между Мономаховичами и Ольговичами (ибо в
потомстве Святослава Ярославича главную роль играет линия сына его Олега).
Этою же усобицею, ослаблением сил у Мономаховичей воспользовались князья
полоцкие, возвратились из Греции и заняли свои прежние владения.
Когда умер Ярополк Владимирович в 1139 году и старший над ним брат его
Вячеслав Владимирович занял Киев то мимо дядей не мог принять на себя
главной роли: дядя Юрий ростовский никак не хотел допустить его до этого.
Пользуясь такими обстоятельствами, Всеволод Ольгович прокняжил в Киеве до
самой смерти своей и хотел, чтоб после него княжил здесь родной брат его
Игорь Ольгович.
Но киевляне этого не хотели; они не любили вообще Ольговичей как чужих
князей и не отличавшихся такими привлекательными качествами, как Мономах и
многие из его потомков; кроме того, княжа в Киеве, Всеволод Ольгович не
умел приобрести народной любви, позволяя чиновникам своим притеснять
жителей. И вот как скоро Всеволод умер и брат его Игорь хотел княжить на
его месте, то киевляне отказались повиноваться ему, несмотря на то что он
обещал им назначить чиновников, каких они сами захотят. Они объявили своим
князем Изяслава Мстиславича, который выгнал Ольговичей из Киева, причем
Игорь Ольгович был взят в плен; после киевляне выразили свою ненависть к
Ольговичам тем, что убили Игоря, хотя он уже постригся в монахи.
Изяслав Мстиславич стал княжить в Киеве, но не мог княжить покойно,
потому что занял старший стол по тогдашним понятиям незаконно, мимо дядей:
дядя Юрий ростовский два раза выгонял его из Киева, и напоследок
Изяслав, чтоб избавиться от него, должен был призвать в Киев самого
старшего дядю своего, неспособного Вячеслава, покаяться пред ним,
объявить, что согрешил, осмелившись мимо него занять старший стол.
Вячеслав, довольный честью старшинства, отдал все управление Изяславу, но
Юрий не был доволен этою сделкою и требовал непременно, чтоб в Киеве
княжил один Вячеслав, чтобы Изяслава при нем не было. На это требование
никто не хотел согласиться, ни Вячеслав, ни Изяслав, ни киевляне, которые,
увидавши разницу между Изяславом и Юрием, очень невзлюбили последнего.
Юрий был разбит и должен был отказаться от надежды одолеть храброго
племянника. Во время этой усобицы дяди с племянником в постоянном союзе с
Изяславом Мстиславичем был венгерский король Гейза II, женатый на сестре
его; постоянным же союзником Юрия Владимировича был галицкий князь
Владимирко Володаревич, успевший только хитростью и обманом, к которым
прибегал в крайности, удержаться на своем столе против соединенных сил
Изяслава и Гейзы. Владимирко умер, оставив княжество свое нераздельным
сыну Ярославу по прозванию Осмомысл.
Недолго после Владимирка жил и Изяслав Мстиславич: он умер в 1154 году.
Старше Вячеслав принял к себе в сыновья и в правители Киевского
княжества вместо Изяслава другого брата его, Ростислава, князя
смоленского, после чего скоро умер. Ростислав, князь добрый и набожный, не
был похож на брата храбростью и распорядительностью; он проиграл сражение
против старшего тогда между черниговскими князьями Изяслава Давыдовича
(двоюродного брата Всеволода Ольговича), бросил Киев и бежал в старую свою
волость - Смоленск.
Изяслав Да-выдович сел было в Киеве, но принужден был уступить его Юрию
Долгорукому. На этот раз Юрий остался княжить в Киеве до самой смерти
своей, случившейся в 1157 году. Ростислав Мстиславич, оставшийся по смерти
Юрия старшим в потомстве Мономаха, позволил занять Киев опять Изяславу
Давыдовичу.
Но на Волыни княжил сын знаменитого Изяслава Мстиславича Мстислав
Изяславич, храбростию и деятельностию похожий на отца: когда Изяслав
Давыдович поссорился с галицким князем Ярославом, то Мстислав соединился с
последним, выгнал Изяслава Давыдовича из Киева и посадил здесь дядю
Ростислава, а по смерти его сам сел в Киеве. Но, занявши Киев, Мстислав
Изяславич находился в таком же положении, как прежде отец его, ибо не был
старшим в потомстве Мономаха:
старшим был двоюродный дядя его Андрей Юрьевич Боголюбский, сын Юрия
Долгорукого, княживший, подобно отцу, на севере, в земле Ростовской.
Подобно отцу, Андрей не хотел видеть в Киеве племянника своего Мстислава
и, воспользовавшись неудовольствием, которое тот возбудил против себя в
князьях южных, послал против него большое войско в 1160 году. Мстислав не
мог сопротивляться соединенным силам одиннадцати князей. Киев был взят и
страшно разграблен.