Хоренаци М. История Армении

ОГЛАВЛЕНИЕ

КНИГА ВТОРАЯ. ИЗЛОЖЕНИЕ СРЕДНЕЙ ИСТОРИИ НАШИХ ПРЕДКОВ

41

О насаждении леса, именуемого Цнндоц

Насадил он и обширный лес с северной стороны реки и, огородив его стенами, собрал в нем быстроногих серн, стада ланей и оленей, онагров и кабанов. Размножились они и заполнили лес и служили забавой царю в дни охоты. Лесу он дал название Цнндоц .

42

О дзеракерте, названном Ервандакерт

Мне приятно рассказать и о прекрасном дастакерте Ервандакерте, который устроил тот же Ерванд с изяществом и великолепием. Срединную часть обширной долины он заселяет людьми и застраивает веселящими глаз постройками, светлыми, как зеница ока. Поселение окаймляют благоухающие цветники, как зрачок— вся окружность глаза. Обильные виноградники подобны кругу густых красивых ресниц. Дугообразное расположение (угодий) северной стороны поистине сравнимо с высокими бровями прелестной девы. Ровность полей южной стороны напоминает гладкость прекрасных ланит. Река же, с возвышающимися, подобно устам, берегами, образует как бы два лепестка губ. И эта столь великолепная местность будто смотрит немигающим взглядом на возвышающуюся над всем царскую резиденцию . Поистине плодородный и царственный дастакерт!

Все эти творения Ерванда Трдат Великий жалует мужам из рода Камсараканов как близким и единокровным с родом Аршакуни, о чем мы расскажем в своем месте.

Но, говорят, у Ерванда был дурной, колдовской глаз. Поэтому при пробуждении на рассвете царские служители обычно держали перед ним гранитные глыбы, которые, говорят, лопались от его ужасного взгляда. Но это либо ложь и легенда , либо же он обладал каким-то дьявольским умением наносить вред, кому захочет, прикрываясь молвой о дурном глазе.

43

Как Смбат, заручившись поддержкой персидских нахараров,

старался посадить на престол Арташеса

Когда молодой Арташес возмужал, а Смбат, его воспитатель, успел совершить много славных подвигов, персидские нахарары из расположения к нему попросили царя наградить его чем он пожелает. Царь соглашается и говорит нахарарам: «Узнайте, чего хотел бы этот храбрый муж». А те говорят: «Твое бессмертное благодетельство! Смбат желает лишь одного — утверждения на престоле твоего кровного родственника Арташеса, сына Санатрука, изгнанного из собственного государства». Царь царей соглашается и предоставляет Смбату часть рати Ассирии и рать Атрпатакана, дабы повели Арташеса и утвердили на отцовском троне.

44

О том, как Ерванд узнал о приходе Арташеса

и собрал войска, готовясь к войне

В области Утик Ерванда застает весть о том, что «персидский царь собрал большую рать под начальством Смбата, чтобы, напав на тебя, возвести молодого Арташеса на положенное ему царство». Услышав это, Ерванд оставил там многих нахараров для охраны края, а сам спешно направился в свой город , чтобы просьбами и дарами привлечь к себе войска не только армянские, иверские и кесарийской стороны, но и месопотамские. Стояли весенние дни, и все войска быстро собрались. Прибыл и Аргам, домовладыка рода Мурацеан, из потомков Аждахака, с пешей ратью, ибо Ерванд успел вернуть ему второй престол, который Тигран отнял у его рода и отдал своему зятю Михрдату. После смерти Михрдата никто не занимал это место, пока Ерванд не вернул его Аргаму. И не только ему, но и всем нахарарам он жаловал дары и почести и щедро раздавал милости всему воинству.

45

О том, как Арташесу, вступившему в свою страну, сопутствовала удача

Меж тем Смбат с молодым Арташесом быстро достиг пределов Утика. Навстречу ему вышли войска этого края и нахарары, оставленные там Ерваядом. Когда об этом услышали остальные нахарары, они пришли в замешательство и стали размышлять, как бы отмежеваться от Ерванда. Они увидели также, что римское войско не пришло к нему на помощь. Ерванд же с еще большим рвением раздавал дары и одаривал сокровищами всех и каждого из окружавших его. Но чем больше он раздавал, тем больше его ненавидели, ибо всем было ясно, что дает он не из щедрости, а расточает от страха. И не столько он привлекал к себе тех, кого обильно одаривал, сколько пробуждал враждебность в тех, кого не одаривал еще более щедро.

46

Сражение Ерванда с Арташесом и его бегство;

взятие города и его смерть

Смбат же с молодым Арташесом, спеша достигнуть лагеря Ерванда, выходят к берегу Геламова озера за горой, называемой Арагац. Они ничуть не считались с громадностью его рати и опасались лишь Аргама Мурацеана, храброго мужа, возглавлявшего толпу копейщиков. Лагерь же Ерванда находился на реке Ахурян, на расстоянии трехсот стадий к северу от его города. Услышав эти вести, Ерванд выдвинул свою огромную рать и выстроил ее недалеко от своего лагеря. Тогда Арташес направил своего посланца к Аргаму, родовладыке Мурацеанов, клятвенно заверяя, что оставит за ним все, обретенное от Ерванда, прибавит ему столько же, только бы тот покинул Ерванда и отошел.

И когда перед строем Ерванда появились знамена Арташеса, Аргам, забрав свою пешую рать, отошел в сторону. Смбат же приказал трубить в медные трубы и, выдвинув вперед свой отряд, навис (над врагом), подобно орлу над стадом куропаток; армянские нахарары, находившиеся на правом и левом крыле, присоединились к нему. А иверское войско, кинувшись со своим царем Фарсманом в смелую атаку, хотя и нанесло удар, однако тут же повернулось вспять и обратилось в бегство. Тут надо было видеть страшное избиение ервандова полка и месопотамской рати. В этом смешении сражающихся Арташеса настигают храбрые мужи-таврцы , обещавшие Ерванду убить его даже ценой своей жизни. Но их встречает Гисак, сын кормилицы Арташеса и, бросившись пешим между ними, сражает их; при этом ему сносят мечом половину лица, и он, добившись победы, погибает после такого подвига. Остальное войско обращается в бегство.

Сам же Ерванд, покрыв на своем коне многие стадии пути, выходит к подставам, расставленным между лагерем и его городом и, пересаживаясь на свежих коней, мчится от стоянки к стоянке. Храбрый Смбат, преследуя его, нещадно гнал всю ночь до самых городских ворот. Тем временем войска маров, передвинувшиеся в место расположения ервандовой рати, с наступлением сумерек разбили лагерь на трупах, а Арташес, подъехав к шатру, сооруженному Ервандом, со стенками из кожи и полотна, спешился и провел ту ночь под его сенью. С наступлением же рассвета он на правах победителя повелел похоронить убитых и нарек долину, где он разбил лагерь над трупами «Марац марг» , место же сражения — «Ервандаван» , как оно называется и поныне и означает, что в этом месте он одолел Ерванда. Затем он отбыл в город Ерванда. Еще до полудня достигнув дастакерта Ерванда , он приказал войску кричать «Мар амат», что в переводе означает «Мар пришел». Этим он хотел напомнить Ерванду оскорбление, которое тот нанес ему, называя его маром в обращениях к персидскому царю и Смбату. Так, по этому самому выражению, дастакерт стал называться «Мармет» . Арташес как бы желал стереть с этого места имя Ерванда. Такова причина наименования дастакерта.

Смбат же, прибывший ночью вслед за Ервандом с немногими воинами, стерег ворота города до прихода Арташеса и всего войска. Когда храбрецы стали штурмовать укрепления, бывшие там люди сдались и отперли городские ворота. Один из вошедших воинов ударил мечом по голове Ерванда и разбрызгал его мозг по полу дома. От этого удара он умер, процарствовав двадцать лет. Но Арташес, памятуя, что Ерванд был помесью рода Аршакуни, приказал поставить памятник на месте погребения его тела.

47

Воцарение Арташеса и награждение им своих благодетелей

После смерти Ерванда Смбат принимается за разбор царских сокровищ и, найдя корону Санатрука, возлагает ее на голову Арташеса и утверждает его в царской власти над всей Армянской страной, в двадцать девятом году правления персидского царя Дария . Арташес же, получив царство, одаривает марскяе и персидские войска и отпускает их в их страну. Храброму и почтенному мужу Аргаму он жалует обещанный второй престол, усыпанный яхонтами венец, пару серег для ушей, красную обувь для одной ноги, право пользоваться золотой ложкой я вилкой и пить из золотых кубков. Такие же примерно почести, кроме пары серег и красного ботинка, он воздает своему воспитателю Смбату. В придачу к его наследственному праву венценалагателя-аспета и к начальству над западным войском он поручает ему всю армянскую рать и управление всеми должностными лицами страны, и вообще все царское хозяйство. Что до Нерсеса, сына Гисака, сына его кормилицы, то, учредив для него (нахарарский) род, он присваивает ему, по подвигу отца, имя Димаксеаи, ибо, как мы уже говорили, тому мечом снесли половину лица , когда он защищал Арташеса.

Рассказывают, что в эти же дни Арташес учредил (нахарарский) род для сыновей Тура, юношей числом пятнадцать, и (нарек его) по имени их отца Труни, но не за какие-либо доблестные дела, а лишь за доносительство их отца , которое тот совершал, (передавая вести) из царского дома Смбату, ибо он был близок Ерванду, который и убил его за это дело.

48

Умерщвление Ерваза и строительство второго Багарана;

Арташес — данник римлян

Вслед за этим Арташес велит Смбату отправиться в крепость Багаран, близ города Ерванда на реке Ахурян, дабы предать смерти Ерваза, брата Ерванда. Схватив его, Смбат приказывает привязать к его шее жерноь и бросить в водоворот реки. Вместо него он назначает над алтарями близкого Арташесу человека, ученика некоего мага — толкователя снов, который по этой причине звался Могпаште . Затем, захватив в качестве добычи сокровища Ерваза и рабов , числом пятьсот, и отобрав наиболее ценное из богатств храмов, он все это доставляет Арташесу. Арташес же дарит рабов Ерванда Смбату, а сокровища, добавив к ним и из своих богатств, велит отвезти в знак благодарности персидскому царю Дарию как отцу и заступнику.

Тогда Смбат уводит рабов Ерваза, захваченных в Багаране, и поселяет за горой Масисом, дав дзеракерту то же название Багаран. Сам он в качестве дароносца отправляется в Персию, к Дарию, не проявив, однако, достаточно заботы в отношении римских властей. Меж тем, после того как он уезжает в Персию, к границам Армении подступают императорские сборщики дани в сопровождении большого войска, (но) Арташесу удается умиротворить их посредством просьб и выплаты двойной дани. Об этом, как и о многих других делах, о которых нам предстоит еще рассказать, достоверно повествует нам Олюмп, жрец из Хани, автор храмовых историй ; об этом свидетельствуют также персидские книги и песни армянских сказителей .

49

О строительстве города Арташата

Многое из деяний Арташеса Последнего известно тебе из сказаний, которые повествуют в Голтне — строительство города ; свойство с аланами ; рождение отпрысков; о мнимой страсти Сатиник к потомкам вишапов , как в легенде обозначаются потомки Аждахака, которые владеют всей землей у подножия Масиса; война с ними и сокрушение их могущества; их истребление и сожжение их построек; зависть и раздоры между сыновьями Арташеса, посеянные их женами. Все это, как мы сказали, известно тебе из песен сказителей. Но вкратце упомянем и мы, раскрывая истинный смысл иносказаний .

Арташес отправляется к месту слияния Ерасха и Мецамора и, облюбовав здесь холм, строит на нем город и называет его по своему имени Арташатом . Ерасх снабжает его кедровым лесом, так что, построив город быстро и без больших усилий, он сооружает в нем храм и переносит туда из Багараяа статую Артемиды и все идолы предков ; однако статую Аполлона он устанавливает вне города, у дороги. Выводит из города Ерванда пленных иудеев, которые были переведены туда из Армавира , и поселяет их в Арташате. Также и всякое великолепие, имевшееся в городе Ерванда, и то, что тот забрал из Армавира, и то, что создал на месте, Арташес, переносит в Арташат. Но в еще большей мере сам созидает его в облике престольного города.

50

Нашествие на нас аланов и их поражение;

свойство Арташеса с ними

Около этого времени аланы объединяются со всеми горцами, привлекают на свою сторону половину Иверской страны и огромной толпой проникают в нашу страну. Арташес также собирает свою рать, и происходит сражение между двумя храбрыми народами-лучниками. Аланский народ немного уступает и, отойдя, переходит реку Кур и располагается станом на северном берегу реки. Арташес, приблизившись, разбивает лагерь на южном (берегу); река разделяет их.

Но поскольку аланский царевич был захвачен армянскими воинами и приведен к Арташесу, то царь аланов стал просить о мире, предлагая дать Арташесу все, чего тот пожелает, дать вечную клятву и заключить договор, с тем чтобы алансмие молодцы не совершали более разбойничьих набегов на Армянскую страну.

И так как Арташес отказывается выдать юношу, то его сестра выходит на берег реки, на крутую возвышенность, и взывает через переводчиков к стану Арташеса:

«К тебе обращаюсь, доблестный муж Арташес,

Победившему храбрый народ аланов;

Согласись-ка ты с моими, дивноокой дочери аланов, словами

И выдай юношу. Ибо не подобает

Богородным героям из одной только вражды

Отнимать жизнь у потомков других богородных героев,

Или, поработив, держать их в рязряде невольников

И насаждать вечную вражду между двумя храбрыми народами».

Услышав столь мудрые речи, Арташес вышел на берег реки и, увидев прекрасную деву и услышав ее разумные слова, возжелал ее. И призвав к себе своего воспитателя Смбата, он открывает ему желание своего сердца — взять в жены аланскую царевну, заключить договор и союз с храбрым народом и отпустить юношу с миром. Одобрив (все это), Смбат посылает к царю аланов (предложение) выдать царственную деву аланов Сатиник замуж за Арташеса. А царь аланов говорит: «Откуда же заплатит доблестный Арташес тысячи и десятки тысяч за высокородную деву, аланскую царевну?»

Излагая эти события в виде легенды, сказители в своих песнях сказывают:

«Храбрый царь Арташес вскочил на красавца вороного

И, вынув аркан из красной кожи с золотым кольцом,

Подобно быстрокрылому орлу устремился через реку,

И, бросив аркан из красной кожи с золотым кольцом,

Обхватил стан аланской царевны

И, причинив сильную боль спине нежной девы,

Быстро доставил ее в свой лагерь».

Истинный же смысл сказанного таков: так как у аланов в почете красная кожа, то он дает много красной краски и золота в качестве выкупа и берет царственную деву Сатиник. Это и есть аркан из красной кожи с золотым кольцом. Точно так же, иносказательно, воспевают и свадьбу, говоря так:

«Шел золотой дождь, когда Арташес был женихом,

Шел (дождь) жемчужный, когда Сатиник была невестой».

Ибо это было в обычае наших царей — рассыпать монеты подобно римским консулам, когда женихами подходили к дверям дворца. Также и царицы (разбрасывали) жемчуг в брачных чертогах. Таков истинный смысл этих слов .

Первая среди жен Арташеса, Сатиник родила ему Артавазда и еще других сыновей, коих имена мы сочли более уместным привести не теперь, а тогда, когда дойдем до их деяний.

Цнндоц — букв.— «(Лес) рождений» от армянского слова цнунд — «рождение». Однако это же слово имеет также смысл «рожденный», и цнндоц может быть переведен как «(Лес) рожденных» или «(Лес) порождений, тва­рей». Кроме того, Книга бытия Библии ( Genesis ) в армянском переводе назы­вается «Гирк (книга) цнндоц» и, следовательно, название леса у Мовсеса Хо­ренаци может быть переведено также как «(Лес) бытия».

Дастакерт — частновладельческое хозяйство в древней Армении. Дастакертами, помимо царя, владели представители знати, жречества, чиновники, военачальники и другие члены господствующего класса, а также храмы, города. В дастакертах использовался труд как рабов, так и сезонных рабочих. Термин дзеракерт выступающий в заголовке данной главы и равнозначный дастакерту, является армянским соответствием этому слову, в котором первая часть — даста — означает «рука» на персидском языке, так же как и дзер — на армян­ском. Дзеракерт-дастакерт означает «рукой сотворенный (построенный)». Дру­гим термином для обозначения частновладельческого хозяйства в древней Ар­мении явдяетея агарак .

Под царской резиденцией здесь следует разуметь располагавшийся не­далеко от Ервандакерта город Ервандашат — новую столицу, основанную ца­рем Ервандом, или, быть может, ее цитадель, построенную на скале.

Ложь и легенда. Значение слова легенда (араспел) у Мовсеса Хоренаци имеет несколько оттенков: собственно легенда, иносказание и нечто, нароч­но придуманное — ложь. Здесь мы встречаемся с третьим из этих оттенков.

Утик — область исторической Армении, расположенная вдоль южного берега среднего течения реки Куры.

Свой город, т. е. Ервандашат.

Геламово озеро — оз. Севан.

Фарсман — царь Иверии (Грузии) в 30—60 гг.

Таврцы — жители южной части исторической Армении, где находился горный хребет Армянский Тавр.

Марац марг — букв, «грядка маров (т. е. мидийцев)».

Ервандаван — Мовсес Хоренаци толкует это название на основе гла­гола ванел — «одолеть», «разгромить», как «одоление (или разгром) Ерванда».

Дастакерт Ерванда — Ервандакерт.

Мармет. Опираясь на персидскую лексику, Мовсес Хоренаци толкует это название как Мар-амат — «Мар пришел».

Ср. прим. 191.

Димаксеан — родовое имя нахарарского рода, которое Мовсес Хорена­ци толкует при помощи слов димац-кес, т. е. «половина лица» и связывает это имя с описанным в тексте эпизодом.

Тур — букв.— «дань», «приношение», «передача», т. е., согласно Мовсесу Хоренаци, имя этого деятеля соответствовало его образу действий — доносительству.

Имя Могпаште состоит из двух слов — мог — «маг» и паштел — «почи­тать»; имя, очень подходящее для жреца.

Цара (арм.) — одно из обозначений рабского состояния.

Жрец Олюмп (Олимпий) — летописец из храма Зевса Олимпийского-Арамазда в крепости Ани (Хани) на Евфрате в области Даранали упоми­нается только у Мовсеса Хоренаци и лишь однажды. Приписываемые ему «Храмовые истории» (вернее, часть этих «Историй»; другая их часть приписана Бардацану — см. прим. 471, 475) предстают как основной источник Мовсес Хоренаци по истории царей Ерванда и Арташеса. См. прим. 476.

Персидские книги. Возможно, Мовсес Хоренаци имеет здесь в виду книгу Барсумы-Растсохуна, упоминаемую им в другом месте. (См. кн. II, гл. 70 и прим. 488).

Песни армянских сказителей — ергк хайоц випасанац. Судя по кон­текстам слова випасанк — букв, «сказывания эпоса» или «сказители эпоса» — у Мовсеса Хоренаци оно употребляется им в обоих смыслах. Мы постарались в нашем переводе учесть это различие, переведя випасанк как «сказители» или как «сказания». Отдельные фрагменты сказаний, имевшие стихотворно-песенную форму, Мовсес Хоренаци приводит дословно. К числу таких фрагментов, кроме цитированных в гл. 49 кн. II, относятся отрывки гл. 30 кн. I. Сказания в отличие от легенд слагались по поводу подлинных исторических деятелей и лиц и в своеобразном преломлении отражали историческую действительность.

Строительство города — имеется в виду город Арташат.

Аланы — ираноязычные племена, проживавшие по обе стороны цент­ральной части Главного Кавказского хребта. Предки нынешних осетин.

По-видимому, Мовсес Хоренаци не верит, что великая армянская цари­ца (как он величает Сатиник в другом месте) могла опуститься до подобных чувств по отношению к одному из «драконорожденных».

Как сказано в прим. 386, один из оттенков значения слова «легенда» у Мовсеса Хоренаци — это иносказание. За иносказанием, по мнению автора, скрываются подлинные факты, которые он нередко тут же раскрывает перед читателем.

Арташат — столица древней Армении, была основана армянским царем Арташесом I (189—160 гг. до н. э.) на берегу Аракса, юго-восточнее нын. Ере­вана на холме, названном впоследствии Хор-Вирап, и на окружающих его возвышенностях. Арташат описан также в трудах античных авторов Страбона, Плутарха и др.

Очередное перемещение святилища, основанного Валаршаком в Арма­вире. См. прим. 75 и 200.

Иудеи... из Армавира. Речь идет о пленных евреях, выведенных царем Тиграном Средним (Тигран II Великий) из Палестины и частично поселенных в Армавире. Они были переселены царем Ервандом в новую столицу Ервандакерт, а теперь поселены в Арташате. См. прим. 466

Сатиник — по всей вероятности, это имя Сатана (или Шатана) с армянским окончанием -ик, которое носит героиня осетинских легенд; оно отмечено также в фольклоре других северокавказских народов.

Лайка или лака — красная краска, употребляющаяся для окраски ко­жи. Здесь мы сталкиваемся с одним из примеров разъяснения Мовсесом Хоре­наци фактической подоплеки легенды, скрытой под иносказанием.

Здесь еще один случай, охарактеризованный в предыдущем примечании.