Тараторин В. История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 2. АНТИЧНЫЙ МИР

8. ПЕРСЫ

Образовавшаяся к концу VI века до н.э. Ахеменидская держава включала
в себя множество народов.
Персы не заимствовали военных методов Ассирии и Вавилона и не имели
мощной пехоты, способной сражаться в строю. Ее пехоту составляли легко-
вооруженные воины, умеющие лучше сражаться на расстоянии. Если же дело
доходило до рукопашной, то они могли биться только с такой же аморфной
массой врагов. Попытки персидской пехоты атаковать правильный строй с
холодным оружием, как правило, заканчивались неудачей. Диодор Сицилийс-
кий, описывая битву при Фермопилах, рассказывает:
"От Леонидовых воинов, будучи разбиты и прогнаны, в бег обратились.
Ибо парпары щиты и короткие пельты употребляя, на открытом поле по спо-
собному и легкому движению тела с лучшим бились успехом. В тесных же
местах сомкнувшихся неприятелей и великими щитами закрытых, ранить не
могли удобно. И так по легкому вооружению, будучи открытые, получали
удары еще" (29).
Персидские пехотинцы и всадники широко использовали разнообразные ва-
рианты мечей и топоров. В частности, Ксенофонт в "Киропедии" упоминает о
копиде - мече, внешне напоминающем серп и сагаре - двустороннем топоре.
Щиты были разных конструкций, но самое больше распространение получили
плетеные - герры.
Трудно что-либо определенное сказать о предназначении гвардейского
корпуса - "бессмертных". На рельефах они изображены в парадных дворцовых
одеждах и доспехов не имеют. На рисунке, приведенном Е.А. Разиным в 1-м
томе "Истории военного искусства" эти воины изображены с оружием, но
опять-таки без защитного вооружения. Судя по наличию у них луков, "бесс-
мертные" не сражались в плотной фаланге. Скорее всего, это были конные
войска, так как гвардию не стали бы использовать в роли легкой пехоты.
Позже византийцы ввели у себя корпус с тем же названием. Это было именно
конное войско. Возможно, персидские бессмертные были обучены биться и
пешими, и на конях. Но странно, что такой, казалось бы, боеспособный от-
ряд из десяти тысяч воинов единственный раз принимает участие в бою при
Фермопилах (по Геродоту). Больше он не упоминается ни у каких авторов.
Основной ударной силой персидской армии была конница, тяжелая и лег-
кая; а также колесницы - курродренаны, со вставляющимися в колеса и дыш-
ла серпами (вероятно, изобретением мидийцев). Греки были хорошо знакомы
с боевыми качествами этих родов войск. Ксенофонт описывает такой случай:
"Однажды, когда его воины (Агесилая), рассеянные по равнине, безза-
ботно и без всяких мер предосторожности забирали припасы, так как до
этого случая они ни разу не подвергались опасности, они внезапно столк-
нулись с Фарнабазом (персидский сатрап - В. Т.), имевшим с собой около
четырехсот всадников и две боевых колесницы, вооруженные серпами. Увидя,
что войска Фарнабаза быстро приближаются к ним, греки сбежались вместе,
числом около семисот. Фарнабаз не мешкал: выставив вперед колесницы и
расположившись со своей конницей за ними, он приказал наступать. Вслед
за колесницами, врезавшимися в греческие войска и расстроившими их ряды,
устремились всадники и уложили на месте до ста человек; остальные бежали
к Агесилаю, находившемуся неподалеку с тяжеловооруженными". ("Греческая
история").
Объяснить это происшествие можно тем, что греческие воины были гимне-
тами или пельтастами. К тому же, отправляясь собирать провизию, они не
взяли с собой достаточное количество оружия: копий, щитов... Завидя про-
тивника, греки попытались образовать строй, но колесницы его рассеяли, и
всадники сражались уже с беспорядочной толпой.
Но те же колесницы в сражении при Гавгамеллах ничего не смогли сде-
лать с хорошо вооруженными и подготовленными гимнетами.
"В это время варвары пустили на Александра свои колесницы с косами,
рассчитывая в свою очередь привести в расстройство его фалангу. Тут они
совершенно обманулись. Одни колесницы агриане (легковооруженные - В. Т.)
илюди Балакра, стоявшие впереди конницы, встречали градом дротиков, кик
только они приближались; на других у возниц вырывали вожжи, их самих
стаскивали вниз, а лошадей убивали. Некоторым удалось пронестись сквозь
ряды: солдаты расступились, как им было приказано, перед мчавшимися ко-
лесницами" (2).
Конница персов не умела сражаться строем. Всадники могли образовывать
массы, "похожие на клин", как упоминал Арриан, но согласованно действо-
вать в строю не были обучены и после атаки рассыпались.
Тяжеловооруженные кавалеристы использовали весьма серьезную защитную
броню для себя и лошадей. Воины-катафракты представляли собой грозную
силу во время рукопашной схватки, но бились они каждый сам по себе.
Только парфянам удалось впоследствии организовать тяжелую кавалерию.
Илиадор рассказывает о том, как эти всадники использовали свои длин-
ные копья - палты. Такую технику боя персы, вероятно, позаимствовали у
скифов, сарматов или саков. Большая длина и тяжесть копья затрудняли
действия тяжеловооруженного всадника, кроме того, он в то время не имел
опоры для ног - стремян - и при мощном ударе мог просто вылететь из сед-
ла. И выход был найден (этим способом пользовались впоследствии визан-
тийские катафрактарии):
"Копье же острым концом далеко выдается, прямо привязано будучи к ло-
шадиной шее; самый же ремень от копья собранный привязывается к верху
ноги лошадиной, которой в сражении не только не убавляет силы, но притом
делает помощь руке конного, коему оставалось единственно бросать прямо и
метить. Итак когда он вытягивался, и шел далее, противник противлением
жестче делал стремление для удара, то конный всякого попадавшего наск-
возь пробивал, а иногда и двух одним разом" (29).
Фиксированное копье гасило отдачу и всадник мог продолжать бой.
Сила персидских кавалеристов была в том, что как легко, так и тяжело-
вооруженные, они искусно владели луком, и стрелами наносили большой урон
плотным построениям. Греческие наемники, принимавшие участие в битве под
Пилусием (525 г. до н.э.) на стороне египтян, против персидского царя
Камбиза, на себе испытали искусство персидских конных лучников.
Хочется сказать, что неизвестно, чем бы закончились битвы при Гранни-
ке, Иссе и Гавгамеллах, если бы не личная трусость царя Дария. Судя по
описанию хода этих битв в книге Арриана, можно предположить, что еще
первая из них могла завершиться полным разгромом македонских войск.