Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. ГОРОД РИМ

8. Общественные бани

Общественные бани существовали в Риме еще со времен Катона Старшего,* но грандиозные сооружения в этом роде, называвшиеся термами, все относятся к императорской эпохе. Главные из них были следующие:

Термы Агриппы на Марсовом поле, 21 г. до Р. X.

Термы Нерона, там же, 60 г. по Р. X. Расширенные Александром Севером (в 229 г. по Р. X.), они стали с тех пор называться thermae Alexandrinae.

Термы Тита на Эсквилине, 80 г. по Р. X.

Термы Траяна там же, 110—115 г. по Р. X.

Термы Каракаллы по ту сторону Капенских ворот, 206—217 по Р. X.

Термы Диоклетиана на Квиринале и Эсквилине, 295—300 по Р. X.

Термы Константина на Квиринале, 320 г. по Р. X.

К этому нужно еще прибавить множество бань меньших размеров (balneae), из которых многие принадлежали частным лицам. Один Агриппа устроил их 170. В царствование Константина их насчитывалось 856, позднее число их достигло до 952. В термах Каракаллы могли мыться сразу 1 600 человек, в термах Константина 3 600. Если принять среднюю вместимость общественных бань в 1 500 человек и 50 для частных, то окажется, что к концу 111-го века по Р. X. 62 800 граждан одновременно могли предаваться этому удовольствию.

Термы Агриппы. Они были очень обширны и прекрасно отделаны. Их украшало множество статуй, между прочим знаменитый Ароxyomenos Лисиппа. Этой статуей все так любовались, что когда Тиберий захотел перенести ее в свой дворец, поднялся настоящий бунт в театре, и император должен был вернуть ее на прежнее место. Эти термы были попорчены пожаром и реставрированы при Домициане, Адриане и Септимии Севере. Вода в них доставлялась водопроводом Aqua Virgo. Они стояли по соседству с другим зданием, которое и до сих пор еще очень хорошо сохранилось, с Пантеоном Агриппы.

Термы Нерона находились близ предыдущих. «Есть ли что-нибудь хуже Нерона? — говорил поэт Марциал. — И есть ли что-нибудь лучше его терм?» В настоящее время находят много развалин этого памятника под современными домами. Одна церковь (Спасителя в Термах) заимствовала от него свое название.

__________

* С конца III в. до н. э.

40

Термы Тита были сооружены отчасти на месте нероновского Золотого Дома. От них сохранились довольно значительные остатки. Здесь было собрано громадное количество статуй. В этих именно банях, или, вернее, во дворце Тита, примыкавшем к ним, была найдена знаменитая группа Лаокоона.

Термы Траяна. Они были, по-видимому, соединены с предыдущими. Эти бани, гораздо меньших размеров, предназначены были исключительно для женщин.

Термы Каракаллы. Септимий Север построил довольно скромные бани для нужд населения затибрского квартала. Но с 206 года он предпринял постройку более роскошных терм, которые впоследствии стали называться именем его сына Каракаллы, так как этот последний продолжал и закончил их постройку. Эти термы переделывались впоследствии Гелиогабалом и Александром Севером и были одним из самых замечательных зданий в Риме. Развалины их и теперь еще очень величественны, только не во всех частях этих развалин можно разобраться.

Эти термы были построены на площадке, возвышавшейся над уровнем окружающей местности. Площадку поддерживал очень массивный фундамент, в котором устроено было множество комнат со сводами; эти последние предназначались, без сомнения, для жилья рабов, для складов топлива и масла и для калориферов.

На северо-западной стороне находилась огромная зала frigidarium, с мраморным бассейном для плавания глубиной в 1,2 метра; в этот бассейн, наполненный холодной водой, сходили по ступенькам. Перед залой был вестибюль с двумя входами. Потолок в ней был сделан из переплетавшихся между собой бронзовых позолоченных полос, весьма вероятно, что посредине над бассейном в потолке было отверстие для света. Из фригидария переходили в tepidarium (теплую баню) — обширное и великолепное помещение, занимавшее середину здания и имевшее по крайней мере 50 метров в длину и 25 в ширину. Здесь было множество колонн из египетского гранита и из порфира до 1,5 м. в диаметре. Потом следовал caldarium; это была зала в 35 м. в диаметре с ротондой наверху, вокруг нее расположено было множество комнат, в которых брали горячие ванны; подобные комнаты помещались направо и налево и в других частях здания. Кроме этих зал в термах Каракаллы было два громадных перистиля и много комнат, назначение которых не совсем хорошо известно. Некоторые из них служили, во всяком случае, для раздевания (apodyteria) и для умащения (elaeothesia). Все это было великолепно украшено множеством колонн, мраморных плит, мозаик, статуй, картин и разных других художественных произведений. Грандиозная группа, известная под названием Фарнезскою быка, найдена был в термах Каракаллы, точно так же как и мозаика, хранящаяся ныне в Латеранском музее.

41

Вокруг терм разбит был род сквера, окруженный прямоугольной оградой. В северо-западном углу этой ограды помещался целый ряд сводчатых комнат в два этажа. Перед ним развертывался длинный портик, в середине был главный вход в термы, быть может, единственный, который был открыт для публики. Неизвестно, для чего служили эти комнаты: быть может, это были лавки или помещения для рабов.

По другим сторонам ограды шли многочисленные залы для чтения и для бесед, библиотеки, палестры или гимнасии, даже ристалища, — и все это было великолепно украшено.

Посредством особых труб эти термы снабжались водой из Aqua Marcia. Вода шла в резервуар, образуемый шестью-десятью сводчатыми комнатами, из которых каждая имела 15 метров длины, 8 1/2 метров ширины и 10 метров высоты.

Термы Диоклетиана. Начатые в 302 г., они были освящены в 305 г. Эти бани очень похожи на термы Каракаллы, но в них могло мыться двойное количество людей (3 200). Сохранились обширные развалины их, в которых теперь помещается национальный музей. Tepidarium этих бань имеет 60 метров в длину и 25 в ширину, резервуар 103 метра в длину.

Термы Константина. От них не осталось почти никакого следа. Из развалин этих терм были извлечены две колоссальные статуи, изображающие двух героев, которые удерживают своих лошадей. Статуи эти находятся теперь около квиринальского дворца.

(По Middleton, The remains of ancient Rome, t. II, ch. v.).