Алексеев С. С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТЕОРИЯ ПРАВА

Глава третья. ПРАВО. ИНСТИТУЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

1. РЕАЛЬНОСТЬ ПРАВА

1. Право - явление из мира объективных реалий

Известно, право - это социальное явление; более того оно относится к духовной жизни общества. Позитивное право представляет собой плод мыслей и воли людей. "Вот перед нами налог на недвижимость, - говорим мы, - это - действующее право, так как налог установлен законодателем; это - воля законодателя, его решение".
Но все дело в том, что позитивное право (именно - позитивное право как людское творение!) - это не просто мысли, идеи, волевые усилия, какие-то решения, плод творчества, а - скажем так - наличная объективная реальность.
И эта принципиальная особенность позитивного права, его качество наличной объективной реальности, представляет собой исходное начало и центральный пункт понимания своеобразной логики права (юридической логики).
Но что такое объективная реальность права?
Вот что на этот счет говорил замечательный русский правовед Б.А Кистяковский: "правовую реальность следует поставить приблизительно посередине между реальностью произведений скульптуры и живописи, с одной стороны, и произведением литературы и музыки - с другой. Но все-таки ее придется признать немного более близкой к реальности первого вида культурных благ, чем второго..."1.
Попытаемся разобраться с этой, на мой взгляд, важной, до сих пор недостаточно осмысленной в науке характеристикой позитивного права.
Надо начать с того, что произведения литературы и музыки - это тоже весьма определенные социальные факты, тоже из числа явлений духовной жизни - реально существующие культурные блага, ценности, часто неповторимые, уникальные, выраженные в романе, повести, симфонии, оратории, вошедшие в нашу жизнь, нетленные, объективированные реалии. Вместе с тем (обратим внимание) - такие реалии, которые не образуют какого-то единства с самими по себе вещественными предметами, в которых они выражаются, - рукописям, записям нот, (известно - рукописи горят, а творение поэта вечно). Такого рода вещественные предметы - рукописи, записи нот, тем более - их последующие издания - всего лишь внешняя форма произведения, его фиксация или просто-напросто копии такой внешней формы.
А вот такие продукты творчества, как произведения скульптуры и живописи характеризуется как раз тем , что здесь результат творчества органически слит с данным вещественным объектом - с данным, строго индивидуализированным ("одним") экземпляром творчества, выраженного в конкретной, точно определенной материальной вещи - монументе, изваянии, картине. И это не просто внешняя форма, внешняя фиксация культурного блага, а само его бытие. Все остальное в рассматриваемом круге культурных благ (если это не иной вариант произведения) - всего лишь копии.
И точно такое же положение вещей - как это ни покажется на первый взгляд парадоксальным - характерно для позитивного права: его нормы, их существование, реализация, при всей сложности существующих здесь соотношений, по своей основе органически слиты с законами, с другими формами внешнего "бытия" позитивного права [1.2.1, 1.4.1.], выражены в догме права. И как раз по этой причине позитивное право - как и произведения скульптуры и живописи, - что и подметил Б.А.Кистяковский - , оставаясь явлениями из социального духовного мира, имеют одновременно, пусть и не в целом, но все же в чем-то имеют - слитый со своей внешней формой и отсюда - зримый и внешне наличный характер. И отчасти поэтому (наряду с другими причинами) воспринимается людьми в качестве догмы, твердых реалии - строгих, точных, постоянных и в принципе неизменных в нашей жизни, нечто такого, что позволяет делать строго определенные выводы, давать четкую оценку событиям, совершать действия, поддерживаемые властью.

2. Жесткая грань. Институты. Таким образом, позитивное право как наличная объективная реальность (и вместе с тем - остающаяся в области духовной жизни людей) представляет собой такой продукт волевых устремлений людей, выражения духовных категорий, свершений разума, который опредмечен, возведен на такую степень "твердой реальности", которая превращает его в особое социальное бытие - устойчивое, строго определенное.
Именно с этой стороны позитивное право жестко отграничивается от других явлений духовной жизни, которые существуют в сфере "субъективного" - идей, представлений, волевых устремлений, разнообразных культурных благ - продуктов духовного творчества, относящихся к литературе, гуманитарным наукам и т.д. В том числе - тех социальных явлений, которые также выполняют функции регуляции поведения людей, - морали, обычаев. Да и вообще с рассматриваемых позиций позитивное право - это единственное социальное явление из числе всех других, также обозначаемых словом "право" (моральное право, естественное право, право-обычай и др.), которое является такого рода опредмеченной твердой реальностью.
Но слова "наличная объективная реальность" - выражение слишком общее, не вполне строгое в научном отношении. Обращаясь же к боле строгим научным категориям, следует сказать, что позитивное право входит в особую группу социальных явлений, имеющих характер внешне объективированных образований - институтов. Институты - это и есть "образованные" и "опредмеченные" социальные явления, которые в результате отчуждения обрели собственное бытие и, в отличие от индивидуального и общественного сознания как такового, воплощены во внешне очерченные, структурно определенные, твердые и устойчивые формы существования и функционирования. И стало быть, - такие формы, которые в сфере социального управления и регулирования способны выступить в качестве твердой и постоянной основы или критерия поведения людей, имеющих непрерывный по действию и определенный по содержанию характер. К числу таких институтов относятся государство, религиозные (церковные) учреждения, самодеятельные организации, организации самоуправления. К их числу принадлежит и позитивное право.
Таким образом, определяющая характеристика позитивного права заключается в том, что оно является институционным образованием.
С этих позиций, как это было отмечено еще в дооктябрьской русской юриспруденции, позитивное право может быть охарактеризовано в виде особой юридической реальности1.
Вместе с тем нужно учитывать и то, что право остается явлением духовной жизни и в этом отношении имеет две "ипостаси" (измерения). Представляя собой объективированное институционное образование позитивное (писаное) право/ выступая в качестве "силового" нормативного регулятора, в то же время представляет собой явление духовной жизни общества, содержит критерии поведения людей, суждения о ценностях и в этой плоскости может быть охарактеризовано в виде духовно-интеллектуального фактора. И - также своего рода реальности (о которой уже ранее говорилось).
Но при всем при том (в том числе принимая во внимание само явление "юридической реальности"), надо видеть, что главное здесь - это все же органически слитые с ними законы, нормативные юридические акты, другие формы существования, собственного бытия позитивного права, включая то обстоятельство, что позитивное право выражается через практическую опредмеченную деятельность людей1.. Те формы (на первый взгляд сугубо "внешние", сугубо "оформительского" значения), которые как раз и имеют характер институтов и сообразно которым сама практическая, опредмеченная деятельность имеет строго определенный по содержанию и процедурным особенностям характер.
Именно с этой стороны позитивное право (во всяком случае - в более или менее развитом виде) выступает в качестве писанного права - особенность, которая и исторически - как мы видели - обозначила момент возникновения, "появления на свет" позитивного права как самостоятельного социального образования2.

3. В чем? Теперь вопрос: в чем же конкретно, наглядно, "ощутимо" выражается существование позитивного права как особой объективной реальности - институционного нормативного образования? Только ли в том, что оно в своем развитом состоянии внешне представлено в виде "документов", выступает в облике писанного права, когда его существование и функционирование органически слито с его знаковой формой, выражается в законах, других нормативных юридических документах, а также в том, что затем сообразно формальным предписаниям юридических нормативных документов совершаются реальные практические действия.
Да, такой документальный облик, своего рода внешний информационный знак существования и действия особого институционного образования (как и его строение и последующее его опредмечивание в фактическом поведении людей) - наиболее зримое, очевидное свидетельство данного факта - наличия позитивного права. Тут - если угодно - позитивное право можно "увидеть глазами" (на столе лежит книжечка, озаглавленный "Уголовный кодекс РФ" ), даже "подержать его в руках" (взял книжечку в руки, полистал ее, нашел нужную статью) .
Но в данном случае все же перед нашими глазами в основном именно "внешняя форма", далеко не все еще компоненты того "вещественного предмета", с которым органически слито позитивное право, глубоко взаимопроникает с ним.
И вот здесь следует сразу же и со всей определенностью заметить, что в своем полном виде "вещественный предмет", в котором позитивное право выражена как "твердая" объективная реальность, выступает во всем объеме многогранной догмы права, - категории, в которой как раз обнаруживаются основные, наглядные проявления правовых реалий - и не только во внешнем выражении правовой материи - законах, других документах, но и в области ее внутреннего, атомистического строения (юридические нормы, правоотношения), а также и в ее действии - толковании, применении права, . аналогии закона.
И вот именно догма права, рассматриваемая во всем ее объеме, во всей ее многосторонности, различных проявлениях (и плюс еще "второе измерение" права, его духовно-психологическое действие), и дает ответ на вопрос "в чем?". То есть ответ на вопрос, в чем конкретно дает о себе знать существование и функционирование позитивного права как особой юридической реальности.
Итак (если вовлечь в поле зрения рассмотренные ранее особенности позитивного права во всех его проявлениях, "ипостасях"), это:
в о - п е р в ы х, - то, что позитивное право данной страны, выраженное в догме права, внешне - в виде законов, иных актов, данных практики и др., является общепризнанным, наглядным фактом и неотъемлемой частью существующей в ней официальной, государственно-публичной жизни, каждодневно проявляющимся в многообразных обстоятельствах, с которыми сталкивается каждый человек. Каждый человек в современном обществе без колебаний и сомнений знает, ощущает, своим особым человеческим зрением видит, что в официальной, публичной жизни общества есть жесткий стержень, такая "твердая реальность" - не зависящие от мнений и хотения отдельных людей - юридические нормы, обусловленные ими юридические права и обязанности, действия милиции, судов и пр. Верно пишет по данному вопросу И.А. Покровский обращая внимание на то, что существование права "ощущается всеми":". . .право есть некоторая социально-психологическая сила, регулирующая поведение людей; оно есть некоторое состояние общественного сознания и общественной воли, заключающее в себе психическое принуждение индивида к известному поведению. Как явление социальной психологии право является, таким образом, несомненной реальностью, фактом эмпирической действительности, частью из "мира сущего""1;
:в о - в т о р ы х, - то, что действующее право, выраженное в законах и юридической практике, имеет - как и все, что относится к объективной реальности - , свои специфические свойства, такие, в частности, как свойства принудительности, всеобщности и др.;
в т р е т ь и х, - то, что позитивное право отличается устойчивой внутренним строением - структурой, характеризующееся строгими, подчас математического характера соотношениями, связями;
в ч е т в е р т ы х, - то, что этому участку объективной реальности - как объективной реальности в целом - характерны объективные закономерности существования и развития. О них в общей форме на основе общенаучных данных уже кратко говорилось при освещении в первой части книги существования и функционирования позитивного права в ходе исторического развития. С более сложными, утонченными проявлениями закономерностей права мы встретимся при рассмотрении проблем в этой, второй часть книги. Ибо суть этих проблем - логика права - есть ничто иное, как закономерности, характерные для позитивного права, причем закономерности не столько в виде известных тенденций развития, сколько в виде жестких структур, "неотвратимого следования" в данных закономерных связях, в которых так или иначе проступает предназначение явления, его - если угодно - судьба.
Словом, мир права, где господствует юридическая логика, по своим исходным началам и важнейшим определениям как раз и базируется на том, что позитивное право представляет собой наличную объективную реальность.