Хропанюк В.Н. Теория государства и права

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава VIII. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРАВА. СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ

§ 1. Признаки и определение права.
§ 2. Источники (формы) права.
§ 3. Право в современном понимании.

§ 1. ПРИЗНАКИ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА

Право, как и государство, является продуктом общественного развития. Юридически оно оформляется в государственно-организованном обществе как основной нормативный регулятор общественных отношений. Обычаи, моральные и религиозные нормы первобытного общества отходят на второй план, уступая место правовому регулированию общественных отношений. Взгляды на право, его происхождение, место и роль в системе нормативного регулирования менялись по мере развития самого общества, зрелости научной правовой мысли, всевозможных объективных и субъективных факторов.

Несмотря на противоречивость и различие научных представлений о праве, все эти учения имеют ряд общих положений:

— право есть социальное явление, без которого невозможно существование цивилизованного общества;

— право в нормативной форме должно отражать требования общечеловеческой справедливости, служить интересам общества в целом, а не отдельным его классам или социальным группам, учитывать индивидуальные интересы и потребности личности как первоосновы общества;

— право частной собственности является основой всех прав человека;

— право есть мера поведения, установленная и охраняемая государством.

Наиболее распространенный взгляд на право состоит в том, что оно представляет собой норму свободы. Такое понимание права исходит из утверждения, что для общества в такой же степени характерна свобода, в какой для природы характерна необходимость. “Право есть совокупность норм, с одной стороны, предоставляющих, а с другой стороны, ограничивающих внешнюю свободу лиц в их взаимных отношениях”, — писал Трубецкой(Трубецкой Е. Н. Указ. соч. С. 11. ).

Кант определял право как совокупность условий, при которых произвол одного может быть согласован с произволом другого по общему для них правилу свободы. Возражая Канту, Коркунов отмечал, что определение права как нормы свободы применительно к положительному, исторически развивающемуся праву требует уточнения. Юридические нормы так или иначе ограничивают свободу человека, устанавливая меру удовлетворения его интересов, которые связаны с интересами других лиц. Разграничивая эти интересы, право тем самым устанавливает пределы их осуществления и, следовательно, ограничивает в этом отношении свободу человека( Коркунов Н. М. Общая теория права. СПб., 1906. С, 60.).

Гегель писал, что почвой права, его необходимым пунктом является свободная воля, мир духа, порожденный им самим как некоторая вторая природа(См.: Гегель. Указ. соч. С. 67.). Наши современники также приходят к выводу, что в общественной жизни свобода человека выступает как его право, то есть нормированная, урегулированная правовыми средствами свобода( См.: Власть и право. М., 1990. С. 68.).

Представления о праве классифицируются по определенным научным направлениям, школам. Среди них можно выделить следующие:

1. Теория естественного права. Как научное течение эта теория имеет длительную историю. Ее основные положения формировались еще в древности. Суть данной теории состоит в том, что кроме позитивного права, которое создается государством, существует общее для всех людей естественное право, стоящее над позитивным правом. Последнее основывается именно на требованиях естественного права (права на жизнь, свободное развитие, труд, участие в дедах общества и государства). Понятие естественного права включает в себя представления о прирожденных и неотъемлемых правах человека и гражданина, которые являются обязательными для каждого государства. Еще римские юристы наряду с гражданским правом и правом народов выделяли естественное право (jus naturale) как отражение законов природы и естественного порядка вещей. Цицерон говорил, что закон государства, противоречащий естественному праву, не может рассматриваться как закон.

Фундаментальную разработку теория естественного права получила в работах Локка, Руссо, Монтескье, Гольбаха, Радищева и других мыслителей. Изложенные в них идеи нашли закрепление в американской Декларации независимости (1776 г.), во французской Декларации прав и свобод гражданина (1789 г.) и других государственных актах. Естественные, прирожденные права человека получили конституционное закрепление во всех современных правовых государствах.

В цивилизованном обществе нет оснований для противопоставления естественного и позитивного права, так как последнее закрепляет и охраняет естественные права человека, составляя единую общечеловеческую систему правового регулирования общественных отношений.

2. Историческая школа права возникла как определенная реакция на доктрину естественного права в целях защиты уже познанных и апробированных закономерностей общественной и государственной жизни, сложившихся в условиях средневековья (феодализма). Представители исторической школы рассматривали право как выражение духа народа, складывающегося, подобно языку, постепенно, в ходе исторического процесса, независимо от субъективных воззрений законодательной власти государства. Законодатель правомерен фиксировать лишь то, что уже сложилось как право. Гуго, например, считал и доказывал, что право создается не только государством, но и самостоятельным развитием в виде норм, добровольно принимаемых народом, подобно тому, как язык не возник из договора и не дан готовым от бога, а развивается сам собою.

Право с точки зрения представителей исторической школы есть продукт народного духа, народного правового убеждения. Развитие права заключается в том, что народный дух постепенно обнаруживает объективно содержащиеся в праве нормы. Поэтому право существует не в виде формальных прав, а в виде живого представления правовых институтов в их органической взаимосвязи. Юристы же лишь извлекают правило нормы путем анализа и изучения опыта существующего права.

Видными представителями исторической школы права были немецкие юристы Густав Гуго, Карл Савиньи, Фридрих Пухта, Шталь и другие. Консерватизм и ограниченность данной школы проявляются лишь в отрицании роли субъективного правотворчества и значения нового законодательства в прогрессивном изменении общественной жизни. Историческая школа чрезмерно преувеличивала место обычая в системе нормативного регулирования общественных отношений, ставя его над законом, отрицала возможность законодательным путем изменить реально существующее право.

С другой стороны, представители исторической школы права справедливо считали, что законодатель не может творить нормы по своему субъективному усмотрению. Его задача состоит в том, чтобы познать объективные потребности общественного развития, интересы отдельных людей и правильно сформулировать их в нормах права.

3. Реалистическая школа права. В отличие от исторического представления, согласно которому право развивается эволюционно, в силу его внутренних причин, создатели реалистической теории считают, что право возникает и развивается под влиянием внешних факторов. Этими факторами являются интересы, двигающие человеком и заставляющие его ставить цеди, которые осуществляются при посредстве права.

Основателем реалистической теории права был известный юрист Рудольф Иеринг. Суть своей теории он изложил в работах “Дух римского права”, “Борьба за право”, “Цель в праве”, которые в русском переводе были изданы в начале XX века. По Иерингу, право есть защищенный государством интерес. Оно гарантирует жизненные интересы личности, помогает удовлетворению разнообразных потребностей людей. Право принадлежит не тому, кто изъявляет волю, а тому, кто пользуется им. Субъектом права является тот, кому предназначено пользоваться правом. Задача права состоит в том, чтобы гарантировать это пользование. Борьба народов, государственной власти, сословий и индивидов с беззаконием лежит в самой сущности права. Иеринг пишет, что “все великие приобретения в истории права: уничтожение рабства, крепостничества, свобода поземельной собственности, промыслов, верований и т.д. — все они должны быть завоеваны путем ожесточенной, нередко вековой борьбы, и путь права в таких случаях всегда обозначается обломками прав...”(Иеринг Р. Борьба за право. СПб., 1904. С. 9.). Автор считает, что не существует абсолютно справедливого права. Ценность права состоит в реализации заложенной в нем цели. Рождаясь в борьбе интересов, право выступает в качестве силы, которая подчиняет волю одних интересам других при непременном условии соблюдения принципов справедливости человеческого общежития.

Достойно уважения и признательности утверждение сторонников реалистической теории о том, что право как средство достижения цели выступает в этом качестве необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества. Право без государственной власти, по их мнению, есть пустой звук. Только власть, применяющая нормы права, делает право таким, какое оно есть и каким оно должно быть. Борьба за право — это обязанность лица, правомочного перед самим собой, а защита права, то есть противодествие правонарушению, — обязанность не только по отношению к самому себе, но и по отношению к целому обществу, государству: каждый, защищая свое право, отстаивает тем самым нормы объективного права, на которых зиждется его субъективное право.

Несмотря на внешнюю “воинственность” реалистической концепции Иеринга, она в определенных аспектах соединяет представления о праве различных теорий: органической, естественной, экономической, психологической.

Во-первых, реалистическая теория признает единство и изменчивость права. С одной стороны, для нее не существует разделения права на право позитивное и естественное — право существует только в виде позитивного (положительного) права. С другой стороны, в праве нет ничего неизменного, вечного: это постоянно меняющееся явление, отражающее новые условия общественной жизни.

Во-вторых, представители реалистической школы видят непосредственную связь права с государством. Государственная власть есть необходимое условие существования права. В отличие от теории естественного права признается необходимость правотворческой деятельности государства как сознательного творца права. Видный русский юрист и политический деятель С. М. Муромцев писал, что право не бессознательный продукт народного духа, а продукт сознательной деятельности людей(См.: Муромцев С. М. Образование права по учениям немецкой юриспруденции. СПб., 1886. С. 28, 34.).

В-третьих, реалистическая школа обосновывает воспринятое многими учениями о праве единство юридических прав и обязанностей субъектов правоотношений, без которого невозможно существование гражданского общества, нормальное взаимодействие его членов.

В-четвертых, в воззрениях реалистов содержится важнейший элемент законности: отрицание произвола. Только государственная власть на основе установленных законов может применять принуждение по отношению к человеку.

При всех достоинствах и недостатках реалистическая школа внесла свое понимание права, которое в ряде принципиальных положений не подверглось существенным изменениям и в более позднее время. Безусловно, прав Е. Трубецкой, который утверждал, что каждая норма права тождественна интересу, ее вызвавшему, что интерес составляет само содержание права. Но вследствие частых ошибок законодателей нормы права нередко не соответствуют тем интересам, которым они должны служить( См.: Трубецкой Е. Н. Указ. соч. С. 22.). Такие случаи имеют место и в наше время, так что не нормы права следует, видимо, “обвинять” в том, что они неадекватно отражают интересы людей, а законодателя, создавшего такие нормы.

4. Социологическая школа права — одно из основных направлений правоведения XX века. В отличие от правового позитивизма, сводившего задачи юридической науки к формально-логическому изучению действующего права, социологическая школа перемещает центр тяжести на изучение “живого права”, то есть системы правоотношений, поведения людей в сфере права.

Основателем социологического направления в юриспруденции является Эрлих, книга которого “Социология права” (1911 г.) представляет собой систематическое изложение основных идей этого направления. В России социологическую школу представляли С. М. Муромцев и Г. Ф. Шершеневич. Видным ученым современной американской социологической школы права считается Р. Паунд.

Разновидностью социологического направления является теория солидаризма, которую представляет французский юрист Леон Дюги. Он считает, что в обществе не должно быть ни права коллектива приказывать индивиду, ни права индивида противопоставлять свою личность коллективу или другим гражданам. Люди должны быть подчинены обязательной для всех норме, вытекающей из общей солидарности.

В трактовке Дюги социальная норма — это норма поведения, прилагаемая к внешним выражениям общественной жизни. Она источник человеческого благополучия и стоит выше государства. Дюги пишет: “Государство подчинено нормам права, как и сами индивиды; воля властвующих является правовой волей, способной прибегать к принуждению только в том случае, если она проявляется в границах, начертанных нормой права”. Правила социальной солидарности, подчеркивает Дюги, и составляют объективное право, которое не подчинено государству, но подчиняет себе государство(См.: Дюги Л. Общество, личность, государство. СПб., 1909; Он же. Социальное право, индивидуальное право и преобразование государства. СПб., 1909.).

Отвлекаясь от формальных признаков права, социологическая теория наполняет его социальным содержанием, доказывает, что право является уравновешивающей силой в жизни общества. Идеи данной теории четко выражают сущность правового государства, в котором и само государство, и его граждане должны подчиняться правовым предписаниям в интересах общего блага.

5. Нормативистское направление объединяет неоднозначные взгляды на право и его роль в общественной жизни, хотя в них просматривается и определенное единство. Впервые теоретические положения нормативизма были изложены Р. Штаммлером в его работе “Wirtschaft und Recht”, в которой он определяет право как внешнее регулирование социальной жизни, целью которого является удовлетворение потребностей людей. Совместное действие связанных в обществе людей он называет социальной материей или хозяйством. Определяя соотношение права и хозяйства, Штаммлер пишет, что оно “представляет отношение формы и материала общественной жизни”(См.: Штаммлер Р. Хозяйство и право. СПб., 1907. Т. II. С. 104.). В развитии права он видит развитие самого общества. “Закономерность социальной жизни есть закономерность ее правовой формы, уразумение и следование основной идее права, как конечной цепи человеческого общества”(Штаммлер Р. Сущность и задачи права и правоведения. СПб., 1908. С. 59.) . Указанная закономерность проявляется только в такой социальной жизни, регулирование которой осуществляется в интересах свободы каждого, кто находится в сфере права. Идеал общества — это общество “свободно хотящих людей”, в котором всякий считает своими объективно правомерные цели другого. С таким регулированием должен согласиться всякий из подчиненных праву, если уж он принял решение, свободное от чисто субъективных желаний, но соответствующее закону, считает Штаммлер.

В нормативно-правовом регулировании видел средство удовлетворения общественных потребностей и прогрессивных социальных преобразований видный русский профессор П. И. Новгородцев(См.: Новгородцев П. И. Об общественном идеале. СПб., 1911.).

В наиболее концентрированном виде основные положения нормативизма изложены видным юристом Г. Кельзеном(См.: Kelsen Н. Rein Rechtslehre. Wien, 1967.). Он считал, что юридическая наука должна изучать право “в чистом виде”, вне связи с политическими, нравственными и другими оценками, так как в ином случае наука теряет объективный характер и превращается в идеологию. Исходным для концепции Кельзена является представление об “основной (суверенной) норме” как норме, которая обосновывает эффективность и юридическую силу всех остальных норм.

Согласно данной теории вся система права имеет ступенчатое строение, то есть последовательно выводится из основной нормы, образуя иерархию норм. Поэтому задача теории состоит в том, чтобы в каждом конкретном правовом явлении вскрыть его соответствие верховной норме, обладающей высшей юридической силой. Несмотря на то, что нормативистская теория “суверенную” норму считает предполагаемой (гипотетичной), она доказывает необходимость соподчинения правовых норм по степени их юридической силы. В этом смысле закону, как нормативно-правовому акту, обладающему высшей юридической силой, должны соответствовать все подзаконные правовые акты. Без этого правовое регулирование не может достигнуть своей цели.

С другой стороны, заслуга нормативистской теории состоит в том, что она вычленила формальные признаки права, которые и составляют его юридическую сущность. Абстрагируясь от всех внешних факторов, определяющих содержание права, нормативисты излагают свою позицию по вопросу, что есть право как нормативный регулятор общественных отношений.

Исходя из своих научных представлений, нормативистская теория отстаивала идею правовой государственности. Многие ее сторонники выступали против противопоставления государства и права, определяли государство как единство внутреннего смысла всех правовых положений, как осуществление и воплощение правовых норм в единый правопорядок. Кельзен считал, что государство столь же мало мыслимо без права, как и право без государства. И то и другое — две стороны единого явления. Власть есть право. Право и обязанности государства ничем не отличаются от прав и обязанностей других лиц, ибо как в первом, так и во втором случае они определяются законом.

6. Психологическая теория. Значительное распространение данная теория получила в начале XX века в фундаментальных воззрениях видного русского ученого Л. И. IIетражицкого, а затем и в работах зарубежных авторов: Дьюи, Мэрилла, Росса, Эллиота и других.

Петражицкий считал, что эмпирическая наука изучает два вида бытия — физическое и психическое. Право, как одно из явлений этого бытия, принадлежит миру психики и представляет собой императивно-атрибутивное (обязательно-притязательное) переживание людей(См.: Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб.. 1907. Т. I-II). Человеческие поступки могут быть свободными и связанными. Сознание внутренней связанности воли, поведения человека Петражицкий именует этическим сознанием. Это сознание этического долженствования. В основе его лежат особые эмоции, которые переживаются как внутренняя помеха свободе и которые побуждают человека к какому-либо действию. Нормы, как авторитарные запреты и веления, есть лишь отражение этих переживаний.

Психологическая теория различает этический долг как правовую обязанность и этический долг как нравственную обязанность. Если наш долг в этическом сознании представляется связанным по отношению к другому человеку, психически закреплен за ним как принадлежащий ему, а этот другой имеет притязание на наш долг, на исполнение нами обязанности, то в этом случае речь идет о юридическом долге. Если же обязанность не представляется нам принадлежащей другому, а этот другой не имеет притязания на исполнение нами нашего долга, то в этом случае налицо нравственная обязанность. Юридические связи между двумя сторонами, состоящие в долгах, лежащих на одной стороне и закрепленных за другой стороной, суть правовые отношения.

В основе правовых переживании лежат атрибутивные (притязательные) эмоции долга, а в основе нравственных — только императивные (обязательные, но беспритязательные) этические эмоции. Если в правовой сфере нормальна продажа прав, то в сфере нравственности она немыслима. Если в правовой сфере следует различать парный характер субъектов и объектов (кто обязан и к чему обязан, кто имеет притязание на исполнение обязанности и на что он имеет право), то в сфере нравственности важно знать, кто обязан (субъект) и к чему обязан (объект). Поэтому право отличается также доказуемостью и поддается контролю.

Петражицкий подразделяет право на автономное (или интуитивное) и на позитивное (или гетерономное). Автономное право образует переживания, исполняющиеся по зову внутреннего “голоса” совести. Позитивное правовое представление имеет место тогда, когда оно основано на чужом авторитете, на внешнем нормативном акте. Интуитивное право носит индивидуально-свободный и изменчиво-разнообразный характер. Позитивное же право способно создавать правовые предписания, обязательные для всех субъектов права.

Петражицкий обосновывает, что право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика распределят различные материальные блага между индивидами и их объединениями; она также наделяет граждан идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Наделение субъектов властными полномочиями составляет суть организационной функции права.

Несмотря на известную .теоретическую сложность и “замкнутость” на психологической стороне правовых явлений общественной жизни, многие принципиальные положения теории Петражицкого, в том числе и созданный им понятийный аппарат, восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права.

7. Материалистическая теория права представлена в работах основоположников марксизма-ленинизма и их последователей. В основе материалистической теории лежит тезис о том, что право есть выражение и закрепление воли экономически господствующего класса. Как и государство, оно является продуктом классового общества. Его содержание носит классово-волевой характер. “Помимо того, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — что господствующие индивиды при данных отношениях должны конструировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона”( Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 322.). Таким образом, возникновение и существование права объясняется необходимостью нормативного регулирования общественных отношений в интересах экономически господствующего класса.

Марксистско-ленинское учение видит сущность права в его классовости и материальной обусловленности. Отвергая буржуазные представления о праве, Маркс и Энгельс писали: “Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса”(Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 443.). Экономическая обусловленность права является важнейшим принципиальным положением марксистской теории. Критикуя Прудона, считавшего произвол, усмотрение правителя решающей причиной экономической жизни, Маркс отмечал: “Поистине нужно не иметь никаких исторических сведений, чтобы не знать того факта, что во все времена правители вынуждены были подчиняться экономическим условиям и никогда не могли предписывать им закона. Как политическое, так и гражданское законодательство всегда лишь выражало, заносило в протокол требования экономических отношений”( Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 5. С. 342).

Впоследствии положение марксизма о классово-волевом содержании права было перенесено нашей юридической наукой на отечественное право. Утверждалось, что в обществе, где отсутствуют антагонистические классы, в праве выражается воля всех дружественных классов и слоев общества, руководимых рабочим классом. Тем самым подтверждалась идея, что классовость права есть его постоянный и объективный признак.

Важный аспект марксистской теории права проявляется в критике социально-экономических взглядов Ф. Лассаля, которые базировались на социалистической идее общественной собственности и равенстве распределения общественно производимого продукта. Будучи принципиальным противником частной собственности, считая ее основой эксплуатации человека человеком, Маркс тем не менее возражает Лассалю. В чем суть этих возражений? Маркс считал, что общество, вышедшее из недр частно-капиталистических отношений, на первоначальных этапах своего развития (первой фазе коммунизма) еще носит отпечатки прошлого. И если Лассаль говорит, что общественная собственность на основные средства производства позволяет производителям общественно полезного продукта получать то, что они заработали (за вычетом того количества результатов труда, которое идет в общественные фонды), и это означает “царство” равенства, то Маркс светает данное утверждение ошибочным.

“Равное право”, по мнению Маркса, здесь действительно имеет место, но это еще “буржуазное право”, которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение, одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу. Поэтому “равное право” есть нарушение равенства и несправедливость. Такое неравенство заложено в физиологическом и социальном положении людей. В условиях, когда каждый должен отработать равную с другими долю общественного продукта, в экономически невыгодном положении оказываются люди, которые в силу своего физического или психического состояния не могут быть равноправными участниками общественного производства и потребителями его благ.

Отсюда следует вывод, что при равном труде, при равном участии в общественном потребительском фонде один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого. Чтобы избежать всего этого, право вместо того, чтобы быть равным, должно быть неравным, учитывать естественное неравенство людей(См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч.Т.19.С.16— 21.) . Конкретизируя положения Маркса, Ленин пишет, что в первой фазе коммунистического общества “буржуазное право” отменяется не вполне, а лишь отчасти, в меру уже достигнутого экономического переворота, то есть лишь по отношению к средствам производства. “Буржуазное право” признает их частной собственностью отдельных лиц, а социализм делает их общей собственностью, и только в этой части “буржуазное право” отпадает. Но оно остается в своей другой части: в качестве регулятора распределения труда и распределения продуктов между членами общества ( См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 94.).

Такой “недостаток” марксистско-ленинская теория считает неизбежным в первой фазе коммунизма (после свержения капитализма), ибо люди сразу не научатся работать на общество без всяких норм права, поскольку для этого нет необходимых экономических условий. Других же норм, кроме “буржуазного права”, нет. Право отмирает полностью тогда, когда общество осуществит правило: “от каждого по способностям, каждому по потребностям”, то есть когда люди настолько привыкнут к соблюдению основных правил общежития и когда их труд будет настолько производителен, что они добровольно будут трудиться по способностям( См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 33. С. 96.).

Таким образом, в соответствии с марксистско-ленинской концепцией в основе возникновения права, его функционирования и неизбежного отмирания лежат классово-экономические причины.

Мировая наука и практика государственно-правовой жизни общества не отрицает определяющей роли социальных и экономических факторов в возникновении и развитии права, однако рассматривается эта проблема с иных позиций. Если марксизм-ленинизм видит в праве средство закрепления воли и охраны интересов экономически господствующих классов, то представители других научных течений концентрируют внимание на соотношении права и государства, права и личности. В их понимании права, правового регулирования главное место занимает человек с его разнообразными интересами и потребностями, а не только противоположные интересы классов.

Классово-экономическая теория ограничивает жизнь права (как и государства) историческими рамками классового общества. Она считает, что право — исторически преходящее явление, которое необходимо обществу лишь на определенном этапе его развития. С исчезновением классов оно утратит полностью свою социальную ценность.

Марксистско-ленинская теория утверждает, что право — явление, производное от государства, в полной мере определяемое его волей. Провозглашая примат государства над правом, марксизм вступает в противоречие с теорией правового государства, которая не отрицает ведущей роли в правотворчестве, однако считает, что само государство должно подчиняться законам, а не стоять над ними.

Несомненной заслугой марксистской теории является вывод о том, что право не может быть выше, чем экономический и культурный строй общества. Тем не менее ее понимание права ограничено лишь классовым обществом, в котором государство является единственным творцом права, отвергающим естественные права человека и его активное участие в формировании правовой жизни общества. Современная наука и практика общественного развития подтверждают, что в цивилизованном обществе право “господствует” над государством, определяет его структуру и формы деятельности, выступает постоянным объективным средством консолидации общества. Вне правового регулирования общество существовать не может.

Следующий постулат марксизма о праве как “равном масштабе по отношению к неравным людям” в условиях частной собственности и “неравном масштабе к различным людям” в условиях общественной собственности подтвердился только в своей первой части. Отношения, возникающие на основе всеохватывающей общественной (обезличенной) собственности, превращаются в тотальное нивелирование человеческих интересов, регулирование которых невозможно посредством правовых законов. Право при таких экономических условиях превращается в свой антипод. Оно становится главным препятствием на пути удовлетворения индивидуальных интересов личности.

Право выступает необходимым инструментом обеспечения экономической свободы индивида. Нравственные, религиозные, национальные и другие факторы, включаясь в сферу правового регулирования, ориентируют и в значительной мере определяют направления экокомического развития общества. В этой связи экономическая обусловленность права выступает как “подвластный фактор”, обеспечивающий индивидуальные интересы людей, в том числе и экономические

Право, если оно отражает объективные потребности общественного развития, является “беспристрастным” регулятором отношений производства и потребления. Его нравственные основы в цивилизованном мире учитывают и реализуют эти потребности в рамках дозволенного и запрещенного поведения участников общественных отношений.

Разнообразие взглядов на право позволяет выделить его специфические признаки как государственного регулятора общественных отношений.

В отличие от неправовых нормативных регуляторов общественных отношений право характеризуется следующими формальными признаками:

Во-первых, правовые нормы в современном обществе устанавливаются государством в официальных актах. Другие виды социальных норм от государства не исходят. Они устанавливаются либо общественными организациями, либо возникают путем постепенного признания общественным мнением, укореняются в привычках людей (нормы морали, нормы обычаев, традиций).

Во-вторых, нормы права охраняются в необходимых случаях принудительной силой государственного аппарата. Если требования правовых норм не исполняются добровольно, государство применяет необходимые меры для их реализации. Другими словами, к нарушителям требований норм права компетентные государственные органы могут применить меры юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной). Тем самым государство обеспечивает общеобязательность норм права. Если же нарушаются требования неправовых социальных норм, к нарушителям применяются меры общественного воздействия, которые исходят от общественных организаций, отдельных социальных групп, трудовых коллективов, людей. Государство поддерживает те социальные нормы, которые отвечают интересам общества, но их соблюдение силой государственного аппарата не поддерживается.

В-третьих, право представляет собой единственную систему норм, которая обязательна для всего населения, проживающего на территории определенного государства. Неправовые социальные нормы обязательны лишь для части населения: членов общественных организаций, профессиональных коллективов и других объединений людей.

В-четвертых, право выражает общую и индивидуальную волю граждан государства в их гармоничном взаимоотношении. Все иные социальные нормы отражают волевые интересы только определенных групп или образований людей, находящихся на территории данного государства.

В силу указанных признаков право выступает государственным регулятором общественных отношений, обеспечивая свободное развитие личности, организованность и порядок в обществе.

Итак, право есть система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений.

Право взаимодействует с различными общественными явлениями: экономикой, политикой, моралью, культурой, религией. Наиболее существенны взаимосвязи права и экономики, права и политики, права и морали (о соотношении права и морали будет сказано в следующей главе учебника).

Право и экономика. Взаимодействие права и экономики подчиняется общим закономерностям общественного развития. С одной стороны, экономические потребности общества объективно порождают необходимость правовой формы регулирования определенных экономических отношений, юридического закрепления и охраны различных форм собственности, обеспечения самостоятельности производителей (например, закон о собственности, предпринимательстве, налогах и т. д.). С другой стороны, правовая форма экономических отношений является не просто необходимостью, а выполняет активную организующую функцию и поэтому глубоко проникает в экономическую жизнь общества в качестве важного компонента механизма экономических процессов.

Право и политика. Взаимодействие права и политики определяется тем, что правовые нормы исходят от государства, которое является политической организацией общества. Поэтому любые интересы и потребности людей, прежде чем стать правом, должны быть опосредованы государственной политикой (деятельностью законодательных и других правотворческих органов государства). Политические требования становятся правом лишь в той мере, в какой они закреплены в системе общеобязательных норм, охраняемых государством. В праве получает выражение и народная политика. В тех случаях, когда сам народ путем референдумов принимает законодательные акты, его волеизъявления приобретают правовой характер, становятся общеобязательной формой нормативного регулирования общественных отношений.

§ 2. ИСТОЧНИКИ (ФОРМЫ) ПРАВА

Под формами (источниками) права понимаются способы закрепления и выражения правовых норм. “Источники права” — специальный правовой термин, который употребляется для обозначения внешних форм выражения юридических норм.

Источниками права являются официальные государственные документы, в которых закрепляются юридические нормы. Например, закон, указ президента, постановление правительства, решение местного органа самоуправления. В указанных актах содержатся правила поведения, исходящие от соответствующих органов государства. Будучи закрепленными в правовых нормах, эти правила приобретают общеобязательное значение.

Различаются следующие основные формы (источники) права: правовой обычай, юридический прецедент (судебная практика), нормативно-правовой акт.

1. Правовой обычай. Правовым обычаем называется санкционированное государством правило поведения, которое ранее сложилось в результате длительного повторения людьми определенных действий, благодаря чему закрепилось как устойчивая норма. Государство санкционирует только такие обычаи, которые отвечают его интересам. Санкционированные обычаи приобретают характер общеобязательных правил поведения. Примером древних правовых обычаев являются такие источники рабовладельческого права, как Законы XII таблиц (Древний Рим V в. до н.э.), Законы Драконта (Афины VII в. до н.э.) и другие.

Отношение юридической науки к правовому обычаю неоднозначно. Одни отводят ведущую роль обычаю среди других источников права, считая, что законодательные и судебные органы в своей правотворческой и правоприменительной деятельности руководствуются взглядами и обычаями, сложившимися в данном обществе. В соответствии с этой концепцией обычай играет в праве примерно такую же роль, какую марксистская теория отводит материальным условиям производства как основе, над которой возникает право( См.: Давид Рене. Основные правовые системы современности. М., 1997. С. 139—-141,323—324.). Преувеличение роли обычая как источника права характерно для социологической и особенно для исторической школы права, которые видят в праве продукт народного сознания.

Юридический позитивизм, наоборот, считает обычай устаревшим источником права, не имеющим существенного практического значения в современной жизни. Главным и преобладающим источником права представители юридического позитивизма считают закон, который своим регулированием должен охватывать все основные сферы жизни общества. И это правильно с той точки зрения, что в большинстве современных стран основным регулятором общественных отношений является право, нормы которого создаются государством. Даже в Англии, -где традиции во многих случаях имеют общеобязательное значение, обычаи в настоящее время действуют лишь в ограниченной сфере общественных отношений. Они распространяются только на торговое право и некоторые институты уголовного права (например, участие присяжных в определенных юридических делах).

2. Юридический прецедент (судебная практика) — более распространенный источник права в современном мире. Под юридическим прецедентом понимается судебное или административное решение по конкретному юридическому делу, которому государство придает общеобязательное значение. Различаются судебный и административный прецедент. Суть юридического прецедента состоит в том, что ранее состоявшееся решение государственного органа (судебного или административного) по конкретному делу имеет силу правовой нормы и при последующем разрешении подобных дел. Прецедентная форма права широко используется в Англии и Соединенных Штатах Америки.

Родиной прецедентного права является Англия. Общее право здесь создавалось королевскими судами и в своей основе было правом судебной практики. Английские суды и в настоящее время не только применяют, но и создают нормы права. Правила, содержащиеся в судебных решениях, согласно английскому праву должны применяться и в дальнейшем, иначе будет нарушена стабильность общего права и поставлено под угрозу само его существование. В Англии сложились следующие правила и пределы действия прецедента: а) решения, вынесенные Палатой лордов, составляют обязательные прецеденты для всех судов и для самой Палаты лордов; б) решения, принятые Апелляционным судом, обязательны дня всех судов кроме Палаты лордов; в) решения, принятые Высшим судом правосудия, обязательны для низших судов. В США отношение к прецеденту как источнику права более упрощенное, здесь вполне допускается изменение судебной практики.

В странах романо-германской системы права роль судебной практики в основном не выходит за рамки толкования (разъяснения) закона. Считается, что правотворческая деятельность является прерогативой законодателя, а также правительственных или административных властей, уполномоченных на это законодателем.

Дореволюционная русская теория права признавала, что закон дополняется нормами, создаваемыми судебной практике, хотя такое мнение не было общепризнанным(См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. II. М., 1911. С. 470.). Отношение к судебной практике как i к источнику права Трубецкой выразил следующим образом: в жизни общества встречаются случаи, законом не предусмотренные, и суд, рассматривая такие случаи, призван играть творческую роль; он должен разрешить всякие казусы и, сталкиваясь с новыми казусами, волей-неволей вынужден создавать для них новые нормы. Если суд сталкивается с казусом, для которого он не может найти соответствующего закона, то он должен разрешить его, основываясь на общем разуме законов, — так, как разрешил бы его сам законодатель. Он может воспользоваться законом, предусматривающим аналогичный случай. Если же нельзя подыскать подобного закона, то суд должен решить депо по духу действующего законодательства, руководствуясь намерениями и цепями законодателя, которые нашли выражение в законодательстве; как целом( См.: Трубецкой Е. Н. Указ. соч. С. 133.). Рассуждения Трубецкого приводят к однозначному выводу: суд не может создавать самостоятельные правовые нормы, при разрешении конкретных юридических дел он должен обратиться к закону, регулирующему сходные случаи, или руководствоваться целями и принципами действующего законодательства.

Отечественная юридическая наука более позднего периода считает, что судебная практика не может быть полноценным источником права. Представляя объективированный опыт реализации права, она не должна устанавливать первоначальные нормы, вносить дополнения и исправления в общие нормативные предписания. Ее роль чисто служебная, вспомогательная — конкретизировать в процессе толкования юридические нормы с учетом данной обстановки в рамках применения права(См.: Алексеев С. С. Общая теория права. М„ 1983. Т.П. С. 88)

3. Нормативно-правовой акт — это акт правотворчества, в котором содержатся нормы права. Среди современных источников права нормативно-правовой акт занимает ведущее место. Он объединяет в себе общеобязательные правила поведения, которые создаются и охраняются государством. К нормативно-правовым актам относятся конституции, другие законы, нормативные решения органов исполнительной власти. В отличие от других источников права, нормативные акты наиболее полно и оперативно отражают изменяющиеся потребности общественного развития, обеспечивают необходимую стабильность и эффективность правового регулирования.

Право и религия. На определенных этапах истории человеческого общества религиозное (каноническое) право играло существенную роль, особенно в тех странах, где религия признавалась государственным институтом. Эпоха средневековья дает нам немало подобных примеров. К церковной юрисдикции относилась значительная часть семейно-брачных, имущественных и даже уголовных правоотношений. По мере повышения роли светских судов и правотворческой деятельности государства сфера действия канонического права сужалась. Например, “Кодекс канонического права 1917 года”, изданный папой Бенедиктом XV, регулировал в основном внутрицерковные дела. Содержащиеся в этом Кодексе нормы можно было рассматривать лишь в той мере, в какой они признавались обязательными тем или иным государством.

В настоящее время распространенным источником права в арабских и некоторых других странах остаются мусульманские религиозные воззрения. Мусульманское право значительно отличается от всех других правовых систем. Оно представляет одну из сторон религии ислама. Суть этой религии состоит в том, что она, во-первых, устанавливает догмы и уточняет, во что мусульманин должен верить, и, во-вторых, предписывает верующим, что они должны и чего не должны делать. Так называемый “шар”, или “шариат” (в переводе “шариат” означает “путь следования”), и составляет то, что называют мусульманским правом. Это право указывает мусульманину, как он должен вести себя в соответствии с религией. В основе мусульманского права лежат четыре источника:

1) священная книга Коран, состоящая из высказываний Аллаха, обращенных к последнему из его пророков и посланцев Магомету;

2) Сунна — сборник традиционных правил, касающихся действий и высказываний Магомета, воспроизведенных целым рядом посредников;

3) Иджма — конкретизация положений Корана в изложении крупных ученых-мусульманистов;

4) Кияс — рассуждения по аналогии о тех явлениях жизни мусульман, которые не охватываются предыдущими источниками мусульманского права. Таким суждениям придается законный, общеобязательный характер.

Несмотря на значительную роль мусульманского права в регулировании общественных отношений, в последнее время во многих мусульманских странах все шире используются такие классические источники права, как правовой обычай и нормативно-правовой акт (законодательство).

§ 3. ПРАВО В СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ

Взгляды на право, его сущность, структуру, роль в общественной жизни складывались длительное время. Довольно четко юридическая наука определяет свойства права, те характерные черты, которые придают праву качество государственного регулятора общественных отношений: а) нормативность, поскольку право состоит из правил поведения общего характера; б) неразрывная связь с государством, так как нормы права исходят от государства и охраняются в необходимых случаях его принудительной силой.

Сущность права видится в “обеспечении” или “разграничении” жизненных интересов людей, в “выражении их воли”, в “установлении” определенного порядка общественной жизни. Имеются и другие научные взгляды на сущность права.

Новый подход к праву состоит в попытке установить различие между правом как объективным явлением общественной жизни и законом как формой выражения права и на этой основе сформулировать понятие правового закона(См.: Нерсесянц В. С. Право и закон. М., 1983. С. 342—353.).

Такой тип правопонимания исходит из того, что право и закон не всегда совпадают. Закон может полностью, частично или вообще не выражать сути права как объективного мерила человеческой свободы. Последнее подтверждают примеры недавней истории: фашистская Германия, сталинский период в Советском государстве, расистские режимы в странах Африки. Несмотря на обилие законов, нормативных предписаний исполнительной власти в этих странах, нельзя даже с приблизительной вероятностью говорить об их правовом характере. Это были антиправовые законы, не имеющие ничего общего с правом, справедливостью, свободой человека.

Концепция современного правопонимания исходит из естественно-правовых, материалистических и других прогрессивных взглядов, которые стремились выявить в праве специфический принцип регулирования, отличающий его от других регуляторов общественных отношений (морального, религиозного, уравнительного, властно-приказного). В рамках историко-материалистической концепции права таким специфическим принципом признается принцип формального равенства( См.: Нерсесянц В. С. Указ. соч. С. 351—360.).

Правовое равенство означает формальную независимость и свободу людей в их правовых отношениях. Оно имеет всеобщий характер, так как одинаково распространяется на всех субъектов определенного круга правовых отношений. Право — это всеобщий масштаб и равная мера свободы. Конечно, объем и конкретное содержание правового равенства изменялись: от деления на свободных и рабов до всеобщего формального равенства дня всех; но главное же состоит в том, что принцип равенства заложен в самой природе права и выражает присущую ему справедливость.

Принцип правового равенства, безусловно, является абстрактным выражением справедливости, о чем писали основоположники марксизма-ленинизма. Однако наличие в нем именно правовых начал объективно позволяет обеспечивать равные возможности людей в сфере правового регулирования, утверждать равное для всех значение справедливости, отсекая произвол в общественной жизни. Если же всеобщее и равное для всех значение справедливости подменяется какими-либо частными эгоистическими интересами, происходит разрыв границ между правом и произволом. В таком случае закон, как форма выражения права, лишается правового смысла и соответствующего критерия справедливости. В силу только лишь властной принудительности закон начинает выдаваться за исходное выражение того, что есть право и справедливость.

Смысл различения права и закона обусловлен двумя взаимосвязанными факторами:

1) необходимостью разграничения и противопоставления права и произвола;

2) необходимостью установления соответствия закона объективным требованиям права.

Представители же традиционного правопонимания, отождествляющие право и закон, считают, что право есть продукт властно-принудительного нормотворчества. При таком понимании права последнее обязательно лишь для подвластных. Сама же законодательная власть в своей деятельности руководствуется только процедурными нормами. Провозглашая идею господства закона и законности, сторонники традиционного правопонимания не учитывают главного: объективного критерия правомерности и справедливости этих законов и законности, соответствия их требованиям права, отличия их от произвола властей и несвободы подвластных.

Правовой закон характеризуется следующими признаками:

1. Правовой закон есть выражение и закрепление объективированной в праве меры свободы людей.

2. Правовой закон воплощает в себе принцип формального правового равенства, имеющего всеобщий характер справедливости. Его требования в одинаковой мере распространяются на государственную власть и граждан государства.

3. Правовой закон учитывает и охраняет интересы тех, кто находится за пределами правового равенства (больных, престарелых, безработных).

4. Правовой закон — это не продукт воли и субъективного усмотрения законодателя, а необходимая составная часть объективно складывающегося в данном обществе права. Законодатель не создает содержания права. Он только формулирует его в нормах, отражая объективные потребности развития общества.

5. Правовой закон — антипод произволу. Реальная жизнь закона возможна только в условиях правового государства.

Таким образом, заслуга представителей современного правопонимания состоит в том, что они объединили формальные признаки права и те объективные факторы, которые придают праву качество справедливого регулятора общественных отношений, обеспечивающего всеобщий масштаб и равную меру свободы дня всех, кто находится в сфере правового регулирования. Современные исследователи права наполнили идеи Руссо, Монтескье, Локка, Гегеля, Маркса, Кельзена и других своих предшественников новым содержанием, которое соответствует более совершенному уровню развития общества и государства, высказали собственное видение этой непреходящей научной проблемы.

ПРИЗНАКИ ПРАВА, ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЕГО ПОНЯТИЯ

ПРАВО В СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ

ВОПРОСЫ ДЛЯ ЗАКРЕПЛЕНИЯ ЗНАНИЙ

1. Закономерности и основные пути формирования права как объективного явления общественной жизни.

2. Изложите основные положение теории естественного права. Является ли она научной и насколько возможно ее применение в общественной жизни?

3. Особенности взглядов на право представителей исторической школы права.

4. В чем, с современной точки зрения, достоинства и недостатки научных положений реалистической школы права.

5. Социологическая школа права, представленная Эрлихом, Муромцевым, Паундом и другими имеет много поклонников среди современных юристов и социологов. Почему?

6. В какой мере нормативистская теория вошла во плоть нашей юридической науки? В чем это проявляется?

7. Какое значение психологическая теория права имеет для современной юридической науки и практики правового регулирования?

8. Изложите основные положения материалистической теории права. В чем, на ваш взгляд, ее сильные и слабые стороны?

9. Проанализируйте основные признаки права и дайте определение его понятия.

10. Каково взаимоотношение права с экономикой, политикой, религией, другими социальными явлениями?

12. Понятие источников права: их разновидности и краткая характеристика.

13. Почему юридический прецедент, как источник англо-саксонского права, не нашел широкого распространения в западно-европейских странах и России?

14. В чем вы видите различие между правом и законом?

15. Охарактеризуйте основные признаки правового закона.