Язык мой... Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Действия против языка: нонсенс или шанс?

Язык – живая материя, которая не подчиняется политической воле, погоде, сопротивляется насилию и пр. Так скажет любой филолог, подчеркнув, что "предпринимать конкретные действия против языка" – абсурд не только содержательный, но и стилистический. Тем не менее, практика подобное допускает, и именно эта уязвимая в филологическом отношении строчка оказалась среди значимых компонентов проекта "Язык Вражды в российских СМИ". Такова предыстория весьма любопытных общественных действий и акций в шести городах России: Рязани, Перми, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Новороссийске и Кемерово.

Об "антиязыковой" деятельности

Акции всегда считались эффективной формой сообщения миру плохих новостей. В проекте же мы надеялись сделать видимой для горожан проблему дискриминационных, уничижительных высказываний и лексики в публичном обороте. Прежде всего – в СМИ, поскольку появление Языка Вражды в прессе и на ТВ почти автоматически переносит эти стереотипы на "улицу", в обыденную жизнь, показывает, что это – норма. Отсроченным или почти немедленным результатом становятся новые конфликты и непонимание.

Понимая, что точно определить аудиторию, с которой нам придется работать, затруднительно, мы обозначили цели достаточно широко: привлечь внимание журналистов и начать общественную дискуссию о Языке Вражды. А дальше, собрав в кулак весь свой авантюризм, начали искать надежных и творческих партнеров в профильных регионах и устраивать краткий идейный и боевой "инструктаж", параллельно узнавая, что в некоторых городах отдельные аспекты Языка Вражды даже обсуждались на переговорах с силовиками. Например, пермские правозащитники еще в 2001 г. поднимали тему милитаризации современного языка (со всеми его "арсеналами", взятиями "на вооружение" и постоянной "борьбой").

Хотя самым сложным в акционном процессе оказалось соблюдение сроков, с мая по сентябрь при координации Центра развития демократии и прав человека и консультативной поддержка МХГ, ФЗГ и "Панорамы" была организована эстафета акций под условным названием "Чистый город"/"От языка вражды к языку мира". Несмотря на то что каждая региональная команда проявила достаточно оригинальности в выборе мероприятий, отдельные элементы акций во всех городах были схожи.

Несколько технологий, отработанных за эти месяцы, можно без зазрения совести назвать перспективными и результативными. Ведь даже если забыть обо всех находках и удачах, значимых для инициаторов, или толерантную реакцию горожан (вспомните себя, когда вам пытаются всучить флаер!), мы "подарили" России несколько чистых заборов. Это, согласитесь, уже почти прорыв для страны, где каждый "уважающий себя" город может похвастаться не одной стеной с цветистым высказыванием – не просто с использованием сниженной ненормативной лексики, а еще и с националистическими призывами...

О чистоте стен и заборов

В Рязани родилась одна из таких технологий, когда группа молодых рязанских правозащитников первой устраивала акцию по проекту. Уже на начальном этапе обсуждений "оскорбительные и погромные надписи" на домах и заборах попали "под прицел". Как верно рассудили рязанцы, эффективность такого пиара велика – 20–30 надписей в разных районах создают впечатление, что национализм в Рязани – чуть ли не господствующая идеология. Правозащитники же не могут платить той же монетой и доводить до "народа" свои человеколюбивые убеждения через граффити.

Впрочем, отчасти могут, оказывается. Одной из целей молодежной акции "Чистый Город", разработанной Рязанской Школой прав человека, как раз было помешать распространению националистических идей на "поле" противника – то есть на стенах и заборах! Язык Вражды на них было решено попросту замазать. Этим, кстати, должны бы заниматься муниципальные службы, так что определенную услугу этой побелкой оказали и им.

Первые шаги к чистому городу рязанские антифашисты совершили в мае и июне 2002 г., в сентябре Рязанская Школа прав человека возобновила акцию. В этот раз националистические лозунги на стенах и заборах закрашивали участники детского образовательного лагеря "Гражданин мира". Десять человек с валиками и кистями сумели очистить город от огромных изображений свастик и лозунгов вроде "России – русский порядок!".

Также в рамках проекта были проведены пикеты и создана передвижная фотовыставка "Язык вражды или язык мира?" с использованием газетных публикаций. В финале во Дворце молодежи прошел концерт с участием популярных групп и местных команд КВН, на котором нескольким рязанским СМИ и отдельным журналистам были вручены "премии толерантности". Итоги "месячника против Языка Вражды" правозащитники подвели на заключительной дискуссии с представителями национальных общин Рязани.

В Кемерово идея закрашивать заборы оказалась такой же популярной, как в книге о Томе Сойере. В цикле кемеровских мероприятий (этот город был последним в акционном марафоне) она обрела наиболее заметное выражение. Вместе с активистами Лиги защиты культуры и подростками участвовать в уничтожении дискриминационных надписей согласился… чемпион мира по ледолазанию, студент спортивного факультета Кемеровского университета Александр Матвеев.

Ему предстоит (поскольку статья пишется до чемпионского выхода) закрасить свастику и ругательство на верхнем пролете моста через реку Искитимка, рядом с парком Победы имени маршала Жукова. Затем десант "Чистого слова" (так назвали акцию в этом городе) отправится на другие объекты.

К октябрю Кемеровский Центр независимой журналистики и его единомышленники готовят фотовыставку "В мире добрых слов" в Областной научной библиотеке им. В. Федорова и конкурс школьных сочинений "Мы говорим и пишем на языке мира!". Первым учебным учреждением, где он пройдет, станет школа № 69. Конкурс поможет начать разговор о различиях между Языком Вражды и нейтральным языком, позволяющим не создавать, а избегать нагнетания конфликтов в обществе.

Об импровизированных дискуссиях

Второй по популярности технологией после побелки заборов стало проведение дискуссий (с приложениями-фотовыставками). Беседы получились удивительно разными – оживленными и не очень, научными и эмоциональными, камерными и открытыми. Уже на одной из первых кто-то из участников посоветовал "вместо рассуждений о Языке Вражды переходить к делу". В качестве первого такого "дела" была устроена очередная дискуссия – уличная.

В Перми у центрального универмага в день закрашивания надписей – 26 июня – был развернут стенд с тематическими фотографиями. Экспозицию правозащитники создавали как наглядное подтверждение того, что Пермь не обойдена Языком Вражды – не только на уровне внешнего облика города, но и на уровне воззрений его жителей. У стенда – несколько "возмутителей спокойствия", "мемориальских" волонтеров и правозащитников раздают флаеры о Языке Вражды и вызывают пермяков на разговор. В итоге разговор не просто завязался – затянулся, ибо под конец акции к ЦУМу подтянулись группки националистов.

Психология толпы не так проста: неожиданно для организаторов люди реагировали на акцию с гораздо большим пониманием, чем ожидалось. Из всей массы розданных флаеров тут же полетели на асфальт и в урны всего с десяток. Более того, люди читали то, что написано в оранжевых листовках! Некоторые даже возвращались, готовы были говорить о проблеме. Противники акции вполне резонно заявляли, что в Перми им негде публично рассказать о своих взглядах, что пресса избегает острых дискуссий. Насколько мне вспоминаются похожего рода московские акции и раздачи агиток, они всегда проходили с гораздо большими "сучками и задоринками"…

А передвижная выставка "Это – язык вражды!" в июле и августе переехала в музей истории политических репрессий "Пермь-36" для проведения с молодыми волонтерами занятий по теме "Толерантность". С сентября общими усилиями выставку расширяют. Новые материалы показывают, с одной стороны, к чему приводит Язык Вражды и "думание" на нем, а с другой – предлагают альтернативу ему. В таком виде в течение следующего учебного года выставка будет демонстрироваться в средних школах Перми как дополнение к занятиям по теме "Толерантность".

В Новороссийске в рамках акции "Город без вражды" создавали экспонаты для будущей выставки сами горожане. 27 июня на площади Пушкина между деревьями волонтеры "Школы мира" установили перетяжку с символикой акции, трибуну и флипчарт. Прохожим – молодым и не очень – предлагалось либо высказаться с трибуны, либо письменно поведать о своем отношении к вражде и миру и принять участие в мастер-классе художника Владимира Сердюка по созданию плаката мира.

Эта технология позволяет даже человеку, который до этого не чувствовал в себе художественного дара, выразить свои мысли и убеждения в плакатной форме. Несколькими днями позже мастер-класс был повторен на берегу озера Абрау для 25 молодых людей, участников волонтерского лагеря, которые во время акции были заняты важным (и почти уже ставшим культовым) делом – закрашиванием "враждебных" граффити. В итоге за два дня – не только 15 очищенных от "националистической скверны" стен, но и полноценная коллекция толерантных плакатов. Их образы и символика акции "Город без вражды" будут использоваться, например, при проведении конкурса студенческих журналистских работ в номинации "Язык мира" в 2003 г.

В Краснодаре же, вышедшем по результатам мониторинга Языка Вражды на первое место, решили провести уже привычную дискуссию (учитывая сложность обстановки – в этот период в крае начались наводнения и одновременно обострилась ситуация с нарушениями прав турок-месхетинцев, после чего в одной из станиц была объявлена голодовка).

Вопреки опасениям, разговор пошел относительно ровно. Журналисты в меньшей степени задавали вопросы провокационные, скорее просто "на понимание". После этого мероприятия, пожалуй, в первый раз после знакомства с данными анализа публикаций в голове промелькнуло: тот, кто заказывает музыку, не обязательно лишает музыкантов способности думать…

Об экспериментах с городскими знаками

В Санкт-Петербурге акцию, заключавшуюся в установке знака "Здесь запрещено употребление слова…", предварял телевизионный опрос с целью определить мнение горожан о месте установки знака. Опрос прошел в прайм-тайм 8 июля на самом популярном в городе телеканале "Петербург – 5 канал" в программе "Семь вечеров".

По ходу переговоров, познакомившись с концепцией акции и мониторингом СМИ, руководство телепрограммы согласилось целиком посвятить передачу обсуждению проблемы Языка Вражды. Эфир начался четырехминутным сюжетом об акции, после чего зрителям предложили высказать свое мнение о том, где следует установить такой знак и какими мерами можно справиться с межнациональной рознью.

Вторая тема вызвала больший интерес, и ответы также оказались нетривиальными: из 2100 позвонивших в студию 850 уверены, что с рознью справиться нельзя "никак", 838 полагаются на воспитание, а оставшиеся 412 – на "силу закона". Знак большинство петербуржцев почитало уместным установить у Дома журналиста, что и было сделано несколькими днями позже – в присутствии представителей СМИ. Чтобы не перечислять на знаке слов, относящиеся к Языку Вражды, их написали на бумажном пакете, с торжественного срывания которого началась акция.

Закончить "питерский цикл" мероприятий по графику не удалось: спустя несколько дней две инициативные группы заявили о желании установить еще несколько подобных знаков в городе. Один из них сотрудники молодежной неправительственной организации "Взгляд в будущее" захотели увидеть у здания, в котором расположен их офис и Молодежный информационный центр. Другой представители азербайджанского национально-культурного общества предлагают установить у курируемого их организацией памятника Низами, сооруженного в Петербурге в 2002 г. на средства Правительства Азербайджана. Сейчас по поводу установки этих плакатов идут переговоры.

Об итогах, в том числе неожиданных

Итак, события развивались динамично и даже вселяли умеренный оптимизм, пока не приспел час подводить итоги акций по проекту. Они, как и следовало ожидать, оказались весьма неоднозначными, а некоторые даже со знаком "минус".

Прежде всего, большинство закрашенных ругательств были намалеваны вновь (хотя в Рязани на первых порах кто-то (вероятно, муниципальные службы) продолжал замазывать коричневой краской "заборное творчество"). Из-за восстановления этих надписей один из журналистов крупного федерального издания справедливо раскритиковал некоторые методы и заблуждения вдохновителей и организаторов акций. Дескать, декабристы разбудили Герцена, а правозащитники – "расистов"…

Несомненно, можно оценивать происходящие и так, хотя вряд ли "враждебные силы" спали крепким сном, если пробудились так стремительно. "Обратная связь" после акции в Перми показала, что настроения в городе отнюдь не только благостные. И хотя еще несколько недель после закрашивания на пейджер "Мемориала" сыпались "адреса для побелки стен", но были и совсем другие сообщения ("Каждому свое. Адольф Алоизевич", "Язык Вражды – это иврит. Посмотрите в интернете Талмуд", "У меня есть еще краска").

Правда, правозащитники на новые надписи откликнулись очень быстро: очередным рейдом закрашиваний, намерением привлечь коммунальные службы, которым по штату положено следить за опрятностью стен и заборов. Только на уровне "краски" даже от этой пресловутой "назаборной живописи" не избавиться, и это достаточно очевидно уже сейчас.

По мнению мемориальцев, новые образцы Языка Вражды были сделаны тем же почерком, теми же авторами, что и предыдущие. И люди эти хотят быть или казаться не менее принципиальными, чем правозащитники. Но, естественно, проблема затрагивает не две эти небольшие группы, а подавляющее большинство пермяков – да и россиян в целом.

Даже во внешне спокойных и миролюбивых городах предостаточно острых противоречий. До поры все это скрыто, Язык Вражды – на уровне шепота, толерантность – "в пределах нормы". А нетерпимость, ненависть, конфликт разрастается себе… Примеров тому накопилось предостаточно даже за период реализации проекта. Так, в благополучном и по мониторингу, и по отзывам коллег Кемерово после трагического подвига Татьяны Сапуновой на одном из шоссе появился антисемитский щит. Проблему увидели…

Акции против проявлений Языка Вражды можно расценивать и как смелые, и как спорные, и как совершенно несерьезные и мягкотелые. Но даже будучи уязвимыми по форме и исполнению, они встретили отпор, ответную волну. Так что действия предпринимать можно. Но – и здесь словесники правы – не против языка. Нужны упреждающие действия, чтобы Язык Вражды не провоцировал конфликт.

P.S. Да простят меня коллеги за, возможно, неудачный выбор стиля и языка при попытке рассказать об общей работе – интересной, напряженной и продуктивной. Писать о Языке Вражды непросто даже тем, кому неприятно читать Язык Вражды в материалах других.