Мирам Г.Э. Профессия: переводчик

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 8. Место переводчика в... (Несколько слов об этике переводческой профессии)

Еще несколько слов о переводческой профессии. Место переводчика в ряду других профессий и занятий. Человек-невидимка. Как переводчику подобает вести себя на переговорах, во время банкета и вообще с теми, кому он переводит? Голос - инструмент профессии переводчика. Можно ли "поставить" голос? "Униформа переводчика". Одевать ли переводчику галстук на "встречу без галстуков"? Должен ли переводчик смеяться, переводя анекдот?
В те времена, которые теперь называют застойными, переводу и переводчикам посвящалось много всяких конференций и семинаров и среди них нередки были конференции под названием: "Место переводчика в..." (в литературе, информационном обеспечении, структуре службы протокола и т.д.).
Очень всех в то время интересовало место, занимаемое переводчиками, хотя никто на это место вроде бы особенно не претендовал - очень уж оно было не престижным и не денежным.
Сейчас времена, как известно, уже иные - переводческие конференции бывают редко, если вообще где-то еще бывают, и вопрос о том, где же "место переводчика в..." как-то сразу перестал занимать научную и официальную общественность.
Тем не менее переводчики остались и играют, пожалуй не менее, если не более, важную, роль, чем раньше. Так давайте же попробуем разобраться сами, где наше место и какова наша роль. Но сначала два примера.
Когда-то пришлось мне работать на переговорах вместе с одним переводчиком, назовем его С. Был это человек крупных габаритов с внешностью и манерами партийного функционера среднего уровня. Носил он строгие костюмы
145


темных оттенков и галстуки в тон, говорил внушительно, медленно, хорошо "держал паузу".
Обычно, когда иностранцы заходили в комнату для переговоров, то прежде всего замечали этого С. и почтительно с ним здоровались, а он отвечал им в своей небрежной и внушительной манере, выдержав приличествующую паузу.
Конечно, когда они узнавали, что С. всего лишь переводчик, то вид у них был несколько обескураженный, тем более, что переводил он не блестяще.
А теперь пример совершенно иного, я бы сказал, лакейского поведения. В аэропорту я как-то наблюдал, как переводчик, мягко говоря, средних лет таскал на весы багаж группы молоденьких американских "советников" под аккомпанемент их шуток и "подначек". Я еле удержался от того, чтобы подойти к нему и сказать: "Слушай, друг, не позорь профессию!"
Такие, господа, житейские наблюдения за тем, как ведут себя некоторые наши коллеги, так сказать, в предлагаемых обстоятельствах.
Описанные здесь случаи не единичны, а, я бы рискнул утверждать, достаточно типичны для нашей профессии.
С одной стороны, переводчики часто ведут себя как девушки из хорошей семьи, вынужденные зарабатывать на жизнь древнейшей профессией. Мол, вообще-то я не переводчик (переводчица), а преподаю в вузе (работаю редактором, перевожу книги и т.п.), но вот обстоятельства заставили, сами понимаете.
С другой - таскают чемоданы, подают кофе, провожают иностранцев в туалет и выполняют другие, не имеющие никакого отношения к переводу поручения заказчиков.
У нас, в странах бывшего Союза, эта практика смотреть на переводчика как на мальчика (девочку) "на посылках", к сожалению, весьма распространена. За рубежом ситуация совсем иная - об этом мы еще поговорим.
Чем же объяснить такое положение вещей, и как с ним бороться?
Объяснить очень просто - низким, не престижным ста-
146

тусом профессии переводчика в Союзе и в странах, возникших после его распада. Именно поэтому некоторые переводчики стесняются своей профессии и говорят, что вообще-то они преподаватели, редакторы и т.д. И по той же причине заказчик может послать переводчика за пивом или попросить (без дополнительной оплаты) показать иностранцу город.
Как с этим бороться? Выход только один - повышать статус профессии, заниматься только своим делом - переводом.
Учитесь этому у настоящих ремесленников, например у водопроводчика. Едва ли кто-нибудь осмелится сказать водопроводчику, который пришел к вам чинить кран: "Вот я вижу, тут у вас молоток, так не могли бы вы мне еще пару гвоздей забить за ту же цену или дверной замок починить, отвертка, я вижу, у вас тоже имеется?" После этих слов вам либо придется чинить кран самому, либо заплатить за дополнительные услуги.
Но если говорить серьезно, то для изменения, я бы даже сказал - четкого определения, статуса переводческой профессии нужно то, что обязательно есть на Западе и почему-то отсутствует у нас:
1. Рабочий контракт, в котором должны быть четко оговорены ваши функции и плата за их выполнение. Если вы согласны дополнительно таскать чемоданы, дело ваше (хотя я считаю, что переводчик этого делать нез должен), но это должно быть записано в контракте. Если вас просят показать иностранцам город, то этот, вид деятельности тоже должен быть отдельно оговорен и в контракте с указанием отдельной платы. Кстати, далеко не каждый может быть гидом и провести полноценную экскурсию на иностранном языке. За границей это понимают и платят соответственно. Это у нас экскурсия входит в бесплатные проявления славянского гостеприимства.
В вашем контракте должен быть оговорен вид перевода. Если вы синхронист, то никто не имеет права заста-
147

вить вас переводить последовательно (например, на банкете, во время обеда, в перерыве, когда вы должны отдыхать). И, конечно, если контракт с вами заключается на последовательный перевод, никто не имеет права заставить вас переводить синхронно или письменно. Письменный перевод в ходе конференции или семинара должен быть также указан и оплачен отдельно. Но все это возможно только в том случае, если в стране (в городе) есть профессиональный союз (объединение) переводчиков.
2. Профессиональный союз (объединение) переводчиков, защищающий ваши права.
Вы платите взносы, а этот союз обеспечивает юридическую защиту ваших прав. Если ваши права нарушаются, профсоюз обязан защитить вас в суде. Профсоюз следит за тем, чтобы вас не заставляли выполнять не указанную в контракте работу и не платили меньше установленного союзом минимума. Прошу не путать с так называемыми бюро переводов, у которых, за редким исключением, одна цель: обобрать вас как липку и обогатиться на демпинговых гонорарах за перевод.
Таким образом, учиться уважать свою профессию надо у хороших ремесленников, заручившись поддержкой профессионального союза. Учиться и учить заказчиков перевода.
В связи с этим давайте немного поговорим о том, как работают западные переводчики.
Начать нужно с того, что за границей переводчик достаточно престижная и хорошо оплачиваемая профессия. Синхронисты, например, в некоторых странах получают по 500-600 долларов за день работы.
Я уже говорил в начале книги о том, что статус профессии переводчика прямо связан с лингвистической образованностью общества.
У нас иностранные языки, как правило, не знают и потому свято уверены, что переводить легко - надо только
148

язык знать. В Европе и Северной Америке средний образованный человек (чиновник, технический специалист, бизнесмен) говорит, по крайней мере, на одном иностранном языке. Казалось бы, переводческая профессия должна быть упразднена за ненадобностью.
Однако этого не происходит и именно потому, что западные чиновники и бизнесмены на собственном опыте постигли простую, казалось бы, истину: "Для того чтобы переводить, знать иностранный язык не достаточно".
Особых доказательств своей правоты я приводить не буду, скажу только, что на переводы, скажем, тот же Европейский Союз тратит ежегодно сотни миллионов долларов.
В соответствии с высоким статусом профессии ведут себя и зарубежные переводчики. Иногда в наших глазах это даже выглядит несколько смешно.
Например, у голландских синхронистов, с которыми я как-то вместе работал, было два красных флажка с надписями "СТОП" и "МЕДЛЕННЕЕ". Как только докладчик начинал спешить, они тут же выскакивали из кабины в зал с этими флажками.
Однажды синхронисты-иностранцы отказались переводить доклад, тезисов которого не было в предварительно напечатанном сборнике.
Мне как советскому человеку это казалось и кажется странным, но, видимо, так и надо поступать, если хочешь, чтобы к работе переводчика заказчик относился с уважением.
Нашей с вами репутации наносят огромный вред жадные и неразборчивые люди, которые готовы переводить, хоть стоя на голове, лишь бы заплатили. Смею утверждать, что переводят они обычно плохо, нанося двойной вред профессиональной репутации.
Нашей репутации наносят вред и "герои труда", которые переводят по несколько часов кряду без перерыва, работают на "синхроне" без партнера. В условиях нашего ди-
149

кого рынка и отношения к переводу регламентация и охрана нашего труда особенно необходимы.
Я думаю, почти каждый синхронист сталкивался, например, с такой ситуацией. Во время перерыва, когда вы должны отдыхать, к вам подходит участник или устроитель конференции и говорит приблизительно следующее: "Не могли бы вы, пока вы тут свободны (!), перевести один небольшой материальчик?". И часто мы не отказываем и переводим, потому что, кроме всего прочего, нам не хватает чувства собственного достоинства.
А давайте представим себе такую ситуацию. Обеденный перерыв. Строительные рабочие расположились в уголке, чтобы "культурно отдохнуть", и тут подходит к ним некто и произносит почти такой же текст: "Не могли бы вы, пока вы тут свободны (!), разгрузить машину с кирпичом за ту же плату?" Такого смельчака и представить себе трудно, правда?
Поэтому я призываю вас объединяться и бороться за свои права, не теряя при этом чувства меры и интеллигентности, которые должны быть свойственны нашей профессии.
Теперь, разобравшись немного с нашими правами, давайте поговорим и об обязанностях, а точнее о том, как должен и как не должен вести себя переводчик.
Лучше всего в одной фразе об этом сказал Джон Ле Карре: "Good interpreters efface themselves". Вот из этого и давайте исходить - хороший переводчик должен быть не заметен - это касается и одежды, и голоса, и всего поведения. Но давайте по порядку.
Профессия переводчика, как известно, сродни профессии актера. Так же, как и актер, вы выступаете перед большой аудиторией, и то, что вы говорите, должно быть понятно этой аудитории и восприниматься легко и без усилий. Так же, как и на актера, на вас смотрит множество глаз, и желательно выглядеть соответственно. Так же, как и актер, вы должны чутко чувствовать отношение аудитории к вашим словам.
150

Однако существует и радикальное отличие. Актер должен уметь вжиться в роль - почувствовать себя персонажем, которого он играет, и, так сказать, имитировать поведение этого персонажа.
Переводчик же, наоборот, должен быть полностью отстранен от образа того, кого он переводит.
Для переводчика должен существовать только смысл переводимого текста, и вызвать какие-либо эмоции у слушателей (смех, негодование и т.д.) он может только за счет правильной передачи смысла, а не за счет таких невербальных средств, как жесты, интонации, тон голоса. Голос и все поведение переводчика должны быть всегда нейтральными, независимо от эмоций выступающего.
В те же застойные времена я был на одном семинаре, где представители КПСС и так называемых дружественных партий (компартий США и Англии) клеймили международный империализм. Особым пафосом отличался один американский коммунист: он то и дело срывался на крик, стучал кулаком по кафедре и т.п.
Интересно, что таким же неистовым обличителем оказался и приставленный к нему переводчик - он тоже кричал и стучал кулаком и даже опрокинул графин с водой. Смотреть на этот дуэт было, право же, смешно.
Позже, в перерыве, я услышал, как один из советских делегатов сказал переводчику: "Не знал, брат, что ты так ненавидишь империалистов!"
Некоторое послабление в отношении эмоциональности перевода можно сделать для синхронистов.
Я уже писал, что некоторые синхронисты говорят слишком громко и даже иногда жестикулируют в кабине, повторяя жесты докладчика. Вызвано это особыми условиями синхронного перевода, большим психическим напряжением переводчика.
Громкий голос и жесты - это так называемая "моторная компенсация" стресса, и синхронист часто не в силах с ней совладать. Однако вреда от этого слушателям нет - гром-
151

кость голоса переводчика можно регулировать, а жестикуляция в кабине не видна.
Что же касается устного последовательного перевода, то здесь переводчик должен соблюдать все требования "эмоциональной нейтральности".
Переводить нужно громко, отчетливо, но без эмоций. Особенно это относится к шуткам докладчиков. Ни в коем случае нельзя смеяться шуткам до перевода, да и после перевода лучше не смеяться, а отреагировать на шутку сдержанной улыбкой.
Не забывайте, что вы посредник и шутки предназначены не вам!
То же можно сказать и о прочих эмоциях того человека, которого вы переводите (гнев, негодование, обида), они направлены не на вас, и, более того, вы в праве их не разделять. Поэтому переводите точно, но не вкладывайте в перевод еще и свои чувства.
Нужно еще раз подчеркнуть, что переводить шутки и эмоциональную речь очень тяжело.
Во-первых, это трудно само по себе, из-за того, что юмор и эмоциональная речь идиоматичны, т.е. не воспринимаются в переводе дословно и их нужно интерпретировать в понятных для слушателя словесных образах.
Во-вторых, это сложно психологически, так как трудно не поддаться эмоциям говорящих, если они веселятся или ссорятся. Поддаваться же этим эмоциям просто нельзя -вы не сможете переводить и будете вместо этого бессмысленно хихикать или ругаться "своими словами".
Здесь едва ли можно дать еще какой-нибудь универсальный совет, кроме того, что уже сказано. Выходить из таких ситуаций каждый раз вам придется самим. Но можно дать несколько рекомендаций, исходя из собственного опыта.
При переводе шутки или эмоционального высказывания лучше пользоваться косвенной речью. То есть переводить, к примеру, "You, son of a bitch!", не "Ты, сукин сын!", а "Он (она) говорит, что вы сукин сын".
152

Как видите, косвенный перевод не только четко определяет вашу нейтральную позицию, но и не несет в себе прямого оскорбления. Может быть, вам даже и удастся погасить конфликт.
Еще лучше ругательства не переводить вообще, а говорить тому, кому вы переводите, что его собеседник недоволен или очень недоволен. Но это не всегда возможно, так как от вас могут потребовать точный перевод.
Еще одна рекомендация из своего опыта. Если тот, кого вы переводите, говорит: "Я хочу рассказать один анекдот (смешной случай, одну смешную историю и т.п.)", не переводите это дословно, а скажите что-нибудь вроде: "Я тут хочу вам кое-что рассказать".
При этом никто ничего не потеряет - если будет смешно, все и так поймут, что это анекдот или смешная история, если же нет, то вас, по крайней мере, не упрекнут безвинно в плохом переводе. Ведь шутки не все понимают или, точнее, не все понимают одинаково, особенно "дети разных народов". Вот один пример.
Американский лектор, говоря о реструктуризации государственных предприятий и, в частности, о необходимости правильно оценить полезность той или иной структуры предприятия, сказал: "А сейчас в качестве примера я вам расскажу одну смешную историю".
И он рассказал следующую историю.
На одну ферму приезжает горожанин и с удивлением видит в свинарнике свинью на деревянной ноге. В изумлении он зовет фермера и просит объяснить ему это необычное явление. Фермер говорит, что это совершенно уникальная свинья - она спасла ферму от пожара; подсказала хозяину номер лотерейного билета, по которому он выиграл миллион, и постоянно дает полезные советы по ведению хозяйства и принесла ему этим целое состояние. Свой рассказ фермер завершил риторическим вопросом: "Ну разве можно убивать такую свинью ради нескольких отбивных?!"
153

Когда я закончил перевод для аудитории хозяйственников из бывших советских республик, то услышал в наушниках лишь несколько неуверенных смешков.
Возникла довольно неловкая пауза. Тогда, чувствуя, что лектор чего-то от них ждет, слушатели стали задавать ему вопросы "по теме": один спросил, принято ли в Штатах иметь подсобные хозяйства, в частности свинофермы при крупных заводах, и попутно поделился своим опытом; другой - надо ли понимать этот пример со свиньей так, что от нерентабельных структур надо избавляться постепенно, извлекая из них всю возможную пользу.
Лектор был довольно обескуражен отсутствием ожидаемой реакции и сказал мне в перерыве, что этот анекдот пользуется неизменным успехом, когда он выступает в Европе или даже в Африке.
Видимо, не зря говорят об особом советском менталитете, и нам, переводчикам, обязательно следует это помнить.
Говоря о юморе и анекдотах, стоит сказать и о переводе тостов и анекдотов за ужином в ресторане. Среди переводчиков этот "застольный перевод" недаром считается очень сложным и неблагодарным трудом.
Мы не будем говорить здесь о проблемах перевода грузинского или еврейского анекдота на английский язык. Это особая большая тема.
Поговорим о внешней стороне этого неблагодарного для переводчика занятия. Попробуем ответить на непростые вопросы: пить или не пить и если есть, то когда (чтобы требование перевести не застало тебя с набитым ртом)?
Мой совет (особенно начинающим): не есть и не пить, а делать вид, что ешь и пьешь. Наешьтесь заранее, выпьете потом с друзьями - это не ваш пир. Для переводчика застолье - это работа и, повторяю, очень тяжелая.
Но нельзя и сидеть истуканом, с каменным лицом - люди веселятся и надо соответствовать.
154

Признаюсь, что я тут намеренно несколько сгустил краски. Обычно отношение к переводчику на таких неформальных мероприятиях доброжелательное. Вам дадут и поесть, и выпить спокойно, но не забывайте ни на минуту, что для вас это работа.
В этом месте, я думаю, уместно сказать пару слов о том, как следует одеваться, и, конечно, о голосе.
Мои советы, вероятно, покажутся вам не слишком оригинальными. Одевайтесь так, как принято (как одеваются все) в том или ином случае. Не нужно одевать тройку или бальное платье на экскурсию по металлургическому заводу, и не следует щеголять в джинсах на протокольной встрече.
С голосом сложнее - его не "перекуешь" как в волшебной сказке, какой есть, такой есть. Однако голос профессионального переводчика обязательно должен быть правильно поставлен.
Обратитесь за консультацией к знакомым актерам, преподавателям фонетики, наконец, к логопеду - они подскажут вам как тренировать ("поставить") голос. Если вы правильно "поставите" ваш голос, то избавите себя от лишних усилий, вас будет хорошо слышно в любой аудитории, в грохоте цеха и "средь шумного веселья". Советую этим заняться сразу, как только решите посвятить себя нелегкой переводческой профессии.
Теперь еще немного о специфике профессии. Переводчик - это профессия, которая требует постоянного накопления и совершенствования основных знаний. Прежде всего я имею в виду иностранный язык - его надо учить всю свою профессиональную жизнь, и если вы человек, способный быть объективным, хотя бы наедине с собой, то через много-много лет работы с иностранным языком вы обязательно воскликните, подобно философу древности: "Я знаю, что я ничего не знаю!"
Пусть вас это не смущает. Глубины языка, особенно неродного, неисчерпаемы - чем больше вы знаете, тем больше остается в нем непознанного и непознаваемого.
155

Изучать язык нужно только в общении с его носителями. Копируйте иностранцев, копируйте даже их манеру говорить. Выберите себе героя - кого-то из знакомых иностранцев, иностранного актера - и старайтесь говорить так, как говорит он.
Переводчики-"англичане" моего поколения выбирали своими героями американских актеров (Грегори Пека, Генри Фонду) или, точнее, персонажей, которых эти актеры играли, и старались говорить, как они: мужественно, с отчетливым призвуком "г" в гласных. Конечно, это немного смешно и по-детски, но в языке, как в музыке, слух воспитывает имитация.
Теперь о словарном запасе. Не заучивайте слова беспорядочно, "привязывайте" их к теме - как правильно учили вас в институте.
Я уже говорил, но повторю еще раз - важнее всего бытовой слой лексики. Постоянно вылавливайте и учите эквиваленты выражений вроде "Я с вами свяжусь", "Держите меня в курсе", "Передайте на два билетика", "Кто последний?" и им подобные - в этом слое русский (советский) способ выражения мыслей сильнее всего расходится с иностранным (например, английским). Записывайте такие выражения. Кстати, насколько мне известно, словаря такого рода нет. Можете внести свой вклад в лексикографию.
Конечно, знать иностранный язык переводчику надо, и хорошо знать, но для перевода важнее всего знание родного языка. Недаром синхронно переводить на иностранный язык легче, чем на родной. Этот парадокс знают все синхронисты.
И наконец, самое важное - общие и специальные знания, широта кругозора. Это отличает нас от переводящего робота, и без широких и всесторонних знаний хорошего переводчика из вас не получится.
А теперь давайте посмотрим, каков же он, герой этой книги, переводчик-профессионал?
Интеллигентный, просто, но со вкусом одетый, безукоризненно вежливый и корректный, непьющий (мало
156

пьющий), умеренный в еде, с голосом звучным и приятного тона, всесторонне образованный, с чувством собственного достоинства и ощущением значимости своей профессии - таков он, герой этой книги!
Куда до него белозубому красавцу за рулем троллейбуса!
Хорошая профессия - переводчик!