Лорд Питер. Индюки и орлы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 8.

Хэгин стал беспокойнее, чем прежде. Иногда у него выдавался "неплохой денек", но он никак не мог выбросить из головы слова филина. Хэгин чувствовал, как что-то внутри него рвалось к свободе. Филин вновь пробудил в нем это желание и укрепил его.

Интересно, знал ли кто-нибудь из индюков об этом Эндрю? Может быть, он был просто сумасшедшим филином, болтающим всякую чушь.

В полдень, когда его индюшация брела по лесу в поисках желудей, Хэгину удалось еще раз поговорить с Селин.

"Селин, ты слышало о филине Эндрю?" - шепотом спросил Хэгин.

"Да, так, кое-что", - ответила Селин. Разговаривая, они продолжали идти.

"Ну что же, что?" - не скрывая нетерпения, спросил Хэгин.

"Зачем это тебе?" - не сдавалась Селин. Она полагала, что Хэгина снова ждут неприятности. "Ты с ним разговаривал?"

"Я видел его только однажды. Мне интересно, что индюки думают о нем".

Селин встревожилась: "Ты говоришь так, будто больше не принадлежишь к индюкам". Ее голос дрожал от негодования.

"Селин, я не знаю, кто я, но я намерен выяснить это. А теперь, пожалуйста, расскажи мне об Эндрю".

"Хэгин, держись от него подальше. Он клевещет на индюков. Он говорит, что мы, индюки, принимаем в свою стаю разных птиц, и превращаем их в свое подобие. Не слушай его, Хэгин".

"Послушай, Селин. Он говорит, что не только стервятник летает в небе. Там есть другая птица, которая летает даже выше стервятника. Ее зовут орлом". Он помедлил мгновенье. "Я бы хотел быть орлом".

"Это глупо, Хэгин!" - воскликнула Селин, не веря своим ушам. "Не забывай, что ты - стервятник. Индюки приняли тебя в свою стаю, и сделали одним из них. Лишь стервятники летают высоко в небе. С высоты они высматривают свою жертву. Только поэтому они и летают. Не сходи с ума, Хэгин".

Хэгин ушел от сестры в подавленном настроении. Он понял, что больше не сможет говорить с ней, или с кем-либо из индюков, о своих истинных чувствах. Он снова почувствовал себя ужасно одиноким.

По прошествии нескольких дней, на закате, Хэгин вместе с Брюсом разыскивал желуди, когда в отдалении заметил трех незнакомых индюков. Они не принадлежали его индюшации. Хэгин предположил, что это были Ягодники. Он почувствовал, что должен улизнуть ненадолго, чтобы поговорить с ними.

Немного позже Брюс дал знак, что готов вернуться к стае и устроиться на ночлег. Хэгин сказал Брюсу, что придет позднее. Ему было необходимо "еще немного поупражняться в вышагивании".

Хэгин направился к незнакомым индюкам, надеясь снова отыскать их. Это было незадолго до того, как он столкнулся с тем, что, по-видимому, являлось индюшацией Ягодников. Какое-то время он наблюдал за ними, не обнаруживая своего присутствия. Они производили впечатление самых счастливых индюков. Большинство из них активно разыскивали пищу среди окружавших их ягодных кустарников. Очень жирный индюк, борода которого волочилась по земле, был несомненным лидером стаи. Когда он говорил, его басовитое, громкое кулдыканье привлекало всеобщее внимание. Хэгин знал, что Ягодники не соглашались с Желудятниками в вопросах пищи. Может быть, они имели свое особое мнение и о полетах. Он решил это выяснить.

Он не знал, как появиться перед Ягодниками. Ему не хотелось ни испугать их, ни помешать им. Хэгин решил приблизиться к ним, шаркая и шурша листьями, чтобы индюки смогли заметить его издалека. Продолжая шуршать, он не сводил с них глаз, и притворился испуганным, когда достаточно близко подошел, чтобы они заметили его.

"О, … привет!" - нарочно запнулся Хэгин. "Я потерялся, пока разыскивал пищу. Не могли бы вы помочь мне?" - он волновался, потому так и не придумал с чего бы начать разговор.

Большой индюк сделал шаг навстречу Хэгину. Он казался даже больше Брэнта, его красивые, веером развернутые перья, окладистая борода и строгий взгляд, говорили о его авторитете.

"Приветствую тебя, заблудший. Меня зовут Эган. А как твое имя?" - его голос звучал довольно радушно.

"Меня зовут Хэгин". Больше ему не удалось сказать ни слова, потому что, как только появился Эган, он тут же взял ситуацию под свой контроль.

"Ты ходишь и говоришь, как индюк, но ты не похож на индюка. Ты не из зарубежного индюшачества?" - в голосе Эгана слышалось сочувствие. Хэгин почувствовал себя спокойнее, чем предполагал вначале.

"Я и моя сестра были приняты в стаю индюков и воспитаны индюшацией Желудятников. Они заботились о нас, и помогли нам стать индюками". Хэгин испытал внезапное и неожиданное чувство гордости.

Несколько индюков столпились вокруг них, нервно переминаясь с ноги на ногу. Потом, довольно тощий индюк, пробрался вперед и предложил Хэгину немного ягод. "Это не то, к чему ты привык, дружок, но я подобрал их с земли. Я уверен, что ты примешь такую пищу, не так ли?"

Хэгин был тронут такой заботой: "Да, благодарю Вас".

Эган заговорил снова : "Ты хотел бы, чтобы мы помогли найти твоих друзей, Хэгин?"

"Вы поможете мне?"

"Ну конечно, если ты этого хочешь", - быстро ответил Эган.

"Могу я сначала задать Вам вопрос?" - спросил Хэгин, с огромным аппетитом поглощая ягоды одну за другой.

"Да, пожалуйста", - Эган почувствовал, что возможно перед ним был кандидат на обращение в Ягодники.

Хэгин, которому не терпелось получить ответы на свои вопросы, не теряя времени, приступил с ними к Эгану: "Почему вы не считаете Желудьников настоящими индюками?"

Эган был по-индюшачьи мудр. Он знал, что рано или поздно, этот вопрос обязательно возникает, когда разговор переходит к этой теме. "Дружок, мы не утверждаем, что среди Желудятников нет настоящих индюков. Мы просто допускаем, что они, в конце концов, погубят себя, если будут продолжать подбирать с земли лишь малопитательные желуди. Нет ничего, что могло бы сравниться со свежими ягодами, сорванными с куста, Эган многозначительно посмотрел на Хэгина. - Разве ты не согласен?"

Хэгин доел последнюю ягоду. После того, как в течение долгих месяцев вы не ели ничего, кроме желудей, ягоды покажутся вам манной небесной. Какая прекрасная перемена в жизни!

"Да, эти ягоды чудесны на вкус", - согласился Хэгин. "Могу я задать вам еще один вопрос?"

Эган кивнул.

"Вы летаете?" - с надеждой спросил Хэгин.

Эган как-то странно посмотрел на него. "Летаем ли мы?" - повторил он вслед за Хэгином. "Конечно, мы летаем".

Сердце Хэгина забилось в груди. Встретив Ягодников, он сразу почувствовал, что обрел свою новую стаю. Эти индюки летали! Мысли в его голове путались. Возможно, ему удастся стать частью их стаи, веря при этом в то, что Желудятники - настоящие индюки. И ему не придется оставлять знакомое покровительство индюков, к которому он так привык.

Он обсудил с Эганом все детали своего обращения в Ягодника. Если можно, он хотел бы присоединиться к ним немедленно. Эган возразил, что не хотел бы уводить кого-то из стаи Желудятников, но поскольку Хэгин так сильно просит об этом, он готов позволить ему стать членом их стаи.

Хэгин так и не понял самого главного, что орлы не могут жить среди индюков. Неважно, как долго они прожили среди них, орлам всегда будет неудобно среди индюков. Если орел не подозревает о том, кто он такой, он может долгое время переходить от индюшации к индюшации, пока не обнаружит, что все индюки одинаковы, даже если они претендуют на свою уникальность. Однако именно это хождение среди индюшачьих стай, в конце концов, приведет орла к осознанию того, что он совершенно другая птица.