Эльсе Роэсдаль. Мир викингов (викинги дома и за рубежом)

ОГЛАВЛЕНИЕ

СКАНДИНАВИЯ

Крепости, оружие и сражения

Как известно, укрепления возводятся в беспокойные времена, и большие фортификационные сооружения предусматривают организацию общества на региональной или государственной основе. Но если не считать вала Даневирке («Датского вала»), который был возведен в 808 году, в правление короля Годфреда, мы не встречаем никаких письменных сведений о том, кто возводил укрепления в Скандинавии, откуда поступала рабочая сила и строительные материалы. Не исключено, что укрепления возводились на основе общественной повинности, связанной с обороной страны или, возможно, периодически воинская повинность сменялась обязанностью участвовать в строительстве фортификаций и поставке материалов для их строительства. Несомненно также то, что строительство многих крупных защитных сооружений производилось по инициативе короля, поскольку именно он являлся предводителем войска.
Благодаря наличию огромного количества различных укреплений, которые возводились в Скандинавии или перестраивались из старых укреплений, викинги имели немалый опыт в этом деле и, находясь в чужих землях, прекрасно разбирались в имевшихся там оборонительных сооружениях. Это проявлялось и при штурме крепостей, и в способности организовать оборону в полевых условиях, равно как и в умении подобрать защитные сооружения для зимнего постоя или постоянных баз. Многие скандинавские фортификации представляли собой сложные инженерные сооружения, однако отнюдь не все они были сугубо скандинавского происхождения. Некоторые из них, несомненно, были построены не без влияния иноземных укреплений.

Городские валы, крепости и морские заградительные сооружения

К середине 900-х годов походы викингов в Западную Европу больше не приносили столь большой добычи, поскольку жители тех земель научились возводить многочисленные оборонительные сооружения. Из-за этого незащищенные торговые центры в самой Скандинавии с наличием в них огромного количества товаров становились еще более притягательными для грабежей. В связи с этим в трех крупнейших торговых поселениях Хедебю, Рибе и Бирке были возведены защитные валы наподобие зарубежных. Что касается Хедебю и Рибе, то в возведении валов здесь могла сыграть свою роль еще и конфронтация между данами и германцами. Орхус, вероятно, сразу возник как крепость, а вокруг Хедебю постепенно была создана сложная оборонительная система, связанная с валом Даневирке. К эпохе викингов относится также вал Вестергарнволд близ Павикена на Готланде.
Городские валы имели полукруглую форму и были обращены к суше. В Хедебю, а, возможно, и в Бирке территория гавани, где не было валов, защищалась свайными сооружениями в воде. Нечто подобное могло быть и в Орхусе. Но здесь следы такого рода сооружений могли быть скрыты или уничтожены при сооружении современной гавани. На сооружение вала, как правило, шла земля, вынутая при рытье внешнего рва, а также, возможно, камни, облицованные дерном или деревом. По верху валов, по всей вероятности, шел деревянный частокол. Не исключено, что на валах были деревянные башни, а в Хедебю были обнаружены следы ворот, окантованных деревом.
Разумеется, и в Хедебю, и в Бирке существовали способы защиты и до возведения валов. Как уже упоминалось, эти поселения были защищены естественными холмами непосредственно за чертой города. Близ Хедебю находился холм Хохбург, а близ Бирки – Борг. Это, вероятно, были холмы, на которых при нападениях находили укрытие люди, скот и все имущество, которое можно было унести с собой. Такой вид убежищ был известен с древних времен. Возраст и период функционирования Хохбурга не установлены, но археологические находки показали, что холм Борг использовали в эпоху викингов, а в «Жизнеописании Ансгария» рассказывается, что население Бирки укрывалось здесь во время вражеского нападения в 800-е годы. Город был тогда захвачен, а его военный гарнизон (если таковой существовал) также укрывался на Борге. Другие укрепления при скандинавских торговых центрах нам неизвестны, поскольку не установлено, относится ли вал в Лэддерчепинге, в Сконе, к эпохе викингов.
Но и в других местах население также нуждалось в убежищах в периоды междоусобиц и там, где рельеф местности не создавал естественных укрытий, возможно, сооружались специальные крепости для спасения населения. Письменные источники сообщают, что береговая охрана всегда была начеку, и при возникновении опасности посылалась весть об угрозе нападения с помощью костров, разжигаемых на высоких точках рельефа, откуда можно было увидеть огонь и дым с большого расстояния, и население знало, что пришло время укрыться на холме или в крепости.
Однако многочисленные защитные сооружения, существовавшие в древние времена в Скандинавии, сегодня почти полностью сошли на нет, а из того, что от них осталось, лишь немногое было обстоятельно изучено, так что об укрытиях в Скандинавии в эпоху викингов нам известно крайне мало. Но, несомненно, можно было использовать древние укрепления или перестраивать их, когда после мирного периода вновь возникала потребность в укрепленном убежище. А войска викингов в походах также использовали в чужих землях в качестве укрепленных крепостей уже имевшиеся там оборонительные сооружения.
Самым большим укрепленным убежищем, которое использовалось в Скандинавии времен викингов, является Торсбург, на восточной стороне острова Готланд, в глубине суши. Оно находится на скалистом плато и занимает площадь 112,5 га. Там, где не было естественной преграды, плато окружала каменная стена, протяженностью около двух километров. Постоянного населения в Торсбурге не было. С помощью естественно-научных методов датирования установлено, что Торсбург был возведен в период позднеримского железного века, то есть за много сотен лет до эпохи викингов. Незадолго до эпохи викингов это укрепление было перестроено и снова стало использоваться по назначению. Функция этого укрепленного участка не установлена, но ясно, что здесь было достаточно места для того, чтобы в нем могло укрыться все население Готланда со скотом и кормом для него. Это было определено посредством подсчета количества обитателей Готланда в тот период. Если двигаться достаточно быстро, то до него можно было добраться за один день с любой точки острова. А сторожевой пост мог своевременно сообщить о приближении неприятеля со стороны моря. С моря укрепление было почти недоступно, и здесь можно было выдержать примерно двухнедельную осаду, а при достаточном числе воинов в гарнизоне можно было также совершать тактические вылазки, нападая на неприятеля.
На Готланде имеется и другая большая крепость, Бульверкет, посреди самого большого озера на острове, Тингстеде. Это четырехугольное деревянное сооружение на сваях, площадью 170 на 170 метров, с открытым пространством в центре. Оно относится к позднему периоду эпохи викингов. Нам неизвестно, построено ли оно жителями Готланда (хотя на это, казалось бы, указывают как местонахождение, так и конструкция сооружения) или людьми, прибывшими сюда из-за моря. Во всяком случае, это самое уникальное оборонительное сооружение, обнаруженное в Скандинавии до настоящего времени.
На другом острове, расположенном несколько южнее, продолговатом, узком и пологом острове Эланд в Балтийском море, также была раскопана крепость, функционировавшая в поздний период эпохи викингов. Так же, как Торсбург, Экеторп относится к позднеримскому периоду железного века, то есть приблизительно к 300-400-м годам нашей эры. Около 400 года она была расширена и укреплена, а затем в течение трех столетий являлась постоянным поселением. После этого Экеторп, вероятно, использовался периодически, но был заброшен около 1000-го года, когда на этом месте возникло поселение. Древняя кольцевая стена позднее была восстановлена и защищена наружной стеной. Строительным материалом, как и прежде, послужил легко поддающийся обработке местный известняк, уложенный без связующего раствора…


Стены образовывали круг, причем внутренняя стена окружала площадь диаметром приблизительно в 80 метров. За исключением пространства посредине, крепость была тесно застроена продолговатыми, радиально расположенными домами, предназначенными для обитания людей и содержания скота. Эта третья и последняя фаза существования Экеторпа продлилась до 1200-х годов и, вероятно, здесь находился военный гарнизон. Во всяком случае, это не было только местом убежища. Причиной для возведения подобной крепости могла быть сложившаяся к тому времени ситуация в районе Балтийского моря, связанная с морскими грабежами и нападениями славянских племен, а также с нестабильностью и смутой в самой Дании, особенно после смерти Хардекнуда в 1042 году. Возможно, на Эланде были и другие крепости такого типа, поскольку природных мест для укрытия от неприятеля здесь было не так уж много, а находки показывают, что несколько большая крепость Гроборг, которая была перестроена в средние века, использовалась уже в эпоху викингов.
Поскольку во многих местах Скандинавии риск нападения с моря был велик, здесь часто строились особые сооружения, чтобы защитить местность от внезапной высадки неприятеля на берег. Уже говорилось о заграждениях из рядов свай перед гаванями Бирка и Хедебю. Подобные преграды обычно возводились в бухтах и фьордах. Они могли быть самыми разными, но главной задачей их всех было преградить доступ с моря к отдельному поселению или к целому району с помощью вбитых свай, камней или даже затопленных кораблей (как, например, пять широко известных кораблей, обнаруженных в Скульделеве). И лишь посвященные могли отыскать узкий проход через эти заграждения.
Морские заграждения сооружались во все времена. Имелись они и за пределами Скандинавии. Так, например, часто делались попытки преградить проникновение викингов по европейским рекам с помощью каких-либо преград. В Южной Скандинавии были исследованы некоторые заграждения, в том числе, построенные в эпоху викингов и относящиеся к 1000 – 1100-м годам, когда, как уже отмечалось, времена здесь были неспокойные. Часто сооружения достигали очень больших размеров. Для их строительства требовались значительные средства, а также ресурсы в виде строительных материалов и рабочей силы. Адам Бременский сообщает, что такие сооружения не всегда были безопасными для местного населения. «В этом месте расположена бухта того моря, которое называют Балтийским или Варварским. Она обращена на север и образует гавань, полезную для варварских народов, живущих в районе этого моря. Но она крайне опасна для тех, кто не поостережется или кто незнаком с особенностями этого места. Жители Бирки часто подвергаются нападениям морских разбойников, которых тут несметно много, и когда они не могут защититься от них силой оружия, то им приходится прибегать к хитроумным выдумкам. Они преграждают вход в морскую бухту, куда часто наведываются разбойники, на расстоянии 100 или более стадий (один стадий равен около 200 м), а то и больше нагромождениями камней, скрытых под водой, и тем самым проход через бухту становится равно опасен, как для морских разбойников, так и для них самих».

Даневирке

Вал Даневирке ограждал южную границу Дании и являлся одним из самых больших оборонительных сооружений в Северной Европе того времени. Оборонительный комплекс состоит из длинных валов, относящихся к различным периодам времени, поскольку отдельные части их много раз ремонтировались или перестраивались, дабы приспособить их к потребностям обороны или уровню военной техники соответствующего периода. Время его функционирования, очевидно, от 600-х и вплоть до 1200-х годов, но он был вновь был перестроен в 1864 году, а затем в годы Второй мировой войны, когда Германия сооружала здесь танковые рвы.
Причинами создания этого оборонительного вала были условия рельефа, близость границы и конфликты с народами и государствами, находившимися южнее. Вал, все участки которого в сумме имеют длину около 30 километров, простирается от района Хедебю у долины Слиен-фьорда на востоке до рек Рейде и Треене на западе. Вал является эффективной преградой доступа в страну, поскольку дальше на востоке на пути появляются естественные препятствия в виде рек и широких, топких речных долин. Главный тракт Ютландии, идущий с севера на юг, так называемый Войсковый тракт или Воловий тракт, проходит через ворота в валу Даневирке близ Хедебю. Обширная территория площадью до 20 кв. километров от крепостного вала до пограничной реки Эйдер покрыта безлюдными лесными массивами. К югу отсюда жили саксы, к западу – фризы, а к востоку – славяне.
Археологические раскопки дали много свидетельств внешнего вида вала Даневирке, а с помощью Дендрохронологического анализа теперь можно точно датировать время строительства некоторых его участков. Письменные источники сообщают сведения о причинах возведения этого оборонительного комплекса, отражающих политическую ситуацию того времени. Три больших участка вала возводились один за другим и сохранялись в течение более или менее длительного времени. Однако сложная история вала Даневирке все еще находится в процессе изучения и постоянно пересматривается.
Даневирке, самый древний вал из всех известных нам, был возведен около 737 года. Об этом свидетельствуют срубленные и сразу использованные на его строительстве деревья. Оборонительный вал длиной около 7 километров, шириной в 10 метров и высотой в 2 метра был сооружен из земли и облицован бревнами по фронтальной части. Он включал Северный вал (имеющий лишь одну фазу строительства и идущий прямо на север от Хедебю), а также древнейшую часть Главного вала, который возводился в несколько этапов. Там, где вал проходил через участки с влажной почвой, возводился специальный фундамент для его укрепления, а через болотистую местность прокладывалась гать, дававшая проход вдоль оборонительной линии. Там же, где почва была твердой и сухой, выкапывался предвальный ров.
Ни один из имеющихся письменных источников ничего не говорит о военно-политической ситуации, обусловившей возведение этого грандиозного оборонительного сооружения, включавшего еще один ответвленный участок, Восточный вал. Известно, однако, что приблизительно в это время данами правил надменный король по имени Онгендус, который решительно отверг предложение быть окрещенным прибывшим из Франции миссионером по имени Виллиброрд (умер в 739 году). Поскольку наличие пограничного вала подобных размеров предполагает существование верховной власти, то строительство могло осуществляться под руководством Онгендуса, и вал Даневирке мог быть сооружен для того, чтобы обороняться против саксов или славян. Вместе с тем, не исключено, что вал был возведен из-за политической напряженности, приведшей к военному походу против саксов в 738 году, предпринятому могущественным повелителем франков Карлом Мартеллом.
После того, как император Карл Великий завоевал Саксонию, франки и даны стали соседями, и это обстоятельство привело в начале 800-х годов к усилению конфронтации в пограничном районе. Одновременно даны стали отправляться в викингские походы в прибрежные земли франков и вымогать у них дань. Франкские анналы, в частности, сообщают о разных союзах между славянскими племенами, франками и данами; о надменном короле данов Годфреде и о его большой морской флотилии, которая высадилась у Хедебю; о пограничном оборонительном вале, который этот король решил построить от Балтийского до Северного моря и о том, что этот вал должен был иметь только одни ворота. Вскоре после этого, по повелению Карла Великого, к северу от Элбена была построена крепость, а славянское племя ободритов возвело крепость в Старом Любеке. Что касается пограничных стычек, с заключением разных союзов, то они продолжались еще несколько лет.
Таким образом, вал короля Годфреда явился звеном в сложном переплетении политических противоречий, но пока что нам неизвестно, о каком участке вала Даневирке идет речь. Ни один из участков вала или этапов его строительства, относящихся к этому времени, на сегодняшний день еще не датирован. Возможно, строительство на самом деле было всего лишь восстановлением прежнего вала, существовавшего с 737 года. Не исключено, что речь идет о так называемой «стене боевых камней». А возможно, имеется в виду длинный, прямой, как стрела, вал Ковирке, длиной в 6,5 километров, который является лишь этапом в строительстве и возраст которого не установлен. Возведен он был из земли, с обкладкой из бревен по фронтальной части, и с рвом перед ним. Ковирке проходил южнее Хедебю. Средняя часть вала Даневирке имела длину в 14 километров и пролегала в форме гигантского зигзага через всю проезжую территорию. Она вмещала более древнюю часть Главного вала и посредством связующего вала в Хедебю, вероятно, соединялась с более древним Полукруглым валом, и его предшественником на юге всего комплекса валов. К западу на значительное расстояние простирался Изогнутый вал. Все это обширное сооружение из валов было 12-13 метров шириной, а высота его достигала 3 метров. Сооружение было из земли, с крутым фронтоном, облицованным дерном, и, возможно, увенчивалось бревенчатым полисадом.
Возведение самого начального этапа Связующего вала Дендрохронологическим анализом датируется примерно 968 годом. Именно в это время, то есть в период царствования Харальда Синезубого, была, вероятно, возведена преобладающая часть этого ответвления вала.
Письменные источники свидетельствуют о распрях данов с королевством германцев как раз в это время и, видимо, здесь кроется причина возведения столь грандиозного пограничного оборонительного вала. Однако открытое столкновение произошло лишь в 974 году, и, несмотря на то, что Харальд Синезубый, будучи одновременно королем Норвегии, получил в помощь войско Ярла Хокона из Треннелага, вал Даневирке не устоял. На пограничной территории утвердилось войско германцев, но затем эта земля была вновь отвоевана у них в 983 году, несомненно, при участии воинов из недавно возведенной королем круглой крепости.
Затем вал Даневирке был восстановлен, а со времен короля Вальдемара Великого (годы правления 1157-1182) у вала появилась фронтальная часть, выложенная камнем. Несколько раз здесь разыгрывались сражения (в 1000-е годы угроза исходила главным образом от славянских племен), и несколько раз пограничный вал оказывался в руках неприятеля. Тем не менее в течение более половины тысячелетия вал являлся реальной границей и часто весьма эффективной защитой южной политической и культурной границы Дании, а значит, и всей Скандинавии.

Королевские крепости

Источники свидетельствуют, что в эпоху викингов в Скандинавии короткий отрезок времени существовали лишь королевские крепости, и все они были датскими. На сегодняшний день нам известно несколько таких крепостей, возведенных в датском королевстве. Это Треллеборг на Зеландии, Фюркат в Северо-Восточной Ютландии, Аггерсборг в Северной Ютландии близ Лим-фьорда и Ноннебаккен в Оденсе, на острове Фюн (следы этой последней крепости почти полностью уничтожены при постройке здесь средневекового монастыря во время позднейших поселений, а также из-за обширных археологических раскопок, которые велись здесь на рубеже веков). Эти крепости были построены незадолго до 980 года, и все они в плане имеют одинаковые, строго геометрические очертания (время возведения крепостей Треллеборг и Фюркат точно определено методом дендрохронологии). Существовали ли другие крепости, нам неизвестно, во всяком случае, в письменных источниках упоминаний о них нет. Их поразительная схожесть, равно, как и их своеобразная форма, говорят о том, что они были построены по повелению одной и той же личности, и этим человеком мог быть лишь тот, кто олицетворял собою центральную власть, то есть король. А королем Дании в этот период был Харальд Синезубый.
Самые важные общие особенности этих крепостей таковы: все они окружены кольцевым валом, возведенным из земли и дерна, с бревенчатыми внутренними конструкциями и деревянной обкладкой и наклонными фронтальными частями. На четыре стороны света выходили крытые ворота, возможно, увенчанные башнями. Внутри крепости эти ворота соединялись по двое деревянными настилами – улицами. Такие же проходы шли вдоль внутренней стены вала. Ров, имевший V-образное сечение, был таким же круглым, как и вал, но отделен от него узкой полосой земли. В каждом секторе крепости стояли большие, одинаковые бревенчатые строения продолговатой прямоугольной формы. Однако крепости эти не были идентичными. Особенно поражают различия в их размерах (приводятся в метрах), что наглядно видно из таблицы:

Крепость - Аггерсборг
Диаметр территории – 240
Ширина вала – 11
Ширина рва – 4
Длина домов – 32,0

Крепость – Треллеборг
Диаметр территории – 136
Ширина вала – 19
Ширина рва – 18
Длина домов – 29,4

Крепость – Фюркат
Диаметр территории – 120
Ширина вала – 13
Ширина рва – 7
Длина домов – 28,5

Крепость – Ноннебаккен
Диаметр территории – 120
Ширина вала – 17?
Ширина рва – 7?
Длина домов – ?

В крепостях Треллеборг и Фюркат сразу же за круглым валом обнаружены захоронения. А в Треллеборге и Аггерсборге на этом месте были деревни, снесенные ради строительства крепостей. Причем при возведении первой из них это было проделано с особой жестокостью, поскольку при раскопках здесь были найдены заброшенные колодцы, в которых находились трупы детей. Примечательно и другое. Возведение крепостей Треллеборг и Фюркат потребовало обширных подготовительных земляных работ, дабы расширить узкое пространство мысов. Но, несмотря на то, что на строительство крепостей потребовались огромные средства, много рабочей силы, строительных материалов и усилия инженерной мысли, они через несколько лет оказались заброшенными. Хотя и бревенчатые дома, и обшитые деревом валы в скором времени должны были нуждаться в обновлении, никаких следов восстановительных работ обнаружено не было. А вал крепости Фюркат разрушился еще быстрее, поскольку он представлял собой просто земляную насыпь. Впервые крепости этого типа, которые можно назвать «геометрическими» или просто круглыми, стали известны благодаря раскопкам, производившимся в тридцатые годы нашего столетия и позднее.
Вопросы о том, что послужило образцом для подобных крепостей, их возраст и функции и то, как первоначально выглядели большие дома внутри крепостей, на сегодняшний день являются предметом дискуссий. Единственными признаками этих домов в настоящее время являются темные отпечатки столбов и досок, которые когда-то находились в земле, а также немногие места очагов. Сама древесина почти не сохранилась. Поэтому, для того чтобы представить себе, как выглядели эти большие дома, за основу берется, прежде всего, их планировка, а также изучение фрагментов столбов и досок в дополнение к тем сведениям, которые имеются у нас относительно общих традиций строительства домов в ту эпоху. Наиболее полное представление дает нам реконструкция в полную величину дома, находившегося сразу же за крепостью Фюркат. Дом подобного типа соответствует жилищам эпохи викингов или последующего периода. Такие дома имелись в больших усадьбах, например, в деревне Ворбассе. Но в крепости они представляли собой целую группу строений, и не всегда это были жилые лома. Это могли быть кузни или мастерские, где мастера работали с серебром или железом. А возможно, это были конюшни, амбары или складские помещения. Можно представить себе, что некоторые из них были украшены богатой резьбой и выкрашены в яркие цвета.


Подобные крепости не были найдены нигде в других регионах, хотя поиски их велись как в Европе, так и на Востоке. Вместе с тем, ряд крепостей «геометрической» формы имеется на побережье Голландии и Бельгии, и у них выявлены сходные черты. Крепость Соубург на острове Вальхерен в устье Шельды имеет и строго кольцевой вал с воротами на четыре стороны света, и настилы, соединяющие противоположные ворота. Однако крепость Соубург, относящаяся, вероятно, к 800-м годам, имеет ряд элементов, отличающих ее от датских крепостей, например, дома здесь иного типа. Почти круглая крепость в городе Треллеборг в Сконе также имеет свои отличительные особенности, и точный возраст ее неизвестен. Даже если эти крепости были возведены по какому-либо общему образцу, то в Дании, во всяком случае, речь может идти лишь об очень вольном подражании, поскольку здесь и строительные материалы, и типы домов чисто скандинавские. Некоторые элементы, такие, как, например, «геометрическая» форма крепостей и продолговатые прямоугольные строения внутри них могли быть навеяны каролинской или оттоманской монументальной архитектурой. Датские крепости тоже относятся к монументальной архитектуре. Они, скорее всего, выполняли политические функции. Подобные центры имелись во многих местах Европы И Востока. Эти идеи были не чужды и викингам.
Тот факт, что возведение крепостей относятся примерно к 980 году, а также очень короткий период их функционирования, вызвали к жизни гипотезу о том, что они выполняли роль казарм и тренировочных лагерей для викингов, которые во времена правления Свена Вилобородого и Кнуда Великого совершали грабительские набеги на Англию, а затем и завоевали ее. Однако эти события произошли несколько позднее. С другой стороны, нет сомнений в том, что крепости эти не были чисто военными укреплениями, хотя воины в них могли быть. Здесь обитали и женщины, и дети, и ремесленники. Притом их местоположение прежде всего было приспособлено к тому, чтобы государство могло осуществлять над ними контроль. Ни одна из этих крепостей не находилась вблизи морского побережья, а стояла у важных дорожных перекрестков. Крепость Аггерсборг, несомненно, была обращена в сторону Норвегии. Она находилась неподалеку от не существующего ныне тракта, который шел от Лим-фьорда и на север к проливу Скагеррак.
Если рассмотреть политическую и экономическую ситуацию в Дании около 980 года, то можно предположить, что в это время в стране возникло много проблем. В частности, после того, как приблизительно в 970 году прекратился поток арабского серебра в Скандинавию с Востока, ощущалась острая нехватка серебра,] Сюда можно добавить и поражение, которое германский император нанес данам в 974 году у оборонительного вала Даневирке, и утрату власти над Норвегией, вследствие чего эта страна прекратила выплату дани. За годы своего царствования Харальд Синезубый сумел возвести необычайно много грандиозных сооружений. Их возведение наверняка сопровождалось строительной повинностью, налагаемой на население страны, и, как сообщают некоторые источники, это послужило поводом для недовольства и волнений.
В связи с этим становится ясно, что король Харальд в этот период, то есть в 980-е годы, нуждался в консолидации власти, стремился отвоевать утерянные земли и восстановить свой пошатнувшийся авторитет. Вполне уместно предположить, что все эти крепости в первую очередь выполняли функцию устрашения. Это были региональные центры королевской власти, призванные держать в узде население, и отсюда можно было постоянно осуществлять властные функции короля и его двора. Потенциал крепостей можно было быстро задействовать в тех случаях, когда стране угрожало нападение или когда король сам готовил нападение на чужие земли. Здесь можно было накапливать богатство и золото для короля посредством грабежей и даней за пределами страны. Более древние крепости находились, как уже сказано, в Хедебю, Рибе и Орхусе, а своеобразная круглая форма крепостей могла быть обусловлена соображениями престижа.
Можно полагать, что на самую большую крепость Аггерсборг возлагались особые функции. Отсюда была легко достижима Норвегия, средоточие жизненно важных интересов короля Харальда. Далее, из Аггерсборга можно было контролировать поступление пошлин как на тракте, пересекавшем Ютландию с севера на юг и представлявшем, собою важный перевалочный пункт, так и на морском пути через Лим-фьорд, который, вероятно, являлся самым надежным маршрутом для кораблей, курсировавших между Западной Европой и Балтикой.
Большой мост через Равнинг Энге, который также был возведен около 980 года, являлся, вероятно, звеном общего плана, и, как уже упоминалось, в 983 году утраченные Данией земли были вновь отвоеваны. Но, тем не менее, около 986 года все же вспыхнуло восстание против Харальда Синезубого. Он был изгнан в конце 987 года. Вполне вероятно, что после того, как власть в стране захватил его мятежный сын Свен Вилобородый, построенные в годы правления Харальда Синезубого круглые крепости были заброшены именно потому, что они являлись олицетворением ошибочной политики этого короля. Вскоре крепости превратились в руины, были покинуты, забыты, и их существование стало лишь одним из эпизодов в истории эпохи викингов.

Оружие и сражения

В предыдущих разделах уже упоминалось о том, что у королей и хевдингов имелись личные дружины «лид», существовала воинская повинность в тех регионах, которые признавали верховную власть короля, и имелось войско для походов, подчинявшееся королю. К этому следует добавить всеобщую воинскую повинность для всех мужчин, владевших оружием, которые должны были быть готовы мгновенно встать на защиту родной земли, после того, как по округе рассылался особый знак или давался особый сигнал. Обо всех этих разнообразных формах военной организации известно не так уж много, однако можно предполагать, что постоянное войско короля едва ли могло использоваться для нападения на чужие земли. Викингские войска, которые систематически отправлялись в походы для завоевания других стран, создавались, вероятно, на добровольной основе, равно, как и боевые дружины «лид». Вдобавок к этому существовали более или менее многочисленные боевые отряды, которые время от времени занимались пиратством, как внутри страны, так и за ее пределами.
Во время археологических раскопок обнаруживается огромное количество воинского снаряжения и оружия, поскольку во многих местах в периоды язычества у викингов существовал обычай хоронить воинов при полном военном снаряжении и с оружием. На дне болот и озер также обнаруживается много оружия, возможно, это следы жертвоприношений. Сведения о военных действиях и военной технике эпохи викингов мы находим также в целом ряде письменных источников. Никоторые описания встречаются в иноземных источниках. В этой связи следует упомянуть о стихотворении священника Аббо, посвященном нападению викингов на Париж в 885-886-х годах, о различных западноевропейских анналах, об «Англосаксонской хронике» и об англосаксонских героических стихах, посвященных битве при Малдоне между англосаксами и викингами в 991 году.
Свободные люди обладали правом и даже обязаны были иметь при себе оружие, а оружие викингов состояло из мечей, боевых топоров, дротиков и копий ближнего боя (колющих копий), луков и стрел. Использовались также пращи для метания камней. Для собственной защиты викингам служили щиты, шлемы и различные доспехи, в частности, кольчуги. При осаде часто использовались камнеметы. Иногда в сторону неприятеля направлялись горящие суда. Во многих источниках при описании военных действий викингов говорилось, что они умели возводить крепостные сооружения в полевых условиях. При войске, осаждавшем Париж в 885 году, имелось несколько мастеров, которые смонтировали большие осадные машины. Возможно, речь идет о таранах.
Самым престижным и дорогим оружием воинов были мечи. Имелись одноручные боевые мечи с широкими, массивными клинками длиной до 75-80 сантиметров и рукоятью, предназначенной для крепкой руки. Обычно длина всего меча достигала 90 сантиметров. К более раннему периоду эпохи викингов относятся мечи с одним лезвием и углублением посередине клинка, призванным уменьшать его тяжесть и увеличивать гибкость. Легкость, гибкость, длина мечей, а также прочность и острота лезвия достигались искусной техникой ковки и особой обработкой клинка, на который часто наносился какой-нибудь узор. Этот узор выполнял декоративную функцию. Материалы, из которых был изготовлен меч, его декоративная отделка, призваны были подчеркнуть высокое качество этого оружия и статус его владельца. В ходу были самые разные мечи, начиная от простых, с рукояткой из оленьего рога и кончая мечами с рукоятками из золота и серебра.


Как правило, рукоятки изготовлялись в Скандинавии, но, как уже упоминалось, многие мечи с прекрасными клинками, снабженными надписями, были изготовлены во Франции. Изучение техники ковки, а также инструментов для ковки и кузнечных мастерских показало, что в Скандинавии изготовлялось высококачественное оружие и выполнялась художественная ковка. Мечи носили в ножнах из дерева и кожи, с отделкой из шерсти или какой-либо ткани. Они висели у левого бедра на ремне, перекинутом через правое плечо. Ножны также могли быть богато изукрашены, как и находившиеся в них мечи, к тому же меч являлся символом статуса его владельца. Богатые мечи получали в дар от предводителя или они переходили в наследство из поколения в поколение. Достоинства и внешний вид меча воспевались в хвалебных песнях, посвященных сильным мира сего, а некоторые мечи имели имена, например, такие, как «Сокрушитель брони» или «Золотая рукоять». Имена давались в тех случаях, когда мечи отличались особо редкими достоинствами, привлекали внимание своим внешним видом, принадлежали какой-либо выдающейся личности или использовались в знаменитых сражениях.
Представление о том, что боевые топоры были главным оружием викингов, укоренилось в сознании многих. Это эффективное оружие для рубки в битве, действительно, использовалось очень часто. Вместе с тем, находки в захоронениях, а также данные норвежских законодательных актов говорят о том, что боевые топоры, во всяком случае, в более поздний период эпохи викингов являлись просто более дешевой альтернативой мечам и колющим копьям, а представители высших социальных слоев обычно предпочитали именно это последнее оружие. С другой стороны, в богатых погребениях довольно часто обнаруживались отделанные серебром боевые топоры, и, судя по этому, они, вероятно, так же, как и мечи, выполняли двойную функцию – являлись боевым оружием и одновременно символом социального статуса их владельца. Топорища могли иметь различную форму, и часто бывает довольно трудно отличить боевой топор от обыкновенного, Впрочем, не исключено, что один и тот же топор использовался для самых разных целей.
Колющие копья могут иметь наконечники длиной до полуметра, и некоторые из них снабжены декоративным узором, а втулки часто бывают инкрустированы серебром. Дротики обычно не имеют никаких украшений, но иногда декор встречается на наконечниках, а некоторые из них могли использоваться и как метательные, и как колющие. Разумеется, не исключено, что копья применялись также во время охоты, которая являлась излюбленным занятием знати. Для этой же цели могли употребляться луки и стрелы. От тех времен в первозданном виде сохранился единственный лук длиной в 192 сантиметра, сделанный из тисовой древесины. Он был найден в Хедебю. Наконечники стрел были из железа, а древко из дерева с резьбой и рулевым пером. Особенно хороша связка стрел, найденная в могиле знатного человека в Хедебю. Она была обнаружена в камерном погребении в ладье. Здесь же находился превосходный меч. А наконечники стрел были инкрустированы бронзой.
В войске викингов особенно выделялись даже на расстоянии большие круглые щиты, часто ярко раскрашенные. В Гокстадском погребении были найдены желтые и черные щиты. В литературе того времени описываются красные щиты, а в самом древнем из дошедших до нас скальдических стихотворений «Рагнарсдрапа» описывается щит, разрисованный сценами из популярных историй о богах и королях. Щит мог защитить тело воина от подбородка до колен, а сохранившиеся полностью щиты в Гокстадском корабле-погребении достигают одного метра в поперечнике. Щиты изготовлялись из дерева, края их укреплялись разными способами, а в центре их наружной части имелся умбон – срединная железная бляха полусферической или конической формы, защищавшая руку воина от пробивающих щит ударов.
Во время сражений на воинах обычно были доспехи, укрывавшие голову и тело, но подобного рода предметов сохранилось совсем немного, поскольку их лишь в редких случаях клали в могилу к погибшим. Вместе с тем, на всех изображениях викингов мы видим шлемы. Это остроконечные, конической формы головные уборы, иногда с носовой накладкой. Шлемы такого типа были широко распространены в раннем Средневековье, их, в частности, можно видеть на ковре из Байе, который относится к 1070-м годам. Шлемы были в ходу как у норманнов, так и у англосаксов. Но среди немногих сохранившихся фрагментов шлемов встречаются лишь куполообразные, а не островерхие, и они более сродни шлемам древних времен. Единственный более или менее полностью сохранившийся шлем был обнаружен в богатой могиле в Йермундбю, в Южной Норвегии. Круглый железный головной убор был скреплен железными полосами вдоль и поперек, спереди снабжен защитным приспособлением наподобие очков, а также носовой накладкой. Сзади, вероятно, имелось приспособление для защиты затылка и шеи.
В той же могиле были найдены фрагменты кольчуги. Из всех остатков кольчуг, что нам известны, эти фрагменты относятся к числу наиболее хорошо сохранившихся. Тем не менее, получить представление о том, как такие кольчуги выглядели, мы по ним не можем. Скорее всего, это была рубаха до колен, с длинными рукавами, наподобие тех, которые были распространены в более древние и более поздние времена. Небольшие фрагменты кольчуг были найдены во многих других местах, а сведения почерпнутые из древнескандинавской поэзии, позволяют сделать вывод, что, во всяком случае, наиболее богатые воины являлись обладателями такого воинского доспеха. Кроме того, в Бирке были найдены фрагменты защитной брони несколько иного типа. Он представляет собою сочлененные железные пластины и не случайно, видимо, был обнаружен в Бирке, имевшей связи с Русью и Востоком, где был распространен подобный тип воинского снаряжения.
Из многих кратких или более пространных описаний викингов явствует, что они в битвах сражались, в противоположность франкам, пешими. В период военных действий кони являлись у них в основном тягловой силой. Во время походов по суше коней использовали для перевозки воинов к месту сражения и обратно, а также для выслеживания передвижений неприятеля. Впрочем, это не исключало того, что иногда викинги участвовали в битвах верхом на лошадях. Транспортным средством служили также военные суда, необходимые для сбора войска в определенном месте или во время сражений викингов на чужой территории. Таким способом, например, король Годфред в 804 году собрал близ Хедебю большую силу, чтобы выступить против Карла Великого.
Довольно часто сражения происходили также и на море. Одной из самых знаменитых морских схваток была битва при Сволде, около 1000-го года, когда погиб король Олав Трюггвессон. Обычно во время морских битв (и пиратских набегов) сражение начиналось с того, что неприятеля сперва забрасывали камнями и копьями, а также тучами стрел, после чего к его кораблю приближались вплотную и, взяв его на абордаж, продолжали бой с помощью мечей, копий и боевых топоров.
Перед сражением предводители войска обычно произносили пламенные речи, обращенные к воинам и одновременно имевшие целью устрашить неприятеля. Подобные речи произносились и в перерывах между сражениями. Трубы давали сигнал к бою. В противника летел град камней, стрел и копий, после чего вступали в ближний бой, сражаясь мечами, копьями и боевыми топорами. Во главе войска обычно бился король, окруженный самыми испытанными своими воинами, и их главной задачей было охранять его. Тут же, около короля или предводителя войска находился знаменосец, также особо доверенный человек, следивший за тем, чтобы знамя не упало наземь. В гуще битвы знамя должно было показывать, где в данный момент находится предводитель войска. Знамя стерегли так же самоотверженно, как короля. И все же знамя с изображением ворона (знак бога войны Одина) было захвачено у викингов в Англии в 878 году. А в битве при Диле (на территории нынешней Бельгии) в 891 году у викингов было захвачено 16 королевских боевых штандартов, которые затем были отосланы в Баварию, как свидетельство победы.
Викинги умело использовали преимущества рельефа местности. Например, готовясь к сражению против франков, рыли рвы или занимали позиции, недоступные для конных воинов. На полях сражений также возводились оборонительные укрепления. Западноевропейские источники сообщают, что викинги в качестве военных баз использовали острова, крепости, укрепленные города и каменные церкви. Долгие осады бывали нечасто, но если таковые имели место, то викинги использовали осадные машины, производили подкопы и тому подобное. Часто во время нападений и обороны викинги прибегали к военным хитростям. Мобильность и изобретательность викингов поражали их западноевропейских противников.
Анналы Фульды (Германия) упоминают о том, что викинги обычно, желая предложить неприятелю мир, высоко поднимали щиты. Однажды, когда викинги были осаждены в крепости Элстоо (у реки Маас, близ теперешней границы между Голландией и Бельгией), они использовали этот обычай в качестве военной хитрости. Множество самых разных источников содержат сведения о том, что официальное заключение мира между двумя странами часто сопровождалось клятвой на оружии и взаимным обменом заложниками и дарами. Другие источники рассказывают, что викинги имели обыкновение клясться на священном кольце, а когда войско викингов одерживало победу в чужих землях, они при заключении мира требовали выплаты дани и обеспечения войска провиантом.
Среди сохранившихся находок эпохи викингов оружие составляет немалую часть. Во всех хвалебных песнях и в надписях на многих рунических камнях содержатся упоминания о сражениях и битвах. В них прославляются мужество, сила и радость владения оружием, упоение битвой, верность товарищам по оружию и верность своему господину до смертного часа.
«Я разъезжал с окровавленным клинком и звенящим копьем, ворон сопровождал меня Викинги азартно наступали, лихо сражались мы. Многие жилища были в огне, повсюду валялись окровавленные тела» (строфа из стихотворения Эгиля Скаллагримссона, около 925 года).
«Сакс воздвиг этот камень в память о своем товарище Эсбене, сыне Токе. Он не бежал с поля боя в битве при Упсале, но сражался, пока рука его могла держать оружие» (надпись на руническом камне в Шерупе, Сконе, около 1000-го года).
Однако подобные идеалы были присущи не только скандинавам. Таковы были общие идеалы того времени. Мы находим их выражение и в англосаксонской героической поэзии, воспевающей битву при Малдоне, где Биртнот нашел смерть вместе со своими людьми. Хотя следует отметить, что как в Скандинавии, так и в других регионах, разумеется, существовали люди, настроенные более миролюбиво.