Соловьев С. Учебная книга по Русской истории

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА IX. ОТ ВЗЯТИЯ КИЕВА ВОЙСКАМИ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО ДО КОНЧИНЫ МИХАИЛА ЮРЬЕВИЧА

Казалось, что возобновятся старые времена, когда отец Андрея, Юрий,
боролся с отцом Мстислава, Изяславом, но вышло иначе. Андрей, рожденный и
воспитанный на севере, приходил на юг во время усобицы отца своего с
Изяславом Мстиславичем, когда уже ему было за тридцать лет, отличился
здесь большою отвагою, но с самого начала показывал нерасположение к югу,
и когда отец его Юрий, утвердившись окончательно в Киеве, хотел, чтоб
Андрей поместился подле него в Вышгороде, то Андрей вопреки воле отцовской
ушел из Вышгорода на север и стал там княжить. Теперь, вооружившись против
Мстислава Изяславича во имя прав своих за старшинство, Андрей не повел сам
войска к Киеву, и когда этот город, к которому у прежних князей было
непреодолимое стремление, был взят его войском и соперник изгнан, то
Андрей не приехал в столичный город отцовский и дедовский, отдал Киев
брату Глебу, а сам остался на севере, оттуда распоряжаясь делами на юге
как старший и сильнейший князь.
Таким образом, со времен Андрея Боголюбского выступает на главную сцену
вместо Южной Северная Россия с своими особенностями в природе страны, в
характере народонаселения и в отношениях политических, отчего и русская
история должна была с этих пор принять особенный характер. На севере, в
княжестве Боголюбского и отца его Юрия, главным городом был Ростов
Великий, за ним второе место по старшинству занимал Суздаль, большая часть
других городов была построена в позднейшее время, особенно при Юрии
Долгоруком, между ними была и Москва, о которой в первый раз упоминается в
летописи в 1147 году. Жители Ростова, как жители других старших русских
городов, Киева, Новгорода, Полоцка, Смоленска, в важных случаях сходились
по звону колокола на совещания, или веча, решали тут дела, и приговору
этих вечей повиновались города младшие, или пригороды.
Так, когда Андрей без воли отцовской приехал с юга на север, то
ростовцы взяли его к себе в князья вопреки распоряжению Юрия, который
хотел, чтоб Андрей остался на юге, а север назначал младшим своим сыновьям
- Михаилу и Всеволоду. Но Андрей не остался жить в Ростове, а утвердил
свое пребывание во Владимире (Залесском, на реке Клязьме), городе новом,
не привыкшем решать дела свои на вечах самостоятельно, в котором,
следовательно, власть княжеская не могла встретить для себя препятствия;
потом Андрей выгнал из своего княжества младших братьев и племянников от
умершего старшего брата Ростислава Юрьевича, выгнал и старых бояр
отцовских; делал он это, говорит летописец, желая быть самовластием. Хотел
он быть самовластцем не на одном севере, но и во всей Руси и потому
переменил обращение свое с другими князьями.
До сих пор младшие смотрели на великого князя только как на старшего в
роде, а не как на государя, и потому он должен был обращаться с ними
по-родственному, как с братьями только, не требовал безусловного
повиновения. Но Андрей начал смотреть на дело иначе, и это обнаружилось
вот по какому случаю.
Брат его Глеб умер в Киеве; сыновья князя Ростислава Мстиславича,
князья смоленские, выпросили у Андрея Киев и окрестные города себе, Андрей
согласился, и Роман Ростиславич сел в Киеве, а младшие его братья - по
другим городам.
Но скоро Андрею дали знать, что брат его Глеб умер не своею смертию, и
указали на некоторых бояр киевских как на отравителей его. Андрей
потребовал, чтоб Ростиславичи выдали ему этих бояр, но те не послушались;
тогда Андрей велел им идти вон из Киевской области и особенно сердился на
одного из них, Мстислава Ро-стиславича, самого храброго, который из
детства никого не боялся, кроме Бога одного. Ростиславичи не послушались,
не вышли из Киева; мало того, Мстислав опозорил посланника Андреева и
велел сказать великому князю: "Мы признали тебя старшим, а ты стал
обходиться с нами не как с князьями, а как с подручниками: так Бог нас
рассудит". Андрей опять послал большое войско на юг, но на этот раз оно
долго без всякого успеха стояло под стенами Вышгорода, где засел Мстислав
Ростиславич, и, наконец, обратилось в бегство. Скоро после этого
приближенные к Андрею люди, ожесточенные его строгостью, составили заговор
и убили его в 1174 году.
Смертью Андрея хотели воспользоваться недовольные его правлением бояре
и ростовцы, хотели выбрать себе такого князя, который бы не подражал
Андрею, а вел себя по старине; они выбрали не сына Андреева Юрия и не
братьев его Михаила и Всеволода, законных наследников и по старшинству, и
по распоряжению Юрия Долгорукого: они выбрали Мстислава и Ярополка
Ростиславичей, племянников Андреевых от старшего брата, Ростислава, давно
умершего, которые по тогдашним понятиям не имели при жизни дядей права на
престол и, будучи обязаны за свое возвышение боярам и ростовцам, должны
были поступать во всем по их желанию. Ростиславичи, изгнанные, как мы
видели, Андреем с севера, жили в Чернигове вместе с дядьми своими Михаилом
и Всеволодом, также изгнанными.
Получив приглашение от бояр и роетовцев, они поехали на север, но дядья
также поехали туда, не желая отказываться от своих прав. Бояре и ростовцы
не хотели и слышать о Юрьевичах - Михаиле и Всеволоде, но владимирцы
приняли к себе Михаила как своего законного князя.
Владимирцы должны были сделать это, потому что в случае торжества
ростовцев они должны были отказаться не только от первенства, которое дал
им Андрей, утвердивши у них свое пребывание, но даже и от независимости,
потому что ростовцы, озлобленные против них за предпочтение, оказанное их
городу Андреем, говорили: "Владимир - наш пригород, там живут наши холопы,
каменщики, сожжем их город и посадим у них своего посадника". Бояре и
ростовцы с своими князьями Ростиславичами осадили Михаила во Владимире;
владимирцы оборонялись семь недель; наконец, доведенные до крайности
голодом, отказались от Михаила, но удерживали по крайней мере
независимость, потому что старший из Ростиславичей Мстислав сел княжить в
Ростове; младший его брат Ярополк - во Владимире.
Но владимирцы недолго могли быть покойны: дружина Ярополкова, набранная
в Южной Руси, где он прежде жил, грабила народ, который особенно был
выведен из терпения тем, что сам князь стал грабить великолепную церковь
Богородицы, построенную во Владимире Андреем Богрлюбским. Владимирцы
жаловались ростовцам, но те на словах были только за них, а на деле были
рады их беде; тогда владимирцы сговорились избавиться от Ростиславичей и
призвали опять Михаила.
На этот раз Михаил разбил Ростиславичей, выгнал их и утвердил свой стол
во Владимире, а брат его Всеволод сел в Переяславле Залесском, также
младшем городе; старший. Ростов, был покинут. Это было в 1175 году, а в
следующем 1176 году Михаил умер.