Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. Становление цивилизационной теории

Дж. фон дер Myль. КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Обзор цивилизационных дискуссий приводит к некоторым парадоксальным выводам. Цивилизации как объект концептуального анализа представляют собой сложные и разнообразные сущности. Это ознаиает, что и причины их дезинтеграции могут быть весьма различны. И именно поэтому историки неоправданно отказались от поиска общих макроисторических теорий, которые могли бы упорядочить понимание рассматриваемых явлений и процессов. Однако такой поиск не может вестись через обращение к неоперациональным концепциям, сводящимся зачастую к тавтологическим положениям. Эти выводы заставляют нас утвердить некоторые методологические критерии, которым должна соответствовать полезная макросоциологическая теория. Они могут быть разделены на негативные и позитивные.
1. Теория должна содержать указание на теоретически обоснованные границы того, что подлежит объяснению. Если цивилизация рассматривается как целостный набор отличительных метафизических, религиозных, эстетических, технологических, политических укладов и ориентации в рамках большого общества, то объяснение изменений в составе этой целостности вряд ли под силу какой-либо общей теории, кроме как ценой произвольного отбора фактов.
2. Теория не должна постулировать системного единства цивилизации, если оно не вытекает из образующих ее компонентов. Рассмотрение цивилизации как базового предмета анализа предполагает, что комплексы образующих их компонентов могут быть вполне правомерно сгруппированы в границах, отделяющих одну цивилизацию от другой. Это предполагает также показ того, что различные элементы, образующие этот комплекс, чутко реагируют на изменения в одном из компонентов, составляющих целое. До тех пор пока в теории не установлено, что цивилизации имеют определенные границы и внутреннее системное единство, их рассмотрение как реально существующих социальных единиц вызывает сомнение.
3. В объяснении процессов упадка цивилизаций теория должна оставлять место как для случая, так и для субъективных замыслов, как для естественных катастроф, так и для человеческих ошибок. Отрицать такие воздействия — значит отрицать эмпири-

67

чески достоверную реальность. Общая теория не может сделать большего, чем указать на системные напряжения и стратегические слабости общества, которые могут привести к его падению, если этому будут способствовать внешние силы.
4. Теория должна избегать детерминизма, постулирующего неизбежность прохождения всеми цивилизациями аналогичных стадий. Такие аналогии становятся источником напрасных усилий втиснуть исторические события в определенные периоды, чтобы установить симметрию процессов и результатов, относящихся к разным обществам. (С. 110-112.)

Комментарии

Высказывание американского ученого Дж. фон дер Муля фиксирует поиски более гибкого и дифференцированного подхода к изучению цивилизаций, которые были стимулированы критикой со стороны П. Сорокина и других ученых, как социологов и философов, так и историков. В этих поисках оказалось необходимым дать более глубокое теоретическое решение некоторых фундаментальных проблем устроения общества. Первой из таких проблем было соотношение между целостностью общества как некоторой системы и его способностью к изменениям. Другой проблемой стало теоретическое объяснение принципов разграничения цивилизаций и специфики их устроения. Это означало, в частности, необходимость дать ответ на вопрос: почему цивилизаций много (или несколько), не оставляя слишком большого места для таких «случайных» явлений, как появление пророков, «откровений» и «прорывов осевого времени». И еще одна проблема заключалась в том, чтобы объяснить соотношение общего и особенного в динамике исторических изменений разных цивилизаций. Как мы увидим, на решении этих проблем в значительной степени сосредоточились поиски ученых, работавших в русле цивилизационных исследований.

Ш. Эйзенштадт. ОБ ИСТОЧНИКАХ ФОРМИРОВАНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПОДХОДА

В самом общем плане наш подход к анализу цивилизаций опирается на фундаментальные концепции, созданные отцами-основателями социологии: Э. Дюркгеймом, М. Вебером, а до некоторой степени еще и К. Марксом. В них утверждалось, прежде всего, что устроение общества определяется общественным разделением труда. Кроме того, они показали, что организационных структур

Перевод осуществлен по изд.: Eisenstadt S. Sociological Approach to the Comparative Study of Civilizations. Jerusalem, 1982. В дальнейшем при цитировании этого издания в тексте после приведенного фрагмента в скобках указываются страницы.

68

и механизмов такого разделения еще недостаточно для объяснения характера того или иного общественного формирования и его устойчивости. Развитие этих положений потребовало преодоления содержащегося в утилитаристской этике и классической политэкономии принципа, согласно которому разделение труда и рынок — определяющие и достаточные средства регуляции общественного строя, обеспечивающие его поддержание и воспроизводство.
Отцы-основатели не отрицали рынка как механизма регуляции общества. Однако каждый из них по-своему показал, что этих механизмов недостаточно, что процесс обмена и рынок в особенности порождают проблемы, ставящие под вопрос функционирование любого конкретного варианта разделения труда. Эти проблемы следующие: 1) как создавать доверие и солидарность в обществе (проблематика, разрабатывавшаяся Э. Дюркгеймом и в некоторой степени Ф. Теннисом); 2) как регулировать власть и преодолеть чувство эксплуатируемости (предмет внимания К. Маркса и М. Вебера); 3) как придать смысл и легитимность различным формам социальной активности (этот вопрос особенно заботил М. Вебера). Все отцы-основатели подчеркивали, что решение указанных проблем требует создания и поддержания общественных структур, способных эти проблемы нейтрализовать.
Теоретическая необходимость дать ответ на эти вопросы привела к новому пониманию исторического процесса, заставила обратить внимание на духовные и символические измерения человеческой деятельности. Что особенно важно, была раскрыта связь между этими измерениями и общественными институтами. В новом подходе к историческому процессу подчеркивается прежде всего то обстоятельство, что институциональная структура каждого общества обусловлена его историческим опытом. В формировании этого опыта особое значение приобретают два основных фактора: 1. Культурные традиции и политическая обстановка.
2. Положение общества в системе международных связей. При рассмотрении общественных институтов многое было сделано для учета характера элит и распределения доступа к ресурсам среди различных элит. Среди этих элит в качестве основных были выделены следующие: 1. Политическая, имеющая непосредственное отношение к регуляции власти.
2. Культурная, формулирующая модели культурного устроения и обеспечивающая конструирование признанных смыслов деятельности.

69

3. Моральная и правовая, формулирующая принципы солидарности и способствующая созданию общественного доверия.
Указанные элиты, а вернее их коалиции, обеспечивают общественную регуляцию прежде всего через распоряжение основными ресурсами данного общества — хозяйственными, политическими, культурными. Эта регуляция обеспечивается сочетанием организационных и принудительных мер вместе с выработкой смысловых систем ориентации.

Комментарии

В данном фрагменте Ш. Эйзенштадт обозначает исходные методологические предпосылки цивилизационной теории, формированию которой он во многом способствовал своими работами. Он указывает на то, что цивилизационная теория должна содействовать объяснению принципов устроения общества как некоторой интегрированной и устойчивой целостности, имеющей определенную структуру и институты, обеспечивающие эту целостность. Подробнее взгляды 1ТТ Эйзенштадта на цивилизационное устроение общества приведены в гл. II.

Р. Редфилд, М. Сингер. ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ

Изучение цивилизаций поделено на две, хотя и не равные, сферы между представителями гуманитарных и социальных наук. Первые склонны обращаться к изучению прошлого той или иной цивилизации, обычно к ее «классическому периоду», вторые — к современной истории. Гуманитарии «опрашивают» тексты, памятники и картины; приверженцы социальных наук «опрашивают» народы. В гуманитарных науках цивилизация изучается через рассмотрение творений наиболее мыслящих и творческих умов, в социальных науках — через достижения и характер мышления множества простых людей. Вследствие дробления научных дисциплин и изучаемые нами цивилизации становятся расчлененными, в результате чего утрачивается связь между прошлым и настоящим, текстом и контекстом, философом и крестьянином.

Перевод осуществлен по изд.: Redfield R., Singer M. Foreward to: G.E. von Gmnebaum. Islam. Essays in the Nature and Growth of a Cultural Tradition. L., 1961. P. VI I-VIII.

70

В этом состоянии академической науки совершенные творения, зафиксированные в великих произведениях мыслителей и художников, не имеют заметного отношения к проблемам и человеческим стремлениям современности. До тех пор пока ученый гуманитарий отказывается воспринимать всерьез настоящее и не проявляет никакого интереса к жизни обычного деревенского населения и до тех пор пока представитель социальных наук пренебрегает «работой в библиотеках» и не стремится соединить свое исследование с рассмотрением обычной жизни в высоком искусстве и деятельности институтов образования по целенаправленному культивированию умов и нравов, картина цивилизации, которую рисуют те и другие, останется неполной.
В работах Г. Грюнебаума об исламе мы видим прекрасное соединение гуманитарного и социального подходов. Как по размаху концепции и методам культурологического исследования, так и по отбору проблематики мы находим в них соединение социальной науки с культурной антропологией. В его книге «Ислам. Очерки о природе и формировании культурной традиции» рассматриваются три основные проблемы в исламской цивилизации: 1) рост среди мусульман сознания принадлежности к общей культуре; 2) выражение единства исламской цивилизации в литературе, политической мысли, науке, устроении города; 3) взаимодействие ислама с другими цивилизациями. Эти проблемы подлежат рассмотрению при изучении каждой цивилизации, и только их полноценное освещение может дать целостную картину цивилизации и присущих ей культурных процессов, поддерживающих преемственность в ее движении от прошлого к настоящему.
Комментарии. В данном фрагменте приводится высказывание двух видных американских культурологов о различии и взаимодополнительности двух основных подходов в изучении культуры вообще и цивилизации в частности, получивших развитие в рамках гуманитарных и социальных наук. Это расхождение прежде всего разделяет постигающий подход, целью которого является полноценное выявление «внутренних смыслов» того или иного текста, произведения, направления, элемента культуры, и познавательный анализ, дающий возможность выявить реальное функционирование явлений культуры, связь различных компонентов культуры между собой и со всей системой социальной регуляции, а также смысл исторических судеб культурных явлений. Внимание к социальной нагруженности культурных феноменов переходит в рассмотрение закономерностей функционирования социальной жизни в ее социокультурных измерениях. Такой анализ в немалой степени смыкается с собственно социологическим подходом, однако рамки социологии приходится сильно расширить, чтобы включить в нее изучение крупномасштабных исторических процессов, макроизменения в духовной жизни общества, соотношение различных компонентов социальной регуляции и т.д. (См.: Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 1996.)