Чернявская Ю. Народная культура и национальные традиции

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. Народная культура и бытие народа

§ 2. Триада “личность — общество — культура”

Народ — это социокультурная общность. А любое социокультурное взаимодействие, по утверждению выдающегося философа и социолога П. Сорокина, имеет три составляющих: 1) личность как субъекта взаимодействия; 2) общество как совокупность таких личностей и их взаимодействий; и 3) культуру как совокупность значений, ценностей и норм. Эта триада неразрывна. По мнению социолога и футуролога А. Моля, единственное общество, лишенное ценностей – это общество инфузорий. Вне значений, норм и ценностей все явления человеческого взаимодействия перестают иметь какой-либо смысл, помимо разве что чисто биологического или физиологического. “Лишенное своего значимого компонента “Государство” Платона становится материальным объектом (книгой) с определенными физическими и химическими свойствами. Ника Самофракийская оказывается не более, чем куском мрамора, хоть и с определенной геометрической формой и определенным физико-химическим строением” [63, 201].

В самых разных формах выражения — в стихотворении, в рисунке, постройке, костюме, документе и т. д. — во всем том, что мы называем “продуктами культуры” или “артефактами”, мы различаем овеществленную идею или “застывшую мысль” (по выражению Г. Тарда). В свою очередь, такую идею мы не можем не связывать с самим духом времени, со средой и – главное – с той группой, в которой живет создатель этого артефакта . Это влияние личность начинает испытывать с самых ранних лет своей жизни.

Культура не передается биологически или генетически: основные средства ее передачи — научение и воспитание. Причем, если научению легко поддаются и животные, то воспитание — прерогатива людей. “Во всяком случае, — пишет американский культуролог и антрополог Дж.П. Мердок, — многие привычки, которые люди приобретают путем научения, передаются от родителей к детям из поколения в поколение и, повторно прививаясь раз за разом, обретают такую устойчивость во времени, такую относительную независимость от индивидуальных носителей, что мы вправе определить их в совокупности как “культуру” [5, 50 ]. Посредником такого научения является язык.

Культурные привычки (да и само мышление человека) сохраняются не только благодаря институциональному воспитанию, но и благодаря самой жизни человека в социуме. Судьба культуры зависит от судьбы общества, внутри которого она существует и развивается. А индивид является “полномочным представителем”, “послом” собственной группы, т. к. отражает ее “духовную коллективность” (по выражению Г.Г. Шпета), причем коллективность как ныне живущих членов группы, так и предков, передавших потомкам свой духовный опыт — свою культуру.