Богданова О. Ю., Леонова С. А., Чертова В. Ф. Методика преподавания литературы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА VII. Методика изучения систематического курса литературы в старших классах (продолжение)

В работе над монографической темой важна сочетаемость всех этапов работы с классом. Покажем, как на уроках по теме «И. С. Тургенев» можно активизировать использование дополнительного материала на уроке творческой биографии и на заключительном уроке по всей монографической теме.
В работе с учащимися X класса учитывается многообразие связей писателя с общественно-политическим процессом середины и второй половины XIX в. Он выдвинул перед прогрессивной литературой проблему взаимодействия личного и общественного, проблему определения путей развития общества.
В романах И. С. Тургенева всесторонне раскрыты связи человека с эпохой, им присущи глубокий историзм, критическое отношение к действительности. Исследователи (В. И. Батюто, Г. В. Курляндская) отмечают «тайный психологизм» романов писателя.
Изучая творческую биографию Тургенева, учитель освещает своеобразие его художественной манеры, добивается от учащихся осмысления жанрового своеобразия его рассказов, повестей, романов. Здесь возможны различные варианты работы: выбор одного произведения или нескольких (по рядам) использование индивидуальных заданий.
Ко второму уроку творческой биографии выбор для обзорного изучения первого романа писателя «Рудин» (1856). До урока, на котором шел разговор о романе «Рудин», учащиеся отвечают письменно на вопросы:
1. Как вы понимаете образ Рудина?
2. Какое время изображено в романе?
3. В чем своеобразие художественной формы романа? До проведения анкеты классу дается задание перечитать следующие эпизоды: приезд Рудина к Ласунским, первое и последнее свидание с Натальей, прощальное письмо Рудина Наталье, эпилог. Анализ ответов учащихся показал, что они разобрались в характере Рудина («Рудина отличает ум, образованность, благородство, стремление к добру»; «Рудин все время стремится что-то сделать для людей, но у него ничего не получается, так как окружающие не понимают его»; «У Рудина много практических мыслей и стремлений, но выполнить он их не может»; «Своеобразие характера Рудина, по-моему, заключается в его внутренней холодности, которую он прикрывает внешней пылкостью и красноречием»).
Многие считают Рудина положительным героем, представителем дворянства, некоторые — революционером. Отдельные ученики ошибочно называют его представителем демократов-разночинцев. У десятиклассников нет четких исторических представлений об эпохе 30-х, 40-х и 50-х гг. XIX в. Наиболее краткими, бездоказательными являются ответы учащихся о мастерстве автора. Даже после постановки перед ними конкретного вопроса десятиклассники называют самые общие мысли («Пейзаж обычно соответствует настроению героев»; «Внутренний мир героев раскрывается в его диалогах» и т. д. ). Мало высказываний в работах школьников о композиции романа. Следовательно, художественный метод автора на данном этапе развития учащихся самостоятельно не воспринимается во всей сложности и глубине.
До изучения основного произведения, положенного программой (роман «Отцы и дети» или «Дворянское гнездо»), целесообразно ввести учащихся в творческую лабораторию писателя, показать своеобразие его поэтики на конкретном примере краткого анализа романа «Рудин» на уроке внеклассного чтения. В кратком вступлении о первом романе Тургенева учитель рассказывает, что писатель, уже познавший свою силу художника в рассказе и повести, обращается к жанру романа; это свидетельствует о его интересе к важным вопросам современности. Начав работу над «Рудиным», Тургенев сначала писал повесть. Но по глубине отражения социальных явлений действительности, по общественному значению повесть перерастает в роман.
Проблема положительного героя волнует Тургенева. Он ищет его в среде дворянской интеллигенции — и обращается к теме «лишнего человека». Главная идейная, творческая задача Тургенева в «Рудине» — раскрыть то ценное, передовое, что делало «лишнего человека» прогрессивным явлением в 40-е гг., и развенчать этот художественный тип с точки зрения потребностей русского общества середины 50-х гг.
Эти положения конкретизируются в процессе краткого текстуального анализа эпизодов и описаний. В качестве опорных выбираются следующие главы: глава третья — первое появление Рудина в доме Ласунской, глава седьмая — первое свидание Рудина и Натальи, глава девятая — сцена у Авдюхина пруда, глава одиннадцатая — прощальное письмо Рудина Наталье, состояние Натальи после разрыва, отъезда Рудина, глава двенадцатая — разговор о Рудине, эпилог.
Поисковая творческая работа учащихся организуется в соответствии с взаимосвязанными учебными ситуациями по ходу урока. 4. Какое значение имеет в романе описание усадьбы Ласунской и характеристика ее гостей (1-я, 2-я главы)?
Две первые главы являются экспозицией. Автор описывает место действия: усадьбу Ласунской, ее дом, сооруженный по рисункам Растрелли, сад со старыми липовыми аллеями. В этих же главах представлены многие действующие лица романа. Дарья Михайловна Ласунская ждет приезда барона Муффеля, которого она хочет представить как лицо новое, необычное. И вдруг вместо ожидаемого гостя, к великой досаде хозяйки, приехал Дмитрий Николаевич Рудин.
5. В чем главное назначение первой сцены романа?
Главное назначение первой сцены: показать духовное превосходство Рудина над средой, его окружающей. Обращаем внимание на детали, которые помогают представить Рудина человеком умным, одухотворенным и вместе с тем уже с первых страниц романа Тургенева подчеркивают пока еще неясные читателю противоречия Рудина, его слабости. Тургенев упоминает «жидкий блеск» в быстрых темно-синих глазах Рудина. Когда он заговорил, оказалось, что тонкий звук «голоса Рудина не соответствовал его росту и его широкой груди». Упоминание об узком платье, из которого Рудин словно вырос, дает нам понять, что он беден.
В последующих главах читатель узнает о юности Рудина, увлечении философией, влиянии на молодежь. В 30-е гг. слово отрицания было основным орудием представителей передовой молодежи из среды дворянской интеллигенции, в которой Тургенев ищет положительного героя времени. Принцип отбора и порядок чередования сцен подчинены задаче раскрытия характера Рудина. Следовательно, в основу композиции романа положена композиция центрального образа.
6. В каких эпизодах третьей главы и как раскрывается характер Рудина?
Главное назначение диалога Рудина и Пигасова — показать духовное превосходство Рудина над окружающей средой. Его оружие — слово, и он умеет пользоваться им, вызывая восхищение слушающих, особенно Натальи и учителя Басистова.
Первоначальное представление о Рудине будет неполным, если не обратить внимание класса на два эпизода. Первый: когда Рудина попросили рассказать о заграничных впечатлениях, он рассказывал не совсем удачно. В описаниях его недоставало красок. Однако когда он перешел к общим рассуждениям о значении просвещения и науки, то говорил мастерски, увлекая слушателей. Второй — когда Рудин подошел к Наталье, то заговорил с ней «мягко и ласково, как путешествующий принц». Этот штрих выдает иронию автора, искусно «спрятавшегося» от читателя за своими героями.
7. В чем сила Рудина?
В значении его слова, во влиянии на молодые души, в умении зажечь слушающих. В романах Тургенева внимание сосредоточивается на художественном исследовании идейно-нравственных качеств героя определенной эпохи и его пригодности к полезной деятельности. В классе комментируется описание речи Рудина в 3-й главе, из которого явствует, как велика была сила вдохновения и слова этого человека. Не случайно Басистов всю ночь не спал, не раздевался, а писал письмо товарищу в Москву, и Наталья, хоть и легла в постель, но ни на минуту не уснула.
Именно в этом влиянии Рудина на молодые души заключается его сила, в этом едва ли не самое прогрессивное значение людей этого типа.
8. В чем слабость Рудина? Сравните первое и второе объяснение Рудина и Натальи. Какую роль играет пейзаж в этих сценах?
Сопоставляются две сцены. Они даются в заостренном противопоставлении с целью подчеркнуть полную несостоятельность Рудина, его неспособность к действию. Описания первого и последнего свидания Рудина и Натальи начинается с пейзажа, который помогает понять переживания героев и придает изображаемому особую проникновенную задушевность, даже музыкальность. Оба описания выразительно читаются и анализируются. Пейзаж лунной ночи написан в прозрачно-светлых тонах, и лишь сплошные мрачные громады деревьев подчеркивают еле заметный переход к мрачным, темным тонам — к новой теме, которая разовьется уже в сцене у Авдюхина пруда.
Учащиеся анализируют эпизод, проводят сопоставление. Каждый штрих, каждая деталь помогают понять взаимоотношения героев. И холодные руки Натальи, слабо дрогнувшие в руках Рудина, и пылкость Рудина, решительность его слов («Как я счастлив! Теперь уже ничто нас не разъединит!») И сдержанность Натальи, за которой видно большое чувство, и, наконец, сомнение самого автора в возможность счастья Натальи с Рудиным: «Да, я счастлив, — повторил он, как бы желая убедить самого себя».
Совсем иную картину представляет сцена последнего свидания. Описание Авдюхина пруда подготавливает читателя эмоционально к восприятию всей сцены. Тургенев показывает силу чувства Натальи, ее решительность — и полную несостоятельность Рудина, его неспособность к действию.
Творческая работа десятиклассников по ходу рассмотрения пяти учебных ситуаций давала возможность понять принципы изображения Тургеневым явлений и героев.
Следующее задание требовало владения этими принципами, повышало интерес к способам самостоятельной работы.
Проблемная ситуация может быть усложнена заданием не просто определить принцип отбора фактов и явлений, но и соотнести его с замыслом писателя, со структурой произведения.
1. Объясните принцип отбора и расположения последующих эпизодов из жизни Рудина.
Автор отобрал немного сцен, но так расположил их, что характер Рудина раскрывается во всей сложности и противоречивости. Рассказ о его прошлом слит с повествованием о настоящем. В издании 1860 г. Тургенев дописал эпилог: смерть Рудина на баррикаде во время Французской революции 1848 г.
2. В чем заключается смысл образа Рудина?
Положительное начало в образе Рудина — это как раз конфликт со средой, полная невозможность деятельности в условиях определенного порядка. В лице Рудина «лишний человек» представлен как социально значимый тип (Лежнев в итоге признает свою жизнь ничтожной по сравнению с жизнью Рудина). В эпилоге показана последняя попытка Рудина к деятельности.
3. Определите своеобразие художественного таланта Тургенева.
Тургенев совершенствует свое мастерство в новом для него жанре романа. Прежде всего, он стремится к максимальной объективности повествования. Сокращены прямые авторские характеристики — поэтому большое значение приобретает описание портрета, авторские замечания к речевой характеристике, диалог, описание жеста. Особый лиризм повествованию придает пейзаж. Композиция подчинена раскрытию характера героя: первое появление, рассказ о прошлом, любовь героя, дальнейшая судьба, эпилог — все это создает полную законченность образа. Тургенев не дает развернутых внутренних монологов — вместо них — как бы краткое обобщение. Так, внутреннее состояние Рудина (в сцене его отъезда из имения Ласунской) раскрывает лишь отдельные детали поведения, выражения лица: «Он стал торопливо прощаться, раскланиваться во все стороны с принужденной улыбкой».
В общем выводе отмечается, что композиция романа, система образов, вся совокупность художественных средств раскрывают характер Рудина в различных проявлениях, показывая путь «лишнего человека» в 30-50-е гг. прошлого столетия.
В процессе текстуального изучения романа «Отцы и дети» используются приобретенные в кратком анализе «Рудина» знания о своеобразии художественного метода Тургенева. Это позволит увеличить самостоятельность учащихся в работе обобщающего характера на итоговом уроке. Рассмотрение может строиться по следующему плану:
1. Жанры тургеневской прозы (сообщение учителя, беседа с классом).
2. Развитие традиций Пушкина, Лермонтова, Гоголя (сообщение учителя, выступления учащихся, получивших индивидуальные задания).
3. Работа Тургенева над образом главного героя. Образы тургеневских девушек (выступления учащихся, обобщение учителя).
4. Приметы времени в романах Тургенева (работа по тексту, сообщения учащихся).
5. Своеобразие композиции (беседа с классом).
6. Портрет. Пейзаж (доклады учащихся).
7. Речь героев, значение диалога (доклады учащихся).
Первый этап урока: запись плана, распределение заданий. В сообщении учителя раскрывается своеобразие жанра романа. Роман как форма, дающая возможность наиболее полно и всесторонне осветить социально-исторические явления, психологию личности, начиная с 40-х гг. занимает все большее место в творчестве русских писателей. Расцвет этого жанра относится к 50-60-м гг., чему русская литература во многом обязана Тургеневу. Справедливо утверждение П. Г. Пустовойта, что уже в «Записках охотника» Тургенев обрел свою собственную реалистическую художественную манеру, вполне нашел себя как художник. «Сущность этой тургеневской манеры в необычной простоте повествования и верности действительности и в то же время в особом лирическом воодушевлении художника, которое неизбежно передается читателю» (Пустовойт П. Г. И. С. Тургенев. – М., 1957. – С. 36). Начиная с 50-х гг. его излюбленными жанрами стали повесть и роман.
В процессе обобщающей беседы с учащимися выясняется, что в каждом из романов Тургенев сосредоточивает внимание на образе главного героя, носителе передовых идей эпохи, определяет его активность, способность к общественной деятельности. В романах немного эпизодов, но они отобраны так, чтобы показать героя в различных ситуациях, в связях и противоречиях с окружающей средой. Основой композиции каждого из романов является композиция образа главного героя. Один из основных критериев определения характера героя романа — история его любви. Вся система образов подчинена раскрытию значимости главного героя.
Социально-психологическая направленность романов Тургенева требовала иного качества историзма, точности дат, примет времени, биографических данных о героях. Рамки тургеневских романов, как правило, четко определены хронологически. Роман Тургенева обычно начинается с экспозиции, в которой читатель знакомится с героями произведения: «Накануне», «Отцы и дети», «Рудин». К экспозиции иногда примыкает история жизни действующих лиц. Чаще Тургенев о прошлом героя пишет позже. Завязка действия, начало конфликта возникает естественно, в самом ходе повествования. Кульминация вытекает из сути самого конфликта и, как и развязка, носит у Тургенева социально-психологический характер. Максимальная объективность повествования, при которой автор почти не виден за своими героями, придает особую значимость психологическим деталям портрета, речевой характеристике, бытовым деталям.
В классе заслушиваются заранее подготовленные небольшие доклады учащихся о значении пейзажа, портрета, речи героев и диалога в романах Тургенева. Обращается внимание на то, что Тургенев пишет в основном «сельскую природу». Нередко герой романа раскрывается в общении с природой в самой чистой, истинно русской красоте. Описывая состояние Лаврецкого, Тургенев показывает очищающее влияние русской природы на его душу.
В композиции тургеневского образа первостепенное значение имеет портрет. Знакомство читателя с Рудиным, Инсаровым, Базаровым начинается с описания их портрета. Создавая реалистический роман, Тургенев строго следовал принципу индивидуализации речи персонажей. Ремарки автора подчеркивают выразительность речи действующего лица, помогают оттенить ту или иную его характерную черту. Речь любимых тургеневских героинь: Натальи, Лизы и Елены — сдержанна, проста и серьезна. Речь Базарова раскрывает его презрение к «романтизму», нелюбовь к внешней красивости фразы, иногда желание сказать нарочито грубо. Она богата пословицами, поговорками, метка, образна. Тургенев сумел раскрыть в речи Базарова черты не только индивидуальные, но и характерные для демократа-разночинца 60-х гг.
Особое внимание в романах Тургенева имеет диалог. Диалог раскрывает отношение героя с окружающими. Споры Базарова и Павла Петровича отражают борьбу разночинца с либералами. Образ Рудина становится ясным для читателя не только из его спора с Пигасовым, но и в диалогах Рудина и Лежнева, Лежнева и Волынцева.
Итоги работы с учащимися оформляются в записи.
Своеобразие поэтики Тургенева-романиста.
Развитие жанра социально-психологического романа.
Способы изображения персонажей: биографический рассказ, портрет, описание мимики, жеста, показ характера в переломные драматические моменты, использование внутренней речи.
Историзм, верность действительности.
Простота композиции, лиризм, «тайный» психологизм.
Красота и сила нравственного, эстетического чувства, верность высоким гражданским идеалам.
Выразительность, социально-психологическая насыщенность диалогов.
Итоговые записи по темам помогают организовать знания учащихся, избежать формализации системы понятий, расширяют и углубляют представления об историко-литературном процессе.
При планировании изучения монографической темы возможны различные варианты: как предваряющее, так и попутное изучение творческой биографии художника слова. При монографическом изучении творчества поэта его творческая биография чаще всего изучается целостно с уроками по лирике. В качестве примера раскроем два варианта планирования изучения темы «Н. А. Некрасов» в X классе.
Вариант I
1-й урок. Очерк жизни и творчества Некрасова.
2-й урок. Чтение и анализ стихотворений «Поэт и гражданин», «Памяти Добролюбова».
3-й урок. Коллективный анализ стихотворения «Элегия».
4-й урок. Темы лирики Некрасова.
5-й урок. Последние песни.
6-й урок. Идейно-художественное своеобразие поэзии Некрасова.
7-8-й уроки. Сочинение.
Вариант II
1 -й урок. Личность и судьба поэта. Детство и юность. Повторение ранее изученного («На Волге»). Выразительное чтение и краткий анализ стихотворения «Родина».
2-й урок. Расцвет таланта. Доля народная и призвание поэта в лирике Некрасова.
3-й урок. Художественный мир поэзии Некрасова (избранные страницы).
4-5-й уроки. Последние годы. «Элегия», «Зине».
6-й урок. Урок-семинар «Гражданственность и народность творчества Некрасова».
7-8-й уроки. Сочинение.
Учащиеся X класса, как правило, владеют умениями и навыками анализа художественного текста, слушания и записи лекции, работы по учебнику, умениями использования теоретико-литературных понятий, умениями оценки изученного с исторических, нравственных и эстетических позиций, а также проведения сопоставительного анализа художественных произведений одного или различных авторов. Особое же внимание должно быть обращено на увеличение творческой самостоятельной работы класса.
По умственному и литературному развитию учащиеся X класса вполне готовы к активному изучению индивидуального стиля писателя и уяснению теоретического понятия стиля. В работе с ними рассматривается идейно-художественное богатство лирики Некрасова: новизна проблематики, композиции, жанров, своеобразие авторского видения мира, характер лирического героя 40-50-х и 60-70-х гг., специфика поэтического языка.
Из вводной лекции школьники узнают, что Некрасов занимает особое место в истории русской литературы, ибо, с одной стороны, он связан с традициями Пушкина и Лермонтова, а с другой стороны, является одним из зачинателей нового направления. Внимание не только к содержанию, но и к своеобразию формы произведений Некрасова поможет пробудить с первых уроков интерес к лирике поэта, к наблюдениям над особенностями его стиха. Его слово было не только словом поэта-гражданина — это было слово истинного художника, мастера стиха.
Следует отметить, что часть школьников не осознает мастерства Некрасова или некритически использует отрицательные отзывы о стихе поэта. Учитель объясняет, что создателем легенды о мнимой непоэтичности стихотворений Некрасова был... сам Некрасов. Только удивительная требовательность и взыскательность к самому себе могла подсказать Некрасову строки:
Нет в тебе поэзии свободной,
Мой суровый, неуклюжий стих...
(«Праздник жизни — молодости годы»)

Учитель прочитает выразительно другие строки поэта, противопоставив их приведенным выше:
Форме дай щедрую дань
Временем: важен в поэме
Стиль, отвечающий теме,
Стих, как монету чекань

Строго, отчетливо, честно,
Правилу следуй упорно:
Чтобы словам было тесно,
Мыслям — просторно.
(«Подражание Шиллеру. II. Форма»)

Высоко ценили лирику Некрасова А. Н. Островский, Ф. М. Достоевский, поэты XX в.: В. Б. Брюсов, В. В. Маяковский, А. Т. Твардовский.
В работе с учащимися целесообразно использовать различные отзывы о лирике Некрасова. Г. В. Плеханов критически относился к стиху Некрасова; отдавая должное его влиянию на русское общество, Г. В. Плеханов не видел силы поэтического таланта Некрасова.
Противоположное мнение высказывал А. В. Луначарский: «Некрасов — гражданский поэт, но это — гражданский поэт, в том-то и вся сила. Слабые поэты с сильным гражданским чувством заслуживают уважения, но редко приносят пользу... Его лиризм горяч, горек, величественен, глубок. Стихи Некрасова недостаточно гладки? А кто сказал, что гладкость стиха есть непременное достоинство? Кто это доказал, что об ужасах жизни народа надо непременно писать гладкими стихами?. . То, что сам Некрасов принимал за неуклюжесть своего стиха, было поистине только его суровостью (Луначарский А. В. Статьи о литературе. – М., 1957. – С. 257). Луначарский опровергает мнение о непоэтичности лирики Некрасова и показывает, насколько адекватна форма стихов поэта их содержанию. Использование высказываний критиков о Некрасове важно не само по себе, а для подготовки к восприятию его сложной лирики во всем своеобразии ее содержания и формы, для организации подлинно творческого поиска учащихся.
На уроках по творческой биографии Некрасова школьники имеют возможность познакомиться с основными периодами и темами его творчества. Выразительное чтение стихотворений или отрывков из них помогает раскрыть сложный, а часто и противоречивый мир поэзии Некрасова. Важно показать творческую эволюцию поэта, своеобразие его лирического героя 40-50-х и 60- 70-х гг.
Итогом поэтических исканий Некрасова в 40-е гг. является стихотворение «Родина». Часть учеников получает к уроку творческой биографии задание подготовить выразительное чтение «Родины» и вспомнить известные им «Деревню» Пушкина и «Роди- ну» Лермонтова. Этот материал помогает понять роль традиций в творчестве Некрасова.
Коллективный анализ стихотворения «Родина» может быть проведен по следующему плану:
1. Выразительное чтение стихотворения учителем.
2. Ориентировочная беседа:
О чем и о ком писал Некрасов? Какова композиция стихотворения?
3. Выразительное чтение учащимися 1-й строфы и беседа: Как характеризуется поэтом усадебная жизнь? Что мы узнали о лирическом герое стихотворения? Какова интонация 1-й строфы?
4. Выразительное чтение учащимися 2-5-й строф и диалог: О чем вспоминает лирический герой «Родины»? С каким чувством пишет поэт о деспоте-помещике, о трагической судьбе матери и сестры, о сложности собственной судьбы?
5. Выразительное чтение учащимися 6-й строфы и работа над обобщениями.
К каким выводам приходит поэт?
В чем заключается смысл заглавия стихотворения?
В ходе диалога решаются принципиально важные вопросы. «Родина» — новаторское произведение. В нем впервые в русской поэзии раскрыт образ нового лирического героя: разночинца. В страстном лирическом монологе даны черты его социально-психологического облика, раскрыт деспотизм помещика, показана тяжелая доля крестьянина и трудная судьба женщины.
Для Некрасова нет также первоначального радостного пушкинского переживания («Деревня») при виде сада, деревни, дома. Он развивает дальше и тему лермонтовской «Родины», отрицая современную ему Россию. Решаем, что «Родина» написана в форме лирического монолога, что в стихотворении есть элементы думы, сатиры, элегии, пейзажной лирики. Новаторство Некрасова заключается не только в новизне проблематики, но и в том, что, разрушая жанровые перегородки, он создает новое по форме лирическое стихотворение, насыщенное социальным, демократическим содержанием. В этом своеобразном жанровом «сплаве» и заключается одна из стилевых особенностей лирики Некрасова.
Хорошие результаты дает повторение известных учащимся стихотворений («Размышления у парадного подъезда» или «Железная дорога»). Дается задание определить основные особенности стиля одного из стихотворений. В «Размышлениях у парадного подъезда» мы видим сюжетную уличную сцену, в которой слышны голоса разных людей. Это и робкие просьбы мужиков, и «оценка» швейцаром «гостей», и циничный окрик кого-то из барской челяди: «Гони! Наш не любит оборванной черни!» Учитель помогает десятиклассникам понять специфику поэтической манеры Некрасова: введение в лирическое стихотворение повествовательных элементов: уличная сцена, которая является толчком для раздумий, элементы драматизации, использование прямой и не собственно прямой речи, что некоторые исследователи называют «поэтическим многоголосьем».
Целесообразно организовать наблюдения учащихся и над многообразием интонаций стихотворения: трибунная, ораторская в описании парадного подъезда, затем повествовательно-разговорная в сцене с швейцаром, гневная в обличении вельможи и столь любимая поэтом песенно-напевная в знаменитой песне-стихе «Родная земля!. . » Эта концовка сближает лирического героя с народными массами, с теми, о ком все мысли поэта. Подобное повторение открывает учащимся неизвестное в известном. Формирует интерес к самому процессу наблюдений над особенностями индивидуального стиля писателя, помогает овладеть понятием стиля и использовать его в анализе.
Расширяются представления учащихся о темах лирики Некрасова. Так, в анализе сатирического стихотворения «Современная ода», выясняется, что даже использование жанра оды выступает одним из средств сатирического разнообразия зла и несовершенства современного Некрасову мира.
Некрасов-лирик одним из первых русских поэтов показал контрасты большого города. Учащиеся выразительно читают выбранные ими отрывки из двух частей цикла «О погоде».
В ходе беседы отмечается, что это произведение многотемное, проникнутое высоким гражданским пафосом. Сгруппировав события первой части по времени дня, а второй — подчинив описанию мороза, Некрасов самим названием последней части сводит воедино контрасты: «Кому холодно, кому жарко!» Оригинальная композиция произведения дает возможность объединить множество тем, событий, фактов образом лирического героя, гражданина, певца народного горя. Некрасов включает в стихотворение диалог, песню, описание уличных сцен; раскрывает судьбы различных людей: и бедного чиновника, и «полумерзлых» дев, и сотен бедняков, страдающих от мороза, пожаров, голода, болезней.
В начале стихотворения поэт создает обобщенный художественный образ:
Начинается день безобразный —
Мутный, ветреный, темный и грязный.
Ах, еще бы на мир нам с улыбкой смотреть!

Учитель помогает учащимся понять глубину поэтического обобщения. Автор развенчивает торжественный ореол Петербурга. Пушкинскому видению столицы, ее «стройному, строгому виду» Некрасов противопоставляет «нестройность» жизни большого города, не жалея самых мрачных красок. Образ огромного города, города без улыбки, без счастья, полного кричащих социальных контрастов, является центральным обобщенным образом всего цикла. Он конкретизируется поэтом. В описании уличных сцен нет ни одной светлой краски, ни одного нейтрального эпитета:
В нашей улице жизнь трудовая:
Начинают ни свет, ни заря
Свой ужасный концерт, припевая,
Токари, резчики, слесаря -
А в ответ им гремит мостовая!
Все сливается, стонет, гудит,
Кто-то глухо и грозно гогочет,
Словно цепи куют на несчастный народ.
Словно город обрушиться хочет.

Мы преднамеренно рассмотрели вопросы стиля Некрасова-лирика на уроке творческой биографии, ибо, если можно говорить об упущениях, просчетах в работе с учащимися по теме «Некрасов», то это в наибольшей степени относится к первому этапу знакомства с лирикой поэта, когда требуется создать соответствующий эмоциональный настрой, подготовить глубокий анализ произведений, предложенных программой для текстуального изучения.
Изучение произведений искусства слова в старших классах включает в себя такой важный момент, как сопоставление.
После целенаправленных наблюдений над особенностями творческой манеры Некрасова в ходе изучения его творческой биографии появляется возможность повысить активность учащихся на уроках анализа стихотворений «Памяти Добролюбова», «Поэт и гражданин», «Элегия». На этом этапе школьники осознанно используют понятие стиля.
Знакомство со стихотворением «Поэт и гражданин» начинается с выразительного чтения нескольких отрывков, затем проводится беседа по вопросам:
К чему призывает поэта гражданин?
В чем своеобразие композиции стихотворения?
Какое значение имеет в нем картина бури?
Определите жанр стихотворения.
В итоговой части урока ученики делают вывод: «Поэт и гражданин» — это не только поэтическая программа Некрасова, но и манифест демократической поэзии. Особое значение имеет в нем образ бури — как прообраз грядущих бурь. Композиция стихотворения проста, оно построено на столкновении двух характеров, двух типов отношения к действительности. В жанровом отношении это философский спор в драматической форме.
В поэзии 60-70-х гг. Некрасов создает образы высокого драматического звучания. Его лирический герой — революционер, отдавший себя служению родине («Памяти Добролюбова»), готовящийся к борьбе («Элегия»).
В качестве подготовки к уроку, на котором рассматривается «Элегия», учащиеся получают задание найти в тексте «Элегии» и пушкинской «Деревни» (о которой уже шла речь при изучении «Родины») строки, которые дают возможность судить о перекличке тем в творчестве Пушкина и Некрасова.
Пушкин:
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь Рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого Владельца...
Некрасов
... пока народы
Влачатся в нищете, покорствуя бичам,
Как тощие стада по скошенным лугам,
Оплакивать их рок, служить им будет муза...
Некрасов добивается высокой поэтизации крестьянского труда, находит поэзию в трудовых буднях. В служении народу он видит долг поэта:
Я лиру посвятил народу своему...
Эти строчки могут быть взяты в качестве эпиграфа к изучению всей темы «Некрасов». Не случайно «Элегия» была самым любимым и задушевным произведением поэта.
Обдумывается вопрос о своеобразии жанра стихотворения. Элегия — один из древнейших жанров лирической поэзии, от греческого elegos — жалоба. Обычно в элегиях писали о несчастной любви, о грустных переживаниях. Освоив опыт предшественников, Некрасов трансформировал жанр элегии, создав новую разновидность жанра — социальную элегию, в которой грустные мотивы переплетаются с гражданской темой. В целом это грустное раздумье о судьбе народа после реформы и утверждение высоких идеалов поэзии.
На заключительных уроках по изучению лирики Некрасова учащиеся отмечают художественное богатство и гражданский пафос, роль народной поэзии как источника творческого своеобразия его произведений, новаторство поэта в создании новых поэтических форм, разнообразие интонаций, афористичность языка.
На третьем этапе работы с учениками по теме: «Н. А. Некрасов» появляется возможность увеличить их самодеятельность в анализе стихотворений поэта, которые читаются по выбору к уроку внеклассного чтения.
Обобщающий урок может быть совмещен с уроком внеклассного чтения, который потребует активной предварительной подготовки на основе заданий творческого характера.
Домашнее задание: выразительное чтение и самостоятельный анализ на основе представлений о стиле Некрасова-лирика по выбору:
— тема народа — «В дороге», «Орина, мать солдатская», «В полном разгаре страда деревенская...»;
— противоречия городской жизни — «На улице», «Еду ли ночью по улице темной...»;
— облик революционера — «Белинский», «Чернышевский»;
— назначение поэта и поэзии — «Стихи мои, свидетели живые...», «Вчерашний день, часу в шестом...»;
— русская природа — «Перед дождем», «Тишина»;
— сатира — «Колыбельная песня», «Нравственный человек»;
— призывы к борьбе — «Душно, без счастья и воли...», «Свобода»;
— последние песни — «Друзьям», «Музе», «Осень», «Зине», «О Муза, я у двери гроба...» Девиз урока — «Что мы умеем?»
Мир идей писателя, его эстетические принципы открываются читателю-школьнику не сразу, однако отсутствие целенаправленной совместной деятельности учителя и учеников в данном направлении рождает неполноценное, фрагментарное восприятие, когда учащиеся не соединяют значение отдельных сцен и описаний в единую картину, не чувствуют содержательной функции композиции и жанра, мыслят средства поэтической выразительности вне связи с самой сутью произведения.
Увеличение интереса к чтению и изучению классики, повышение нравственного потенциала уроков, осознание эстетического и жанрового своеобразия русской литературы XIX и XX вв. – вот основные вопросы, которые волнуют учителя-словесника и которые могут быть решены только в общей системе школьного литературного образования.
В этом сложнейшем творческом процессе один из важнейших вопросов — понимание писателем человека, истории, культуры, нравственности, творчества.
Так, в толстовской концепции человеческой личности важно помочь учащимся увидеть взгляд на человека в движении, его стремление к обновлению. Уже на первых занятиях по роману, рассматривая принципы изображения человеческих характеров Толстым, обращаем внимание на приоритет нравственного начала, нравственной ответственности личности. Для современного прочтения толстовского романа и понимания его психологизма на одно из первых мест можно поставить задачу осознания того, что Толстой предъявил высокие нравственные требования к человеку, к его искренности, требовательности к самому себе, что он в целом решал проблему общечеловеческих свойств характера.
Необходимо раскрыть учащимся, как отразилось мировоззрение Л. Толстого в его эстетической системе, в его художественном мире, в авторских оценках. Уже на вводно-ориентировочном занятии к роману «Война и мир» покажем, опираясь на непосредственное восприятие учащихся, как влияет система взглядов Толстого на художественную структуру романа, на трактовку образов действующих лиц. Не менее важно осознать значение мировоззрения писателя, его авторской позиции и нравственного идеала в рассмотрении «взаимосцепления» отдельных образов и сцен.
Подводим учащихся к пониманию того, что размышления Толстого об истинной сути описываемых событий, его раздумья о роли отдельной личности в исторических судьбах народа объединяют философские и художественные главы романа в единый композиционный узел, центральное место в котором отведено Бородинскому сражению.
Связь философских и эстетических позиций Л. Н. Толстого сложна и диалектична, и простое упоминание о противоречивости позиции писателя ничего не дает. Важен глубокий анализ сцен и образов, важно движение мысли учащихся к истинному смыслу изображенной картины жизни. В наблюдениях над образами и сценами романа проследим стремление писателя понять не внешний, а внутренний смысл поступка, мысли, движения души. Для Толстого главное — понять богатство, глубину и многообразие жизненных связей, в центре которых — развивающийся человеческий характер. Современной молодежи важно оценить высокий гуманизм Толстого, его веру в силу истинного патриотизма, глубокую мысль об ответственности человека за свои поступки и мысли, презрение ко всему, что носит отпечаток «притворства и лжи».
В постепенном осознании смысла произведения, значения сцен, образов, в осознании эстетической и философской концепции писателя, углублении эмоционального восприятия текста, специфики художественного мира писателя заложены огромные возможности духовного воспитания молодежи.
Одно из центральных мест в работе над монографической темой занимает подготовка и написание сочинений. Рассмотрим этот процесс на примере сочинений о пейзаже.
В одной из московских школ учащимся после изучения творчества А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова было предложено подготовиться к выразительному чтению наиболее понравившихся им описаний природы в «Евгении Онегине» и «Герое нашего времени» и определить роль выбранного отрывка в произведении. Ответы показали, что при чтении художественного текста школьники не всегда замечают красоту, образность описаний природы и роль пейзажа как одного из приемов характеристики героя. Ученики говорили, что Пушкин «ярко», «красочно» описывает времена года, что любовь Татьяны к русской природе помогает понять цельность ее натуры и близость к народу, что в любви Печорина к природе рассматриваются его лучшие душевные качества. Для выразительного чтения в классе десятиклассники выбрали описание русской зимы, осени, весны у Пушкина, описание окрестностей Пятигорска (начало повести «Княжна Мери») и утро перед дуэлью у Лермонтова. Но вместе с тем ученики не отметили специфики пейзажа у Пушкина и Лермонтова: лаконизма и динамичности у первого и глубокого психологизма у второго, роли картин природы в композиции и развитии действия, в раскрытии идеи произведения и взглядов автора. Все это говорит о том, что необходимо усилить работу над формированием у школьников многогранного восприятия картин природы в художественной литературе и их роли в произведении.
Как справедливо отмечает В. В. Голубков, пейзаж «может играть в произведении различную роль: то он служит одним из дополнительных средств для характеристики героя, то отражает настроение писателя, то является фоном, обстановкой, необходимой для понимания сюжета» (Голубков В. В. Методика преподавания литературы. – М., 1962. – С. 124).
Понимание роли картин природы в произведении связано с пониманием его идеи и композиции, отношения писателя к жизни и героям, с осознанием своеобразия художественной формы и языка.
Выразительное и комментированное чтение в процессе изучения художественного произведения, беседа по тексту, беседа на основе личных впечатлений учащихся, анализ языка и стиля писателя — все это создает основу для проведения обобщающих уроков по изучению пейзажа и проведению сочинений о пейзаже.
Литературный пейзаж может быть одной из тем или единственной темой письменных работ, которыми заканчивается изучение творчества писателя; темой обобщающего сочинения по творчеству двух писателей (например, «Картины природы в произведениях А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова»); темой при попутном повторении («Роль пейзажа в раскрытии внутреннего мира героев М. Ю. Лермонтова и Л. Н. Толстого»). Темы о литературном пейзаже чаще включены в общую систему сочинений, чтобы тем самым содействовать формированию навыков анализа описаний, повышению самостоятельности в разборе произведения, развитию у них воссоздающего и творческого воображения. На первых этапах изучения историко-литературного курса описания природы рассматриваются под непосредственным руководством учителя, так как у школьников еще не накоплены достаточные знания для самостоятельной работы. Глубокий, вдумчивый анализ избавит учащихся от поверхностных суждений и необдуманных выводов.
Основным путем подготовки сочинения является сочетание наблюдений над пейзажем на уроках, посвященных чтению текста, рассмотрению темы, идеи, системы образов, композиции, языка, с выводами на обобщающем уроке, который необходим для подготовки сочинения.
Работая над пейзажем в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин», учащиеся сознают, что в картинах природы раскрывается личность Пушкина, его русская душа, лиризм, поэтическое восприятие мира, любовь к сельской природе. Анализ романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» — следующий этап в изучении описаний природы.
Особое место, занимаемое картинами природы в «Герое нашего времени», дает возможность провести ряд интересных и разнообразных работ, в том числе и специальных сочинений о пейзаже. Нет необходимости одинаково подробно анализировать все описания природы в романе, достаточно взять несколько, чтобы показать учащимся их художественное своеобразие.
На первых уроках, посвященных роману, учитель сам комментирует пейзажи повести «Бэла» — описания автором-путешественником видов Грузии. Это прежде всего картины Койшаурской долины с «неприступными горами» и «красноватыми скалами» со всех сторон, с высокой бахромой снегов и сверкающей внизу Арагвой. В другом месте описана та же долина с убегающим от теплых лучей утра голубоватым туманом и горящие румяным блеском снега. «Тут бы и остаться жить навеки!» — восклицает путешественник.
Картины природы в романе Лермонтова создают эмоциональный фон для повествования и знакомят читателя с природой Кавказа. Вот дорога до станции мимо глубокого ущелья: «Кругом было тихо, так тихо, что по жужжанию комара можно было следить за его полетом». Среди «мертвого сна» природы слышится неровное побрякивание русского колокольчика, а по бокам Гуд-Горы ползут легкие стайки облаков, предвещая плохую погоду. А вот картина ночи с чернеющими таинственными пропастями, куда сползают туманы, «клубясь и извиваясь, как змеи», «будто чувствуя и пугаясь приближения дня». В этом пейзаже еще нет размышлений автора о человеке, его настроении, чувствах и мыслях.
Но в «Бэле» есть и другие картины природы, когда автор-путешественник вместе с Максимом Максимовичем любуется волшебными картинами и незаметно вплетает в описание свои размышления о людях, об их способности воспринимать природу. Чтобы ученики поняли это, для анализа выбирается, например, описание дороги на Гуд-Гору.
Один из учащихся выразительно читает текст, затем в классе проводится беседа по вопросам:
— Что вам нравится в описании дороги?
— Расскажите о мыслях и чувствах автора описания.
— Какое место занимает этот пейзаж в композиции романа?
Школьникам обычно нравится красочность, лиричность описания. В процессе беседы они отмечают, что автор-путешественник вместе с Максимом Максимычем любуется волшебными картинами и раскрывает свои мысли, чувства, свое отношение к людям. Оказавшись высоко над миром, он испытывает особое, почти детское чувство радости.
Школьники под руководством преподавателя осознают роль рассматриваемого пейзажа в произведении — он является фоном, на котором развивается действие, он связан с раздумьями автора о характерах людей, а слова о сердцах простых подготавливают их к повести о «сердце непростом и трудном». В описании дороги органично слиты два начала, присущие лермонтовскому стилю: объективное описание природы и отражение в пейзаже чувств, мыслей человека. Лермонтов как бы подготавливает читателя к восприятию психологических пейзажей повести «Княжна Мери». На материале отдельных описаний повести «Бэла» учитель имеет возможность поставить перед школьниками ряд важных вопросов о роли пейзажа в произведении. На последующих уроках эти вопросы будут раскрыты при знакомстве с текстом «Тамани» и «Княжны Мери».
В повести «Максим Максимыч» почти нет пейзажных зарисовок, автор сознательно, по его собственным словам, «избавляет» читателей от этого, сосредоточивая все внимание на встрече доброго штабс-капитана с Печориным, на описании внешности Печорина, перед тем как раскрыть в «Журнале Печорина» его сердце, душу, мысли. В качестве домашнего задания к повести «Тамань» классу предлагается самостоятельно найти описания природы, определить их содержание и роль в композиции произведения. В классе читаются и анализируются отрывки одним учащимся с дополнениями других: «Полный месяц светил на камышовую крышу и белые стены моего нового жилища; на дворе, обведенном оградой из булыжника, стояла избочась другая лачужка, менее и древнее первой. Берег обрывом спускался к морю почти у самых стен ее, и внизу с беспрерывным ропотом плескались темно-синие волны. Луна тихо смотрела на беспокойную, но покорную ей стихию, и я мог различить при свете ее, далеко от берега, два корабля, которых черные снасти, подобно паутине, неподвижно рисовались на бледной черте небосклона...
...Между тем луна начала одеваться тучами, и на море поднялся туман; едва сквозь него светился фонарь на корме ближнего корабля; у берега сверкала пена валунов, ежеминутно грозящих его потопить».
Чтобы углубить восприятие текста, учащимся задаются вопросы:
Какая фраза связывает первое из прочитанных описаний с рассказом о событиях?
Какое настроение создают морские пейзажи «Тамани»?
Нарисуйте устно эти картины. Как вы себе представляете освещение в этих описаниях?
Беседа расширяет представление школьников о роли пейзажа. За лаконичным, сдержанным описанием жилища и берега моря следует фраза: «Суда в пристани есть, — подумал я, — завтра отправлюсь в Геленджик», — которая подчеркивает ответственность, оправданность включения пейзажа в живую ткань повести. Оба описания, особенно второе, создают тревожное настроение, нечто вроде предчувствия, чему способствуют поэтические образы беспокойной морской стихии и волн, грозящих потопить корабль. Устное словесное рисование усиливает эмоциональное восприятие пейзажей, помогает понять их динамичность.
Вот один из ответов ученика (после беседы в классе): «Я так представляю освещение в этом пейзаже. Жалкая лачуга с камышовой крышей освещена месяцем. Белые стены. В темноте белеют лицо и руки Печорина. Он видит двор, залитый лунным светом, резкие тени от ограды и другой лачужки. Ясно вырисовывается очертание обрывистого берега. Море в свете луны видно далеко, и вдали, на бледной черте небосклона, можно различить черные снасти кораблей».
В заключение школьники делают вывод, что пейзаж является одним из элементов композиции, связанным с узловатыми событиями повести; он несет и психологическую функцию, раскрывая настроение Печорина. В «Тамани» описания природы придают повествованию лирическую задушевность, вводят читателя в строй мыслей, исканий героя. Картины лунной ночи создают представление о времени и месте действия, они органично связаны с повествованием.
Начало повести «Княжна Мери» (записи от 11 мая) — это описание вида из окна комнаты Печорина в Пятигорске. Учитель выразительно читает начало повести и предлагает учащимся определить, что же самое главное в этом описании. Чувства, мысли, сложный духовный мир Печорина раскрываются в нем. Он жадно впитывает в себя красоту природы. Так воспринимать и описывать природу может тонко чувствующий красоту человек. Говоря о природе, Печорин обнажает свои сокровенные мысли. Белые лепестки цветущих черешен, серебряная цепь снеговых вершин — все это приводит Печорина в восторг: «Весело жить в такой земле. Какое-то отрадное чувство разлито во всех моих жилах». Вслед за мажорными нотами звучат слова: «... солнце ярко, небо сине, — чего бы, кажется, больше? — зачем тут страсти, желания, сожаления?» Эти слова кажутся началом рассказа о сложной, противоречивой натуре Печорина, рассказа, который ведет он сам. А в конце тривиальная фраза: «Однако пора. Пойду к Елизаветинскому источнику: там, говорят, утром собирается все водяное общество». В таких резких переходах раскрывается противоречивость Печорина. Уже первый пейзаж отражает его любовь к природе — это, пожалуй, самое теплое, живое чувство, оставшееся у него.
Следуя традициям пушкинской прозы, Лермонтов использует принцип точности, краткости и развивает его, вводя новые средства изображения внутреннего мира героя, подготавливая тем самым почву для развития русского психологического романа — романов И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, новелл А. П. Чехова.
С особым интересом относятся школьники к описанию утра перед дуэлью. В минуты напряжения душевных сил, в ожидании поединка Печорин, обращаясь к природе, раскрывает лучшие стороны своей натуры. Класс получает задание — раскрыть роль пейзажа в обрисовке характера Печорина и в композиции повести.
«Я помню, в этот раз, — читаем мы, — больше, чем когда-нибудь прежде, я любил природу. Как любопытно всматривался я в росинку, трепещущую на широком листке виноградном и отражавшую миллионы радужных лучей! Как жадно взор мой старался проникнуть в дымную даль!» Вот что Печорин скрывал не только от Вернера, но и от самого себя — тоску по жизни лучшей, тревогу за будущее, которую он не утратил. В гармонии природы он нашел то, чего не было в жизни окружающего его общества. Последние строки этого лирического пейзажа подчеркивают его связь, слитность со сценой дуэли: «... путь все становился уже, утесы синее и страшнее, и наконец они, казалось, сходились непроницаемой стеной». Описание утра помогает понять личность Печорина. Оно окрашивает в тревожные, печальные тона всю последующую сцену. Чтобы углубить понимание учащимися композиционной роли картин природы, преподаватель предлагает найти им строки, которыми заканчивается описание кульминационного события — дуэли с Грушницким: «Отвязав лошадь, я шагом пустился домой. У меня на сердце был камень. Солнце казалось мне тусклым, лучи его меня не грели». Это говорит человек, который совсем недавно любовался радостным лучом еще не начавшегося утра, золотящимися верхами утесов, золотым туманом. После дуэли даже солнце кажется ему тусклым. Пейзаж — это не только начало и конец описания события, он связан с ним тематически, так как отражает мысли Лермонтова о «герое времени». Тонкий психологический рисунок Лермонтова виден в подтексте, а не только в объективном изложении событий и высказываний Печорина.
Прекрасная картина утра, полнота видения мира Печориным ставят под сомнение его слова о самом себе («Из жизненной бури я вынес только несколько идей — и ни единого чувства. Я давно Уж живу не сердцем, а головой»). Противоречивость, двойственность Печорина раскрываются не в том, что он сначала видел золотые лучи еще не взошедшего солнца, которое после убийства Грушницкого показалось ему тусклым, а в том, что он способен так по-разному воспринимать природу и утверждать, что живет не сердцем, а головой. Его можно назвать умным, порядочным, мужественным, умеющим беспощадно осудить самого себя, безгранично любящим природу и в то же время холодным, не верящим в дружбу и любовь, скептически относящимся к людям, к смерти.
Описания природы сопровождают узловые события повести и раскрывают внутренний мир Печорина, пожалуй, больше, чем его скептические замечания и хладнокровие, которое может, по его словам, исчезнуть «как дым». Характер описания природы Печориным зависит от его состояния, настроения. В описании погони за Верой сгущены тени и краски, а солнце закрыто черной тучей. Отчаяние, охватившее Печорина после гибели коня, раскрывает героя совсем с другой стороны, показывает, сколько свежих, нерастраченных сил было в Печорине, — и все они остались без применения.
На уроке в классе комментируем заключительные строки повести «Княжна Мери»: «Я как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце; он ходит себе целый день по прибрежному песку, прислушивается к однообразному ропоту набегающих волн и всматривается в туманную даль: не мелькнет ли там, на бледной черте, отделяющей синюю пучину от серых тучек, желанный парус, сначала подобный крылу морской чайки, но мало-помалу отделяющийся от пены валунов и ровным бегом приближающийся к пустынной пристани...»
В этом своеобразном лирическом эпилоге выражено мировосприятие самого Лермонтова. Он близок многим произведениям поэта, в которых поэт осуждает бездеятельность молодежи 40-х гг. XIX в. и восхищается теми, кто «ищет бури». В классе звучат строки из лермонтовского «Паруса».
Итак, картины природы как бы обрамляют повесть. «Княжна Мери» начинается с тревожной увертюры; в конце ее звучит мятежная, полная силы и порыва к битвам мелодия, которая расширяет представление учащихся о Печорине.
На этом можно было бы закончить разговор о роли описаний в романе, но в «Журнале Печорина» есть еще одна повесть — «Фаталист», довольно трудная для восприятия учащихся по содержанию и композиционной роли в романе. Пейзажи «Фаталиста» связаны с глубокими философскими размышлениями Печорина. В этой повести он дает оценку не только своей судьбе, но судьбе своего поколения, сравнивая его с судьбой достойных предков: «... а мы, их жалкие потомки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости... мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья». Эти строки важны для понимания идеи романа — горького упрека в бездействии поколению 40-х гг. XIX в. В этой повести мысли о судьбе современников связаны с пейзажем: зловещий, красный, как зарево пожара, месяц, показавшийся из-за «зубчатого горизонта домов», и спокойно сияющие на «темно-голубом своде» звезды, по сравнению с которыми так ничтожны «споры за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права».
К заключительному уроку школьники получают следующие задания и вопросы, по которым в классе строится беседа:
Выучить наизусть любое описание природы, определить его значение в раскрытии идеи и композиции романа, охарактеризовать язык описания.
Раскрыть личность Печорина через его отношение к природе.
Выполняя первое задание, учащиеся используют разнообразные пейзажи, описание вида Пятигорска и Кавказских гор из окна комнаты Печорина, картину утра перед дуэлью, туманные пейзажи «Тамани», картину звездного неба в «Фаталисте». Характеризуя своеобразие языка описаний, ученики обращают внимание на средства художественной изобразительности, использованные Лермонтовым. Учитель помогает им в этом анализе, чтобы он не сводился к простому перечислению эпитетов, сравнений и т. д., а был бы связан с пониманием подтекста. Так, в описании утра перед дуэлью эпитеты «радостный», «голубой», «серебряный», «радужный» передают ощущение полноты жизни, которое охватило Печорина и которое так не соответствует предстоящей дуэли и мыслям о смерти.
Говоря о любви Печорина к природе, учащиеся указывают, что в этом чувстве раскрываются самые лучшие, нерастраченные силы его души. Часто картина природы является поводом для рассуждений о людях, о себе, о цели своей жизни. Давая характеристику «водяному обществу», Печорин не забывает высмеять его равнодушие к природе. Только в общении с природой этот неуравновешенный, глубоко страдающий человек находит успокоение. Учащиеся приводят цитату: «Какая бы горесть ни лежала на сердце, какое бы беспокойство ни томило мысль — все в минуту рассеется; на душе станет легко, усталость тела победит тревогу ума» — и отмечают, что любовь Печорина к природе помогает понять противоречивость его натуры.
В повести «Максим Максимыч» автор сосредоточивает все внимание на раскрытии трагического финала жизни Печорина — его духовной гибели. Это совсем не тот Печорин, который предстает перед нами на страницах его дневника. В «Бэле» пейзажи даны через восприятие странствующего офицера. Больше всего места им отведено в повести «Княжна Мери», в которой раскрывается внутренний мир Печорина. Часто описание природы служит началом или завершением лирического размышления, философского раздумья героя.
После такого сообщения учащиеся без труда раскрывают связь пейзажных зарисовок с развитием действия и судьбой главного героя, а также самостоятельное значение картин природы Кавказа.
Говоря об особенности лермонтовского пейзажа, учитель укажет, что автор искусно «спрятался» за своими героями, и может показаться, будто он стоит в стороне от их судеб, особенно если вспомнить, как Пушкин в «Евгении Онегине» часто и откровенно говорит о своем отношении к персонажам, к природе. На самом деле все пейзажи романа показаны и через восприятие Лермонтова. Не случайно узловые эпизоды связаны с описанием природы. Лермонтовские пейзажи связаны с событиями и героями произведения, они неотделимы от философского звучания романа, в них раскрывается сам автор, глубоко чувствующий дыхание природы и биение пульса своего времени, мастер слова и композиции.
Сочинения учеников, посвященные пейзажам «Героя нашего времени» Лермонтова, показали, что сочетание анализа картин природы в процессе чтения текста с наблюдениями на обобщающем уроке, посвященном пейзажу, дает, возможность глубоко, эмоционально воспринимать художественный текст. Работа над пейзажем служит делу эстетического воспитания учащихся, учит их любить и понимать природу, воспитывает внимательных читателей, которые глубоко чувствуют природу и осознанно воспринимают художественные произведения во всем их многообразии. С большим интересом относятся школьники к раскрытию внутреннего мира героя, его личности и настроения через описание природы.
Современный учитель-словесник стремится к целостному изучению литературы в школе. Расширение круга чтения учащихся связано с обогащением гуманитарных знаний. Представление о концепции школьного литературоведения на основе целостного изучения поэтики художественного текста, знания художествен- ного восприятия, психологии школьника и мотивации его деятельности начинает утверждаться в теории и практике преподавания литературы.
В большинстве словарей по литературоведению и эстетике поэтика рассматривается как раздел теории литературы: как жанр теоретического трактата: как «комплекс идейно-эстетических принципов и соответствующих изобразительно-выразительных средств, характерных для той или иной целостной художественной системы» (Краткий словарь по эстетике: книга для учителя / Под. ред. М. Ф. Овсянникова. – М., 1983).
Сам же термин «интерпретация», толкование, который мы связываем с обращением к поэтике художественного текста, связан с функционированием литературы. В. Е. Хализев не случайно отмечает, что «литературоведение рассматривает словесно-художественные произведения в их отношении не только к автору, но и воспринимающему сознанию, т. е. к читателю и читающей публике. В этой своей грани наука о литературе опирается на герменевтику» (Xализев В. Е. Основы теории литературы. Ч. I. – М., 1994). Речь идет об искусстве и теории толкования текстов, название которого произошло от древнегреческого глагола «разъяснять». В. Е. Хализев убежден, что герменевтика составляет «первооснову гуманитарного знания», что читательское восприятие «созданного писателем так или иначе сопряжено с его интерпретацией», хотя характер интерпретации «определяется творческой волей автора». Следует вспомнить, что М. М. Бахтин, опираясь на теорию герменевтики, подлинно творческим прочтением произведения называет диалог (встречу) читателя и писателя.
Например, встречу с М. А. Булгаковым и его романом «Белая гвардия» удобно начать с эпиграфов.
Первый эпиграф: «Пошел мелкий снег — и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло. «Ну, барин, — закричал ямщик, — беда: буран!»... (А. С. Пушкин. Капитанская дочка).
Это первое упоминание о метели, снеге, буране готовит читателя к пониманию того, что произойдет с героями романа в «белом, мохнатом» декабре 1918 года. Образ метели, вьюги, смятения проходит через весь текст романа вплоть до последней страницы: «Над Днепром с грешной и окровавленной и снежной земли поднимался в черную, мрачную высь полночный крест Владимира. Издали казалось, что поперечная перекладина исчезла — слилась с вертикалью, и от этого крест превратился в угрожающий острый меч.
Но он не страшен. Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся...»
Второй эпиграф: «И судимы были мертвые по написанному в книгах сообразно с делами своими...» (Откровение Иоанна Богослова). В тексте первой главы первой части читателю придется еще раз обратиться к «Откровению Иоанна Богослова». Вспоминает Алексей Турбин, как учит его отец Александр («унывать-то не следует») и читает: «Третий ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь».
Оба эпиграфа подготовили нас к пониманию замысла писателя: «стать бесстрастно над красными и белыми», — как он напишет в письме правительству 26 марта 1930 года.
Какие темы можно предложить одиннадцатиклассникам для раздумий? Образ времени и образ года; тема дома и семьи; образ Города; тема памятника Владимиру как вечной ценности и милосердия, а не кары; образ метели, вьюги, тумана и тема бездорожья; обмана; образ нового неба в эпилоге.
В анализе, раздумьях и толковании текста постоянно чувствуется авторское стремление разобраться в происходящем с миром и людьми — отсюда цельность, гуманизм, значимость каждой детали, начиная с самого заглавия, его обобщенного значения. Сосредоточим внимание учащихся на особенностях поэтики Булгакова, свойственных его творчеству в целом. Это, прежде всего, особая роль автора-повествователя, присутствие которого постоянно угадывается в его общении с читателем; автобиографизм; обращение к мифу; космические мотивы; неизменная ирония, сарказм, элементы фарса, гротеск; смешение реалистического и фантастического слоев, нередко — мистика; ассоциативность художественного видения; необычайная образная система, часто требующая разъяснения.
В анализе текста целесообразно найти ключевые образы и обороты речи, которые помогут определить линии интерпретации. Так, первая часть, состоящая из семи глав, интерпретируется под девизом: «Но как жить? Как же жить?» Для обдумывания выбираются темы: 1918 г., смерть матери, жизнь в доме Турбиных, рассказ Мышлаевского, образ Города, мифы, вещий сон Алексея Турбина, военные приготовления в Александровской гимназии.
Роман имеет четкие хронологические рамки, но суть не только в числах. Кажется, что автор, всматриваясь в небо, видит землю и задает себе и читателю вопрос, какая из звезд засверкает ярче: «Велик был год и страшен по рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй. Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская — вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс». После этого автор погружает нас в мир семьи Турбиных, рассказывает о доме, о матери («Мама, светлая королева, где же ты?»), о ее смерти, о бронзовой лампе под абажуром, «лучших на свете» шкафах с книгами, но самое главное: «Жизнь-то им как раз перебило на самом рассвете...»
В городе автора волнует многое: мобилизация, слухи, гетман, близость Петлюры, воровство, убийства, бестолковые распоряжения начальников, обман, таинственная Москва на северо-востоке, большевики и близкая стрельба. Под утро Турбину стал сниться Город. Он не назван нигде Киевом, хотя приметы его ясны. Это просто Город, но с большой буквы как нечто обобщенное, вечное. Описан он именно в сновидениях героя: «Как многоярусные соты, дымился, и шумел, и жил Город. Прекрасный в морозе и в тумане на горах, над Днепром. Улицы курились дымкой, и скрипел сбитый гигантский снег...
Сады стояли безмолвные и спокойные, отягченные белым, нетронутым снегом. И было садов в Городе так много, как ни в одном городе мира...
Зимою, как ни в одном городе мира, упадал покой на улицах и переулках и верхнего Города, на горах, и Города нижнего, раскинувшегося в излучине замерзшего Днепра... Играл светом и переливался, светился, и танцевал, и мерцал Город по ночам до самого утра, а утром угасал, одевался дымом и туманом.
Но лучше всего сверкал электрический белый крест в руках громаднейшего Владимира...»
Великолепная, почти символическая картина, в которой соединились воспоминания юности, красота, города, тревога за его будущее и за судьбу каждого жителя.
Одновременно с темой Города звучит заявленная с первой же страницы темы семьи, дома, веры — как начала всех начал, источника жизни и культуры, залога сохранения лучших традиций и нравственных ценностей. В Городе пока тревожно. Это подчеркнуто даже самим ритмом булгаковской прозы, повторением слов: «Немцы!! Немцы!! Немцы!!», «Петлюра. Петлюра. Петлюра. Петлюра», «Патрули, патрули, патрули».
Читатель оказывается во власти своеобразного эффекта присутствия, он словно дышит воздухом Города, впитывает его тревоги, слышит голоса юнкеров, чувствует страх Елены за братьев. Как бы напоминая о своем замысле, автор вводит сон Алексея Турбина, в котором пророчески звучат слова о погибших в 20-х гг. под Перекопом большевиках: «все вы у меня... одинаковые — в поле брани убиенные. Это... понимать надо, и не всякий поймет».
Обращаемся к основным сюжетным линиям. С описания тумана начинается вторая книга. Назовем эту часть интерпретации текста «Туман» и выберем в качестве опорных слова: «Да и никто ничего не понимал в Городе, и в будущем, вероятно, не скоро поймут». Из 8-11 глав этой второй книги выбираем для углубленного анализа следующие эпизоды и описания: военные приготовления, опоздание Турбина, смерть Най-Турса, бегство Николки, приезд Иллариона, спасение Турбина, снег в городе.
«Да, был виден туман. Игольчатый мороз, косматые лапы, безлунный, темный, а потом предрассветный снег, за Городом в далях маковки синих, усеянных сусальными звездами церквей и не потухающих до рассвета, приходящего с московского берега Днепра, в бездонной высоте над городом Владимирский крест».
Описание рождает различные ассоциации: туман, неясность, величие Владимирского креста как залога милосердия.
Еще в первой части Булгаков с горечью заметил, что «смерть не замедлила... Самое ее не было видно, но явственно видный предшествовал ей некий корявый мужичонков гнев. Он бежал по метели и холоду, в дырявых лаптишках, с сеном в непокрытой свалявшейся голове и выл. В руках он нес великую дубину, без которой не обходится никакое начинание на Руси». Булгаков пишет как бесстрастный повествователь и честно вводит в художественное пространство романа то, что было особенно значимым.
Проследим за развитием событий. Полковник Малышев принимает единственно верное решение — распустить дивизион, так как гетман бежал, и защищать некого. Не зная об этом, чуть было не погибнет Алексей Турбин. В десятой главе внимание автора сосредоточено на части полковника Най-Турса — странной части, так как все сто пятьдесят юнкеров и три прапорщика были в валенках, добытых ценой неимоверных усилий. В сумятице, когда уже не было ни штабов, ни телефонограмм, но распоряжения еще поступали, Най-Турс пытается действовать разумно и не губить людей.
В это время старший Турбин едет на сборный пункт, которого уже нет, — а Петлюра уже в городе. Стычка с петлюровцами чуть не стоила Алексею жизни. Николка же привел юнкеров на перекресток, «совершенно мертвенный». «Где отряд? Где неприятель?»
Появление Най-Турса вносит некоторую ясность, но Николка отказывается выполнять его приказ: «Беги!» Смерть Най-Турса и нападение злого рыжего дворника родили боль и бешенство, что и помогло Николке спастись. Наконец он дома: «Сразу распахнулась кремовая штора — с веранды в маленькую столовую. Часы... тонк-танк...» Дом — приют и пристань, спасение и уверенность.
Есть еще один образ в романе — Петька Щеглов. Во флигеле в окошке «завернулась беленькая шторка» — там моют Петьку, на веревке висит белье. Николке показалось, что «у Щегловых очень уютно и тепло»... Это тоже дом, но другой — и Булгаков не пропускает этой картины.
Даты точны и лаконичны: «Густейший снег шел четырнадцатого декабря 1918 года и застилал Город». Образ глубоких снегов возникнет далее в эпизоде с безымянным штабс-капитаном, который сидел в брошенной сторожем и «заваленной наглухо белым снегом» сторожке верстах в восьми от предместья и тщетно нажимал на кнопки телефона. Когда же телефон «запел», то капитан услышал приказ открыть ураганный огонь, но он не мог этого сделать, так как все разбежались.
В романе события следуют одно за другим: приезд племянника Тальберга Иллариона из Житомира, появление раненого Алексея, борьба за его жизнь; ограбление Лисовича; Лариосик в доме, где живут по законам добра; Рождество; молитва Елены, выздоровление Алексея. В одной из самых задушевных сцен романа — молитве Елены — она произносит вещие слова: «Все мы в крови повинны», которые выберем в качестве опорных при анализе третьей книги.
Дом Турбиных, его заботы и тяготы — в центре повествования. Там всем правит Елена ясная (в переводе с украинского — светлая). Алексей скоро впадет в беспамятство, но успевает обсудить с сестрой появление Лариосика, который приехал с птицей, разбил сервиз, а хозяева все-таки решают оставить его в доме. Сравним эти страницы с описанием Лисовича и его жены, их взаимной неприязни, стремления к накопительству, низости душ и помыслов.
А тем временем все случившееся с Турбиным как бы вновь проходит перед ним. В его воспаленном сознании мелькают отдельные детали, образы: движение ног по снегу, появление спасительницы «в самый момент чуда», стены сараев, «какой-то белый, сказочный многоярусный сад», мучительная перевязка, лампа под вишневым платком, дрова в печке и вполне связный разговор спасительницы и спасенного, потом новая боль и «приторный жар», поцелуй и, наконец, сон. Утром Юлия привезла его на Алексеевский спуск. Все происходящее обрисовано настолько ярко, убедительно, что мы постоянно ощущаем и состояние Алексея, и страх, и мужество незнакомой ему женщины, и взгляд и голос самого автора.
В описании несчастий, которые как камни сыпятся на людей, автор постоянно умеет вместе с ними взглянуть вверх, на небо, увидеть звезды. Николка находит труп Най-Турса в анатомическом театре, путешествие по которому можно сравнить со строками Данте. «Николка опять заплакал и ушел из часовни на снег. Кругом, над двором анатомического театра, была ночь, снег, и звезды крестами и белый Млечный путь». Звезды крестами как память об убиенных.
Днем двадцать второго декабря, в преддверии Рождества, Алексей Турбин стал умирать. Надежды не было никакой. Елена начала свою молитву: «Слишком много горя сразу посылаешь, мать-заступница. Так в один год и кончаешь семью... Посмотри, что делается кругом, ты посмотри... Мать-заступница, неужто ж не сжалишься?. . Может быть, мы люди плохие, но за что же так карать-то?. . На тебя одна надежда, на тебя. Умоли сына своего, умоли Господа Бога, чтоб послал чудо...» Елена стала сбиваться в словах, но речь шла потоком, она все чаще припадала к полу. «Пожалей нас. Пожалей. Идут твои дни, твой праздник... Пусть Сергей не возвращается... Отымаешь, отымай, но этого смертью не карай. Не карай... Все мы в крови повинны, но ты не карай. Не карай... Вот он, вот он...» Как будто бы луч протянулся к самым глазам Елены, глаза ее разглядели, что губы на лике «расклеились», а глаза стали «такие невиданные», что «страх и пьяная радость разорвали ей сердце», и она сникла к полу.
Что это: мистика, реальность, вера, сила внушения? Можно по-разному думать об этом, но нельзя не восхищаться талантом автора, его проникновением в человеческую душу, в силу жизни, в жизнь не только для себя. Подбор слов, эмоциональный взрыв, сила веры — все как в зеркале отражается в восприятии текста читателем.
Елена «отмолила» брата: по квартире возник шепот, задыхаясь от нехватки воздуха, Николка говорит: «Не бойся... иди туда... кажется...» Какое же слово найдет автор для передачи чувств Елены? «Вытирая тылом ладони холодный скользкий лоб, отбрасывая прядь, поднялась, глядя перед собой слепо, как дикарка, не глядя больше в сияющий угол, с совершенно стальным сердцем прошла к двери». Стальное сердце — но какой ценой!
Доктор Турбин слабым и сиплым голосом сказал: «Кризис... Что... Выживу?» Лечивший его врач был взволнован и потрясен. А второго февраля по квартире прошел воскресший Турбин. Он был на грани жизни и смерти ровно сорок семь дней, те сорок семь дней, что «было жития» Петлюре (Булгаков нарочито пишет его фамилию так, как произносили немцы — Пэтурра). Мысли Алексея текут как бы в том порядке, как им самим желательно: а был ли Петлюра, Лариосик очень симпатичный, Елена всенепре- менно свяжется с Ширвинским, они с красными звездами на папахах, жуть будет в Городе... Все складывается в цельную, полную драматизма картину. И вот первый пациент, и визит к Юлии, еще непонятной или уже понятной ему. Разговор их как будто незначителен, но по ассоциациям, деталям интерьера рождается представление о прожитой жизни, о том, что, может быть, произойдет. Не случайно встретившемуся Николке («А я, Алеша, к Най-Турсам ходил...») Алексей говорит: «Видно, брат, швырнул нас Пэтурра с тобой на Малопровальную улицу. А? Ну что ж, будем ходить. А что из этого выйдет — неизвестно. А?»
И вот обед — первая общая трапеза после ранения Турбина. Не было только роз, не было и погон ни на ком из сидевших за столом — «погоны уплыли куда-то и растворились в метели за окном». Метель, метель, как в эпиграфе из Пушкина. По рассказам, те, у кого звезды пятиконечные, идут тучей.
Последняя, двадцатая глава романа начинается словами: «Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, но 1919 был его страшней». Перед уходом петлюровцы полюдно избили и убили человека — и в ту же минуту звезда Марс разорвалась, брызнула огнем и оглушительно ударила. «Вслед звезде черная даль за Днепром, даль, ведущая к Москве, ударила громом тяжко и длинно». Сгинула прочь гайдамацкая дивизия, а заплатит ли кто-нибудь за кровь? Ответ прост и категоричен: «Никто».
А в доме на Алексеевском спуске жарко натопили, сонная дрема ходила за шторами, «в теплых комнатах поселились сны». Это одна из последних тем интерпретации темы: «Сны и звезды». Автор дважды повторяет: «Ночь расцветала». На дворе февраль 1919, не лето, а ночь расцветала. Вдумаемся. Погребенный под снегом спит дом. Василисе снятся поросята с клыками (не бесы ли?), а сонная дрема белой птицей поплыла вдоль железной дуги. На ближайшей к Городу станции стоял бронепоезд, широченное зачехленное дуло прицелилось «прямо в полночный крест».
У бронепоезда ходит, как маятник, человек в длинной шинели, рваных валенках и остроконечном башлыке. Он очень устал и не по-человечески озяб. На темной стене чернела надпись «Бронепоезд «Пролетарий». Человек потерял надежду согреться, но он «неуклонно рвался взором к звездам». Удобнее всего ему было смотреть на звезду Марс. Она казалась ему пятиконечной. Чудится ему сосед по деревне Жилин в облике непонятного всадника в кольчуге (его же, убитого в 1913, видел во сне в самом начале романа Турбин). Часовой нечеловеческим усилием идет дальше. Играет и Венера на небе, а на груди человека поблескивает ответная звезда, тоже пятиконечная. Как сложна и проста одновременно мысль ав- тора. Образ Жилина требует разъяснения, так как выступает носителем некоего общего милосердия и справедливости.
А дрема мечется и летит вдоль Днепра. Человек читает книгу жизни, повторяются строки Откровения Иоанна Богослова, данные в эпиграфе. Текст дан полнее. Мы уже знаем, что «судим был каждый по делам своим». Но здесь приведены новые строки: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет». Автор предвидит новое небо, всматривается в него. А пока снится сон и Елене: пронзительно поющий Ширвинский и Николка («Вся шея в крови, а на лбу желтый венчик с иконками») — что заставило Елену проснуться с мыслью, что он умрет, и зарыдать.
Видел сон и Петька Щеглов — алмазный шар на зеленом лугу. А последняя ночь «расцвела». В алтаре зажигали огоньки. Автор пишет, что меч исчезнет, а звезды останутся. «Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?» Этим вопросом заканчивается роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия».
Как понять заглавие романа? Автор утверждает ценность человеческой жизни, идеалы добра и гуманности, он скорбит о потерянном мире и видит новое небо. Он был если не бесстрастен, то беспристрастен к белым и красным, он сожалеет, что люди не хотят взглянуть на звезды. Космический мотив заключительных строк романа все же обращен в будущее, а не в то недавнее для автора прошлое, которое он пережил. Можно сделать вывод, что в стройной композиции булгаковского романа заложено художественное воплощение одного из самых трагических и противоречивых периодов нашей истории.