Маньковская Н.Б. "Париж со змеями" (Введение в эстетику постмодернизма)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЭСТЕТИКA ПОСТНЕКЛAССИЧЕСКОЙ НAУКИ

Наука и эстетика: проблема приоритетов

Анализ общих философских
предпосылок постмодернизма в науке и
эстетике сопровождается в современных

 

300

зарубежных исследованиях изучением
тех прикладных сфер их бытования, в
которых наиболее рельефно выявляются
как их специфические различия, так и
реальные взаимовлияния. Обсуждение
здесь ведется в плане традиционных
дискуссий о лидерстве либо науки,
либо искусства и эстетики в развитии
культуры. Однако новый
постнеклассический контекст придает
этой полемике нетрадиционное
звучание.
Оригинальность современного подхода
заключается в том, что вопрос
ставится не столько о соотношении
науки и искусства, сколько о том, в
какой сфере - научной или
художественной - сильнее эстетическое
начало. Ответ на него в западной
эстетике и философии науки вовсе не
является самоочевидным. От характера
приоритетов зависит в конечном счете
и вывод о том, являются ли тенденции
эстетизации науки закономерными и
долговременными.
В дискуссиях об эстетическом начале
в искусстве и науке отчетливо
прослеживаются две основные тенден-
ции, первая из которых исходит из
приоритетного влияния эстетики на
науку, вторая - из возрастающего воз-
действия науки на искусство.

 

301

Сторонники первой концепции
сосредоточивают внимание на роли
эстетики в постнеклассической науке и
современной технике. В качестве
ключевых обсуждаются проблемы
специфики интеллектуальной красоты,
роли эстетических суждений и
художественных образов в науке,
соотношения научного и
художественного стилей, рационального
и иррационального в науке и искус-
стве, значения эстетического вкуса и
эстетического наслаждения в
творческом процессе ученого13.
Исследуются эстетические измерения
математики, физики, биологии,
металлургии. Эстетики и представители
точных наук проводят эстетический
анализ научной деятельности с точки
зрения соотношения в ней истины и
красоты, содержания и формы,
общественного и личного контекстов.
Аргументами при этом служит то, что
формулы, концепции, теории, модели
создаются ученым в определенной
культурной ауре, под влиянием
эстетических традиций, стиля,

____________________
13 См.: On Aesthetics in Science.
Boston-Basel., 1988; Art and Sci-
ence // Daedalus. 1986. Vol. 115.
№ 3.

 

302

собственных эстетических эмоций,
чувств, потребностей, ценностей.
Из факультативного эстетическое
начало превратилось в стационарный
элемент научного процесса. Об этом
свидетельствуют конкретные
исследования, посвященные соотношению
интуиций и логики в математике,
классических и романтических образов
в биологии, эстетических критериев и
рациональных выводов в металлургии,
проблеме визуализации в квантовой те-
ории, роли метафор и образов в
научном моделировании.
Одной из существенных для
постнеклассического знания является
проблема эстетического начала в мате-
матике, математического
бессознательного. Положение об
эстетической, а не логической природе
математического ума было
сформулировано А. Пуанкаре14. Он под-
черкивал, что творческим математиком
может быть лишь тот, кто способен
оценить и развить математическую
красоту на основе врожденного
эстетического чувства. Современность
____________________
14 См.: Poincare H. Science et
Methode. P., 1908. См. также:
Papert S. The Mathematical
Unconscious // Aesthetics in
Science. P. 105.

303

Пуанкаре состоит в том, что он не
просто отмечал роль эстетики в
математике, но утверждал
существование математической
эстетики, основанной на интуитивной
природе математической красоты.
Концепция математического
бессознательного Пуанкаре возникла
под влиянием психоанализа Фрейда.
Однако трактовка бессознательного в
трудах французского математика во
многом отличается от фрейдовской.
Бессознательное для него - не
дологический сексуально окрашенный
процесс, но комбинаторная машина.
Работа математика проходит три стадии
- бессознательную, сознательную и
оценочную. Бессознательная стадия
связана с интеллектуальными
затруднениями, когда к решению задачи
подключается импровизационно-
комбинаторный механизм. Полученный
результат передается на уровень
сознания эстетическим путем, так как
математическая красота служит
критерием оценки идеи. На
заключительной стадии происходит
сознательная оценка результатов. Роль
цензора здесь исполняет эстетический
критерий. Таким образом, работой
математика движет эстетическое
начало, играющее эвристическую роль

 

304

на высшем уровне математического
творчества.
Полемика Пуанкаре с редукционизмом
Рассела, теоретической семантикой
Тарского и другими логическими
теориями, настаивавшими на
автономности и самодостаточности
математики, игнорировавшими феномены
красоты, удовольствия, эстетического
начала в математической науке, имела
существенное значение для
представителей точных наук,
психологов, преподавателей,
воспитателей. Его идеи были развиты
Бурбаки, разработавшими генетическую
теорию математического знания.
Подчеркивая не платоновский -
формально-логический, не зависящий от
человеческого ума и деятельности, а
глубоко личностный характер
математики, Бурбаки сравнивали ее
генезис с естественным, внелогическим
конструированием реальности ребенком.
В современный период сходные взгляды
высказывает В. Мак Калош,
настаивающий на неразрывности
математики и математика как личности.
Одна из отличительных черт
постнеклассического знания -
осознание полезности интеллектуальной
красоты как источника творческого
вдохновления, эвристической ценности.
Вместе с тем красота в науке, в отли-

305

чие от искусства, является не целью,
но методом поиска истины. Признаки
красоты в науке - гармоничность,
интеллектуальная ясность,
экономность, простота, глубина,
целостность, доступность,
элегантность15. Из такого понимания
вытекает сопоставление эстетического
начала в математике и
формалистическом искусстве как сферах
формального соотношения элементов,
высокой абстракции.
Связи эстетики с естественными
науками - биологией, ботаникой,
зоологией, геологией - представляются
специалистам наиболее тесными.
Обширная литература посвящена
исследованию непосредственных
влияний, взаимодействий, параллельных
тенденций, аналогий между ними16.
Так, становление возвышенного в каче-
стве одной из основных эстетических
категорий связывается с повышенным
интересом к геологии в XIX веке;
____________________
15 См.: Osborne H. Mathematical
Beauty and Physical Science // The
British Journal of Aesthetics.
1984. Vol. 24. № 4. P. 295.
16 См. подробнее: The Natural
Sciences and the Arts. Aspects of
Interaction from the Renaissance to
the 20th Century. Uppsala, 1985.

 

306

викторианская эстетика - с изучением
папоротников; эволюция декора и
европейской моды XVIII - XIX веков -
с последовательным освоением мира
птиц, рыб, бабочек, раковин,
водорослей и так далее; смена
живописных стилей - с развитием
оптики. При таком подходе специ-
алистам в области эстетики не всегда
удается избежать вольного,
метафорического обращения с научными
понятиями. Так, К. Леви-Стросс в свое
время пытался применить биологическое
понятие трансформации к анализу
живописи и музыки и в то же время
придать универсальное значение
эстетическому понятию стиля,
распространив его на природу в целом
и каждый из ее элементов - молекулу,
кристалл и т.д. Такие ведущие
пансемиотики как Д. Далиган,
Б. Дюваль, Р. Шондер рассматривали
космос как тотальную теорию знаков,
где материя представала глобальным
означающим, а ее энергия (сила, душа,
дух) - бессознательным означаемым. В
семиофизике физические явления
рассматривались в качестве результата
взаимодействия видимых и невидимых
универсальных форм; М. Фуко
исследовал "микрофизику власти" и
т.д.

 

307

Целью преодоления "лунатизма"
культуры постмодернизма, наощупь
ищущей новый образ мира, задаются
исследователи, утверждающие
приоритетную роль науки,
предопределяющей, по их мнению, пути
развития искусства и эстетики.
Сторонники этой второй тенденции в
дискуссиях об эстетическом начале в
искусстве и науке исходят из того,
что художественная сфера всегда
ограничена горизонтами науки.
Аргументами в споре является влияние
новых технологий на развитие
искусства; новаторское решение
проблемы пространства в искусстве,
возникшее под влиянием последних
научных открытий; развитие дизайна
как моста между искусством, наукой и
техникой; изменение типа взаимосвязей
художника и публики; рождение нового
мистицизма.
Теоретическим обоснованием данного
ракурса исследований является мнение
о постепенной утрате искусством своей
автономности, изменении его традици-
онных функций. Более совершенная
художественная техника, возникшая в
результате применения новых ма-
териалов и технологий - военной,
космической, видеотехники, лазеров,
радаров, радиоактивных изотопов,
электроники, информатики,

 

308

ультразвука, голографии,
микрохирургии, флюоресцентности и так
далее - привела к постепенной подмене
цели искусства его средствами,
полагает Г.Фернандез17. В результате
качество артефакта, отождествляемое
со способами его создания, постепенно
подменило красоту, духовность.
Главным критерием эстетичности стала
связь с высокими технологиями,
удивительное заменило категорию
возвышенного. Такие технико-
эстетические проекты как аудиови-
зуальная модель человека Л. Левина,
воспроизводящая ток крови,
сердцебиение, движение мускулов и
т.д.; инсталляции Р. Кребса,
создающие световые скульптуры при
помощи зеркал и лазерных лучей
красного неона и сине-зеленого
аргона; эксперименты М. Эшера с
лентой Мёбиуса, символизирующие жизнь
знака в пространстве; использование
математических моделей и образов
информатики в творчестве Б. Вене
свидетельствуют о постепенном

____________________
17 См.: Fernandez G. Art et
science, pour quel
dessein? // Pensee des sciences,
pensee des arts plastiques. La part
de l'oeuil. 1986. № 2. P. 20.

309

превращении артефакта в хэппенинг,
художника - в оператора.
Дестабилизация классической системы
эстетических категорий и ценностей
сопровождается становлением новой
художественно-научной целостности,
отвергающей односторонние концепции
приоритетов искусства и науки,
предполагающие либо превращение
искусства в один из разделов научного
знания, либо ученого - в художника. В
контексте культуры постмодернизма ис-
кусство и наука подобны голове и
хвосту змеи, с разных сторон
взыскующих смысла жизни и природы,
соединяющих воображаемый и реальный
мир. Не заменяя друг друга, художник
и ученый воспроизводят мир в его
целостности.
Подводя итог дискуссиям о проблеме
приоритетов, можно отметить, что
между сторонниками двух крупных
концепций - эстетизации науки и
технизации искусства - установился
своего рода консенсус, опирающийся на
постулат об императивной
необходимости гуманизации этих сторон
духовного производства. "Ничья" в
споре - косвенное подтверждение
незаменимости ролей художника и
ученого, взаимодополняющих, а не
ущемляющих друг друга.