Гете И. Фауст

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

ГОРНАЯ МЕСТНОСТЬ

Высокий скалистый гребень. Подплывает облако, оседает на плоском выступе горы, из облака выходит Фауст.

Фауст

У ног моих лежат холмы и пропасти.
На край горы схожу с предосторожностью
Из облака, которое в дни ясные
Несло меня над морем и над сушею.
Оно, не расплываясь, отрывается
И на восток уходит белой глыбою.
За ним я наблюдаю с удивлением.
Оно клубится, делится, меняется,
Все больше упрощая очертания.
Мне глаз не лжет. На пышном изголовий
Облитых солнцем снежных гор покоится
Фигура женщины красы божественной.
Юнона ль это, Леда ли, Елена ли?
Как царственно рисуется видение!
Но вот и нет его. Теснясь, вздымается
Оно нагроможденьем туч, подобное
Далеким ледникам, в которых светится
Великий отблеск дней давно исчезнувших.
Но грудь и лоб своим прикосновением
Мне освежает полоса туманная.
Она спешит принять черты какие-то.
Не обманулся я. О, благо высшее
Любви начальных дней, утрата давняя!
Я узнаю тебя, души сокровище,
Взор, встреченный зарею жизни утренней,
Порывисто отвеченный, непонятый
Взор девушки, которая затмила бы
Всех, если бы я удержал ее.
Не разрушаясь, как краса душевная,
Уходит очертанье, унося с собой
Всю чистоту мою, всю сущность лучшую.

На гору становится семимильный сапог, за ним – другой. С них сходит Мефистофель, и сапоги спешно отправляются дальше.

Мефистофель

Совсем измучен маршировкой.
Скажи, зачем у этих скал
Решил ты сделать остановку?
Ведь эту местность я узнал:
Крутая эта высь сначала
Дно преисподней представляла.

Фауст

Не можешь ты без вечных штук.
Вздор, небылицы, что ни звук.

Мефистофель
(серьезно)

Но слушай же. Когда за грех один
Господь низверг нас в глубину глубин,
Мы центр земли в паденье пересекли
И очутились в вековечном пекле,
Где полыхал огонь среди теснин.
Признаться, несмотря на освещенье,
Мы оказались в трудном положенье.
Раскашлялись тут черти целым адом,
Тяжелый дух пуская ртом и задом.
От вони ад раздулся. Серный газ
Давил на стенки каменистых масс.
Росло давленье. От его прироста
Потрескалась кругом земли короста.
Взрыв тотчас вызвал общий перелом,
И стало верхом то, что было дном.
Геологи, наш опыт разработав,
Ввели теорию переворотов.
И правда, свергнув бездны жаркий гнет,
Теперь мы дышим воздухом высот.
Лишь откровенье с трудностию крайней
Людей подготовляет к этой тайне.

(Эфес, VI, 12.)

Фауст

Гора крута, а как и почему,
Претит копаться духу моему.
Когда природа всю себя сложила,
То шар земной круженьем обточила.
Вершины гор – естественный нарост
Вокруг ложбин, ущелий и борозд.
Понятно, что крутых хребтов отроги
К долинам рек становятся отлоги.
Существованье гор, лугов, лесов
Обходится без глупых катастроф.


Мефистофель


Ты полагаешь? Но иного мненья,
Кто был свидетелем их появленья.
Я был при том, когда еще на дне
Пылал огонь и гул катился громкий.
Молох ковал утесы на огне
И сыпал стопудовые обломки.
Найдя в полях гигантскую плиту,
Смолкает ум философа неловкий.
Гигантский камень брошен на лету
Во времена горячей этой ковки.
Он говорит при виде этих стен:
«Ничем необъяснимый феномен».
Простонародье более пытливо,
Оно не остается в стороне
И, наблюдая странные массивы,
Приписывает чудо сатане.
На «чертов мост» глядит в пути скиталец
Или в песке находит «чертов палец».


Фауст


Какие любопытные подходы
У вас, чертей, во взглядах на природу!


Мефистофель


Что мне природа? Чем она ни будь,
Но черт ее соавтор, вот в чем суть.
Мы с жилкой творческой, мы род могучий,
Безумцы, бунтари. Взгляни на кручи.
Вся ширь земная – дело наших рук.
Теперь ты облетел ее вокруг.
В какой-нибудь из точек перелета
Спуститься ты не ощутил охоты?
Ты видел как-никак с высот своих
«Все царства мира и всю славу их».

(Матф. IV, 8.)


Но ты брюзглив, и кругозор привольный
Не властен над душою недовольной.


Фауст


И все ж я полон мыслей о большом.
Сам угадай, о чем.


Мефистофель


Давай дерзнем.
Чтоб прогреметь, на месте бы твоем
Я старый город выбрал бы столицей,
Где в тесном центре бы лежал
Старинный деловой квартал
И рынок, крытый черепицей,
Со скопищем жужжащих мух
Над тухлым мясом на прилавке
И кучей овощей вокруг
Средь вони, духоты и давки.
Там в спертом воздухе, средь дел,
Народ весь день кишмя б кишел.
Для знати дальше б шли районы
Широких улиц, площадей,
А дальше бы, среди полей,
Раскинулся б еще вольней
Простор предместий отдаленный.
Там в сотнях мчащихся карет
Прогуливался б высший свет.
Я радостно бы наблюдал,
Как, весь уйдя в свой муравейник,
Хлопочет человек-затейник.
Когда б гулять я выезжал,
Средь сотен тысяч, днем и ночью,
Я составлял бы средоточье
И всех вниманье привлекал.


Фауст


Ну это был бы труд напрасный.
Правитель добрый недоспит,
Чтоб был народ одет и сыт,
И лишь бунтовщиков плодит
На голову свою, несчастный.


Мефистофель


Так замок я б себе воздвиг
В веселом живописном месте
И превратил бы в парк, в цветник
Свое обширное поместье.
Деревья в прихотливой стрижке,
Лужайки, просеки аллей
Питали бы воды излишки
Ручьев, каскадов и ключей.
Везде бы разрослись газоны,
А в чаще, замыкая круг,
Я выстроил бы павильоны
Для обольстительных подруг.
Я б с ними проводил в именье
Свои часы уединенья.
«Подруг» я с умыслом сказал,
А не для округленья слога:
Красавицы – мой идеал
В том случае, когда их много.


Фауст


Дань Времени! Сарданапал!


Мефистофель


Не разгадав твоих мечтаний,
Я все ж предположить дерзну,
Что захотел ты на луну
В своем заоблачном скитанье.


Фауст


О нет! Широкий мир земной
Еще достаточен для дела.
Еще ты поразишься мной
И выдумкой моею смелой!


Мефистофель


Ты сделался славолюбив,
У древних героинь побыв?


Фауст


Не в славе суть. Мои желанья -
Власть, собственность, преобладанье.
Мое стремленье – дело, труд.


Мефистофель


Ты можешь не нуждаться в шуме,
Тебя поэты вознесут,
Чтоб пламенем твоих причуд
Воспламенять других безумье.


Фауст


Нет, человека ты никак
Истолковать не в состоянье!
Что для тебя его желанья,
Дешевый, плоский, злой остряк?


Мефистофель


Пусть так. Я не обижен бранью.
Что ж привлекло твое вниманье?


Фауст


Мой взор был сверху привлечен
Открытым морем в час прилива,
Когда весь берег до обрыва
Затоплен им со всех сторон.
Меня все это укололо.
Царю природы, мне была
Обидна дерзость произвола:
Свободный дух не терпит зла.
Еще и то меня кольнуло,
Что после краткого разгула
Вода, уставши прибывать,
Со слепотой такой же ярой
Очистила за пядью пядь,
Чтобы в свой час прийти опять
Для повторенья шутки старой.


Мефистофель
(к зрителям)


Ну и открытье откопал!
Сто тысяч лет я это знал.


Фауст
(страстно продолжая)


Морское это полноводье,
Подкрадываясь на часы,
Приносит на века бесплодье
Земле прибрежной полосы.
Недолговечно волн злорадство,
Пуста достигнутая цель,
И море очищает мель,
Опустошив земли богатства.
Разбушевавшуюся бездну
Я б властно обуздать хотел.
Я трате силы бесполезной
Сумел бы положить предел.
И тут вопрос простейший самый:
Как ни свиреп воды напор,
Она, смиривши нрав упрямый,
Должна затечь в любую яму
И обогнуть любой бугор.
И я решил: построив гать,
Валы насыпав и плотины,
Любой ценою у пучины
Кусок земли отвоевать.
Вот чем я занят. Помоги
Мне сделать первые шаги.


За спиной зрителей с правой стороны раздаются отдаленные звуки барабанов и военной музыки.

Мефистофель


Изволь. Ты слышишь, в барабаны бьют?


Фауст


Опять война? Мудрец не любит смут.


Мефистофель


Войною не тебе трудить плечо,
Вопросов посторонних с ней не путай.
И если случай есть, лови минуту,
Железо куй, покуда горячо,


Фауст


Не понял ничего. Какой тут случай?
Скажи ясней, загадками не мучай.


Мефистофель


В пути сюда мне сообщали,
Что император наш в печали.
Его ты помнишь? Это тот,
Которого мы развлекали
Дождем обманчивых щедрот
При помощи своих банкнот.
Он молодым взошел на трон
И тут был нами ослеплен.
Купить надеясь полвселенной
Посредством нашего подмена,
Поверил постепенно он,
Что до скончания времен
Ему и море по колено,
Что царствованья образцом
Такое будет почитаться,
Когда две цели совместятся
И будет он в лице одном:
И царствовать и наслаждаться.


Фауст


Ошибка многих! Властелин
Довольствоваться должен властью.
Пускай владеет он один
Всей тайною людского счастья.
Ему приказ лишь стоит дать,
И в удивленье мир приходит.
А наслаждаться, прозябать
На низшую ступень низводит.


Мефистофель


А этот, правда, пожил всласть!
И при начавшемся развале
Несостоятельную власть
В стране сменило безначалье.
Всех стала разделять вражда.
На братьев ополчились братья
И города на города.
Ремесленники бились с знатью
И с мужиками господа.
Шли на мирян войной попы,
И каждый встречный-поперечный
Губил другого из толпы
С жестокостью бесчеловечной.
По делу уезжал купец
И находил в пути конец.
Достигло крайнего размаха
Укоренившееся зло.
Все потеряли чувство страха.
Жил тот, кто дрался. Так и шло.


Фауст


Шло, падало, плелось, тащилось,
Пока совсем не развалилось.


Мефистофель


Никто в том не был виноват.
Всем значить что-нибудь хотелось.
Выгадывал второй разряд,
А первым это лишь терпелось.
Однако этот ералаш
Не по душе стал лучшим людям.
Они задумали: "Добудем
Порядок. Император наш
Нам не оплот в борьбе суровой.
Давайте выберем другого,
Который властною рукой
Нам будет обновленья знаком,
Чтоб сочетать счастливым браком
И справедливость и покой".


Фауст


Язык поповский.


Мефистофель


Духовенство,
Бунт освятив исподтишка,
Взяло над мятежом главенство
Для пользы своего брюшка.
Теперь в войне междоусобной
Войскам повстанцев за горой
Даст император наш беззлобный,
Наверно, свой последний бой.


Фауст


Мне жаль его. Он был так прям.


Мефистофель


Пойдем, примкнем к его войскам.
Кто жив, не говори: «Пропало!»
Спасенный раз – навек спасен.
Достаточно победы малой,
Как вновь под сень его знамен
Перебегут его вассалы.


Они спускаются до середины горы и осматривают расположение войска в долине. Снизу слышится барабанный бой и военная музыка.


Позиция его крепка.
Мы победим наверняка.


Фауст


Но как, каким путем? Поведай!
Посредством лжи, обмана, бреда?


Мефистофель


Посредством тонких стратагем.
А ты, в расчете на победу,
Гни линию свою меж тем.
Когда мы, выиграв сраженье,
Ему упрочим положенье,
Жди милостей и перемен.
Пред троном преклони колена,
И государь в вознагражденье
Тебе даст берег моря в лен.


Фауст


Ты вызвал эти мятежи,
Ты и победу одержи.


Мефистофель


Нет, ты, восставших одолев,
Здесь будешь генерал-аншеф.


Фауст


Прекрасный – льщу себя надеждой
В делах, где я кругом невежда.


Мефистофель


Иных фельдмаршалов-растяп
Спасает генеральный штаб.
Ход дел предвидя современный,
Составил я совет военный
Из горцев, боевых ребят.
Они любого победят.


Фауст


Там под оружьем чуть не племя.
Ужель ты заручился всеми?


Мефистофель


Нет. Я, как Петер Сквенц, в отряд
Из массы выбрал концентрат.


Входят трое сильных
(Кн. царств, II, 23, 8.)


Ну вот мои бойцы-задиры,
Трех разных возрастов народ,
На них различные мундиры,
Кто с ними, тот не пропадет.

(К зрителям.)


Мечтает малое дитя
Теперь о рыцарском уборе;
Не лучше ль этот сброд, хотя
Представлен в форме аллегорий?


Рауфебольд
(молодой, легко вооруженный, в пестром наряде)


Кого ни встречу, в ухо дам
И съезжу кулаком по рылу,
А беглеца обратно сам
Доставлю за волосы силой.


Габебальд
(средних лет, хорошо вооруженный, богато одетый)


Драчливость – это вздор ребячий,
Не стоящий моей руки.
Я граблю, чтобы стать богаче.
Все остальное – пустяки.


Гальтефест
(пожилой, тяжело вооруженный, без лишней одежды)


Награбить денежки не штука,
Труднее их скопить для внука
И не потратить пятака.
Кто молод, тратит без расчета,
А уберечь добро от мота,
Вот в чем задача старика.


Спускаются втроем глубже в долину.

НА ПЕРЕДНЕМ ГОРНОМ ОТРОГЕ

Снизу слышатся барабаны и военная музыка. Раскидывают императорский шатер.
Император, главнокомандующий, телохранители.

Главнокомандующий


Мне кажется по-прежнему разумным,
Что мы укрыли армию свою
В овраге незаметном и бесшумном.
Наш выбор оправдается в бою.


Император


Посмотрим. Мне, признаться, неприятно
Подобье бегства, наш отход попятный.


Главнокомандующий


На правый фланг наш, государь, взгляни,
И убедишься ты, что все в порядке.
Стратег мечтает о такой площадке.
Ключ местности мы заняли одни.
Холмы волнисты, нас прикрыли склоны,
Враг не пойдет на нас атакой конной.


Император


Не спорю. Место славное для сеч,
Где разгуляются рука и меч.


Главнокомандующий


Здесь, в середине луга, на плато
Войска не хуже, чем на правом фланге.
На солнце пики блещут, и ничто
Не остановит натиска фаланги.
Как зыблется могучее каре!
Не терпится схватиться молодчинам.
Противник укрепился на горе.
Я их пошлю туда врубиться клином.


Император


Доволен видом воинов твоих.
Здесь будет каждый биться за двоих.


Главнокомандующий


На левом фланге батальон рубак
Несет охрану с тою же отвагой
И прикрывает подступы к оврагу.
Мне почему-то кажется, что враг
Рванется в это именно преддверье
И понесет кровавые потери.


Император


Вот, вот она, двуличная родня,
Которая презренных выгод ради
Притворно-ласково звала меня
Кто братом, кто племянником, кто дядей!
Они мне рознью расшатали трон
И довели страну до безначалья.
Край ненасытностью их разорен.
И на меня они еще восстали!
Толпа слепа, и ловок демагог.
Народ пошел, куда понес поток.


Главнокомандующий


Я вижу, вниз с обрывистого ската
Спешит с разведки верный соглядатай.


Первый разведчик


Мы успешно, храбро, метко
Сделали свои дела,
И, однако, нам разведка
Мало радости дала.
Хоть широким населеньем
Ты по-прежнему любим,
Страх пред нынешним правленьем
Не дает сплотиться им.


Император


Все врозь, всяк о себе самом,
Долг, честь и верность отрицая,
А вспыхнет у соседа дом,
Не скажешь: «Наша хата с краю».


Главнокомандующий


Второй лазутчик огибает склон.
Он телом всем дрожит и утомлен.


Второй разведчик


Нас утешил несказанно
Безголовый их разброд.
Но властитель самозванный
Вдруг скомандовал – вперед.
И народ потек всем станом,
Стадной спайкою горя,
Словно овцы за бараном,
Под знамена лжецаря.


Император


Их император помогает мне
Стать вашим императором впервые.
Простым солдатом вышел я в броне
И вспомнил цели высшие, иные.
Когда весь свет съезжался к нам на бал,
Опасности недоставало в мире.
Рапирою я обруч протыкал,
А чувствовал себя, как на турнире.
Когда б от войн меня не отвращали,
Я, б славой был теперь уже покрыт.
Когда вскричали вы: «Горит, горит!» -
Вы помните, на маскараде, в зале, -
Как вдруг заликовало все во мне!
Грозило пламя мне, я был в огне!
О, вы-то знали, что огонь – потешный.
О подвиге тогда я стал мечтать.
Что в эти годы упустил я, грешный,
Теперь я постараюсь наверстать.


(Отправляет герольдов с вызовом на единоборство императору недовольных.)

Входит Фауст, в латах, с полуопущенным забралом. За ним следуют трое сильных в вышеописанном наряде и вооружении.

Фауст


Мы прибыли, надеюсь, в добрый час.
Всегда спасала осторожность нас.
Ты знаешь, горцам тайна гор открыта.
К природе близки эти племена.
Они прочли давно в кусках гранита
Ее рунические письмена.
С тех пор как духи с низменных лугов
Переселились в горные пещеры,
Они в них трудятся средь атмосферы
Насыщенных металлами паров,
Готовят смеси, превращают в газ
Сорта руды, с единственною целью
Найти состав, невиданный доселе,
На новое наткнуться в первый раз.
При помощи подвластных им начал
Совершены великие открытья.
Они провидят, глядя сквозь кристалл,
Земли неотвратимые событья.


Император


Слыхал и верю, впрочем усомнясь,
Имеет ли все это с нами связь?


Фауст


Нурсийский некромант, Сабинский маг
Тебе шлет преданности изъявленья.
От смерти отделял его лишь шаг,
Трещал костер, огонь лизал поленья.
Он задыхался, в дыму исчез.
Кто б мог спасти его на этой грани?
Никто: ни человек, ни бог, ни бес,
Он был спасен твоей монаршей дланью.
Был в Риме ужас этот им изведан.
С тех пор тебе он беззаветно предан.
Он все забыл, узнав про твой поход,
И, полный только о тебе забот,
Поспешно нас послал тебе в подмогу.
Природных сил в горах безмерно много,
И лишь попов тупое существо
В исследованье видит колдовство.


Император


Когда во дни удач к нам люди вхожи,
Как рады мы толпящимся гостям!
Насколько же нам должен быть дороже,
Кто в бедствии спешит на помощь к нам.
Кто собственною волею, без зова,
Сжимая крепко шпаги рукоять,
В невыясненный час судьбы суровой
За нас берется грудью постоять!
Вложите меч назад в ножны, однако,
Величье дела общего ценя.
Здесь тысячами бросятся в атаку,
Борясь против меня и за меня.
Но тут бессилен первый вставший воин.
Спор лично мною должен быть решен.
Кто у меня оспаривает трон,
Пускай докажет, что его достоин.
Со лжецарем, приснившимся в бреду
Князьям моим, сойдусь я в поединке,
С успехом в царство мертвых низведу
И совершу по призраку поминки.


Фауст


Хвала твоим намереньям. Меж тем
Нам целость головы твоей потребней.
Смотри, для безопасности твой шлем
Снабжен султаном и дугою гребня.
Едва лишь сон коснется головы,
Отяжелеют и другие члены.
Вот так и мы. Мы живы и мертвы
Твоей особой неприкосновенной.
Раз голова цела, то и рука
Щитом подъятым череп защищает
Или удар враждебного клинка
Сама клинком удачно отражает.
Участвует в победе и нога,
Став на затылок павшего врага.


Император


Мы тоже силы к этому приложим:
Чтоб стал его затылок нам подножьем.


Герольды
(вернувшись)


Мало чести, невниманье
Мы нашли во вражьем стане.
Благородный вызов твой
Высмеяли всей толпой:
"Император ваш забыт
И погублен без возврата.
Так и сказка говорит:
«Жил-был царь один когда-то».


Фауст


Дела сложились так и обстоят,
Как все твои приверженцы хотят.
Враг близится, нас охватило рвенье,
Удобен миг, скомандуй наступленье.


Император


Командованье князю я сдаю.

(Главнокомандующему.)


Изволь вступить в обязанность свою.


Главнокомандующий


Пусть выстроится правое крыло.
Противник из долины вышел левым.
Взбираться на гору им тяжело,
Мы сбросим их с пригорка, овладев им.


Фауст


Тогда позволь, чтоб этот вот герой
Сражался у тебя на фланге правом.
Не зная удержу, он рвется в бой
И увлечет других примером бравым.

(Указывает на стоящего справа.)

Рауфебольд
(выступая вперед)


Кто мне лицо подставит, шутнику
Дам по скулам и в зубы что есть силы.
Кто тыл покажет, тем сверну башку,
Чтоб морду всю назад перекосило.
Попробуй-ка меня останови
С моею палицею беспощадной.
Противника утопим мы в крови,
Чтоб к нам соваться не было повадно.

(Уходит.)

Главнокомандующий


Фаланга центра пусть готовит схватку,
Приблизившись к противнику украдкой.
Смотрите, наше правое крыло
Смятенье в их рядах произвело.


Фауст
(указывая на стоящего в середине)


Пошлемте в центр, где битва горяча,
Вот этого проныру-ловкача.


Габебальд
(выступая вперед)


Я блеск победы увеличу
Да захвачу притом добычу
И все верну, что этот вор
Стащил, награбив, в свой шатер.
Недолго царствовать поганцу,
Из центра выбьем самозванца.


Айлебойта-маркитантка
(прижимаясь к Габебальду)


Хоть он мне не законный муж,
Но друг и компаньон к тому ж.
В походе только не зевай
И снимешь знатный урожай.
А баба хваткою берет.
Ни в чем запрета нет. Вперед!


Оба уходят.

Главнокомандующий


Что враг нажим свой весь сосредоточит
На левом фланге, знал, я наперед.
Он не жалеет жертв и, видно, хочет
Занять ущелья узкого проход,


Фауст
(кивая налево)


Вот помощь им. На этого взгляни лишь,
И силу новой силою усилишь.


Гальтефест


Пусть левый фланг вас больше не заботит.
Где я, туда не сунуться врагу.
И молния с дороги той своротит,
Которую один я стерегу.

(Уходит.)

Мефистофель
(спускаясь сверху)


Теперь смотрите, как в тылу
Из всех теснин, по узким тропам
На помощь левому крылу
Солдаты в шлемах рвутся скопом.
Средь гор устроивши затор
Из лат, мечей, щитов и шпор,
Все ждут команды властелина,
Чтоб хлынуть на врагов лавиной.

(Вполголоса, понимающим, в чем суть.)


Доискиваться б не просил,
Откуда подкрепленье взято:
Я оружейные палаты
Для этого опустошил.
Вооружения модели,
В былом – князья и короли,
Стояли и верхом сидели,
Как встарь, владыками земли.
Доспехов целый арсенал
Я в залах с постаментов снял.
Скорлупки высохших улиток
Напяливши на чертенят,
Средневековья пережиток
Теперь я вывел на парад.
Кольчуги, копья, самопалы
Произведут эффект немалый.

(Громко.)


Как гулко оглашают даль
Звон лат, бряцающая сталь!
Знамена веют с видом бранным
На свежем ветре долгожданном.
Народ охватывает жар
Вмешаться в бой под гром фанфар.


Страшный трубный раскат сверху. Неприятельское войско дрогнуло.

Фауст


Весь горизонт покрылся мраком.
Лишь там и сям предвестья знаком
На небе рдеет полоса.
Оружие от крови ало,
В бой втянуты леса и скалы,
И в битву рвутся небеса.


Мефистофель


На правом фланге бьется стойко,
Развертываясь во всю ширь,
Ганс Рауфебольд, верзила бойкий.
Орудуя, как богатырь.


Император


В разгаре боя мог я счесть,
Как он, мелькая пред глазами,
Махал двенадцатью руками.
Неладное тут что-то есть.


Фауст


Когда узнаешь ты, как странны
В Сицилии фата-морганы,
Вопросов этих не задашь.
Там часто в воздухе стеною
Средь бела дня, на зыбком зное
Встает обманчивый мираж.
То это всем сплетеньем веток
Висящий над землею сад,
То город, волн качанью в лад
Качающийся так и этак.


Император


Но странно! Копий острия
Покрылись беглыми огнями.
Над каждым кончиком копья
Взметнулось маленькое пламя.
Не чисто это и чудно.


Фауст


О государь! Давным-давно,
Когда бывало море хмуро,
Ниспосылали Диоскуры
Такой же свет на корабли
В залог доплытья до земли.
Им поклонялись шкипера.
Они желают нам добра
И шлют нам это ободренье.


Император


Однако кто тот чародей,
Кому я так обязан всей
Счастливою судьбой сраженья?


Мефистофель


Все он, Нурсийский звездочет,
Что мыслью о тебе живет.
Расчет врагов приведши в ясность,
Сказал он, осознав опасность,
Что за поступок славный твой
Спасет тебя любой ценой.


Император


В торжественной процессии по Риму
Везли меня, я помню. Полный сил.
Творить добро стремясь неудержимо,
Немедля я помиловать решил
Седого старца средь огня и дыма.
Церковникам я радость отравил,
За что у них с тех пор и не в фаворе.
Так неужели через столько лет
За помощь ту давнишнюю в ответ
Мне блещет луч добра в беде и горе?


Фауст


Добро плоды приносит сам-десят.
Но наверх посмотри. Явленье это
Обозначает некую примету.
Две эти птицы неспроста летят.


Император


Орел парит на небосклоне.
Гриф бросился за ним в погоню.


Фауст


Следи. Тут, верно, добрый знак.
Что гриф? Гриф – сказка, гриф – пустяк.
Как мог он до того забыться,
Чтоб мериться с орлом, царь-птицей?


Император


Как носятся они по кругу
И вдруг, сближаться перестав,
Вдвоем слетаются стремглав
И грудь и шею рвут друг другу!


Фауст


Смотри ж, как рваный, драный гриф,
Добившись в драке только сраму
И хвост свой львиный опустив,
В вершины леса рухнул прямо.


Император


О, если б все случилось так!
Благоговейно верю в знак.


Мефистофель
(повернувшись вправо)


Оттесненный нами в схватке,
Враг отходит в беспорядке,
Отбиваясь кое-как.
Он отходит к части средней,
Пошатнув свой центр соседний
Неудачей контратак.
В этот пункт, пример бесстрашья,
Ринулась фаланга наша,
Словно молния разя.
В равенстве слепого пыла
Одинаковые силы
Бьются, яростней нельзя.
Близко, близко к разрешенью
Выигранное сраженье.


Император
(повернувшись влево, Фаусту)


Посмотри, не так-то просто
Положенье аванпоста.
Неприятельские группы
Добрались до крутизны.
Верхние ее уступы
Нашими обнажены.
Наша участь все тяжело.
Все их силы подоспели,
Чтобы штурмом взять проход.
Под угрозою ущелье.
Вот нечестья должный, плод,
Козни не достигли цели.


Пауза.

Мефистофель


Мои два ворона, глядите,
Сейчас расскажут ход событий.
Боюсь, нерадостны дела.


Император


Нам только их недоставало!
Они к нам с левого крыла
На черных парусах устало
Плывут предвестниками зла.


Мефистофель
(обращаясь к воронам)


К ушам моим на плечи сядьте.
Мне ваша помощь очень кстати,
Как до сих пор всегда была.


Фауст
(императору)


По памяти о старом месте
Почтовый голубь с мирной вестью
Летит издалека домой.
В противность почте голубиной
Воронья почта властелину
Доносит, как проходит бой.


Мефистофель


Отчаянные донесенья.
Непобедимы затрудненья
На левом фланге роковом.
Противник захватил высоты.
Займи он горные ворота,
Нам может угрожать разгром.


Император


Итак, в итоге я обманут!
Я знал, что в сеть меня затянут
Все ваши происки и ложь.


Мефистофель


Мужайся, и не пропадешь.
Не безнадежна обстановка,
Найти военную уловку
Помогут эти вещуны.
Вверь мне ведение войны.


Главнокомандующий
(подоспевший между тем)


Ты с темными людьми связался,
Все время этим я терзался,
Мы из-за них пойдем ко дну.
Мой план расстроили их штуки,
Взялись, так им и книги в руки,
Жезл полководца я верну.


Император


Оставь его до лучших дней
И перелома в обороне.
Опасен этот чародей
С подмогою своей вороньей.

(Мефистофелю.)


Нет, я не дам тебе жезла,
Ты не годишься в полководцы.
Рискуй, была иль не была,
И выручай нас, как придется.

(Уходит в палатку вместе с главнокомандующим.)

Мефистофель


Храни тебя тупой твой прут.
Мы не нуждаемся в игрушке
С крестом, вдобавок, на верхушке.


Фауст


Что делать?


Мефистофель


Выход тут как тут!
Летите, черные, с поклоном
К ундинам в озере студеном.
Пусть нам изобразят потоп
Каким-нибудь приемом лживым
И ледниковых вод разливом
Размоют склоны горных троп.
Русалок женское кокетство
Найдет необходимый путь.
У женщин есть в запасе средства
Из видимости сделать суть.


Пауза.

Фауст


Русалок вороны твои
Пронзили, видно, словом льстивым,
Взгляни по сторонам: ручьи
Сочатся всюду по обрывам.
Врага победу у высот
Снесет разлитье этих вод.


Мефистофель


Да, хоть какого ползуна
Сумеет охладить волна.


Фауст


Ручьи, стекая отовсюду,
Скопляются в большой поток.
Вода встречает камней груду.
Тут образуется порог.
Но тут же за запрудой, рядом,
Крутой обрывистый карниз,
И с шумом все слетает вниз,
Обрушиваясь водопадом.
К чему врага сопротивленье?
Что храбрость против наводненья?
Я сам в испуге от всего.


Мефистофель


А я не вижу ничего
Из этих водяных феерий.
Лишь человека легковерье
Податливо на плутовство.
Меня смешит их перепуг,
Как будто, не умея плавать,
Они толпой попали в заводь.
Как глупы эти взмахи рук,
И фырканье, и малодушье!
А дураки меж тем на суше
И почва твердая вокруг.


Вороны возвращаются.


За эту меткость глазомера
Я, похвалю вас Люциферу.
Теперь вам доказать пора,
Что и в другом вы мастера.
Летите к кузнице подгорной,
Где гномы день и ночь упорно
Железо на огне куют.
Трудолюбивый этот люд
Уговорите дать нам пламя,
Не выразимое словами,
Каленья белого предел,
Чтоб каждый, увидав, чумел.
Обычны в облаках зарницы,
Привычен звезд падучих вид,
Но гром из ветки – небылица,
Да и звезда во сне не снится,
Которая в траве шипит.


Вороны улетают. Все совершается согласно сказанному.


Враги погружены в потемки.
Неверен шаг по горной кромке,
А тут, слепя их, ко всему
Сверканья прорезают тьму,
Но, будто этих вспышек мало,
Глушит их грохот небывалый.


Фауст


Из оружейных зал доспехи
На воле предались потехе.
Трещат, стучат, шумят, звенят, -
Разноголосица, разлад.


Мефистофель


Теперешний их шум нестройный
Дань добрым старым временам,
Когда их рыцарские войны
Такой же подымали гам.
Их дребезжащих лат пластины
Возобновили нелады,
Остаток вековой вражды,
Делившей с гвельфом гибеллина.
И через столько сотен лет
Дерет нам уши их фальцет.
Возьми строптивый самый норов,
Но нет свирепей ничего
Междоусобных старых споров:
Здесь безрассудства торжество.
Смотри, как этот адский гул,
Слепой, панический, бесчинный,
Смешал противника дружины
И, в бегство обратив, столкнул
Остатки войска их в долину.


Громкая нескладица в оркестре, под конец переходящая в веселые военные мотивы.

ШАТЕР ВРАЖДЕБНОГО ИМПЕРАТОРА

Трон, богатая обстановка.
Габебальд и Айлебойта.

Айлебойта


Здесь первая с тобою я.


Габебальд


Мы быстролетней воронья.


Айлебойта


Богатства сколько! Как во сне!
С чего начать? Что стибрить мне?


Габебальд


Вещей, вещей! Не перечесть.
Не знаю, раньше что загресть.


Айлебойта


Возьму ковер, а то жестка
Моя кровать без тюфяка.


Габебальд


А я мечтал давно в душе
Как раз об этом бердыше.


Айлебойта


А я мечтаю взять домой
Плащ красный с золотой каймой.


Габебальд
(забрав оружие)


Вот этим встречного хвати,
И нет преграды на пути.
А ты без пользы пол-узла
Пустого хлама набрала.
Я б дряни этой не берег,
А взял бы лучше сундучок.
В нем целой армии казна,
Он полон золотом до дна.


Айлебойта


Куда мне! Словно врос он в пол.
Не подыму, так он тяжел.


Габебальд


Нагнись, не уплыло б из рук.
Я на тебя взвалю сундук.


Айлебойта


Ой-ой! Приходит мой конец!
Ларец сломает мне крестец.


Ящик падает и раскрывается.

Габебальд


Ты видишь, куча золотых.
Живей хватай горстями их.


Айлебойта
(на корточках)


Скорей в передник их сейчас.
До самой смерти хватит с нас.


Габебальд


И живо уходи. Пора.


Она встает.


Ай-ай, в переднике дыра!
Карман-то оказался худ,
И на пол денежки текут.


Телохранители истинного императора


Как в императорском шатре
Вы рыться смеете в добре?


Габебальд


Да так, что мы за этот приз
Служить в солдатах нанялись.
А скарба вражьего дележ -
Захват по праву, не грабеж.


Телохранители


У нас в войсках иной разбор.
Солдат не вор, не мародер,
И к нам на службу лишь идет
Высокой честности народ.


Габебальд


И этой честности прием
Мы контрибуцией зовем.
Девиз наш: «Отдавай мошну!» -
Вот с чем идем мы на войну.

(К Айлебойте.)


Пойдем, тащи свою суму,
Мы не милы тут никому.


Уходят.

Первый телохранитель


Зачем грубьяну-наглецу
Ты не дал тотчас по лицу?


Второй телохранитель


Рука не поднялась, представь.
Казалось, это сон, не явь.


Третий телохранитель


И мне глаза застлала муть,
Так что не мог на них взглянуть.


Четвертый телохранитель


Я сам не знаю, но с утра
Была ужасная жара,
И все смешалось в духоте:
Валились эти, бились те.
Противник падал, что ни шаг,
От взмаха чьих-то рук впотьмах.
Глаз был туманом замутнен,
В ушах стоял какой-то звон.
И вот мы здесь, а доищись,
Как мы сюда перенеслись.


Входит император в сопровождении четырех князей.
Телохранители удаляются.

Император


Что там ни говори, мы выиграли бой.
Разбитые враги рассеялись толпой.
Вот трон изменника, а вот сундук тяжелый
С казной, которой он поддерживал крамолу.
Мы ж, свитой окружив себя со всех сторон,
Ждем представителей от подданных племен.
Известья добрые: везде успокоенье,
В стране подавлен бунт, нам радо населенье.
Нам скажут, в наш успех вмешалось колдовство,
Плоды достались нам, довольно и того.
А мало ли еще случайности какие
На памяти хранят анналы боевые?
На голову врагов то дождь кровавый льет,
То град камней летит, то ураган невзгод.
Или вселяет гул таинственный в пещере
Уверенность в одних, а в остальных неверье.
Но побежденный пал, преследуем стыдом,
А тот, кто победил, не помнит ни о чем,
Но славит господа, сливая в хор хвалебный
Мильоны голосов собравшихся к молебну.
В счастливый этот час дарений и наград
Я на себя смотрю и перемене рад.
Правитель молодой пусть времени не ценит,
Года пройдут, года его и переменят.
Я долю уделить хочу вам четырем
В распоряженье царством, домом и двором.

(Первому.)


Устройство войска, князь, налажено тобою,
В опасный миг оно не пошатнуло строя.
Во время мира будь таким же молодцом.
Я жалую тебя фельдмаршальским мечом.


Фельдмаршал


Нам до сих пор внутри страны случалось биться.
Когда ж давать отпор начнем мы у границы,
Тогда на торжество весь двор мы созовем
И в императорском чертоге родовом,
Меч этот обнажив, с тобой я рядом стану,
Тем знаменуя, как крепка твоя охрана.


Император
(второму)


Ты – храбр и слыл всегда учтивости примером.
Вот трудный пост тебе, будь первым камергером.
Тот государь без слуг, при ком семью и двор
Подтачивают рознь, интриги и раздор.
А ты покажешь, как характером покорным
Нетрудно угодить монарху и придворным.


Первый камергер


Одушевляемый стремлением одним -
Хорошим помогать и не вредить дурным,
Я буду прям без лжи, без плутовства спокоен
И близости с тобой, мой государь, достоин.
А на твоем пиру перед столом твоим
Предстану пред тобой я с тазом золотым,
И кольца подержу, и радоваться буду,
Что руки моешь ты водою из сосуда.


Император


Ну что ж, задумывай пиры и торжества,
А у меня полна не этим голова.

(Третьему.)


Охотою моей и птичником заведуй,
Будь стольником моим и обеспечь к обеду
Продуманный подбор моих любимых блюд,
Как в сроки разные к столу их подают.


Стольник


Поститься буду я, подавленный и грустный,
Пока не будешь ты доволен кухней вкусной.
Не помешают нам ни дальность, ни пора,
Дворецкий сыщет все, все сварят повара.
Да сам ты враг причуд, не свойственных сезону,
И любишь стол простой, здоровый, немудреный.


Император
(четвертому)


Но речь опять к пирам свелась сама собой.
Будь виночерпием, герой мой молодой.
Смотри, чтобы вино у нас не убывало,
Сортами лучшими наполни нам подвалы.
И, веселя гостей во время шумных встреч,
Сам страсти пагубной не дай себя увлечь.


Виночерпий


Знай, государь: когда нам старший доверяет,
То юноша, гордясь доверием, мужает.
И так как на пиры опять слова свелись,
Роскошный подберу я к пиршеству сервиз.
Ковши из золота, серебряные чаши,
Тебе же выберу бокал ценней и краше -
Венецианского прозрачного стекла,
Где винная струя чиста, крепка, светла
И пьется медленней, сознанья не туманя,
И менее пьянит, и учит воздержанью.


Император


Что я облюбовал для каждого из вас,
Я устно объявил в высокий этот час.
В том вы заверены высоким словом честным.
Но в дополнение к решениям словесным
На подпись подадут мне письменный указ.
А вот и канцлер, он и нужен нам как раз.


Входит архиепископ-канцлер.

Император


Мы камнем угловым смыкаем дуги свода,
Которому тогда не угрожают годы.
С князьями четырьмя, как видишь ты, с утра
Рассматриваю я потребности двора.
Но если эта часть под стать такому штату,
Чтоб царством управлять, – понадобится пятый.
Мы выделяем вас из всех, и пятерым
Имущество князей-изменников дарим,
Чтобы во много раз расширенным наделом
Поднять вас высоко над нашим краем целым,
Сверх этого еще рескрипт мой подтвердит,
Чтоб не чинили вам и в остальном обид.
Вы вправе округлять владенья по желанью
Покупкой, меною или по завещанью.
Я преимущества вам пятерым раздам,
Присущие другим владетельным князьям;
Вершите у себя свой суд, свою расправу
Без апелляции в суды моей державы.
Взимайте пошлины и подати свои.
Прибавьте к этому доходные статьи:
Чекан монет, руду, акциз, налоги с соли,
Дорожный сбор, весь лист коронных монополий.
Я до себя почти вас поднял, уступив
Такое множество моих прерогатив.


Архиепископ


Благодарю тебя за всех, но не жалей:
Усилив нас, ты сам становишься сильней.


Император


Еще я отдаю на ваше попеченье
Мысль о наследнике и трона замещенье.
Еще я жив и жить хочу, но всякий миг
Могу отозван быть в круг праотцев моих.
Когда умру я, вам пяти я поручаю
Преемника избрать покинутому краю.
В день коронации избранник молодой
Пусть миром кончит то, что началось войной.


Канцлер


Мы этим польщены и пред тобой смиренно
Склоняемся, князья, властители вселенной.
Покамест кровь течет по жилам верных слуг,
Мы – плоть твоя, а ты – нас двигающий дух.


Император


Чтоб не дробить земли, пожалованной в дар,
Сопровожу одним условьем циркуляр.
Хоть вам земля дана на все века и свято,
Но вам принадлежит по праву майората.
Пусть вотчину свою умножит господин,
Наследует ее один лишь старший сын.


Канцлер


Я на себя сейчас возьму завидный труд
Пергаменту предать монарший твой статут.
Переписать указ – задача канцелярий,
Все завершат печать и подпись государя.


Император


Я отпускаю вас, и вы об этом дне
Подумайте, домой вернувшись, в тишине.


Светские князья уходят. Архиепископ, как лицо духовное, остается и говорит с пафосом.

Архиепископ


Пусть канцлер вышел. Я, епископ, – пред тобой.
Тревога за тебя, мой сын, владеет мной.
С отеческой к тебе я укоризной строгой.


Император


Какая у тебя в столь ясный день тревога?


Архиепископ


В счастливый этот час владеет горько мною
Сознание, что ты в союзе с сатаною.
Хотя, на первый взгляд, упрочен твой престол,
Ни к богу ближе ты, ни к папе не пришел.
Узнай он, как достиг ты снова воцаренья,
Он поразит твой край громами отлученья.
Ведь не забыты им еще те времена,
Когда, взойдя на трон, простил ты колдуна
И милости лучом, склонясь челом венчанным,
Коснулся головы, противной христианам.
Покайся между тем и в грудь себя ударь
И лепту скромную дай церкви, государь.
Места, в которых след оставил осквернитель
Победой колдовства, отдай ты под обитель
С окрестной полосой, с лесами и горой,
Поросшей по краям травою луговой,
С ключами, бьющими сквозь каменные глыбы,
Со множеством озер, богатых всякой рыбой.
Чем шире будет мера щедрости твоей,
Тем и прощенье будет ближе и верней.


Император


Безмерно потрясен свершенным прегрешеньем.
Где хочешь, проведи границу тем владеньям.


Архиепископ


Чтоб след кощунства смыть, во-первых нужно нам
Всевышнему на той горе воздвигнуть храм.
Тот храм провижу я, и мысленному взору
Рисуется: в лучах восхода блещут хоры,
Крестом посереди два корабля сошлись,
Молящихся как бы приподымая ввысь.
Они по паперти проходят богомольно,
Их благовест из сел сзывает колокольный,
В долинах далеко гудит церковный звон,
И грешник кается, молитвой обновлен.
В присутствии твоем уже в предвосхищенье
Я храма этого свершаю освященье.


Император


Прославь зиждителя и этот храм построй,
Очисти от греха дух отягченный мой.
Надеждою одной, и то я окрыляюсь.


Архиепископ


Как канцлер, в записи я дарственной нуждаюсь.


Император


Формальный акт составь, пожалуйста, ты сам,
Как будет он готов, я подпись тотчас дам.


Архиепископ
(откланивается, но перед выходом снова возвращается)


И храму в собственность отдай доход старинный;
Повинности крестьян, налоги, десятину.
Свой дар увековечь и храму сделай клад.
Поддерживать его потребует затрат.
А чтоб начать скорей святилища закладку,
Часть вражьих денег дай нам в качестве задатка
И даром отпусти для стройки матерьял.
Мы убедим народ с амвонов, чтоб не брал,
Спасая душу тем, никто за перевозку,
И доски нам возил, и камень, и известку.

(Уходит.)

Император

За близость с магами плачусь я тяжело;
Расходов из-за них все множится число.

Архиепископ
(снова возвращаясь, с глубоким поклоном)

Прости, о государь! Ты отдал чародею
Морские берега. Но, чтоб спасти злодея,
Заставь отступника на все века отсель
Его святейшеству платить налог с земель.

Император
(с досадою)

Земель ведь нет еще. Они в пучине моря.

Архиепископ

Кто правом облечен, ждать для того не горе.
Довольно слова с нас, дай обещанье нам.

(Уходит.)

Император
(один)

Послушаться, так им все царство я раздам.