Пушкарева В.М. История финансовой мысли и политики налогов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 2. ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

§ 4. Теории единого налога

Идея справедливости в налогообложении впервые отчетливо прозвучала в теории единого налога. Надо отдать должное чистой финансовой науке, что она в самом начале своего становления поставила вопрос о социальной справедливости в налогообложении. Практический аспект теории единого налога был связан с преобразованиями в налоговой системе. “Во все времена и эпохи человеческий ум много изощрялся над изобретением новых налогов и целых податных систем — “Налогомания принадлежит к числу наиболее опасных видов умопомешательства”, как выразился один политический деятель. Одну из ее форм составляет “навязчивая идея” единого налога, который способен заменить всю пеструю мозаику податных систем “несправедливых, возмутительных, жестоких, грабительских, невыносимых”, и все же не предохраняющих бюджет от дефицитов”***.

В основе теории единого налога лежит правильная мысль, что налоги в конце концов уплачиваются из одного источника — доходов. Но если так, то единый налог представляется теоретически более целесообразным, простым и коротким путем, чем множество отдельных налогов. Идея единого налога появляется еще в средние века, когда в целях привлечения к несению налогового бремени привилегированных классов общества, была создана теория единого акциза. В XVIII в. на смену ей приходит теория “королевской десятины” Вобана, которая по его плану падала на доход от земледелия, промышленности и всех других источников в размере от 5 до 10%. Вобан не был последователен и, проектируя отмену одних существующих налогов, сохранял другие (умеренный налог на соль, таможенные пошлины, налоги на обращение).

*** Расчеты сделаны автором на основании: Соловей Г.Г. Государственные бюджеты, 1928, с. 93-95.

*** Кулишер И.М. Очерки финансовой науки, 1919, с. 147.

Физиократы, основываясь на своем учении о чистом доходе от земли, который фактически является единственным источником обложения, требовали, чтобы земельная рента была и единственным объектом обложения. Этот единый и прямой налог должен определяться на основании кадастра и соразмеряться с производительностью земли. По Кенэ, этот налог должен достигать 2/7 земельного дохода. Все остальные налоги излишне обременительны, так как в конечном итоге они перелагаются на чистый доход от земли, а потому должны быть отменены.

Защищая в теории догму единого поземельного налога, на практике физиократы допускали значительные отступления от своей доктрины.

Превращение налогов в главный источник доходов госбюджета и усложнение организации налогообложения поставили в XIX в. перед финансовой политикой задачу упрощения налоговой системы, отмены многих налогов, их унификации. Это вдохновило на разработку проектов единого налога не только финансистов. В XIX в. много лет агитировал за национализацию земли и введение единого налога на земельную ренту американский писатель Генри Джордж. По его мнению, частная собственность на землю - это причина всех недостатков социального строя. Земля не создана трудом. Ее ценность возрастает главным образом благодаря развитию общества в целом, а не деятельности владельца. Государство должно брать в свою пользу то, что по праву принадлежит всему обществу, — земельную ренту. Только таким путем можно решить социальные вопросы. Но теория Г. Джорджа слабо аргументирована. В условиях развитого разделения труда почти невозможно назвать продукт, который не был бы результатом труда ряда лиц. Незаработанные доходы есть, кроме землевладения, и в других сферах. То же можно сказать и относительно монополий. Кроме единого налога на поземельную ренту в XIX в. были выдвинуты и другие формы единого налога -налог на расходы, капитал, доход.

К. Маркс, провозглашая в “Коммунистическом манифесте” (1848) установление единого прогрессивно-подоходного налога, не подразумевал возможность вытеснения всех прочих налогов. Он видел в указанном налоге лишь средство уничтожения капитала и капитализма. Во Франции Жирарден и Менье в 50-е г. XIX в. проповедовали возможность, необходимость и целесообразность единого налога на капитал, который противопоставлялся подоходному налогу и который являлся вознаграждением за страхование, за те выгоды, которыми пользуются плательщики от государства. Ценность земли, рудников, домов и других зданий, машин, кораблей и т. п., даже животных, служащих производственным целям, определяется их продажной ценой. Полученная таким образом податная стоимость так высока (200-300 млрд. франков), что налога в 1-2% было бы достаточно для покрытия всех государственных расходов Франции.

Преимущества единого налога на капитал имели смысл только в теории. На практике и этот налог будет уплачиваться из дохода, потому что имущество без дохода не имеет смысла. Объект дохода с капитала -машины, скот - мало определенный. Налог с капитала может нарушить сложившиеся экономические отношения. Личные заработки при нем останутся не обложенными. Между тем они достигали колоссальных сумм. В Англии конца XIX — начала XX вв. “доходы врачей выше доходов от хлопчато-бумажной промышленности страны, доходы от угольных копей не достигают суммы заработка английских адвокатов”.

Несостоятельность идеи единого налога доказывал П. Прудон, который считал введения единого налога недопустимым. По его мнению, все налоги несправедливы. Единый налог был бы суммой фискальных несправедливостей, идеально несправедливым налогом. При нем особенно обращали бы на себя внимание и были чувствительны те аномалии, которые свойственны каждому налогу, но которые тем меньше замечаются, чем более они раздроблены. Высота ставки портит самые лучшие налоги. Неравномерность обложения при едином налоге усилится. Недостатки одного налога не будут компенсироваться достоинствами другого. Освободить от него малые доходы или установить очень низкую ставку нельзя, потому что богатств и богатых мало. Предполагаемая простота организации единого налога на деле неосуществима. Определить его объект будет сложно.

Итальянский финансист Ф. Нитти считал идею единого налога неосуществимой, так как его введение не позволило бы реализовать принцип равномерности и всеобщности, который только и соответствует идее справедливости.

Профессор Колумбийского университета Э. Селигман из анализа развития прямого обложения сделал вывод, что в скором времени единый подоходный налог вытеснит все прямые налоги. А. Исаев критикует идею единого подоходного налога как идеал, к которому должно стремиться финансовое законодательство. Он не видит возможности реализации этой теории на практике. Главный его аргумент состоит в том, что “для применения единого подоходного налога необходимы органы финансового управления, которые, противодействуя стремлению многих граждан уменьшать податное бремя, определяли бы доходы, получаемые плательщиками”. Определение дохода потребовало бы больших затрат по технологии этого процесса. Кроме того, равные доходы от разных источников все равно сделали бы необходимым применение не одного, а нескольких способов определения дохода. Таким образом, заключает А. Исаев, “единый подоходный налог может быть только фикцией, он естественно распадается на целый ряд подоходных налогов - поземельный, подомовый, промысловый и т. д.”.

Практика налогообложения XX в. еще раз доказала несостоятельность и неосуществимость теорий единого налога, но не без их влияния финансовая наука проводила исследования, связанные с поисками более справедливых способов налогообложения. Больших усилий стоило претворение подоходно-прогрессивного налога в финансовую практику. Была осуществлена не одна реформа с целью достижения простоты налоговой системы, которая является сегодня одним из главных принципов ее организации.