Лорд Питер. Индюки и орлы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 9.

Хэгин во второй раз оставил свой дом. На этот раз рядом с ним не было даже сестры, и некому было утешить его. Он все оставил для того, чтобы понять, к чему так рвалось его сердце. Что-то в самой глубине его естества стремилось летать. Он едва дождался наступления утра. Всю ночь он не сомкнул глаз.

Солнце до сих пор не показалось над вершинами дальних холмов, и никто из индюков еще не проснулся. Хэгин чувствовал себя обновленным. Он стал частью стаи, понимавшей толк в жизни. Между членами стаи были очень теплые отношения.

Их пища не была похожа на желуди! И они могли летать! Он чувствовал, что был создан для того, чтобы летать. Он с нетерпением ждал, когда его стая поднимется в небо.

Все время после пробуждения членов стаи и до их подготовки к утренней добыче пищи нетерпение Хэгина непрерывно росло.

Эган повел свою стаю, а вместе с ней и Хэгина, через лес. Хэгин терпеливо ждал, он был уверен, что скоро Эган поднимет свою стаю в небо. Они шли через лес почти все утро. Казалось, чем выше поднималось солнце, тем больше оживлялись индюки. Они начали болтать, а вскоре и смеяться. Заметным различием между этой стаей и стаей Желудьников было то, что ни один из этих индюков не смотрел под ноги в поисках пищи. Это лишний раз убедило Хэгина, что отныне он больше никогда не будет есть желуди!

То, что сначала Хэгин принял за прогулку по лесу, оказалось поиском пищи. Стало ясно, что в это утро индюки не намерены взлетать. Они искали, чем бы полакомиться точно так же, как Желудятники искали желуди. Они разыскивали пищу, прочесывая лес. Это разочаровало Хэгина, но он не сомневался, что это была лишь временная задержка. "Конечно же, мы взлетим после завтрака", - думал Хэгин.

В то утро они нашли ягоды, и все индюки попировали на славу. Хэгину понравился его завтрак из свежих ягод больше любой другой пищи, которую он мог припомнить. Позже индюки остановились отдохнуть после длинного лесного перехода. Они все еще отдыхали, когда Эган и один молоденький индюшонок подошли к орленку. Эган сказал: "Хэгин, мой новый друг, позволь мне познакомить тебя с Дэйли. Он - мое доверенное лицо, и проведет с тобой ближайшие несколько месяцев, помогая тебе освоиться с жизнью Ягодников".

Хэгин спокойно выслушал его.

"Дэйли сможет ответить на любые твои вопросы, он обучит тебя правилам поведения, подобающим настоящему индюку, которые помогут тебе как сейчас, так и в дальнейшем". Эган погладил орленка по голове. "Ты в надежных руках, Хэгин".

Вожак стаи оставил Дэйли и Хэгина вдвоем. Орленок продолжал молчать.

Наконец заговорил Дэйли. "Думаю, мы начнем с обучения раскапыванию земли когтями…"

"Подожди минутку", - ответил Хэгин. "Я сейчас вернусь". Он быстро повернулся и побежал за Эганом.

Когда он его догнал, его вопрос прозвучал нетерпеливо и требовательно. "Эган, пожалуйста, ответьте мне, … когда мы полетим?"

Эган был смущен точно так же, как и вчера, когда Хэгин задал ему тот же вопрос. "Хэгин", - медленно и обстоятельно заговорил индюк. "Летают лишь для того, чтобы избежать опасности". Затем он насмешливо добавил: "Тебе грозит какая-нибудь опасность?" Несколько индюков, стоявших поблизости, рассмеялись.

Хэгин не спорил. Он знал, что это бесполезно. До него дошло, что Ягодники ни чем не отличаются от Желудятников. И те, и другие были индюками, и он просто не мог с ними ужиться. Он был так рассержен, что в ярости взмыл в небо. Его крылья интуитивно уловили потоки ветра, чтобы тотчас поднять его над лесом. Впервые он увидел верхушки деревьев. Вдалеке он заметил большую, лесную поляну, где однажды наблюдал за парящими в вышине орлами. В другой стороне он увидел огромную горную гряду, своими вершинами упиравшуюся в небо. Какое дивное зрелище!

Не смотря на то, что это был первый настоящий полет Хэгина, все случилось так быстро, что он пока не понял, что же с ним произошло. Осознав, наконец, что он действительно поднялся в небо, Хэгин испугался и тут же приземлился. Из-за незнания того, как это делать правильно, его приземление скорее напоминало падение. К счастью, единственное, что пострадало при этом, была его гордость.

Но все же что-то внутри Хэгина было повреждено, хотя и не по причине его аварийного приземления. Его способности доверять был нанесен ущерб. Стоя на небольшой полянке, он понял, что сердце его разбито. Боль и гнев, смешавшись, закипели в нем. Наконец, он взорвался пронзительным криком: "Я больше никогда в жизни не поверю ни одной из птиц!" И крик этот разнесся по всему лесу.

Неподалеку от маленькой сосны Хэгин упал, как подкошенный и накрыл голову расправленными крыльями. Конечно же, он думал, что был самым плохим индюком. Он не достаточно сильно старался. Должно быть, все его борения и невзгоды произошли с ним по его собственной вине. Мысли путались в голове Хэгина. "Я - неудачник", - произнес он вслух. "Я одинок потому, что я странный. Никто не хочет дружить с таким чудиком".

Большую часть дня Хэгин просидел под сосной, предаваясь самосожалению и самоуничижению. Он сомневался, что вообще когда-нибудь сможет сдвинуться с места. Ради чего вообще нужно было жить? Очевидно, что он ни на что не годен. Даже стервятники отказались от него. Его папа и мама бросили его сразу после рождения.

Хэгин просидел у этой невысокой сосны два дня и две ночи. На утро третьего дня, проснувшись, он вспомнил слова, сказанные ему старым, мудрым филином: "Мой друг, тебя научили бояться и жить прячась. Тебя действительно устраивает такая жизнь?"

"Нет", - прошептал Хэгин. "Нет, нет и нет!" - повторял он все настойчивей. Он почувствовал, что должен отыскать Эндрю. Если кто-то и мог ему помочь, так это филин.

Продираясь по лесу, Хэгин вспомнил о своей сестре. Он скучал по ней, ему было интересно, как она поживает. Ему хотелось, чтобы она была сейчас рядом с ним.

Хэгин понятия не имел, где искать Эндрю. Он не помнил, где впервые повстречал филина, и не знал, окажется ли Эндрю на том самом месте, если ему вообще удастся найти это место. Он, конечно же, нашел бы Эндрю, если бы просто поднял глаза к небу и посмотрел на деревья.

В ближайшие несколько дней, продолжая свои поиски, он заметил, что лес полон множеством других существ. У некоторых были крылья так же, как у индюков и стервятников. Другие передвигались на четырех ногах. У кого-то были пушистые хвосты. Некоторые были крупнее его. Многие были меньше. Одни жили на земле. Другим нравилось оставаться на деревьях. Хэгин был поражен тем, что, проведя в лесу многие месяцы, он никогда не замечал, как много разных существ обитает с ним по соседству.

Постепенно он все яснее осознавал одно общее правило. Только те, у кого были крылья, могли вырваться за пределы леса. Возможно, все остальные создания были частью этого леса. Несомненно, что крылатым существам полагалось летать! Сердце Хэгина снова учащенно забилось. Он спросил вслух: "Так почему же индюки предпочитают оставаться в лесу, вместо того, чтобы подняться в небо?"

Голос, раздавшийся у него над головой, ответил: "Потому что они индюки!"

Хэгин посмотрел вверх. Эндрю расположился на ветке дуба, высоко над его головой.

Орленок вздохнул с облегчением: "Эндрю, я искал тебя".

"Я тоже тебя искал", - ответил филин. "Я слышал, что ты покинул стаю индюков. Отличный выбор".

"Да, я ушел от индюков, но теперь я не знаю, что мне делать".

"Ты не знаешь, что тебе делать, потому что ты не знаешь, кто ты", - ответил Эндрю.

"Что ты имеешь в виду?" - спросил Хэгин, озадаченный ответом филина.

Эндрю посмотрел вниз на орленка. Тот выглядел еще более жалким, чем прежде. "Ты должен поесть, Хэгин. Отправляйся на поиски пищи. А потом возвращайся, и мы поговорим".

"Я сегодня уже поел немного ягод", - ответил Хэгин.

"Ягод? Почему ты питаешься ягодами?" - насмешливо спросил Эндрю.

"Они намного лучше, чем желуди", - смущенно улыбаясь, ответил орленок.

Эндрю с трудом мог поверить, что все это время Хэгин питался желудями и ягодами. "Ты помнишь, чем кормил тебя твой папа, когда ты был крошечным птенцом?" Своим вопросом Эндрю надеялся натолкнуть Хэгина на важную мысль.

На минуту Хэгин задумался. "Я помню только то, что это было мясо", - сказал он, все еще не понимая, какое это может иметь значение.

"Совершенно верно", - сказал Эндрю. "Тебе следует охотиться и питаться мясом".

"Но я никогда не видел, чтобы индюки ели мясо", - возразил Хэгин.

"И никогда не увидишь. Неужели ты так до сих пор и не понял, что ты не индюк?"

Голова Хэгина поникла. "Так значит тебе известно, кто я?"

Он почувствовал стыд и неловкость.

"Да, знаю", - ответил Эндрю.

"И ты по-прежнему будешь разговаривать со мной и даже останешься моим другом?" Хэгин не мог понять, почему кому-то хочется дружить со стервятником.

"Да, конечно. Ведь ты принадлежишь к самым прославленным созданиям!" - Эндрю сделал ударение на слове прославленным. "Ты тот, кому многие завидуют".

Хэгин был потрясен и смущен словами Эндрю. "Что ты несешь, сумасшедший старик? Ты же знаешь, что я стервятник. Зачем ты дразнишь меня?" - его глаза наполнились слезами, и он заплакал. Его сердце разрывалось при мысли о потере последнего друга.

"Нет, нет, Хэгин. Ты не понял меня. Ты не стервятник. И ты не индюк", - настаивал филин.

"Тогда кто я?" - спросил Хэгин жалобно … и с надеждой в голосе.

Мудрый филин выпрямился во весь свой рост. Почему-то Хэгин знал, что услышит что-то важное, возможно даже замечательное.

А теперь, дорогой читатель, прежде чем мы узнаем, что же мудрый, старый филин сказал Хэгину, давайте вернемся к вопросам нашего теста, на которые мы отвечали в начале книги. И выясним, являетесь ли вы индюком? Если нет, не объиндюшатились ли вы!? Если да, тогда, кто же вы?