Николаева И., Карначук Н. Культура варварского мира

ОГЛАВЛЕНИЕ

Варвары и христианство

Эпоха великого переселения народов и образования варварских королевств была и эпохой христианизации варваров. Как правило, смена языческой веры на христианскую сопровождала характерный для общества военной демократии процесс усиления военного могущества вождей тех или иных германских племен. Не случайно источники фиксируют “совпадение” военных побед, одержанных вождями в самые критические моменты противоборства с врагом, с актами обращения их в новую веру. Именно так, согласно Григорию Турскому, принял католичество легендарный Хлодвиг. В момент опасности (во время битвы с алеманнами), не получив поддержки со стороны своих богов, Хлодвиг обратился к христианскому богу и пообещал ему, что в случае дарования победы уверует в него и крестится (аналогичный обет дал Владимир Красное Солнышко под Корсунью).

Христианский бог для варваров не мог предстать в обличии Иисуса Нагорной проповеди (заповеди “не убий”, “не возжелай жены ближнего своего” и многие другие находились в явном противоречии с основными ценностями варваров). Христианский бог для них – это бог Ветхого Завета, Пантакратор, Вседержитель, могущественный дарователь победы. Причем, он дарует победу не слепо, как языческие боги, а целенаправленно – тому, кто служит ему.

Для обществ ранней военной демократии, в условиях относительного равновесия военных сил племен победа доставалась то одному вождю, то другому. Органичным для этой эпохи было и языческое толкование дарования победы богами как явления случайного, изменчивого. Нередко утратившие победу конунги, не сумевшие заручиться поддержкой языческих богов, приносились племенем в жертву. Ситуация изменилась на исходе великого переселения народов. Выделение крупных племен делало победы их конунгов более устойчивыми и частыми. Параллелизм социальноисторической трансформации и трансформации религиозной очевиден.

Также очевидно и то, что принятие христианства почти всегда было связано с фигурой конунга – победителя, представившего весомые доказательства о силе чужого бога своим соплеменникам. В этом смысле интересна легенда о христианизаторской миссии посланцев папы Григория Великого к англосаксам. Выкупленных пленных воинов папа велел обучить новой вере с тем, чтобы они смогли донести слово Божье до жителей туманного Альбиона. Но как могли англосаксы поверить людям, не сумевшим защитить себя и попавшим в плен? Другое дело – победивший воин, тем более конунг. Не удивительно, что миссия потерпела фиаско. В контексте сказанного проливается дополнительный свет на многочисленные рецидивы языческой веры во многих варварских королевствах.

Но и после принятия христианства варварское сознание оставалось языческим. Понятие “христианизированные язычники”, введенное в оборот Н.А. Бердяевым, как нельзя лучше характеризует ситуацию в варварском мире той эпохи. Культурные тексты эпохи – яркое тому свидетельство. Христианка Кримхильда в “Песне о Нибелунгах” сама мстит за мужа, не возлагая на бога “заботу” о наказании убийц. Христианская вера не мешает Хагену и прибывшим вместе с ним к Аттиле бургундам во время боя утолить жажду кровью врага и т.д.

И, тем не менее, христианская “прививка” постепенно давала свои плоды, постепенно изменялся стиль сознания и поведения варваров. Так, вожди усваивали христианскую мысль о правителе как пастыре своих людей и, порой, поступали в соответствии с этой этической максимой. Впрочем, процесс усвоения христианства - предмет особого разговора, о чем речь пойдет во второй части данного пособия.